Ук рф фактическая ошибка

Рубрики Вопрос юристу

Ук рф фактическая ошибка

28. ЮРИДИЧЕСКАЯ И ФАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА: ВИДЫ, ХАРАКТЕРИСТИКА И УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Ошибка представляет собой неправильную оценку лицом, совершающим преступление, своего поведения, фактических обстоятельств содеянного, последствий, условий противоправности и т. д.

Различают два вида ошибок:

юридические ошибки – это неправильное представление лица о правовой сущности или правовых последствиях совершаемого им деяния;

фактические ошибки – это неправильная оценка лицом фактических обстоятельств, являющихся объективными признаками деяния, обязательными элементами состава преступления.

Виды юридической ошибки:

1) ошибка в отношении противоправности деяния – выражается в неправильном представлении лица:

о преступности своего деяния – лицо полагает, что его действия преступны и влекут за собой уголовную ответственность, но УК РФ не предусмотрены;

непреступности своего деяния – лицо полагает, что совершаемое им деяние не влечет уголовной ответственности, но УК РФ считает такое деяние преступлением;

2) ошибка в квалификации содеянного – лицо заблуждается в уголовно-правовой оценке деяния;

3) ошибка в отношении вида и размера наказания за преступление. Такая ошибка не влияет на ответственность, так как вид и размер наказания находятся за пределами субъективной стороны, не влияет ни на квалификацию, ни на размер и вид определяемого судом наказания.

Виды фактической ошибки: 1)ошибка в объекте – заключается в неправильном представлении лица, совершающего преступление, о содержании объекта посягательства как обязательного элемента составов;

2) ошибка в предмете – заблуждение в отношении свойств и материально выраженных характеристик предмета. Ошибка в предмете, являющемся обязательным элементом состава, влияет на квалификацию содеянного. Ошибка в предмете, являющемся факультативным элементом, на квалификацию не влияет;

3) ошибка в личности потерпевшего – заключается в том, что субъект, желая причинить вред одному лицу, в результате заблуждения причиняет вред другому лицу. Действия в таких случаях квалифицируются как оконченное преступление;

4) ошибка в характере совершаемого действия или бездействия. Такого рода ошибки могут быть двух видов:

– лицо не считает свои действия (бездействие) опасными и влекущими уголовную ответственность, хотя УК РФ они признаются преступлением;

– лицо считает свои действия (бездействие) общественно опасными, но на самом деле они таковыми не являются – ответственность наступает за покушение на преступление;

5) ошибка относительно признаков, характеризующих объективную сторону, – может заключаться в ошибке относительно количественной или качественной характеристики общественно опасных последствий.

Заблуждение относительно количественной характеристики последствий на квалификацию содеянного не влияет, если эта ошибка не выходит за установленные законодателем пределы.

Ошибка в качественной характеристике последствий может заключаться:

– в непредвидении вреда, который фактически наступил, – исключается ответственность за умышленное преступление;

– в предвидении вреда, который не наступил, – ответственность может наступить за покушение на преступление (при наличии прямого умысла).

Фактическая и юридическая ошибка

Ошибка и ее уголовно-правовое значение

При совершении преступления лицо иногда заблуждается относительно фактических обстоятельств содеянного либо его правовой оценки. Например, виновное лицо считает, что причиняет смерть Б., а в действительности лишает жизни А. Или оно убеждено, что его действия не могут привести к смерти потерпевшего, а они фактически приводят к такому результату. Ошибочное представление не может не учитываться при квалификации действий виновного, когда ошибка касается факта, образующего элемент состава преступления. При квалификации преступления всегда исходят из субъективного представления лица о содеянном, соотнося это представление с объективными обстоятельствами происшедшего. Иначе говоря, и объективно совершаемое, и субъективно воспринимаемое одинаково важны при квалификации преступления. Однако, когда субъективно воспринимаемое и объективно совершаемое не совпадают, предпочтение должно отдаваться субъективному.

Вопрос об ошибке не находит разрешения в уголовном законодательстве Российской Федерации. Он так или иначе решается в уголовно-правовой литературе, а также при правоприменении.

Весьма распространено, особенно в учебной литературе, деление ошибок на юридические и фактические. Подобная классификация имеет давнюю историю. Так, еще Н. С. Таганцсв положил в основу деления предмет, относительно которого возникает заблуждение. Он различал ошибку, относящуюся к фактическим обстоятельствам, и ошибку, относящуюся к законоположениям. В современной науке встречаются и иные классификации. Например, П. С. Дагель классифицировал ошибки по предмету (юридическая и фактическая), по причинам возникновения (извинительная и неизвинительная), по своей значимости (существенная и несущественная), по степени оправданности (виновная и невиновная).

