Залог прав требования по договору банковского счета

Рубрики Вопрос юристу

Принципиальные основания залога прав по договору банковского счета (Вишневский А.А.)

Дата размещения статьи: 07.12.2017

В числе недавних существенных изменений в гражданском праве находится новый вид залога — залог прав по договору банковского счета (далее — залог банковского счета). В течение длительного времени этот вид залога не использовался в Российской Федерации не в силу его запрета, а в силу правовой неопределенности. Строго говоря, как такового запрета не существовало: позиция ВАС РФ заключалась не в запрете, а только в невозможности определения предмета залога как «денежных средств на банковском счете» , однако фактическим последствием такой позиции стало неиспользование подобного способа обеспечения исполнения обязательств.
———————————
Пункт 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.1998 N 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге».

В настоящее время в результате прямого закрепления данной разновидности залога в законодательстве возникла реальная возможность его использования. В то же время возникли и проблемы, связанные с уяснением смысла ряда норм и, как следствие, применением их на практике.
Мы хотим в настоящей небольшой статье обозначить в самой общей форме те ключевые принципиальные основания, на которых базируется исследуемый вид залога. Эти принципиальные основания могут сыграть в том числе роль критериев для решения ряда практических вопросов. Ведь традиционно содержание и понимание конкретных норм, относящихся к тому или иному правовому институту, определялись теми теоретическими правовыми конструкциями, которые лежали в его основе. В отношении залога роль таких конструкций играли право следования и право преимущества, с учетом этого (за рядом исключений) и определялось содержание конкретных правовых норм.
Какие принципиальные теоретические основания можно усмотреть в данном достаточно специфическом виде залога?
Начнем с общетеоретического утверждения. В правовом регулировании обеспечительных сделок можно выделить два, позволим себе такой термин, полюса, одним из которых является юридическая форма обеспечительной сделки, а другим — тот актив, который передается в обеспечение, облекаясь в юридическую форму обеспечительной сделки. Например, при залоге имеет значение заложенное имущество, с одной стороны, и оформление залогового правоотношения в соответствии с требованиями применимого права — с другой.
В немалой степени соотношение этих двух полюсов определяет историческое развитие права обеспечительных сделок. При этом различные отрасли права по-разному учитывают это соотношение. Обратимся опять же к примеру залога. Если в залог передается какой-либо мало что значащий актив или, наоборот, очень ценный, но практически нереализуемый актив, и при этом требования к юридической форме залоговой сделки полностью соблюдены, то с точки зрения гражданского права это будет полноценный залог. Тот же факт, что им практически невозможно или очень затруднительно воспользоваться, будет рассматриваться в качестве рисков сторон, которые заключили договор. Указанные последствия такого договора с точки зрения гражданского права предстанут как экономические, не правовые. Для юридической гражданско-правовой формы залога главное — зафиксировать имущество, переданное в залог, предоставить кредитору-залогодержателю возможность юридически контролировать судьбу заложенного актива.
Иная ситуация в банковском праве. Для того чтобы иметь правовые последствия с точки зрения банковского права, залогу недостаточно быть безупречным в части своей юридической формы — сам залоговый актив при этом должен отвечать требованиям, установленным банковским законодательством. Для банковского права залог — это не просто и далеко не только юридическая форма, но средство оптимизации банковского (кредитного) риска, в связи с чем переданный в залог актив должен отвечать требованиям, установленным регулятором. Этот подход в современном банковском праве можно рассматривать в качестве общепринятого .
———————————
Например, в банковском праве Российской Федерации вопросы приемлемых с точки зрения регулятора и целей банковского права залоговых активов рассматриваются в Положении Банка России от 26.03.2004 N 254-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности». В банковском праве ЕС данные вопросы урегулированы в Директиве от 26.06.2013 N 2013/36/ЕС с последующей имплементацией в национальное законодательство стран — членов ЕС.

