Выражения ленина про юристов

Рубрики Наша практика

Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 9

ПИСЬМО Е. Д. СТАСОВОЙ И ТОВАРИЩАМ В МОСКОВСКОЙ ТЮРЬМЕ 75

Дорогие друзья! Получил Ваш запрос насчет тактики на суде (из письма Абсолюта и из записки, «дословно переданной» через неизвестное лицо). Абсолют пишет о 2-х точках зрения. В записке говорится о трех группах, — может быть имеются в виду три следующие оттенка, которые я пытаюсь восстановить: 1) Отрицать суд и прямо бойкотировать его. 2) Отрицать суд и не принимать участия в судебном следствии. Адвоката приглашать лишь на условии, чтобы он говорил исключительно о несостоятельности суда с точки зрения отвлеченного права. В заключительной речи изложить profession de foi* и требовать суда присяжных. 3) Насчет заключительного слова тоже. Судом пользоваться как агитационным средством и для этого принимать участие в судебном следствии при помощи адвоката. Показывать беззаконность суда и даже вызывать свидетелей (доказывать alibi etc.).

Далее вопрос: говорить ли только о том, что по убеждениям социал-демократ, или признавать себя членом Российской социал-демократической рабочей партии?

Вы пишете, что нужна брошюра по этому вопросу. Я бы не считал удобным сейчас же, без указаний опыта, пускать брошюру. Может быть, в газете коснемся как-нибудь, при случае. Может быть, кто-либо из сидящих

* — символ веры, программа, изложение миросозерцания. Ред.

напишет статейку для газеты (5—8 тысяч букв)? Это было бы, пожалуй, самое лучшее для начала дискуссии.

Лично я не составил еще себе вполне определенного мнения и предпочел бы, раньше чем высказываться решительно, побеседовать пообстоятельнее с товарищами, сидящими или бывавшими на суде. Для почина такой беседы я изложу свои соображения. Многое зависит, по-моему, от того, какой будет суд? Т. е. есть ли возможность воспользоваться им для агитации или никакой нет возможности? Если первое, тогда тактика № 1 негодна; если второе, тогда она уместна, но и то лишь после открытого, определенного, энергичного протеста и заявления. Если же есть возможность воспользоваться судом для агитации, тогда желательна тактика № 3. Речь с изложением profession de foi вообще очень желательна, очень полезна, по-моему, и в большинстве случаев имела бы шансы сыграть агитационную роль. Особенно в начале употребления правительством судов следовало бы социал-демократам выступать с речью о социал-демократической программе и тактике. Говорят: неудобно признавать себя членом партии, особенно организации, лучше ограничиваться заявлением, что я социал-демократ по убеждению. Мне кажется, организационные отношения надо прямо отвести в речи, т. е. сказать, что-де по понятным причинам я о своих организационных отношениях говорить не буду, но я социал-демократ и я буду говорить о нашей партии. Такая постановка имела бы две выгоды: прямо и точно оговорено, что об организационных отношениях говорить нельзя (т. е. принадлежал ли к организации, к какой etc.) и в то же время говорится о партии нашей. Это необходимо, чтобы социал-демократические речи на суде стали речами и заявлениями партийными, чтобы агитация шла в пользу партии. Другими словами: формально-организационные отношения мои я оставляю без рассмотрения, умолчу о них, формально от имени какой бы то ни было организации говорить не буду, но, как социал-демократ, я вам буду говорить о нашей партии и прошу

ПИСЬМО Е. Д. СТАСОВОЙ И ТОВАРИЩАМ В МОСКОВСКОЙ ТЮРЬМЕ 171

брать мои заявления как опыт изложения именно тех социал-демократических взглядов, которые проводились во всей нашей социал-демократической литературе, в таких-то наших брошюрах, листках, газетах.