Различия фактической ошибки и юридической ошибки заключаются в следующем. Фактическая ошибка — это заблуждение лица относительно обстоятельств, относящихся к признакам состава преступления, а юридическая — это заблуждение лица относительно юридических последствий деяния.

По общему правилу юридическая ошибка не влияет на решение вопроса об уголовной ответственности, чего нельзя сказать относительно ошибки фактической. Фактическая ошибка влияет на уголовную ответственность в зависимости от вида ошибки. Различают следующие типичные виды фактической ошибки:

  • ошибка относительно объекта посягательства;
  • ошибка в личности потерпевшего или предмете преступления;
  • ошибка в признаках объективной стороны состава преступления.

Фактическая и юридическая ошибка

С проблемой вины непосредственно связан вопрос об ошибке и ее влиянии на уголовную ответственность.

Под ошибкой в уголовном праве понимается заблуждение лица при совершении преступления относительно юридических признаков либо фактических обстоятельств этого преступного деяния.

УК не содержит специальных норм, определяющих понятие, виды и влияние ошибки на содержание вины и уголовную ответственность. Эти вопросы решаются наукой уголовного права и практикой. Наукой предложены различные классификации ошибок. Однако наиболее признанной является классификация ошибок на юридические и фактические.

Юридическая ошибка — это заблуждение лица относительно правовой характеристики совершенного деяния и его юридических последствий.

Такая ошибка может заключаться в заблуждении лица относительно противоправности деяния в целом либо по поводу его правовой квалификации или в части вида и размера наказания. По общему правилу юридическая ошибка не влияет на форму вины и уголовную ответственность. Однако если заблуждение лица относительно противоправности совершенных им действий было извинительным, то такое заблуждение исключает уголовную ответственность лица в связи с отсутствием его вины. В отдельных случаях к лицу, совершившему под влиянием такой ошибки умышленное преступление, суд может применить правило о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено в законе.

Фактическая ошибка — это заблуждение лица относительно фактических обстоятельств совершенного деяния.

Различают ошибку в объекте, объективных свойствах действия (бездействия), в причинной связи, относительно обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание. В литературе также различают фактические ошибки в средствах и способе совершения преступления, в предмете посягательства и др. Фактические обстоятельства, характеризующие основной или квалифицированный состав, о которых не было известно лицу при совершении преступления, не могут быть вменены ему в умышленную вину. Это положение относится и к деяниям, совершенным по неосторожности, если само по себе это незнание не заключает в себе неосторожности. В случае фактической ошибки уголовная ответственность лица должна определяться с учетом направленности его умысла. Если лицо полагает, что оно похищает предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, а фактически завладевает не имеющими такой ценности предметами, содеянное им следует квалифицировать как покушение на хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК).

По правилам ошибки в объекте решается вопрос в случае заблуждения лица относительно фактических обстоятельств, характеризующих объективную сторону преступления.