В этом свете денежные средства на банковском счете как залоговый актив характеризуются противоречивостью. С одной стороны, это очень хороший актив, с другой — природа этого актива незалоговая. Деньги — прекрасный обеспечительный актив по той причине, что ими воспользоваться проще и быстрее всего для удовлетворения интересов залогового кредитора. Показательно, что даже при залоге иного имущества, не денежных средств, основной интерес для кредитора-залогодержателя представляет во многих случаях не собственно заложенный актив, а деньги, которые можно выручить от его продажи, т.е. даже при залоге не денег целью все равно является получение денег. Но в то же время денежные средства на банковском счете — настоящая ценность лишь постольку, поскольку они работают, находятся в обороте, что, в свою очередь, означает, что чем в большей степени деньги находятся в обороте, тем менее они зафиксированы таким образом, чтобы кредитор-залогодержатель располагал юридически формальным контролем над ними. Причем речь идет не просто о противоречии между юридической формой и экономическим содержанием, но еще и о том, что чем более денежные средства зафиксированы в сфере контроля залогодержателя, тем менее они мобильны и, значит, теряют свою ценность в том числе и как актив: деньги без движения стоят меньше, чем деньги в качестве капитала, приносящего доход.
Эта противоречивость денежных средств как залогового актива приводит к поиску оптимальной правовой формы, позволяющей воспользоваться преимуществами такого актива.
Основной целью законодателя при этом является не установление в законодательстве собственно норм о залоге денежных средств на банковском счете, но поиск наиболее подходящей для национальной правовой системы формы, в которой денежные средства могут использоваться как обеспечительный (не обязательно залоговый) актив. Это не означает умаления роли именно залога денежных средств, напротив, его можно поставить на первое место в ряду юридических форм, служащих данной цели.
Но при разнообразии юридических форм сравнительно-правовой взгляд на данный институт позволяет выделить его общие «для различных времен и народов» характеристики, которые отражены либо в законодательстве, либо — в той степени, в которой это возможно в предоставленных законодателем пределах, — в договорных конструкциях, оформляющих обеспечительные сделки в отношении денежных средств.
Наш опыт сравнительно-правового анализа позволяет обозначить следующие такие принципиальные основания.
Установление законодательного режима (в том числе права преимущества) залога банковского счета. Данный вопрос имеет существенное значение для придания обеспечительной сделке с денежными средствами характера залога в смысле приоритета требований кредитора (залогодержателя) перед другими кредиторами. Если такое признание имеет место, то сторонам остается только позаботиться о достаточной идентификации предмета залога в договоре (см. далее) — естественно, это имеет особенное значение, если речь идет не об отдельном счете, а о денежном требовании другого рода. Если такая идентификация совершена, то возникновение последствий именно залога в отношении идентифицированного денежного актива происходит в силу прямого указания закона. Но если законодательству залог денежных средств (банковского счета) неизвестен, то, вероятнее всего, возникнет ситуация «необычного залога», об эффективности которого можно говорить только в том случае, когда денежные средства находятся в банке-залогодержателе, который вправе использовать данный обеспечительный актив путем зачета. Такая ситуация имеет место, например, в Италии , Омане . Но и в этом случае не решается проблема приоритета требований банка перед другими кредиторами.
———————————
См.: Pugsley M., Delfino M. Enforcement of loans, guarantees and security documentation in Italy // Lexology. 2015. 15 August. URL: http://lexology.com/library/detail.aspx?g=675368bc-28a9-4ed4-8fcb-6e33d3640763 (дата обращения: 02.12.2016).
См.: Elnafie A., Buchanan S., Keun Ph. Taking security in the Sultanate of Oman — part 2: receivables, shares and bank accounts // Lexology. 2011. 20 Sept. URL: http://lexology.com/library/detail.aspx?g=db4aef15-1be4-444a-a7a8-5dd76a05c784 (дата обращения: 02.12.2016).

Показателен пример Англии. В банковской практике этой страны денежные средства на банковском счете используются в качестве обеспечительного актива в течение длительного времени, но серьезная проработка этого института в статутном праве отсутствует. В качестве исключения можно назвать только ст. 136 Закона о праве собственности 1925 г., которая распространяется на практике и на обременение денежных средств в пользу третьих лиц, хотя характер возникающего обеспечения имеет природу уступки требования и при этом возникает ряд вопросов, специфичных для английского права в части квалификации правовой природы такого обеспечения и требований к его оформлению . В результате такого — позволим себе применить этот термин в отношении английского права — законодательного пробела использование денежных средств на банковском счете в качестве обеспечения влечет за собой шлейф юридических проблем, таких как:
———————————
См.: Ellinger E.P. Ellinger’s Modern Banking Law. Oxford, 2006. P. 831.

— риск списания денежных средств со счета его владельцем;
— риск обращения взыскания на эти денежные средства со стороны других кредиторов, прежде всего располагающих судебным решением;
— неопределенность в отношениях сторон в случае банкротства владельца счета .
———————————
Ibid. P. 825.

В результате использование денежных средств на банковском счете в качестве обеспечительного актива становится практически возможным в следующих формах:
— в виде права зачета со стороны банка, если в качестве кредитора, в пользу которого предоставлено такое обеспечение, выступает сам банк, где открыт соответствующий счет;
— в виде уступки требования, если в качестве кредитора, в пользу которого предоставлено такое обеспечение, выступает третье лицо.
И то и другое допускается английским правом и будет представлять собой, выражаясь привычным российскому юристу языком, действительную сделку. Но при этом такое обеспечение не будет a priori создавать каких-либо преимуществ по отношению к другим кредиторам, что снижает его ценность в сравнении с традиционным залогом.
Идентификация обеспечительного актива. Данная характеристика свойственна залогу вообще, как средству обеспечения, — поскольку мы говорим об обременении имущества, то идентификация обремененного имущества представляется вполне логичной необходимостью.
В отношении идентификации прав по банковскому счету существуют два различных подхода. Согласно первому идентификация может иметь место только тогда, когда существует отдельный банковский счет (вклад), согласно же второму возможна идентификация этих прав и иными способами.
Примером первого подхода может послужить Единообразный торговый кодекс (ЕТК) США, в ст. 9 которого в качестве обеспечительного денежного актива назван только депозитный счет. Более широкий подход характерен для ГК Квебека, который допускает залог в отношении не только банковского счета (вклада), но и принципиально любого денежного требования, за исключением оборотных инструментов, сделки с которыми подчиняются специальным правилам.
Но следует отметить, что практическое значение такой широкий подход к определению обеспечительного актива может иметь место только в правовых системах, в которых принята конструкция «плавающего обеспечения» (floating charge) . Однако даже при существовании такой концепции в правовой системе использование в качестве обеспечительного актива не фиксированного (например, депозитного), а обычного (текущего) счета остается затруднительным. Как отмечают по этому поводу английские специалисты, в случае с депозитным счетом проще ограничить владельца счета в праве распоряжения денежными средствами, в то время как при обременении текущего счета это гораздо сложнее, поскольку любая попытка ограничить должника в распоряжении банковским счетом повлияет на его возможность продолжать свой бизнес, а значит, повысит риск возникновения дефолта по обязательству .
———————————
Как прямо указывают, например, оманские юристы, залог текущего счета в Омане невозможен по причине отсутствия в Омане концепции «плавающего обеспечения». См., напр.: Elnafie A., Buchanan S., Keun Ph. Op. cit.
См.: Ellinger E.P. Op. cit. P. 831.