Вопрос об адвокате. Адвокатов надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает. Заранее им объявлять: если ты, сукин сын, позволишь себе хоть самомалейшее неприличие или политический оппортунизм (говорить о неразвитости, о неверности социализма, об увлечении, об отрицании социал-демократами насилия, о мирном характере их учения и движения и т. д. или хоть что-либо подобное), то я, подсудимый, тебя оборву тут же публично, назову подлецом, заявлю, что отказываюсь от такой зашиты и т. д. И приводить эти угрозы в исполнение. Брать адвокатов только умных, других не надо. Заранее объявлять им: исключительно критиковать и «ловить» свидетелей и прокурора на вопросе проверки фактов и подстроенности обвинения, исключительно дискредитировать шемякинские стороны суда. Даже умный либеральный адвокат архисклонен сказать или намекнуть на мирный характер социал-демократического движения, на признание его культурной роли даже людьми вроде Ад. Вагнеров etc. Все подобные поползновения надо пресечь в корне. Юристы самые реакционные люди, как говорил, кажется, Бебель. Знай сверчок свой шесток. Будь только юристом, высмеивай свидетелей обвинения и прокурора, самое большее противопоставляй этакий суд и суд присяжных в свободной стране, но убеждений подсудимого не касайся, об оценке тобой его убеждений и его действий не смей и заикаться. Ибо ты, либералишко, до того этих убеждений не понимаешь, что даже хваля их не сумеешь обойтись без пошлостей. Конечно, все это можно изложить адвокату не по-собакевичевски, а мягко, уступчиво, гибко и осмотрительно. Но все же лучше адвокатов бояться и не верить им, особенно если они скажут, что они социал-демократы и члены партии (по нашему § 1!!).

Вопрос об участии в судебном следствии решается, мне кажется, вопросом об адвокате. Приглашать адвоката и значит участвовать в судебном следствии. Отчего же не участвовать для ловли свидетелей и агитации против суда. Конечно, надо быть очень осторожным, чтобы не впасть в тон неуместного оправдывания, это что и говорить! Лучше всего сразу, до судебного следствия, на первые вопросы председателя заявить, что я социал-демократ и в своей-де речи скажу вам, что это значит. Конкретно решение вопроса об участии в судебном следствии зависит всецело от обстоятельств: допустим, что вы изобличены вполне, что свидетели говорят правду, что вся суть обвинения в несомненных документах. Тогда, может быть, не к чему и участвовать в судебном следствии, а все внимание обратить на принципиальную речь. Если же факты шатки, агентурные свидетели путают и врут, тогда едва ли расчет отнимать у себя агитационный материал для изобличения подстроенности суда. Зависит также дело и от подсудимых: если они очень утомлены, больны, устали, нет привычных к «судоговорению» и к словесным схваткам цепких людей, тогда будет, может быть, рациональнее отказаться от участия в судебном следствии, заявить это и все внимание отдать принципиальной речи, которую желательно подготовить заранее. Во всяком случае речь о принципах, программе и тактике социал-демократии, о рабочем движении, о социалистических целях, о восстании — самое важное.

Повторяю в заключение еще раз: это мои предварительные соображения, которые всего менее следует рассматривать как попытку решать вопрос. Надо дождаться некоторых указаний опыта. А при выработке этого опыта товарищам придется в массе случаев руководиться взвешиванием конкретных обстоятельств и инстинктом революционера.

Большой, большой привет Курцу, Рубену, Бауману и всем друзьям. Не унывайте! Дела у нас теперь пошли хорошо. Со скандалистами мы развязались наконец.

ПИСЬМО Е. Д. СТАСОВОЙ И ТОВАРИЩАМ В МОСКОВСКОЙ ТЮРЬМЕ 173

С тактикой отступления порвали. Теперь мы наступаем. Русские комитеты тоже начинают разрывать с дезорганизаторами. Газета своя поставлена. Практический центр свой (бюро) есть. Газеты вышло два номера, на днях (23. I. 1905 нового стиля) выходит 3-ий 76 . Надеемся выпускать еженедельно. Желаю здоровья и бодрости! ! Мы еще увидимся, наверное, и повоюем при лучших условиях, чем здешняя склока и дрязга вроде съездов Лиги!