Ук рф фактическая ошибка

Навигация по сайту

Реклама на сайте

2. Фактическая ошибка

Фактическая ошибка (error facti) — это неправильное представление, заблуждение лица относительно фактических обстоятельств содеянного, его объективных признаков.
В уголовном праве выделяют фактические ошибки, относящиеся к объекту, предмету, причинной связи, средствам, квалифицирующим обстоятельствам.
Ошибка относительно объекта посягательства не меняет формы вины, она определяет лишь ее содержание. Данная ошибка может состоять в неправильном представлении лица о том объекте, на который оно посягает (лицо полагает, что посягает на жизнь работника милиции, в то время как оно реально причинило смерть другому гражданину). Ответственность в этих случаях, оставляя в стороне вред фактически причиненный, определяется в соответствии с направленностью умысла, и содеянное квалифицируется как покушение на преступление, поскольку фактически вред не причиняется тому объекту, на который хотел посягнуть виновный.
Ошибка в предмете посягательства — это заблуждение лица относительно характеристик предметов в рамках тех общественных отношений, на которые оно посягало. К этой разновидности ошибок относят посягательство на отсутствующий предмет и заблуждение относительно качества предмета (иногда его называют «негодный» объект, «негодный» предмет). В этих случаях не наступают те последствия для объекта, которые охватывались сознанием виновного, а поэтому содеянное следует квалифицировать как покушение на совершение преступления (например, О. похитила пропуск, полагая, что это кошелек с деньгами. Ответственность наступает по ч. 3 ст. 30 и ст. 158 УК).
Ошибка в личности потерпевшего заключается в том, что виновный, заблуждаясь, причиняет вред другому лицу, принимая его за выбранную жертву (например, ошибочно убивает другого). Как и при ошибке в предмете посягательства, ошибаясь в личности потерпевшего, виновный причиняет вред намеченному объекту (в приведенном примере виновный посягает на жизнь). Следовательно, такая ошибка не оказывает влияния на форму вины и на квалификацию содеянного, если потерпевший не является обязательным признаком конкретного вида преступления (хотел убить работника милиции, а убил другое лицо, внешне схожее с ним).
Ошибка в средствах совершения преступления имеет место в случаях, когда лицо использует иные, не запланированные средства (то, с помощью чего и чем осуществляется воздействие на предметы посягательства и потерпевшего).
Как правило, для уголовного права ошибка в выборе средств не влияет на квалификацию содеянного (в этом плане не имеет значения, чем был убит потерпевший: кухонным ножом или кинжалом и т.д.). Если лицо ошибочно, например, использует поваренную соль в качестве яда, полагая, что при большой концентрации действие ее на организм смертельно, то в этом случае оно должно отвечать за неоконченную преступную деятельность (приготовление или покушение на убийство). Если лицо, заблуждаясь в силу своего невежества, выбирает в качестве средства совершения преступления, например, молитвы, наговоры, заговоры, гадания, которые по своей сути являются лишь обнаружением умысла, то содеянное нельзя отнести к уголовно-правовым деяниям. В уголовном праве подобные действия принято рассматривать как покушение с ничтожными средствами.
Ошибка в причинной связи означает неправильное представление лица о причинной связи между деяниями и последствием. Однако это вовсе не означает, что виновный должен сознавать все детали и особенности развития причинной связи. Для признания лица действующим умышленно достаточно установить, что оно охватывало своим сознанием общие закономерности развития причинной связи, что преступное последствие может наступить именно в результате его действий. Ошибка в причинной связи может иметь место лишь в случае, когда лицо общие закономерности представляет неправильно. Если лицо ошибается не в результате своих действий и не в их свойствах, а только в развитии причинной связи, которая, по его мнению, и должна была привести к этому результату, то такая ошибка не меняет формы вины, не исключает уголовной ответственности.
Ошибка в квалифицирующих признаках преступления выражается в том, что виновный заблуждается относительно отсутствия таких признаков, полагая, что совершает преступление без квалифицирующих обстоятельств, и фактически имеющиеся признаки не охватываются его сознанием. В этих случаях, учитывая, что у лица нет психического отношения к квалифицирующим признакам, содеянное следует квалифицировать как оконченное преступл
ение без такого рода признаков.
Данная разновидность ошибки может проявиться в неверном представлении человека о наличии квалифицирующих обстоятельств, тогда как фактически они отсутствуют. При таком ошибочном представлении о наличии квалифицирующих обстоятельств, которых на самом деле нет, они не предусмотрены законом, содеянное надлежит квалифицировать как простой вид данного преступления (это мнимое квалифицированное преступление — разновидность юридической, а не фактической ошибки).
В теории уголовного права выделяют и другие разновидности фактических ошибок. Однако думается, что все они укладываются в рамки рассмотренных выше.
Общим правилом для всех разновидностей фактической ошибки является то, что ответственность должна определяться в соответствии с виной, т.е. исходя из того, что виновный сознавал или должен был сознавать в момент совершения преступления.
Все виды рассмотренных ошибок (юридической и фактической) так или иначе характеризуют сознание лица, поэтому вопрос об ошибке возникает только в случаях совершения умышленных преступлений.

Итак, юридическая ошибка — неправильное представление лица о преступности и непреступности совершенного деяния, его квалификации, о виде и размере наказания — не влияет на решение вопроса об ответственности и виновности. При совершении мнимого преступления эти действия лишены признака уголовной противоправности, что исключает возможность уголовной ответственности.
В случаях фактической ошибки лицо должно нести уголовную ответственность при наличии вины (если оно сознавало или должно было сознавать ее в момент совершения преступления).