Идентификация тесно связана с третьим принципиальным основанием залога банковского счета — контролем. Можно сказать, что идентификация — это необходимое предварительное условие контроля, поскольку если актив не идентифицирован, то нечего контролировать.
Если же актив идентифицирован, то необходим следующий шаг — придание ему обеспечительного характера, с тем чтобы у кредитора была возможность контролировать судьбу этого актива. Другими словами, необходимо установление контроля со стороны кредитора за обремененным обеспечением банковским счетом. Важность этого аспекта столь велика, что в англоязычной литературе установление контроля со стороны кредитора принято именовать совершенствованием залога (perfection of a pledge). Показательно, например, что в ЕТК США самая первая статья, которая относится к залогу депозита (ст. 9-104), посвящена именно контролю, ее название — «Контроль депозитного счета».
В современных правовых системах выработаны две формы создания юридического контроля за заложенным банковским счетом со стороны кредитора (в том числе кредитора-залогодержателя).
Первая форма сводится к тому, что обремененный банковский счет находится в сфере физического, технологического контроля кредитора. Это имеет место, когда кредитором по обеспеченному залогом банковского счета обязательству является тот же банк, в котором открыт залоговый счет. Например, согласно прямому указанию ст. 9-104 ЕТК США «кредитор, в пользу которого предоставлено обеспечение (secured party), располагает контролем над депозитным счетом, если. таким кредитором является банк, в котором ведется депозитный счет». В некоторых правовых системах эта форма именуется «залог в двусторонних отношениях» (Квебек).
Вторая форма имеет место тогда, когда кредитором, в пользу которого обременяется банковский счет, является не банк, в котором этот счет открыт, но какое-либо третье лицо. В этом случае ожидаемым решением будет заключение трехстороннего соглашения между должником, кредитором и банком, в котором открыт счет. В терминологии Квебека эта форма именуется «залог в трехсторонних отношениях». Согласно ст. 9-104 ЕТК США такая форма контроля считается установленной, когда «должник, кредитор, в пользу которого предоставлено обеспечение, и банк совершили аутентичную запись, согласно которой банк будет следовать инструкциям, исходящим от кредитора, в пользу которого предоставлено обеспечение, относительно дебетования депозитного счета без согласия на то должника».
Подведем небольшой итог. Из приведенного выше анализа можно сделать вывод, что эффективность залога прав по банковскому счету базируется на трех принципиальных основаниях:
— законодательное закрепление именно залоговой природы данного средства обеспечения (что, в частности, создает право преимущества для залогодержателя);
— жесткие требования к идентификации залогового актива (в частности, отдельный счет);
— наличие эффективных средств контроля за судьбой заложенного актива со стороны залогодержателя.
Теперь попробуем в свете данных теоретических положений ответить на некоторые вопросы, которые уже успели возникнуть в российской юридической литературе и правоприменительной практике.
Вопрос первый: что лучше — отдельный залоговый счет или залог прав по существующему банковскому (расчетному) счету?
В литературе отмечалось, что возможности использования нового вида залога в значительной степени снижаются в связи с тем, что законодатель установил возможность залога банковского счета только при условии открытия банком клиенту залогового счета (см. п. 1 ст. 358.9 ГК РФ). Впоследствии эта позиция была регулятивно развита Банком России . Однако специалисты оценивают ее как невыгодную с точки зрения экономического оборота в силу по крайней мере двух причин:
———————————
См.: п. 2.8 Инструкции Банка России от 30.05.2014 N 153-И «Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов».

1) залогодателю придется терять проценты, чтобы перевести средства со своего расчетного счета на залоговый;
2) такой счет будет менее интересен потенциальному залогодержателю в силу отсутствия на нем большого количества средств, в отличие от расчетного счета .
———————————
См.: Опыты цивилистического исследования: Сб. ст. / Отв. ред. А.М. Ширвиндт, Н.Б. Щербаков. М., 2016; СПС «КонсультантПлюс».