Впервые напечатано в 1924 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 7 (30)

Выражения ленина про юристов


Задать вопрос

Ленин (Ульянов) Владимир Ильич
(один из организаторов и руководителей Октябрьской революции 1917 года в России, председатель Совета Народных Комиссаров (правительства) РСФСР, создатель первого в мировой истории социалистического государства.)
(1870-1924)

1. Абстрактной истины нет, истина всегда конкретна

2. Все на свете имеет две стороны

3. Надо уметь учитывать момент и быть смелым в решениях

4. Лучше неудачно сказать правду, чем умолчать о ней, если дело серьезное

5. Именно молодежи предстоит настоящая задача создания коммунистического общества

6. Всякая крайность нехороша; все благое и полезное, доведенное до крайности, может стать и даже, за известным пределом, обязательно становится злом и вредом

7. Без революционной теории не может быть и революционного движения

8. Богатые и жулики — это две стороны одной медали

9. Больших слов нельзя бросать на ветер

10. Война есть испытание всех экономических и организационных сил каждой нации

11. Озлобление вообще играет в политике обычно самую худую роль

12. Всеобщая вера в революцию есть уже начало революции

13. Власть центрального учреждения должна основываться на нравственном и умственном авторитете

14. Если я знаю, что знаю мало, я добьюсь того, чтобы знать больше

15. Умен не тот, кто не делает ошибок. Умен тот, кто умеет легко и быстро исправлять их

16. Слова обязывают к делам

17. Надо быть осторожным, чтобы в критике недостатков не переходить границу, где начинаются пересуды

18. В личном смысле разница между предателем по слабости и предателем по умыслу и расчету очень велика; в политическом отношении этой разницы нет

19. Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя

20. Идеи становятся силой, когда они овладевают массами

21. Равнодушие есть молчаливая поддержка того, кто силен, того, кто господствует

22. Равенство по закону не есть еще равенство в жизни

23. Отчаяние свойственно тем, кто не понимает причин зла

24. Из всех искусств для нас важнейшим является кино

25. Искусство принадлежит народу. Оно должно уходить своими глубочайшими корнями в самую толщу широких трудящихся масс. Оно должно объединять чувство, мысль и волю этих масс, подымать их. Оно должно пробуждать в них художников и развивать их

26. Капиталисты готовы продать нам веревку, на которой мы их повесим

27. Книга — огромная сила

28. Любое государство есть угнетение. Рабочие обязаны бороться даже против советского государства — и в то же время беречь его, как зеницу ока

29. Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов

30. Никто не повинен в том, если он родился рабом; но раб, который не только чуждается стремления к своей свободе, но оправдывает и приукрашивает свое рабство, такой раб есть вызывающий законное чувство негодования, презрения и омерзения холуй и хам

31. Мы должны бороться с религией. Это — азбука всего материализма и, следовательно, марксизма. Но марксизм не есть материализм, остановившийся на азбуке. Марксизм идет дальше. Он говорит: надо уметь бороться с религией, а для этого надо материалистически объяснить источник веры и религии у масс

32. Надо систематически взяться за то, чтобы велась работа создания такой прессы, которая не забавляла и не дурачила массы

33. Нужно уметь работать с тем человеческим материалом, который есть в наличии. Других людей нам не дадут

34. Не бояться признавать своих ошибок, не бояться многократного, повторного труда исправления их — и мы будем на самой вершине

35. Не так опасно поражение, как опасна боязнь признать свое поражение

36. Невежество менее удалено от истины, чем предрассудок

37. Самый глубокий источник религиозных предрассудков — это нищета и темнота; с этим злом и должны мы бороться

38. Несдержанность в половой жизни — буржуазна: она признак разложения

39. В половой жизни проявляется не только данное природой, но и привнесенное культурой

40. Нравственность служит для того, чтобы человеческому обществу подняться выше

41. Я не поручусь также за надежность и стойкость в борьбе тех женщин, у которых личный роман переплетается с политикой, и за мужчин, которые бегают за всякой юбкой и дают себя опутать каждой молодой бабенке. Нет, нет, это не вяжется с революцией

42. Недостатки у человека как бы являются продолжением его достоинств. Но если достоинства продолжаются больше, чем надо, обнаруживаются не тогда, когда надо, и не там, где надо, то они являются недостатками

43. Патриотизм — одно из наиболее глубоких чувств, закрепленных веками и тысячелетиями обособленных отечеств

44. Пока есть государство, нет свободы. Когда будет свобода, не будет государства