Контрольные вопросы и задания

1. Может ли одно намерение совершить преступление («голый умысел») влечь уголовную ответственность?
2. Как соотносятся принцип вины (ст. 5 УК) и субъективная сторона преступления?
3. Каково место вины в структуре субъективной стороны?
4. Какие классификации умысла Вам известны? Продемонстрируйте свои знания на примере нормы о массовых беспорядках (ч. 1 и 2 ст. 212 УК).
5. Каковы способы описания умысла в уголовном законе? Проиллюстрируйте на примере конкретных статей Особенной части УК.
6. Присутствуют ли при умысле прямом и косвенном интеллектуальный и волевой моменты?
7. Что представляет собой неконкретизированный (неопределенный) умысел? Каковы правила квалификации при его наличии в преступлении?
8. Приспособлена ли формула умысла к преступлениям с формальным составом?
9. Какая форма вины — умысел или неосторожность — более характерна для описанных в Особенной части УК видов преступлений? Почему?
10. Если будет установлено, что деяние совершено лицом по неосторожности, означает ли это наличие основания уголовной ответственности?
11. Что сближает такой вид неосторожности, как легкомыслие, с косвенным умыслом?
12. В чем суть объективного и субъективного моментов небрежности?
13. Ознакомьтесь с содержанием ч. 1 и 2 ст. 283 УК. С какой формой вины совершаются описанные здесь виды преступлений?
14. При каких условиях можно говорить о преступлении, совершенном с двумя формами вины?
15. Чем различаются мотив и цель преступления?
16. О чем свидетельствует указание в статье на мотив? на цель преступления?
17. Каким Вам видится субъективное отношение виновного к отдельным признакам в умышленном преступлении?
18. Назовите виды юридических и фактических ошибок.
19. Что такое случай (казус)? Допускается ли при нем уголовная ответственность?

Фактическая ошибка

– это неверное представление лица о фактических обстоятельствах, играющих роль объективных признаков состава данного преступления и определяющих характер преступления и степень его общественной опасности.

См. Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. Казань, 1988.

Глава VIII Субъективная сторона преступления

§ 8 Ошибка и ее значение

поскольку они либо представляют разновидности ошибки в объекте или объективной стороне преступления, либо вообще не имеют значения для уголовной ответственности В уголовных кодексах ряда зарубежных стран содержатся специальные нормы, регламентирующие вопросы уголовной ответственности при наличии фактической ошибки. УК России 1996 г. не предусматривает нормы» относительно фактической ошибки, поэтому правила о ее влиянии! на форму вины и на уголовную ответственность разработаны тео-| рией уголовного права. !

Практическое значение имеет лишь существенная фактическая? ошибка, т.е. та, которая касается обстоятельств, имеющих значение юридического признака состава данного преступления и в этом качестве влияющих на содержание вины, ее форму и пределы уголовно-правового воздействия. Несущественное заблуждение (например, о модели и точной стоимости похищенного у гражданина автомобиля) не рассматривается как вид фактической ошибки.

Ошибка в объекте – это неправильное представление лица о социальной и юридической сущности объекта посягательства. Возможны две разновидности подобной ошибки.

Во-первых, так называемая подмена объекта посягательства, которая заключается в том, что субъект преступления ошибочно полагает, будто посягает на один объект, тогда как в действительности ущерб причиняется другому объекту, неоднородному с тем, который охватывался умыслом виновного. Например, лицо, пытающееся похитить из аптечного склада наркотикосодержащие препараты, на самом деле похищает лекарства, в которых наркотические вещества не содержатся. При наличии такого рода ошибки преступление должно квалифицироваться в зависимости от направленности умысла. Однако нельзя не считаться с тем, что объект, охватываемый умыслом виновного, фактически не потерпел ущерба. Чтобы привести в соответствие эти два обстоятельства (направленность умысла и причинение вреда другому объекту, а не тому, на который субъективно было направлено деяние), при квалификации подобных преступлений применяется юридическая фикция: преступление, которое по своему фактическому содержанию было доведено до конца, оценивается как покушение на намеченный виновным объект. В приведенном примере лицо должно нести ответственность за покушение на хищение наркотических средств (ст. 30 и 229 УК). Правило о квалификации преступлений, совершенных с ошибкой в объекте рассмотренного вида, применяется только при конкретизированном умысле.

Второй разновидностью ошибки в объекте является незнание обстоятельств, благодаря которым изменяется социальная и юри-

дическая оценка объекта в законе. Так, беременность потерпевшей при умышленном убийстве или несовершеннолетие потерпевшей при изнасиловании повышают общественную опасность названных преступлений и служат квалифицирующими признаками. Данная разновидность ошибки влияет на квалификацию преступлений двояким образом. Если виновный не знает о наличии таких обстоятельств, когда в действительности они существуют, то преступление квалифицируется как совершенное без отягчающих обстоятельств. Если же он исходит из ошибочного предположения о наличии соответствующего отягчающего обстоятельства, то деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление с этим отягчающим обстоятельством.

От ошибки в объекте необходимо отличать ошибку в предмете посягательства и в личности потерпевшего.

При ошибке в предмете посягательства ущерб причиняется именно предполагаемому объекту, хотя непосредственному воздействию подвергается не намеченный преступником, а другой предмет.