С учетом предложенных теоретических оснований ситуация представляется не столь неоднозначной. Помимо отмеченного авторами экономического аспекта в виде процентов за перевод средств на залоговый счет, следует принимать во внимание такую существенную характеристику данного залогового актива, как его идентификация. В случае отдельного залогового счета идентификация более четкая — об этом мы говорили выше. Что же касается меньшего интереса залогодержателя к залоговому счету в силу меньшего количества денежных средств на нем, то по логике залога залогодержателю не нужно средств больше, чем требуется для обеспечения его основного требования, поэтому меньшее количество денежных средств на залоговом счете по сравнению с расчетным не уменьшает привлекательности залогового счета, если средств на нем достаточно для обеспечения требований залогодержателя. Кроме того, поскольку законодатель установил в п. 2 ст. 358.12 ГК РФ обязанность банка сообщать залогодержателю (по его требованию) сведения об остатке денежных средств на залоговом счете и операциях по нему и ряд других сведений, введение залогового режима для расчетного счета явно создавало бы одиозную с точки зрения банковской тайны ситуацию, при которой залогодержатель получал бы сведения обо всех операциях по расчетному счету своего контрагента. В силу этого практическая возможность такого залогового режима банковского счета оказывалась бы реализуемой только в том случае, когда залогодержателем является банк, в котором открыт соответствующий счет .
———————————
См.: Михеева Л.Ю. Доклад в рамках круглого стола «Договор залога. Исполнительная надпись нотариуса при внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество // Бюллетень нотариальной практики. 2014. N 2; СПС «КонсультантПлюс».

Вопрос второй: возможен ли залог существующего банковского вклада или необходимо открытие специального залогового вклада?
Данный вопрос возник в связи с тем, что законодатель установил, что правила Гражданского кодекса о залоге прав по договору банковского счета соответственно применяются и к залогу прав по договору банковского вклада (п. 8 ст. 358.9 ГК РФ). Из этого в литературе был сделан вывод, согласно которому «для залога прав по банковскому вкладу также должен быть открыт отдельный залоговый вклад (счет)» .
———————————
См.: Гражданский кодекс Российской Федерации: Постатейный комментарий к разделу III «Общая часть обязательственного права» / Под ред. Л.В. Санниковой. М., 2016; СПС «КонсультантПлюс».

Мы считаем такой подход неправильным. Формулировка о применении к залогу банковского вклада правил о залоге банковского счета не означает, что залоговый счет и залоговый вклад — это одно и то же во всех отношениях.
В свете предложенных теоретических положений о залоге банковского вклада вопрос должен решаться с точки зрения такой характеристики данного вида залога, как идентификация залогового актива. Ведь открытие специального залогового счета — это не самоцель, а средство идентифицировать залоговый актив, идентифицировать те денежные средства, которые являются заложенными. Как указывалось выше, наиболее эффективный путь решения этого вопроса в современных правовых системах — отдельный счет, а не замороженное залогом определенное количество денежных средств на обычном банковском счете в условиях его текущего характера, когда состояние счета постоянно меняется. Но банковский вклад в этом смысле уже идентифицирован — он не подвержен переменчивости текущего счета в зависимости от торговых операций залогодателя. Уже по этой причине мы не видим необходимости в создании специального залогового вклада для того, чтобы допустить практическое использование данного способа обеспечения исполнения обязательств.
Не совсем понятен и экономический смысл специального залогового вклада. Как правило, проценты по вкладу выше, чем проценты по счету, — какой же смысл, например, для банка-залогодержателя платить должнику более высокие проценты, когда он может получить это обеспечение, уплачивая проценты в меньшем размере или вообще не уплачивая их? А если проценты по вкладу в более высоком размере не платятся, то в чем тогда будет его отличие от залогового счета?
То, что такая позиция, к сожалению, нашла подтверждение на уровне Верховного Суда РФ , значительно снижает возможности использования фактически существующих залоговых активов — банковских вкладов.
———————————
См.: Определение ВС РФ от 18.04.2016 N 303-ЭС16-3377 по делу N А16-329/2015. Показательно, что позиция судов первой и апелляционной инстанций была другая, с нашей точки зрения правильная, согласно которой заключение договора о залоге уже существующего к этому времени банковского вклада создавало последствия полноценного залога такого вклада.

Вопрос третий: каковы существенные (обязательные в силу прямого указания закона) условия договора залога прав по договору банковского счета?
Разные авторы пришли к различным выводам по поводу соотношения общей и специальной норм ГК РФ о порядке указания в договоре залога банковского счета сведений об основном обязательстве, обеспеченном этим залогом.
Общая норма предусматривает, что в договоре залога должны быть указаны существо, размер и срок исполнения основного обязательства, при этом такие условия считаются согласованными, если в договоре залога имеется отсылка к договору, из которого возникло (возникнет) обеспечиваемое залогом обязательство (п. 1 ст. 339 ГК РФ). Специальная же норма, относящаяся к договору залога банковского счета, устанавливает необходимость указания в таком договоре существа, размера и сроков исполнения основного обязательства и не содержит оговорки о возможности выполнения этого требования путем простой отсылки к договору, из которого возникло основное обязательство (п. 1 ст. 358.10 ГК РФ).
Как указывает в связи с этим В.В. Витрянский, «принимая во внимание, что к отдельным видам залога общие положения о залоге применяются лишь в том случае, если иное не предусмотрено правилами Кодекса об этих видах залога. необходимо признать, что в случае, когда в договоре залога прав по договору банковского счета отсутствуют условия о существе, размере и сроке исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, а имеется лишь простая отсылка к соответствующему договору, указанный договор залога прав по договору банковского счета не может быть признан заключенным» .
———————————
Витрянский В.В. Реформа российского гражданского законодательства: промежуточные итоги. М., 2016; СПС «КонсультантПлюс».