45. Политика есть самое концентрированное выражение экономики

46. Коммунизм — это Советская власть плюс электрификация всей страны

47. Мы будем работать, чтобы внедрить в сознание, в привычку, в повседневный обиход масс правило: «все за одного и один за всех», правило: «каждый по своим способностям, каждому по его потребностям», чтобы вводить постепенно, но неуклонно коммунистическую дисциплину и коммунистический труд

48. Коммунизм есть высшая, против капиталистической, производительность труда добровольных, сознательных, объединенных, использующих передовую технику, рабочих

49. Коммунизм есть высшая ступень развития социализма, когда люди работают из сознания необходимости работать на общую пользу

50. Революция пролетариата совершенно уничтожит деление общества на классы, а следовательно, и всякое социальное политическое неравенство

51. Политические события всегда очень запутаны и сложны. Их можно сравнить с цепью. Чтобы удержать всю цепь, надо уцепиться за основное звено

52. Поменьше политической трескотни. Поменьше интеллигентских рассуждений. Поближе к жизни

53. Пусть 90% русского народа погибнет, лишь бы 10% дожили до мировой революции

54. Революции в белых перчатках не делаются

55. Самое опасное в войне — это недооценить противника и успокоиться на том, что мы сильнее

56. Сказать неправду легко. Но, чтобы доискаться правды, необходимо иногда много времени

57. Талант — редкость. Надо его систематически и осторожно поддерживать

58. Талант надо поощрять

59. С изобретателями, даже если они немного капризничают, надо уметь вести дело

60. Мы не можем обойтись без романтики. Лучше избыток ее, чем недостаток. Мы всегда симпатизировали революционным романтикам, даже когда были не согласны с ними

61. Во всякой сказке есть элементы действительности

62. Фантазия есть качество величайшей ценности

63. Учиться надо тому, что без машины, без дисциплины жить в современном обществе нельзя, — или надо преодолеть высшую технику, или быть раздавленным

64. Экономист всегда должен смотреть вперед, в сторону прогресса техники, иначе он немедленно окажется отставшим, ибо кто не хочет смотреть вперед, тот поворачивается к истории задом

65. Невежество не есть аргумент

66. Ум человеческий открыл много диковинного в природе и откроет еще больше, увеличивая тем свою власть над ней

67. Только тогда мы научимся побеждать, когда мы не будем бояться признавать свои поражения и недостатки

68. Честность в политике есть результат силы, лицемерие — результат слабости

69. Учиться, учиться и учиться!

70. Подъем общего культурного уровня масс создаст ту твердую, здоровую почву, из которой вырастут мощные, неисчерпаемые силы для развития искусства, науки и техники

71. От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике — таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности

72. Без известного самостоятельного труда ни в одном серьезном вопросе истины не найти, и кто боится труда, тот сам себя лишает возможности найти истину

73. Мы должны тщательно изучать ростки нового, внимательнейшим образом относиться к ним, всячески помогать их росту

74. Честность в политике есть результат силы, лицемерие — результат слабости

75. Юристов надо брать ежовыми рукавицами и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает

76. Лучше меньше, да лучше

77. Мы грабим награбленное

78. Разбитые армии хорошо учатся

79. Религия – род духовной сивухи

80. Интеллигенция – не мозг нации, а говно

81. Люблю я, когда люди ругаются, — значит, знают, что делают, и линию имеют

82. Швыряться звонкими фразами — свойство деклассированной мелкобуржуазной интеллигенции. Надо говорить массам горькую правду просто, ясно, прямо

83. Нам не нужно зубрежки, но нам нужно развить и усовершенствовать память каждого обучающегося знанием основных фактов

84. Школа вне жизни, вне политики — это ложь и лицемерие

85. Мы в первую очередь выдвигаем самое широкое народное образование и воспитание. Оно создает почву для культуры

86. Трудящиеся тянутся к знанию, потому что оно необходимо им для победы

87. Из маленькой ошибки всегда можно сделать чудовищно-большую, если на ошибке настаивать, если ее углубленно обосновывать, если ее «доводить до конца»

88. Не бояться признавать своих ошибок, не бояться многократного, повторного труда исправления их — и мы будем на самой вершине

89. Анализируя ошибки вчерашнего дня, мы тем самым учимся избегать ошибок сегодня и завтра