Например, получив сведения, что на даче, принадлежащей А., никто не живет, С. по ошибке проникает на соседнюю дачу, принадлежащую М., и похищает оттуда ценные вещи. Подобная ошибка не касается обстоятельств, имеющих значение признака состава преступления, и поэтому не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию, ни на уголовную ответственность. Однако нужно иметь в виду, что неверное представление о предмете посягательства иногда влечет ошибку и в объекте преступления. Например, похищение у гражданина газовой зажигалки, ошибочно принятой за пистолет, связано с ошибочной оценкой не только предмета посягательства, но и объекта преступления, поэтому квалифицируется в зависимости от направленности умысла (в данном примере – как покушение на хищение огнестрельного оружия).

Ошибка в личности потерпевшего состоит в том, что виновный, посягая на определенное лицо, ошибочно принимает за него другое лицо, на которое и совершает посягательство. Как и при ошибке в предмете посягательства, здесь заблуждение виновного не касается обстоятельств, являющихся признаком состава преступления. В обоих случаях страдает именно намеченный объект, поэтому ошибка не оказывает никакого влияния ни на квалификацию преступления, ни на уголовную ответственность, если, разумеется, с заменой личности потерпевшего не подменяется объект преступления (например, убийство частного лица вместо государственного или общественного деятеля, намеченного в качестве жертвы с

Глава VIII. Субъективная сторона преступления

целью прекращения его государственной или политической деятельности – ст. 277 УК).

Ошибка в характере совершаемого действия (или бездействия) может быть двоякого рода.

Во-первых, лицо неправильно оценивает свои действия как общественно опасные, тогда как они не обладают этим свойством. Такая ошибка не влияет на форму вины, а деяние остается умышленным, но ответственность наступает не за оконченное преступление, а за покушение на него, поскольку преступное намерение не было реализовано. Например, сбыт иностранной валюты, которую виновный ошибочно считает фальшивой, составляет покушение на сбыт поддельных денег (ст. 30 и ч. 1 ст. 186 УК).

Во-вторых, лицо ошибочно считает свои действия правомерными, не сознавая их общественной опасности (например, лицо убеждено в подлинности денег, которыми расплачивается, но они оказываются фальшивыми). Такая ошибка устраняет умысел, а если деяние признается преступным только при умышленном его совершении, то исключается и уголовная ответственность. Если же деяние признается преступным и при неосторожной форме вины, то при незнании его общественно опасного характера ответственность за неосторожное преступление наступает только при условии, что лицо должно было и могло сознавать общественную опасность своего действия или бездействия и предвидеть его общественно опасные последствия.

Если объективная сторона преступления характеризуется в законе с помощью таких признаков, как способ, место, обстановка или время совершения деяния, то ошибка относительно этих признаков означает разновидность ошибки в характере совершаемого деяния. При этом квалификация преступления определяется содержанием и направленностью умысла виновного. Так, если лицо считает похищение чужого имущества тайным, не зная о том, что за его действиями наблюдают посторонние лица, оно подлежит ответственности не за грабеж, а за кражу.

Ошибка относительно общественно опасных последствий может касаться либо качественной, либо количественной характеристики этого объективного признака.

Ошибка относительно качества, т.е. характера общественно опасных последствий, может состоять в предвидении таких последствий, которые в действительности не наступили, либо в непредвидении таких последствий, которые фактически наступили. Такая ошибка исключает ответственность за умышленное причинение фактически наступивших последствий, но может влечь ответствен-

§ 8. Ошибка и ее значение

ность за их причинение по неосторожности, если таковая предусмотрена законом.

Деяние, повлекшее не те последствия, которые охватывались умыслом субъекта, квалифицируется как покушение на причинение последствий, предвиденных виновным, и, кроме того, как неосторожное причинение фактически наступивших последствий.

Если деяние повлекло те же самые с точки зрения их фактического содержания последствия, что охватывались умыслом виновного, но они имеют иную законодательную оценку, то преступление должно квалифицироваться по направленности умысла. Так, кража газового пистолета, ошибочно принятого за боевое оружие, должна быть квалифицирована как покушение на кражу огнестрельного оружия по ст. 30 и ч. 1 ст. 226 УК.

Ошибка относительно тяжести общественно опасных последствий означает заблуждение в их количественной характеристике. При этом фактически причиненные последствия могут оказаться либо более, либо менее тяжкими по сравнению с предполагаемыми. Если ошибка в количественной характеристике последствий не выходит за рамки, установленные законодателем, то она не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию преступления. Так, идентичной будет квалификация умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, выразившегося в стойкой утрате трудоспособности как на 35 процентов, так и на 95 процентов, а также кража чужого имущества стоимостью, превышающей как в 500, так и в 2000 раз минимальный размер оплаты труда. Не оказывает влияния на уголовную ответственность и ошибка относительно количественной характеристики последствий в тех случаях, когда ответственность не дифференцируется в зависимости от тяжести причиненного вреда (например, от размера материального ущерба при умышлен-

Глава VIII Субъективная сторона преступления

§ 8 Ошибка и ее значение

ном уничтожении или повреждении чужого имущества, причинившем значительный ущерб (ч 1 ст. 167 УК).

В тех случаях, когда уголовная ответственность зависит от тяжести последствий, лицо, допускающее ошибку относительно этого признака, должно нести ответственность в соответствии с направленностью умысла.

Например, К , изготовив поддельные документы, пытался получить по ним от государственных предприятий некондиционные телевизоры и радиодетали на сумму 6350 руб (в ценах 1971 г ), но по причинам, не зависящим от его воли, успел похитить указанным способом имущества только на сумму 2216 руб Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР признала правильным осуждение К за изготовление поддельных документов и за покушение на завладение государственным имуществом путем мошенничества в крупных размерах, хотя фактически причиненный ущерб не был крупным (по УК 1960 г)’

Наступление более тяжкого последствия, чем субъект имел в виду, исключает ответственность за его умышленное причинение. Если при этом причинение более тяжкого последствия охватывалось неосторожной виной, то наряду с ответственностью за умышленное причинение (или попытку причинения) намеченного последствия наступает ответственность и за неосторожное причинение более тяжкого последствия. При этом возможны два варианта квалификации Деяние квалифицируется по одной уголовно-правовой норме, если она, устанавливая ответственность за умышленное причинение одних последствий, предусматривает неосторожное причинение более тяжких последствий как квалифицирующий признак (ч 2 ст. 167, ч. 4 ст. 111 УК). Если же подобной нормы в УК нет, а также в случаях реальной совокупности преступлений (пытаясь умышленно причинить тяжкий вред здоровью одного человека, виновный по неосторожности причиняет смерть и другому лицу), деяние должно квалифицироваться по статьям УК об умышленном причинении (или покушении на причинение) намеченного последствия (ч. 1 ст. 111) и о неосторожном причинении фактически наступившего более тяжкого последствия (ст. 109).

Ошибка в развитии причинной связи означает неправильное понимание виновным причинно-следственной зависимости между его деянием и наступлением общественно опасных последствий.

Если вследствие преступных действий наступает тот преступный результат, который охватывался намерением виновного, то ошибка в причинной связи не влияет на форму вины.

‘ Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 1964–1972 С 117

Иногда ошибка в причинной связи исключает умысел, но обосновывает ответственность за неосторожное причинение последствий, если субъект должен был и мог предвидеть истинное развитие причинной связи. Так, неопытный водитель автомобиля резко тормозит на повороте дороги, покрытой щебенкой, в результате заноса машина переворачивается, пассажиры получают телесные повреждения. В данном случае виновный, не обладая достаточным опытом, не предвидел, в каком направлении будет развиваться вызванная им причинно-следственная цепочка, хотя должен был и мог это предвидеть.

В случаях, когда последствие, охватываемое умыслом, фактически наступает, но является результатом не тех действий, которыми виновный намеревался их причинить, а других его действий, ошибка в развитии причинной связи влечет изменение квалификации деяния.

У и Л с целью кражи проникли в дом, но, обнаружив там престарелого Ю и стремясь избавиться от свидетеля, нанесли ему два ножевых удара в область сердца Похитив ценные вещи, они подожгли дом, где оставался Ю , которого преступники считали уже мертвым Но оказалось, Ю был лишь тяжело ранен и погиб только при пожаре Ошибка У и Л относительно причины смерти Ю породила совокупность двух преступлений против личности покушение на убийство с целью скрыть другое преступление (ст 30 и п «к» ч 2ст 105 УК) и причинение смерти по неосторожности (ст 109) Это деяние было бы неправильно квалифицировать только как умышленное убийство, так как действительное развитие причинной связи здесь не совпадает с предполагаемым, и смерть не является результатом ножевых ранений

Ошибка в обстоятельствах, отягчающих ответственность, заключается в ошибочном представлении об отсутствии таких обстоятельств, когда они имеются, либо о наличии их, когда фактически они отсутствуют. В этих случаях ответственность определяется содержанием и направленностью умысла. Если виновный считает свое деяние совершенным без отягчающих обстоятельств, то ответственность должна наступать за состав данного преступления. Так, «лицо, достоверно не знавшее о беременности потерпевшей, не может нести ответственность по п. «ж» ст. 102 УК РСФСР»1, а соучастник, не знавший о том, что взяткополучатель является главой органа местного самоуправления, не может отвечать за пособничество в получении взятки, предусмотренном ч. 3 ст. 290 УК. И наоборот, если виновный был убежден в наличии отягчающего обстоятельства, которое на самом деле отсутствовало, деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление, совершенное при отягчающих обстоятельствах.

1 ВВС РСФСР 1965 №11 С 9 1-1329

Глава VIII Субъективная сторона преступления

С фактической ошибкой внешне сходны случаи так называемого отклонения действия, когда по причинам, не зависящим от воли виновного, вред причиняется не тому, на кого направлено посягательство, а иному лицу

Например, А с целью убийства стреляет из пистолета в Б , но попадает в В и убивает его Выстрел в Б независимо от того, попала ли пуля в В или в дерево, образует состав покушения на убийство Б Кроме того, А совершает еще одно преступление – неосторожное убийство В , если он при проявлении необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть возможность его гибели от выстрела, а также если он такую возможность предвидел, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывал на ее предотвращение Поэтому случаи отклонения действия всегда образуют совокупность двух преступлений – покушения на совершение намеченного преступления и неосторожное причинение вреда другому лицу (разумеется, при наличии легкомыслия или небрежности относительно этого последствия)

Фактическая ошибка

В теории уголовного права данный вид ошибки определяется обычно как заблуждение (неверное представление) человека относительно объективной реальности, именуемой в общем виде одними авторами объективными обстоятельствами совершаемого деяния (Б. В. Волженкин), другими – фактическими обстоятельствами, относящимися к объекту и объективной стороне (А. В. Наумов), третьими – фактическими обстоятельствами, играющими роль объективных признаков состава данного преступления и определяющих характер преступления и степень его общественной опасности (А. И. Рарог), четвертыми – характером и степенью общественной опасности деяния, включая его последствия (В. А. Якушин) и т.п. Исходя из того, в отношении чего именно имело место заблуждение, выделяют разное количество разновидностей фактической ошибки. При этом чаще всего различают ошибки в объекте, предмете, личности потерпевшего, средствах и орудиях совершения преступления, причинной связи и последствиях преступления.

Под ошибкой в объекте преступления обычно понимается заблуждение человека относительно социальной ценности, уголовно-правового содержания и количества объектов преступления, на которые виновный имел намерение посягнуть. Выделяются четыре возможных варианта такого заблуждения: 1) посягательство осуществляется на объект, ошибочно воспринимаемый виновным как менее ценный – действия виновного следует квалифицировать с учетом направленности умысла как посягательство на менее ценный объект преступления; 2) виновный имел намерение посягнуть на более ценный объект, в то время как в действительности причинил вред менее ценному объекту – действия виновного следует квалифицировать как покушение на причинение вреда более ценному объекту; 3) в силу ошибки посягательство осуществляется на отсутствующий объект («негодный объект») – уголовная ответственность наступает как за покушение на предполагаемый объект; 4) желая посягнуть на один объект, виновный фактически посягнул на несколько объектов, – уголовная ответственность должна наступать за то, что хотел совершить и совершил, и дополнительно за неосторожное причинение вреда другому объекту (другим объектам), которым фактически причинен вред.

С ошибкой в предмете преступления в юридической литературе связывается заблуждение индивида относительно качественных или (и) количественных характеристик предмета совершаемого им преступления. Конкретно это может выражаться в том, что виновный: 1) ошибается в несущественных свойствах изымаемого им предмета преступления – например, вместо предполагаемого изъятия денежной массы в долларовом исчислении виновный ошибочно изымает ту же сумму, но в рублевом исчислении, – уголовная ответственность наступает на общих основаниях; 2) намеревался изъять предмет, обладающий специфическими свойствами, имеющими уголовно-правовое значение, а фактически изъял то, что такими свойствами не обладает (например, желая похитить предмет, имеющий особую ценность, виновный ошибочно изымает предмет, такими свойствами не обладающий) – уголовная ответственность наступает по направленности умысла за покушение на хищение предмета, имеющего особую ценность (ч. 3 ст. 30 и ст. 164 УК РФ); 3) желая похитить чужое имущество в особо крупном размере, виновный в силу ошибки похитил имущество лишь в крупном размере – уголовная ответственность наступает по направленности умысла за покушение на хищение в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 158 УК РФ).

Об ошибке в личности потерпевшего обычно идет речь о случаях, когда виновный ошибочно: 1) причинил вред не тому потерпевшему, которому хотел, – уголовная ответственность наступает на общих условиях; 2) наделил потерпевшего такими уголовно-правовыми свойствами, которыми он в действительности не обладал, – уголовная ответственность должна наступать по направленности умысла за покушение; 3) считал, что потерпевший не обладает уголовно-правовыми свойствами, тогда как фактически такими свойствами обладал, – уголовная ответственность должна наступать за оконченное преступление, которое охватывалось его сознанием.

При рассмотрении самостоятельной разновидностью фактической ошибки заблуждения лица в средствах и орудиях совершения преступления исходят из того, что: 1) если виновный ошибочно завышает поражающие свойства используемого им орудия или средства, которыми они фактически не обладают, то уголовная ответственность должна наступать по направленности умысла, т.е. за покушение па преступление; 2) если виновный ошибочно занижает поражающие свойства используемого им орудия или средства, которые фактически обладают высокими функциональными свойствами, то уголовная ответственность должна наступать за неосторожное причинение вреда; 3) если виновный для совершения преступления ошибочно использует «негодное» средство, уголовная ответственность должна наступать по направленности умысла за покушение на преступление; 4) если виновный для совершения преступления в силу своего бытового невежества использует абсолютно негодное средство, уголовная ответственность не наступает.

Под ошибкой в развитии причинной связи принято понимать заблуждение виновного относительно развития причинно-следственной зависимости между совершенным им преступным деянием и фактически наступившими последствиями. Как и во всех иных ошибках, уголовно-правовое значение в данном случае имеет только такое заблуждение, которое носило существенный характер. В юридической литературе к ошибкам в развитии причинной связи относят, например, случаи совершения преступления с двойной формой вины (ст. 27 УК РФ), в том числе умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

Разновидностью ошибки в развитии причинной связи нередко признается так называемое отклонение действия, к которому относят случаи, когда в силу каких-то обстоятельств вред причиняется иному лицу. В отличие от ошибки в потерпевшем, при которой вред причиняется лицу, ошибочно воспринимаемым виновным в качестве другого лица, при отклонении действия заблуждения в личности потерпевшего не существует (например, виновный стреляет в своего недруга, но попадает в неожиданно появившегося прохожего). При ошибки отклонением действия наличие намерения лишить жизни другого человека дает основание для вменения покушения на убийство, а причинение по неосторожности смерти прохожему – лишение жизни по неосторожности. Данный вид ошибки отсутствует, если при совершении преступления причиняемый посторонним лицам вред связан с тем, что виновный использовал общественно опасный способ.

Ошибка в последствиях преступного деяния – это заблуждение относительно характера или количества преступных последствий. Если виновный заблуждается, например, в наступлении желаемой им смерти потерпевшего, который в действительности был только тяжело ранен, то ответственность наступает за покушение на умышленное убийство. При ошибке в количестве последствий, заблуждение может выражаться в реальном причинении более или менее тяжкого вреда, чем предполагал виновный. Если при этом тяжесть наступивших последствий охватывается диспозиций уголовно-правовой нормы, то данная ошибка нс влияет на квалификацию содеянного. В тех случаях, когда уголовно-правовая квалификация зависит от тяжести последствий, при заблуждении субъекта он несет ответственность в соответствии с направленностью умысла.

Невиновное причинение вреда

Согласно ст. 5 Уложения о наказаниях невиновное (не являющееся виной, случайное и т.д.) причинение вреда определялось как зло, не только без намерения, но и без всякой со стороны «учинившего оное неосторожности». В последующем данное понятие формулировалось лишь теорией уголовного права, которая признавала невиновным причинением вреда случаи, когда лицо не могло или не должно было предвидеть общественно опасные последствия своего деяния. Такого рода случаи принято именовать казусом.

Считается, что в настоящее время именно о нем идет речь в ч. 1 ст. 28 УК РФ, которая гласит: деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела нс могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Различая в этом определении две разновидности казуса: к первой из них относят случаи, когда лицо не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия); ко второй – лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Этим казус отличается от преступной небрежности, при которой субъект также не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия); однако при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия.

Помимо казуса, ст. 28 УК РФ предусматривает еще и другой вид невиновного причинения вреда: когда лицо, совершившее деяние, хотя и предвидело возможность наступления его общественно опасных последствий, но не могло предотвратить их в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. Данный вид невиновного причинения вреда имеет общее с преступным легкомыслием в том, что касается предвидения возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния и желанием их ненаступления. Вместе с тем: а) при легкомыслии преступные последствия наступают вследствие необоснованного, самонадеянного расчета на их предотвращение и б) при невиновном же причинение вреда в смысле ч. 2 ст. 28 УК РФ невозможность предотвращения обусловливается несоответствием психофизиологических качеств причинителя вреда требованиям экстремальных условий (например, неисправность механизма) или нервно-психическим перегрузкам (например, переутомление, вызванное сверх допустимой продолжительностью работы в качестве диспетчера или штурмана).

Учитывая, что в ч. 2 ст. 28 УК РФ речь идет не столько о психическом отношении, сколько о способности субъекта действовать соответствующим образом, в юридической литературе не без оснований предлагается рассматривать невозможность предотвращения общественно опасных последствий своего деяния как специальную невменяемость в рамках учения о субъекте преступления, а не как вид невиновного причинения вреда.