В то же время была высказана противоположная позиция — о том, что с аргументацией В.В. Витрянского сложно согласиться, поскольку в специальной статье «не содержится иное правило» и «отсутствие прямого указания на возможность отсылки к договору, из которого возникло или возникнет в будущем обеспечиваемое обязательство, следует рассматривать как прием законодательной техники, направленный на экономию законодательного материала, а не как установление иного правила, отличного от общего правила», следовательно, и в договоре залога банковского счета достаточно только отсылки к основному договору .
———————————
См.: Гражданский кодекс Российской Федерации: Постатейный комментарий к разделу III «Общая часть обязательственного права» / Под ред. Л.В. Санниковой.

Вторая позиция предстает как внутренне противоречивая: если все дело в экономии законодательного материала, то зачем же вообще было вводить эту норму, раз она не устанавливает никакого нового правила по сравнению с общей нормой ст. 339 ГК? Получается, что с точки зрения экономии законодательного материала как раз логичнее принять другой вывод — о том, что усеченная редакция общей нормы преследует целью установить иное правило, отличное от того, которое установлено общей нормой. Более логично по этой причине звучит толкование, согласно которому положения данной специальной нормы «носят не дополняющий (развивающий), а «вытесняющий» (замещающий) общие правила ст. 339 ГК о содержании договора залога характер» .
———————————
См.: Поваров Ю.С. Существенные условия договора залога // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 11; СПС «КонсультантПлюс».

Для такого заключения есть и иные основания, опять же в свете тех теоретических положений, которые были высказаны выше.
Как отмечалось ранее, одна из существенных характеристик рассматриваемого вида залога — возможность контроля, т.е. возможность залогодержателя контролировать наличие и состояние денежных средств на банковском счете. При данном виде залога детали основного обязательства, обеспеченного залогом, не просто позволяют определить наличие или отсутствие оснований обращения взыскания на заложенное имущество и понять, в каком объеме это взыскание может быть произведено. Здесь они играют значительно большую роль, непосредственно влияя на само наличие залогового актива, на количество заложенного имущества. Например, так происходит в том случае, когда банк не вправе исполнять распоряжения владельца счета, в результате которых сумма денежных средств на залоговом счете станет ниже суммы, эквивалентной размеру обеспеченного обязательства, указанному в договоре залога (см. п. 4 ст. 358.12 ГК РФ).
С учетом сказанного установление законодателем специальной нормы о содержании договора залога банковского счета как раз и преследует цель достижения контроля залогового актива и не должно толковаться как допускающее указание на характеристики основного обязательства путем простой отсылки к основному договору.

Юридический услуги в Челябинске. К.

Что такое залог прав по договору банковского счета?

Именно такой специфичный вид залога появился с 1 июля 2014 г.

Смысл его заключается в том, что в обеспечение исполнения обязательства передается определенная денежная сумма, находящаяся на специальном счете залогодателя – залоговом счете.

Для того чтобы передать в залог права по договору банковского счета, нужно открыть в банке залоговый счет . При этом для открытия залогового счета не требуется наличие договора залога и/или наличия денежных средств на счете.

Право залога возникнет с момента уведомления банка о залоге прав и предоставления копии договора залога, если залогодержателем является 3-е лицо. Если залогодержателем выступает сам банк, то право залога возникает с момента заключения договора залога.

По умолчанию в залог попадает вся денежная сумма , находящаяся на залоговом счете в любой момент в течение времени действия договора. Если требуется иное, то это следует прямо предусмотреть в договоре залога. Можно оговорить, что в залоге находится твердая денежная сумма . Тогда в любой момент в течение действия договора на счете должен находиться неснижаемый остаток в размере этой суммы. При этом даже частичное исполнение обязательства не будет являться основанием для снижения твердой суммы, если иное не предусмотреть в договоре.

Залоговый счет можно использовать не только по прямому назначению, указанному выше, но и в целях перечисления денежных средств, причитающихся залогодателю по другим договорам залога. Например, страховое возмещение за утрату или повреждение заложенного имущества, доходы от использования заложенного имущества, денежные суммы, подлежащие уплате залогодателю в счет исполнения обязательства, право (требование) по которому заложено.

В общем случае залогодатель вправе свободно распоряжаться денежными средствами на залоговом счете. Однако права залогодателя можно ограничить договором залога. Кроме того, если в залоге находится твердая денежная сумма, банк не сможет выполнить распоряжение залогодателя о перечислении средств, если в результате этого сумма денег на счете окажется меньше указанной твердой денежной суммы.