90. Умен не тот, кто не делает ошибок. Таких людей нет и быть не может. Умен тот, кто делает ошибки не очень существенные, и кто умеет легко и быстро исправлять их

91. Если мы не будем бояться говорить даже горькую и тяжелую правду напрямик, мы научимся, непременно и безусловно научимся побеждать все и всякие трудности

92. Надо иметь мужество глядеть прямо в лицо неприкрашенной горькой правде

93. Не надо обольщать себя неправдой. Это вредно

94. Самокритика, безусловно, необходима для всякой живой и жизненной партии. Нет ничего пошлее самодовольного оптимизма

95. Человеку нужен идеал, но человеческий, соответствующий природе, а не сверхъестественный

96. Не мудрствуй лукаво, не важничай коммунизмом, не прикрывай великими словами халатности, безделья, обломовщины, отсталости

97. Проверяй всю свою работу, дабы слова не остались словами, практическими успехами хозяйственного строительства

98. О человеке судят не по тому, что он о себе говорит или думает, а по тому, что он делает

99. Труд же сделал из нас ту силу, которая объединяет всех трудящихся

100. Бывают такие крылатые слова, которые с удивительной меткостью выражают сущность довольно сложных явлений

101. Ничего не знаю лучше «Appassionata», готов слушать ее каждый день. Изумительная, нечеловеческая музыка. Я всегда с гордостью, может быть, наивной, думаю: вот какие чудеса могут делать люди!

102. Сотрудничество представителей науки и рабочих, — только такое сотрудничество будет в состоянии уничтожить весь гнет нищеты, болезней, грязи. И это будет сделано. Перед союзом представителей науки, пролетариата и техники не устоит никакая темная сила

103. Не ошибается тот, кто ничего практического не делает

104. У нас же один только лозунг, один девиз: всякий, кто трудится, тот имеет право пользоваться благами жизни. Тунеядцы, паразиты, высасывающие кровь из трудящегося народа, должны быть лишены этих благ. И мы провозглашаем: все — рабочим, все — трудящимся!

Арбитражные юристы Новосибирска
— компания Капитал Групп

В.И. Ленин (Ульянов) о юристах

На просторах Интернета можно найти стилизированную табличку с цитатой В.И. Ленина (Ульянова) о юристах, с указанием на полное собрание сочинений В. Ленина, откуда взята ссылка. Решили её перепроверить.

Данная цитата вырвана (как обычно) из контекста и дана неверная ссылка на 49-й том полного собрания сочинений. На самом деле В. Ленин, будучи юристом по образованию, в своем письме Е.Д. Стасовой и товарищам в Московской тюрьме писал не о юристах (плохие они или хорошие), а писал о том: как нужно себя вести в суде, что сообщать о себе суду и каких нанимать адвокатов: «Брать адвокатов только умных, других не надо».

из письма Е.Д. Стасовой и товарищам в Московской тюрьме (19 января 1905):

Дорогие друзья! Получил Ваш запрос на счет тактики на суде . В записке говориться о трех группах, — может быть имеются в виду три следуюшие оттенка, которые я пытаюсь восстановить:

1) Отрицать суд и прямо бойкотировать его.

2) Отрицать суд и не принимать участия в судебном следствии. Адвоката приглашать лишь на условиях, чтобы он говорил исключительно о несостоятельности суда с точки зрения отвлеченного права. В заключительной речи изложить profession de foi и требовать суда присяжных.

3) На счет заключительного слова тоже. Судом пользоваться как агитационным средством и для этого приниать участие в судебном следствии при помощи адвоката. Показывать беззаконность суда и даже вызывать свидетелей (доказывать allibi etc.)

Далее вопрос: говорить ли только о том, что по убеждениям социал-демократ, или признавать себя членом Российской социал-демократической рабочей партии?

Вы пишите, что нужна брошюра по этому вопросу. Я бы не считал удобным сейчас же, без указаний опыта, пускать брошюру. Может быть, кто — либо из сидящих напишет статейку для газеты (5 — 8 тысяч букв)? Это было бы, пожалуй, самое лучшее для начала дискуссии. Лично я не составил еще себе вполне определенное мнение и предпочел бы, раньше чем высказываться решительно, побеседовать пообстоятельнее с товарищами, сидящими или бывавшими на суде. Для почина такой беседы я изложу свои соображения. Многое зависит, по моему, от того, какой будет суд? Т.е. есть ли возможность воспользоваться им для агитации или никакой нет возможности? Если первое, тогда тактика № 1 негодна; если второе, тогда она уместна, но и то лишь после открытого, определенного, энергичного протеста и заявления. Если же есть возможность воспользоваться им дл агитации, тогда желательна тактика № 3. Речь с изложением profession de foi вообще очень желательна, очень полезна, по-моему, и в большинстве случаев имела бы шансы сыграть агитационную роль. Особенно в начале употребления правительством судов следовало бы социал-демократам выступить с речью о социал-демократической программе и тактике. Говорят: неудобно признавать себя членом партии, особенно организации, лучше ограничиться заявлением, что я социал-демократ по убеждению. Мне кажется, организационные отношения надо прямо отвести в речи, т.е. сказать, что-де по пнятным причинам я о своих организационных отношениях говоорить не буду, но я социал — демократ и я буду говорить о нашей партии. Такая постановка имела бы две выгоды: прямо и точно оговорено, что об организационных отношениях говорить нельзя (т.е. принадлежал ли к организации, к какой etc.) и в то же время говориться о партии нашей. Это необходимо, чтобы агитаци шла в пользу партии. Другими словами: формально — организационные отношения мои я оставлю без рассмотрения, умолчу о них, формально от имени какой бы то ни было организации говорить не буду, но, как социал — демократ, я вам буду говорить о нашей партии и прошу брать мои заявления как опыт изложения именно тех социал — демократических взглядов, которые проводились во всей нашей социал — демократической литературе, в таких — то наших брошюрах, листках, газетах.

Вопрос об адвокате. Адвокатов надо брать в ежовые руковицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентная сволочь часто паскудничает. Заранее им объявлять: если ты, сукин сын, позволишь себе хоть малейшее неприличие или политический оппортунизм (говорить о неразвитости, о неверности социализма, об увлечении, об отрицании социал-демократами насилия, о мирном характере их учения и движения и т.д. или хоть что-либо подобное), то я, подсудимый, тебя оборву тут же публично, назову подлецом, заявлю, что отказываюсь от такой защиты и т.д. И приводить эти угрозы в исполнение. Брать адвокатов только умных, других не надо. Заранее объявлять им: исключительно критиковать и «ловить» свидетелей и прокурора на вопросе проверки фактов и подстроенности обвинения, исключительно дискредитировать шемякинские стороны суда. Даже умный либеральный адвокат архисклонен сказать или намекнуть на мирный характер социал-демократического движения, на признание его культурной роли даже людьми вроде Ад. Вагнеров etc. Все подобные ползновения надо пресечь в корне. Юристы самые реакционные люди, как говорил, кажется, Бебель. Знай сверчок свой шесток. Будь только юристом, всмеивай свидетелей обвинения и прокурора, самое большее противопоставляй этакий суд и суд присяжных в свободной стране, но убеждений подсудимого не касайся, об оценке тобой его убеждений и его действий не смей и заикаться. Ибо ты, либералишко, до того этих убеждений не понимаешь, что даже хваля их не сумеешь обойтись без пошлостей. Конечно, все это можно изложить адвокату не по-собакевичевски, а мягко, уступчиво и осмотрительно. Но все же лучше адвокатов бояться и не верить им, особенно если они скажут, что они социал-демократы и члены партии.

Владимир Ильич Ленин, 52 цитаты

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Чтобы попасть в глупое положение, иногда достаточно сказать что-то умное.

Показатель успеха в жизни — не вещи, деньги или положение в обществе, но радость, которую мы получаем от жизни!

Есть дороги, которые нужно пройти в одиночку.
Есть моменты, где нужно ставить точку.
Есть ситуации, когда стоит прощаться.
И люди, к которым лучше не возвращаться!

Гармонию нужно искать не в общении с другими людьми, не в жизни для кого-то, а в себе.

Созерцательная жизнь часто очень безрадостна. Нужно больше действовать, меньше думать и не быть сторонним свидетелем собственной жизни.

Преодоление трудного начинается с легкого, осуществление великого начинается с малого, ибо в трудное образуется из легкого, а великое — из малого.

Жить нужно в удовольствие сейчас, а не завтра. И если зовут в гости, нужно собраться и обязательно ехать . пока зовут.

Ибо как в мрачных потемках дрожат и пугаются дети,
Так же и мы среди белого дня опасаемся часто
Тех предметов, каких бояться не более надо,
Чем того, чего ждут и пугаются дети в потемках.

В каждой перемене, даже в самой желанной, есть своя грусть, ибо то, с чем мы расстаёмся, есть часть нас самих. Нужно умереть для одной жизни, чтобы войти в другую!

Мы считаем, что так и нужно, ведь миллионы людей вокруг нас делают то же самое, а миллионы не могут ошибаться. Вот в чем заключается твоя логика, и эта логика фундаментально ошибочна: миллионы могут ошибаться.

Юридический блог

Юридический интернет-журнал, серьезный и не очень

В.И.Ленин о юристах

Владимир Ильич был достаточно «плодовитым» автором — полное собрание его сочинений составляет 55 полноценных увесистых томов. Не обошел он в своих работах без внимания и юристов:

Поделиться ссылкой:

Навигация по записям

Добавить комментарий Отменить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сначала повеселило 🙂 Затем, решил проверить правильность цитаты. Оказалось, что в оригинале цитата выглядит по-другому:

«Вопрос об адвокате. Адвокатов надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает. Заранее им объявлять: если ты, сукин сын, позволишь себе хоть самомалейшее неприличие или политический оппортунизм (говорить о неразвитости, о неверности социализма, об увлечении, об отрицании социал-демократами насилия, о мирном характере их учения и движения и т. д. или хоть что-либо подобное), то я, подсудимый, тебя оборву тут же публично, назову подлецом, заявлю, что отказываюсь от такой зашиты и т. д. И приводить эти угрозы в исполнение. Брать адвокатов только умных, других не надо. Заранее объявлять им: исключительно критиковать и «ловить» свидетелей и прокурора на вопросе проверки фактов и подстроенности обвинения, исключительно дискредитировать шемя-кинские стороны суда. Даже умный либеральный адвокат архисклонен сказать или намекнуть на мирный характер социал-демократического движения, на признание его культурной роли даже людьми вроде Ад. Вагнеров etc. Все подобные поползновения надо пресечь в корне. Юристы самые реакционные люди, как говорил, кажется, Бебель. Знай сверчок свой шесток. Будь только юристом, высмеивай свидетелей обвинения и прокурора, самое большее противопоставляй этакий суд и суд присяжных в свободной стране, но убеждений подсудимого не касайся, об оценке тобой его убеждений и его действий не смей и заикаться. Ибо ты, либералишко, до того этих убеждений не понимаешь, что даже хваля их не сумеешь обойтись без пошлостей. Конечно, все это можно изложить адвокату не по-собакевичевски, а мягко, уступчиво, гибко и осмотрительно. Но все же лучше адвокатов бояться и не верить им, особенно если они скажут, что они социал-демократы и члены партии»

Smith,
спасибо за цитату.

Оказывается, что не все юристы «интеллигентская сволочь», а только адвокаты )))

Напомнили время золотое, застойное. Когда на первом курсе ВУЗа древний препод истории КПСС заставлял переписывать от руки работы Ленина. И принимал чуть ли не на вес. В случае недовеса за зачётом можно было не подходить. Вмятина на пальце от ручки сходила пару месяцев.

Разъясню юристам от имени судебной экспертизы России.

Ульянов такого сказать не мог. Ленин не Ульянов, а гражданин США, бандит. Он мог такое сказать, хотя вероятнее сочиняли все эти 55 томов на много позже.

Читайте статью: «А ты Ленина видел?»

А есть ли возражения у кого-нибудь насчет этой цитаты? На мой взгляд в точку подмечено и актуально по сей день!

Лично я не встречала ни одного порядочного адвоката -дай Бог повезет.

Важно ни кто что сказал, а насколько это правильно. При всем моем отношении к В. И. Ленину он прав. А адвокаты есть разные это точно.

А я не встречал ни одного порядочного Карабчука))