Каковы последствия нарушения залогодателем обязательства, обеспеченного залогом прав по договору банковского счета?

Во-первых, банк с момента получения уведомления залогодержателя о неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обязательства не вправе исполнять распоряжения залогодателя, если в результате исполнения сумма денег на залоговом счете станет ниже суммы обеспеченного обязательства согласно договору залога.

Во-вторых, залогодержатель вправе обратить взыскание на заложенные права по договору банковского счете в судебном или внесудебном порядке. Внесудебный порядок может быть предусмотрен непосредственно в договоре залога. Удовлетворение требований залогодержателя осуществляется на основании распоряжения последнего, направленного в банк. Банк списывает денежные средства с залогового счета залогодателя и выдает их залогодержателю либо зачисляет на счет, указанный залогодержателем.

Как видите, в регулировании залоговых отношений появилось много нового.

Если вы хотите получить представление обо всех нововведениях по залогу в простой и доступной форме, приходите на мастер-класс

который состоится 7 ноября 2014 г. на площадке Центра развития бизнеса СБ РФ.

Залог прав по договору банковского счета (Замотаева Т.Б.)

Дата размещения статьи: 17.03.2015

Вопрос о залоге денежных средств с 90-х гг. прошлого столетия до наших дней оставался полемичным. Долгое время в литературе существовали три позиции по этому вопросу: 1) залог денежных средств невозможен , 2) невозможен залог только наличных денежных средств , 3) деньги могут быть предметом залога . Существо противоположных позиций было обусловлено правовой природой денег как объекта гражданских прав , поскольку законодатель распространял на деньги правовой режим вещи. И другая причина заключалась в том, что реализация предмета залога в силу ст. 350 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК) в первоначальной редакции осуществлялась лишь путем продажи с публичных торгов, если иное не предусмотрено законом; к последнему относился залог векселя путем составления залогового индоссамента.
———————————
См.: Рубанов А.А. Залог и банковский счет в договорной практике // Хозяйство и право. 1997. N 9.
См.: Маковская А.А. Залог денег и ценных бумаг. М., 2000.
См.: Гонгало Б.М. Обеспечение исполнения обязательств. М., 1999.
Подробнее см.: Замотаева Т.Б. Деньги как объект гражданских прав: Дис. . канд. юрид. наук. Самара, 2003.

Теоретические сомнения о залоге денежных средств подтверждались материалами судебной практики. Так, Сбербанк России обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора о залоге, заключенного с коммерческим банком в обеспечение кредитного договора, поскольку предметом залога являлось имущество, определенное в договоре как «денежные средства, хранящиеся на корреспондентском счете». В п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 г. N 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге» указывалось, что в соответствии со ст. 334 ГК в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества. При этом согласно ст. 349 и 350 ГК удовлетворение требований осуществляется путем продажи заложенного имущества с публичных торгов с направлением вырученной суммы в погашение долга. Таким образом, одним из существенных признаков договора о залоге имущества является возможность реализации предмета залога. Исходя из природы «безналичных денег», они не могут быть переданы в залог по правилам, регулирующим залог вещей .
———————————
Вестник ВАС РФ. 1998. N 3.

Значительные изменения норм ГК в рассматриваемой сфере кардинальным образом изменили правовую природу денег и залог денежных средств.
В силу ст. 128 ГК с 1 октября 2013 г. в зависимости от формы денег установлено два правовых режима: наличные деньги имеют режим вещей, безналичные денежные средства на банковском счете — режим прав (требований).
С 1 июля 2014 г. законодатель ввел в ГК новый институт — договор залога прав по договору банковского счета, однако определения указанного договора в нормах не содержится. Потому предлагаем следующий вариант — договор залога прав по договору банковского счета — это соглашение, в силу которого залогодатель (владелец счета) обязуется при условии открытия залогового счета в банке передать залогодержателю (банку или иному лицу) в залог права по договору банковского счета во исполнение основного обязательства залогодателя (должника или третьего лица).
Залог прав по договору банковского счета регулируется нормами ГК, ст. 72.1 ФЗ от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» , ст. 18.1 ФЗ от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» , ст. 27.3, ст. 27.3-1 ФЗ от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» , ст. 145 ФЗ от 27 ноября 2010 г. N 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» , ст. 26 ФЗ от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» и другими федеральными законами и нормативными актами .
———————————
СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.
СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.
СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.
СЗ РФ. 2010. N 48. Ст. 6252.
СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492.
См., например: указание ЦБ РФ от 20 июня 2014 г. N 3289-У «О требованиях к порядку учета денежных требований, являющихся предметом залога по облигациям, и денежных сумм, зачисленных на залоговый счет» // Вестник Банка России. 2014. N 70.

Правила законодательства (ст. 358.12 ГК) в отношении операций по залоговому счету устанавливаются следующим образом: в первую очередь применимы нормы о залоге (§ 3 гл. 23 ГК), затем — положения гл. 44 — 45 ГК, в третью очередь — другие нормы законодательства, затем — банковские правила и, наконец, положения договора залога прав.
Исходя из системы правового регулирования отношений залога прав лица по банковскому счету рассматриваемый институт имеет комплексный характер, заключающийся в том, что залог прав, прежде всего, является видом залога (основанием классификации выступает объект залоговых отношений). С другой стороны, залоговый счет — вид банковского счета в силу ст. 860 ГК (основание классификации — характер операций по счету).
В литературе встречается позиция о том, что договор залогового счета следует рассматривать в качестве разновидности договора банковского счета . Систематизация договоров, предполагающая соотношение рода и вида договора, безусловно, должна иметь единые начала и критерии разграничения общего и частного.
———————————
См.: Карчевский С.П. Новые виды банковских счетов: открытие и функционирование // Расчеты и операционная работа в коммерческом банке. 2014. N 2.

Таким образом, договор залога прав по договору банковского счета является видом договора залога, а договор залогового счета — видом договора банковского счета. Подтверждением этому является правило п. 7 ст. 358.9 ГК, закрепляющее применение гл. 45 ГК (о банковском счете) к договору об открытии залогового счета.
———————————
В ГК он именуется договором об открытии залогового счета.

Кроме того, п. 3 ст. 358.9 ГК закрепляет, что залоговый счет может быть открыт банком клиенту независимо от заключения на момент его открытия договора залога прав по договору банковского счета.
Исходя из прямого толкования нормы законодатель закрепляет два договора: 1) договор об открытии залогового счета, 2) договор о залоге прав по договору банковского счета. Юридические факты «открыть залоговый счет» и «заключить договор об открытии залогового счета» не тождественны. С практической точки зрения при заключении договора банковского счета условие об открытии определенного вида банковского счета (валютного, корреспондентского, текущего и др.) входит в содержание договора, и, полагаем, более корректным было название «договор залогового счета», а не «договор об открытии залогового счета».
Рассмотрим субъектный состав и содержание договора залога прав по договору банковского счета.
Общее правило о залоге (ст. 335 ГК) предусматривает, что залогодателем может быть как сам должник по основному обязательству, так и третье лицо, не являющееся должником. Для залога прав по договору банковского счета законодатель не делает исключений, и в договоре залога залогодатель должен указать, является ли он должником по основному обязательству либо должник — иное лицо. Независимо от основного обязательства залогодатель — это всегда контрагент (клиент) по договору банковского счета.
Кроме того, залогодатель — владелец счета (вклада) может разместить на счете как «собственные» деньги , так и полученные по договору займа или кредита. Особенность заемных обязательств в том, что они фактически восполняют систему отношений собственности. Нельзя воспользоваться имуществом, обладающим родовыми признаками, и денежными средствами (в том числе находящимися на счете), не потратив их как свои собственные.
———————————
Термин «собственные» используется здесь лишь в плане указания на приобретение и принадлежность денежных средств. Права собственности на денежные средства на счете не возникает.

Потому именно залогодателем по договору залога прав может быть не просто владелец счета, а лишь лицо (физическое, юридическое), имеющее права на денежные средства, находящиеся на счете. Доказательством этому является норма ст. 72.1 ФЗ «Об исполнительном производстве», в силу которой не допускается обращение взыскания по долгам должника (в исполнительном производстве) на денежные средства, находящиеся на номинальном банковском счете или счетах, владельцем которых является должник. В соответствии со ст. 860.1 ГК владелец номинального счета совершает операции в интересах и (или) по поручению другого лица (доверителя, комитента, принципала, подопечного и др.), кому принадлежат права на денежные средства.
Залогодателем может быть и вкладчик (п. 8 ст. 358.9 ГК), в качестве которого выступают граждане РФ, иностранные граждане и юридические лица (в том числе нерезиденты) во исполнение ФЗ от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» .
———————————
СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4859.

По обязательству банковского вклада деньги могут быть внесены во вклад и третьим лицом, при этом вкладчиком остается то лицо, которое заключило договор банковского вклада. Статья 842 ГК устанавливает возможность внесения в банк вклада на имя определенного третьего лица. Целью внесения вклада на имя определенного третьего лица является передача ему всех прав на этот вклад. Существенным условием договора банковского вклада является указание имени гражданина или наименования юридического лица, в пользу которого вносится вклад. Таким образом, независимо от того, от кого поступили денежные средства, при зачислении их на банковский, а именно на залоговый, счет владелец счета обретает статус залогодателя при заключении им договора залога прав.
Залогодержателем всегда является кредитор по основному (обеспечиваемому) обязательству; таковым может выступать банк (п. 2 ст. 358.9 ГК), заключивший с клиентом (залогодателем) договор залогового счета. Права залогодержателя в отношениях с залогодателем возникают с момента заключения договора залога прав по банковскому счету.
Если залогодержателем выступает иное лицо, то функция банка сводится в основном к учету денежных средств, находящихся на залоговом счете. Кроме того, заключенный договор банковского (залогового) счета становится договором в пользу третьего лица — залогодержателя, без согласия которого стороны договора (банк и клиент — он же залогодатель по договору залога прав) не вправе вносить в него изменения, а также совершать действия, влекущие прекращение такого договора (ст. 358.13 ГК). В отличие от общего правила (ст. 341 ГК) залог по договору залога прав возникает с момента уведомления банка о залоге прав и предоставления ему копии договора залога (ст. 358.11 ГК).
Возможна еще одна ситуация, когда залогодержателем выступает иное лицо. Такое правоотношение по залогу прав по банковскому счету складывается с участием четырех субъектов: если залогодатель не является должником по основному обязательству, при этом остается клиентом по договору залогового счета, а залогодержатель (кредитор по основному обязательству) не совпадает с банком. Поскольку по новеллам законодательства о залоге прав по банковскому счету правоприменительная практика еще не сформировалась, то гипотетически представим ситуацию, что в отношении банка возбуждено производство по делу о банкротстве. В подобной ситуации в сохранении заложенного имущества заинтересован прежде всего залогодатель, так как является владельцем залогового счета и обладает ограниченным правом распоряжения денежными средствами на счете. Также очевиден интерес и залогодержателя в силу акцессорности залога как обеспечительной меры. На этапе отношений, когда должник по основному обязательству надлежащим образом исполняет свои обязанности, не возникает основания для обращения взыскания на заложенное имущество. Следовательно, в этом случае лишь залогодатель может предъявить требования к банку как кредитор и сторона договора банковского (залогового) счета. Залогодержатель же в подобной ситуации несет определенные риски и лишен каких-либо мер защиты, так как является лишь выгодоприобретателем по договору банковского (залогового) счета.
Ни залогодатель, ни залогодержатель в приведенном примере отношений не могут быть признаны залоговыми кредиторами и, соответственно, лишаются правовых гарантий и последствий, предусмотренных для статуса этих лиц ФЗ о банкротстве (ст. 138). На наш взгляд, с целью защиты прав залогодержателя в рамках современного законодательства возможны замена предмета залога либо заключение соглашения об иных обеспечительных мерах; при этом право требования залогодержателя о досрочном прекращении основного обязательства не возникает, так как залог прекратился по обстоятельствам, не зависящим ни от должника, ни от залогодателя.
Содержанием договора залога прав, как известно, является совокупность его условий. В качестве существенных предписываемых условий в ст. 358.10 ГК законодатель императивно выделяет: 1) банковские реквизиты залогового счета, который открывается залогодателю, 2) существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом прав по договору банковского счета. Поэтому с учетом введения специальной нормы общая норма ст. 339 ГК, закрепляющая, что условия, относящиеся к основному обязательству, считаются согласованными, если в договоре залога имеется отсылка к договору, из которого возникло или возникнет в будущем обеспечиваемое обязательство, к залогу прав по договору банковского счета не применяется.
Предметом залога в целом могут быть права по договору банковского (залогового) счета, но, в частности, в залог передается основное субъективное право — право распоряжения имеющимися на счете денежными средствами клиента.
Условие о размере денежной суммы, находящейся на залоговом счете, не является существенным. При этом по умолчанию залогом обременяется вся сумма, находящаяся на счете в течение срока действия договора залога. Однако стороны могут установить обременение залогом твердой денежной суммы, указанной в договоре (ст. 358.10 ГК); подобное условие особенно важно, если залогодателем выступает не должник по основному обязательству, а третье лицо.
Исходя из функций залога как обеспечительной меры и акцессорности залогового обязательства очевидно, что стоимость заложенного имущества должна покрывать убытки залогодержателя — кредитора по основному обязательству, взыскание неустойки, его расходы. Потому, несмотря на указание п. 4 ст. 358.9 ГК, что договор залога прав по договору банковского счета может быть заключен и при отсутствии на момент его заключения у клиента денежных средств на залоговом счете, полагаем, что при «нулевом залоговом счете» теряется смысл залога как обеспечительной меры.
Диспозитивной нормой предусмотрено зачисление на залоговый счет денежных сумм, поступивших залогодателю от третьих лиц (страховое возмещение за утрату или повреждение заложенного имущества, доходы от использования заложенного имущества, денежные суммы, подлежащие уплате залогодателю в счет исполнения обязательства, и др.). Таким образом, можно сделать вывод, что по залоговому счету возможно выполнение приходных и расходных операций, при этом последние должны быть предусмотрены договором (ст. 358.12 ГК). Наряду с этим правилом законодатель устанавливает лимит суммы на залоговом счете, равной размеру обеспеченного обязательства, указанного в договоре залога при уведомлении залогодержателем о неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного залогом обязательства.
Кроме того, норма ст. 358.10 ГК закрепляет, что, если иное не предусмотрено договором залога, уменьшение размера твердой денежной суммы, в отношении которой заложены права залогодателя по договору банковского счета, соразмерно исполненной части обеспеченного залогом обязательства не допускается.
Для обращения взыскания на права по залоговому счету предусмотрены судебный или внесудебный порядок.
Реализация заложенного имущества допускается не ранее чем через 10 дней с момента получения залогодателем и должником уведомления залогодержателя, если больший срок не предусмотрен соглашением между залогодержателем и залогодателем. Реализация заложенных прав по счету выражается в списании банком денежной суммы с залогового счета и перечислении ее на счет залогодержателя или выдаче ему наличных в том же размере. Варианты выплат определяются судом или соглашением залогодателя и залогодержателя.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу