Ст 428 гк рф в новой редакции

Рубрики Наша практика

Статья 428. Договор присоединения

1. Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства, в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения.

3. Правила, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, подлежат применению также в случаях, если при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

Комментарий к Ст. 428 ГК РФ

1. Договор присоединения (или продиктованный договор) представляет собой некоторое отступление от правил о свободе договора. В силу тех или иных обстоятельств одна из сторон договора присоединения не может предложить свои условия, а лишь должна согласиться с предлагаемым ей формуляром или полностью отказаться от заключения договора. Сторона, предлагающая присоединиться к стандартной форме или формуляру, существенным образом экономит время, не вступая в обсуждение деталей сделки с каждым контрагентом. В то же время у контрагентов такого лица практически нет возможности добиться учета их интересов в договоре.

Конституционный Суд РФ рассматривает институт договора присоединения как один из способов ограничения «конституционной свободы договора» на основании федерального закона и относит к таким договорам присоединения, например, договор срочного банковского вклада с гражданами (п. 2 ст. 834 ГК), условия которого в соответствии с п. 1 ст. 428 ГК РФ определяются банком в стандартных формах. При этом Конституционный Суд отмечает, что граждане-вкладчики как сторона в договоре лишены возможности влиять на его содержание, что является ограничением свободы договора и требует соблюдения принципа соразмерности. По мнению Конституционного Суда РФ, «возможность отказаться от заключения договора банковского вклада, внешне свидетельствующая о признании свободы договора, не может считаться достаточной для ее реального обеспечения гражданам, тем более когда не гарантировано должным образом право граждан на защиту от экономической деятельности банков, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию, не предусмотрены механизмы рыночного контроля за кредитными организациями, включая предоставление потребителям информации об экономическом положении банка, и гражданин вынужден соглашаться на фактически диктуемые ему условия, в том числе на снижение банком в одностороннем порядке процентной ставки по вкладу» .

———————————
Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко».

2. Специфика положения экономически слабой стороны в таких отношениях диктует необходимость применения особых способов защиты.

В качестве такого способа защиты комментируемая статья закрепляет требование о расторжении или изменении договора. Для удовлетворения данного требования необходимо наличие одного из следующих оснований:

1) договор присоединения лишает присоединившуюся сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида;

2) условия договора исключают или ограничивают ответственность другой стороны за нарушение обязательств;

3) договор содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Требование о расторжении или изменении договора присоединения следует отличать от требования о признании его недействительным, в том числе по причине несоответствия договора закону (ст. 168 ГК).

Перечисленные выше основания для удовлетворения иска о расторжении или изменении договора присоединения могут быть применены в случае, если договор не противоречит закону и иным правовым актам. Так, например, договор розничной купли-продажи, запрещающий покупателю производить обмен непродовольственного товара, противоречит ст. 502 ГК РФ, нормы которой носят императивный характер. В случае заключения такого договора покупатель вправе считать ничтожным условие об отказе от права на обмен.

Ничтожным является и соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя (ст. 400 ГК).

3. Вышеназванные способы защиты интересов присоединяющейся к договору стороны не подлежат применению в отношении стороны, присоединившейся к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, если такая сторона знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор (п. 3 комментируемой статьи). Эта норма расценивается в Концепции развития гражданского законодательства РФ как несправедливая, позволяющая сильной стороне навязывать выгодные для нее условия, а потому требующая исключения из ГК РФ .

———————————
Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. Одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.

4. Упоминание в комментируемой статье о присоединении к формулярам или стандартным формам не означает требования о письменной форме договора. Договор присоединения нередко заключается в устной форме, если такая возможность допускается ст. 159 ГК РФ. Так, например, договором присоединения можно считать те случаи розничной купли-продажи, когда покупатель, выбрав товар, не может предложить продавцу изменить цену, способ оплаты, доставку товара и иные условия, а лишь присоединяется к условиям договора, вытекающим из обстановки и информации, размещенной в месте торговли.

Страхователь, как правило, заключает договор путем присоединения к стандартным формам договора (страхового полиса), которые в силу п. 3 ст. 940 ГК РФ могут быть разработаны страховщиком или объединением страховщиков по отдельным видам страхования. Поскольку договор страхования требует письменной формы, в этом случае присоединение к формуляру происходит путем подписания страхователем предложенных ему страховщиком документов.

Статья 428 ГК РФ. Договор присоединения

Новая редакция Ст. 428 ГК РФ

1. Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства, в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения.

3. Правила, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, подлежат применению также в случаях, если при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

Комментарий к Ст. 428 ГК РФ

Как и публичный договор, договор присоединения не относится к соглашениям, основанным на принципе свободы договора. Субъекту предлагается либо принять все уже существующие условия без изменения их, либо вообще не вступать в договор. Умаление прав присоединяющейся стороны возмещается дополнительными способами ее защиты (п. 2 ст. 428).

В таких договорах воле одной стороны принадлежит исключительное преобладание, проявляющееся в том, что она диктует свои условия уже не отдельному индивиду, а неопределенному количеству лиц. Но она же односторонне связывает себя на случай присоединения тех, кто примет условия договора и использует обязательства, коими предложивший связывает себя на случай присоединения тех, кто примет условия договора и использует обязательства, коими предложивший связал самого себя.

Сам по себе способ заключения договора путем предварительного формулирования его условий в определенной стандартной форме может оказаться весьма полезным, упрощая и облегчая процедуру оформления договора. Такие ситуации встречаются, например, в массовых договорах в сфере бытового обслуживания населения, в отношениях различных клиентов с банками, страховыми и транспортными организациями, традиционно использующими типовые бланки договорной документации (заявление об открытии банковского счета, страховые полисы, товарно-транспортные накладные и т.п.). От них следует отличать ситуации, когда предложение одной из сторон использовать заранее растиражированный образец текста договора отнюдь не исключает согласование и переформулирование изложенных в нем условий.

При рассмотрении дел, связанных с изменением или расторжением договора присоединения, судам следует иметь в виду, что по требованию присоединившейся стороны такой договор может быть изменен и расторгнут по основаниям, предусмотренным как ст. 428, так и ст. 450 Кодекса.

В том случае, когда договор присоединения заключен гражданином и в этот договор включено соглашение об исключении или ограничении ответственности должника — коммерческой организации за нарушение обязательства, такое соглашение в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 400 Кодекса, является ничтожным (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8).

Другой комментарий к Ст. 428 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. В п. 1 комментируемой статьи приводится определение договора присоединения как договора, все условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах, причем эти условия могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к ним в целом.

Договор присоединения выделен в отдельную категорию договоров в связи с особым порядком его заключения: разработавшая условия договора сторона заявляет присоединяющейся к договору стороне: «Или принимайте все условия договора так, как они сформулированы мною, или договор вообще не будет заключен».

Если после такого заявления присоединяющаяся сторона заключает договор, это и будет договор присоединения.

После заключения договор присоединения ничем не отличается от иных договоров: такой договор может соответствовать закону или не соответствовать ему, он может быть оформлен правильно или неправильно и т.д. Иными словами, если забыть об особенности его заключения, договор присоединения невозможно отличить от других гражданских договоров.

К договорам присоединения относятся и те договоры, все условия которых специально сформулированы одной стороной для другой стороны (т.е. даже если эти условия не являются стандартными), если при этом разработавшая их сторона заявит: «Или принимай эти условия в целом, или договора не будет вообще». Разумеется, что в таком случае будет труднее доказать тот факт, что разработавшая условия договора сторона не принимала никакие поправки к проекту договора.

Конституционный Суд РФ отнес к категории договоров присоединения договоры срочного банковского вклада, заключаемые гражданами (п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П // ВКС РФ. 1999. N 3).

В п. 1 комментируемой статьи ничего не говорится о том, почему другая сторона «присоединилась» к такому договору: из-за того, что ее устраивали все условия договора, или из-за того, что она была вынуждена это сделать (монопольное положение договорного партнера, стечение тяжелых обстоятельств и т.п.). Статья 428 исходит из того, что стороны заключили договор присоединения по своему свободному волеизъявлению.

Однако, если договор присоединения противоречит какому-либо закону или иному правовому акту, он может быть признан недействительным, изменен или расторгнут по тем же основаниям и в том же порядке, что и другие договоры, в частности, на основе ст. ст. 10, 162, 165, 168 — 179, 450, 451 ГК.

2. Вместе с тем в п. 2 комментируемой статьи предусматриваются дополнительные основания расторжения или изменения договора присоединения.

Ставить вопрос о расторжении или изменении этого договора имеет право лишь сторона, присоединившаяся к договору.

Закон предусматривает три основания для расторжения или изменения договора:

1) договор лишает присоединившуюся сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого типа;

2) договор исключает или ограничивает ответственность стороны, продиктовавшей условия договора, за нарушение договорных обязательств;

3) договор содержит явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в их определении.

Норма п. 2 сформулирована не совсем ясно: должна ли присоединившаяся к договору сторона во всех случаях доказывать, что содержащиеся в договоре условия являются «явно обременительными» для нее, или в отношении первых двух оснований для расторжения или изменения договора присоединения этого не требуется?

Полагаем, что в первых двух случаях не требуется доказательств «явной обременительности» условий договора.

Пункт 2 ст. 428 предусматривает, как уже отмечалось, возможность оспаривания договора присоединения в связи с тем, что договор исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение договорных обязательств.

Наряду с этой нормой, норма, содержащаяся в п. 2 ст. 400 ГК, предусматривает, что соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения, в котором кредитором является гражданин-потребитель, по общему правилу ничтожно. Эти две нормы имеют разные сферы применения, которые совпадают лишь частично. Норма, содержащаяся в п. 2 ст. 428, применяется и в тех случаях, когда присоединившейся стороной является гражданин-предприниматель (или гражданин, не выступающий как потребитель) или юридическое лицо.

3. Пункт 3 устанавливает ограничение нормы о возможности оспаривания договора присоединения, предусмотренной в п. 2.

Это ограничение относится к тем случаям, когда присоединившейся стороной является лицо, заключившее данный договор в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности.

В этих случаях предусмотренные п. 2 основания оспаривания договора присоединения могут быть применены при том непременном условии, что присоединившаяся к договору сторона не знала и не должна была знать, на каких условиях она заключает договор. Такие ситуации могут встречаться на практике: стороны приступили к исполнению договора до момента его фактического подписания, телеграмма присоединяющейся стороны: «Согласны на договор на ваших условиях» и т.п.

Договор присоединения в новом ГК РФ (Пьянкова А.)

Дата размещения статьи: 15.07.2016

Изменения в общую часть обязательственного права ГК РФ вступили в силу 1 июня 2015 года. В частности, существенным изменениям подверглись нормы ст. 428 ГК РФ о договоре присоединения. Проанализируем новеллы данной статьи и посмотрим, все ли из них являются достаточно продуманными.

Способ защиты права

Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», вступившим в силу с 1 июня 2015 года, внесены значительные изменения в ст. 428 ГК РФ. Она давно подвергалась обоснованной критике со стороны ученых-правоведов. При этом выделялось несколько проблем. Посмотрим, какие из них удалось решить новой редакции ст. 428 ГК РФ.
Пункт 2 ст. 428 ГК РФ предоставляет стороне, присоединившейся к договору, право потребовать его изменения и расторжения в случае, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.
Данное право в большинстве случаев не обеспечивает защиты интересов присоединившейся стороны. Большинство зарубежных правопорядков предоставляет судам иное право — право признать конкретное условие недействительным (оспоримым либо ничтожным) как несправедливое. ЕТК США предусматривает право суда отказать в принудительной защите недобросовестного условия договора. Такое право близко отказу в защите права, которое предоставлено суду при обнаружении злоупотребления правом (п. 2 ст. 10 ГК РФ).
В новой редакции способ защиты права потерпевшей стороны не изменен. Уточнено лишь, что, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства, в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции либо, соответственно, не действовавшим с момента его заключения.
Между тем еще в прошлом году ВАС РФ в п. 9 Постановления Пленума от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» указал, что, поскольку согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании ст. 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по ст. 169 ГК РФ.
Данный способ защиты не попал в новую редакцию ст. 428 ГК РФ, он так и остался на уровне официального толкования закона, пока еще обязательного для арбитражных судов.
ВАС РФ в названном пункте Постановления даже дал понятие несправедливых условий договора. Таковыми названы условия, являющиеся явно обременительными для контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон. Однако оно в закон не попало, несмотря на то что в большинстве стран мира данное понятие кодифицировано на уровне ГК РФ или специального закона.
Более того, данное понятие уже стало использоваться судами. Так, условия договора потребительского кредита о страховании предмета залога, жизни и здоровья заемщика были расценены арбитражным судом как злоупотребление свободой договора в форме навязывания контрагенту несправедливых условий договора (Постановление ФАС ЗСО от 04.08.2009 N Ф04-4741/2009(12361-А75-32) по делу N А75-479/2009). По другому делу в предпринимательских отношениях признано несправедливым включение в проект муниципального контракта условия о неустойке, ухудшающего положение исполнителя в договоре (Постановление Арбитражного суда СКО от 18.05.2015 N Ф08-2649/2015 по делу N А32-11563/2014).

Уклонение судов

В абсолютном большинстве случаев, за исключением прямо предусмотренных ГК РФ (ст. 493, п. 2 ст. 789, п. 2 ст. 834 и др.), суды общей юрисдикции и арбитражные суды отказывают в применении положений ст. 428 ГК РФ и отклоняют доводы о том, что заключенный между сторонами договор является договором присоединения.
Так, суды отказываются признавать договорами присоединения договоры аренды с публичным собственником, указывая, что факт соответствия проекта договора, представленного истцом в материалы дела, утвержденной форме договора не свидетельствует о том, что он является договором присоединения в смысле, придаваемом этому понятию в ст. 428 ГК РФ (Постановление ФАС УО от 18.06.2007 N Ф09-4067/07-С6 по делу N А60-29284/2006).
Суды не принимают во внимание и тот факт, что со всеми контрагентами лицо заключает договоры по одной и той же стандартной форме договора и лицо, заказывающее услуги, в графе «с правилами оказания услуг, тарифами, сроками доставки грузов ознакомлен и согласен» лишь ставит свою подпись (Постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2011 N 17АП-12966/2010-АК по делу N А60-28756/2010; Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.11.2010 N 17АП-11623/2010-ГК по делу N А60-18058/2010).
Как пойдет судебная практика после вступления в силу изменений в ст. 428 ГК РФ, покажет время.

Take-it-or-leave-it

Исходя из буквального толкования ст. 428 ГК РФ, если сторонами согласовано хотя бы одно условие договора (например, о количестве товаров), данный договор уже не является договором присоединения. Очевидно, что в гражданском обороте такие договоры практически не встречаются. Таким образом, договор присоединения должен быть от первой до последней буквы построен по принципу take-it-or-leave-it: принимай или уходи.
В этом отношении нельзя не оценить положительно подход Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», вступившего в силу с 01.07.2014, в соответствии с ч. 2 ст. 5 которого договорные условия делятся на общие и индивидуальные, причем к общим применяется ст. 428 ГК РФ.
Пункт 1 ст. 428 ГК РФ, содержащий понятие договора присоединения, не подвергся каким бы то ни было изменениям, поэтому у недобросовестных участников гражданского оборота, использующих договоры присоединения, по-прежнему есть лазейка для исключения применения особого правового режима ст. 428 ГК РФ.

Предприниматель, читай внимательно!

Согласно прежней редакции п. 3 ст. 428 ГК РФ требование о расторжении или об изменении договора, предъявленное стороной, присоединившейся к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, не подлежит удовлетворению, если присоединившаяся сторона знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор.
В новой редакции данный пункт исключен. Практика ВАС РФ уже несколько лет назад фактически начала игнорировать это ограничение. Так, ВАС РФ признал, что, если проект кредитного договора разработан банком и содержит в себе условия, существенным образом нарушающие баланс интересов сторон, индивидуальный предприниматель — заемщик по договору — вправе ссылаться на положения ст. 428 ГК РФ о договоре присоединения (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147).
В Постановлении по конкретному делу ВАС РФ указал, что «в ситуации, когда участниками кредитного договора являются, с одной стороны, предприниматель, а с другой — крупный банк, в силу положений статей 1, 10 Гражданского кодекса должна быть исключена возможность кредитной организации по наложению на контрагента неразумных ограничений. Право банка на одностороннее изменение процентной ставки по кредиту, закрепленное в договоре, не означает, что заемщик. не может доказать, что одностороннее изменение договорных условий нарушает разумный баланс прав и обязанностей сторон. » (Постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 N 13567/11).
В новой редакции сфера применения ст. 428 ГК РФ, наоборот, расширена — распространена на случаи заключения договоров, формально не относящихся к договорам присоединения. Право требовать изменения или расторжения договора с 01.06.2015 получит также пострадавшая сторона в ситуации, если условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.
Аналогичный подход уже был изложен в Постановлении Пленума ВАС РФ «О свободе договора и ее пределах». Согласно п. 9 данного Постановления в тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе несправедливые договорные условия, а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения п. 2 ст. 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.
Заметим, что в первоначальной редакции ст. 428 ГК РФ, предложенной разработчиками Концепции развития гражданского законодательства, отсутствовала формулировка «в силу неравенства переговорных возможностей». Данное понятие до сих пор являлось доктринальным, причем в отечественной литературе обсуждалось не слишком активно. Впервые оно было использовано английским судьей лордом Деннингом в судебном прецеденте по делу «Ллойд’с Банк Лтд против Банди» 1974 года. В настоящее время оно используется преимущественно в зарубежной литературе. Даже в отечественной доктрине, не говоря уже о судебной практике, используется крайне редко.
В целом изменения, внесенные в ст. 428 ГК РФ, безусловно, давно назрели, и их нельзя не оценить положительно.
Представляется, что новеллы в п. 3 ст. 428 ГК РФ пока лишены должной теоретической подготовки. Потребуется немало времени в том числе для перестройки сознания правоприменителей, чтобы п. 3 анализируемой статьи заработал в полном объеме. Однако ряд назревших изменений законодателем был проигнорирован. Так, надо бы внести в ст. 428 ГК РФ понятие «несправедливые условия договора». Кроме того, с учетом того что специальное законодательство (Федеральный закон «О потребительском кредите (займе)») с недавних пор оперирует понятиями «общие» и «индивидуальные условия договора», следовало бы регламентировать общие положения о них на уровне общей части договорного права.

Статья 428. Договор присоединения

1. Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства, в случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения.

3. Правила, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, подлежат применению также в случаях, если при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

Комментарий к статье 428 Гражданского Кодекса РФ

1. В правовой доктрине и правоприменительной практике давно подмечено, что существуют такие сферы хозяйствования, в которых заключается множество однотипных стандартных сделок. Поэтому в таких областях экономической жизни не избежать договоров с заранее разработанными условиями (см.: Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада // Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997. С. 266).

В выработке условий таких договоров участвует одна сторона; другой же стороне остается лишь присоединиться к предлагаемым условиям. Таким образом, в законодательстве было сформулировано понятие договора присоединения, под которым подразумевается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или в иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Среди договоров присоединения выделяют так называемые продиктованные договоры. Под такими договорами подразумевают договоры, условия которых полностью или частично предусмотрены в законодательстве. Содержание продиктованных договоров, определенное законом, считается включенным в соответствующий договор независимо от того, ссылаются на это стороны или нет. Впрочем, в дополнение обязательных условий, определяемых законодателем, стороны вправе в части, не затронутой законом, самостоятельно определять условия таких договоров. Примером продиктованного договора может служить типовой договор социального найма жилого помещения, утв. Постановлением Правительства РФ от 21 мая 2005 г. N 315 (СЗ РФ. 2005. N 22. Ст. 2126).

3. В подавляющем большинстве случаев лицом, разрабатывающим условия договора присоединения, является предприниматель. В условиях, когда заключение сделок приобретает массовый характер, появление стандартизированных форм договоров неизбежно хотя бы по той причине, что это существенно экономит время и средства предпринимателя и его контрагентов. Противоположной предпринимателю стороной выступает, как правило, потребитель, который имеет возможность заключить договор лишь путем полного и безоговорочного присоединения к предлагаемым условиям. В отличие от обычного договора в договоре присоединения одна из сторон, таким образом, оказывается лишенной возможности влиять на формирование его условий. Ей остается только присоединиться к проекту того договора, который предлагается экономически более сильной стороной.

Эти обстоятельства и послужили причиной того, что законодатель при регулировании отношений, возникающих между участниками договора присоединения, установил дополнительные гарантии в пользу слабой стороны, вынужденной присоединяться к предлагаемому соглашению без возможности повлиять на его условия. Так, присоединившейся стороне предоставлено право потребовать расторжения либо изменения договора, если этот договор: 1) лишает эту сторону тех прав, которые обычно предоставляются по договорам такого вида; 2) исключает либо ограничивает ответственность другой стороны за нарушение предусмотренных договором обязательств; 3) содержит иные явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в формулировании условий договора.

4. Требование об изменении или расторжении договора присоединения может быть удовлетворено в судебном порядке вне зависимости от того, противоречит ли этот договор закону или иным правовым актам. Даже если договор формально соответствует действующему законодательству, то суд вправе расторгнуть или изменить его условия, установив указанные выше обстоятельства.

5. В п. 3 установлено исключение из правила, сформулированного в п. 2. Сторона, присоединившаяся к договору в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, не вправе требовать расторжения или изменения договора присоединения, если она знала или должна была знать о том, на каких условиях заключался договор.

Новая редакция ст. 428 ГК РФ: новые возможности для оспаривания несправедливых договорных условий в предпринимательских договорах (Морозов С.А.)

Дата размещения статьи: 19.12.2017

Нередко условия договора определяются единолично одной из сторон договора, а вторая сторона фактически не участвует в их согласовании, поскольку либо не имеет такой возможности вообще (например, в случае ее присоединения к договору), либо ее возможности значительно ограничены в силу переговорного или информационного неравенства сторон.
———————————
Подробнее о переговорном и информационном неравенстве сторон договора см.: Ефремова М.Д., Фогельсон Ю.Б., Петрищев В.С. и др. Защита прав потребителей финансовых услуг. М., 2010.

Однако сторона, которая определяет условия договора, может злоупотребить своим правом и предусмотреть условия, которые будут существенно ущемлять права присоединяющейся стороны и на которые она бы не согласилась, если бы могла участвовать в их согласовании (такие условия получили в доктрине и в судебной практике название «несправедливые условия договора»).
———————————
См., напр.: Мягкова О.И. Защита слабой стороны от несправедливых условий договора в российском гражданском праве // Российский юридический журнал. 2016. N 1. С. 123 — 135.
См.: п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах».

Очевидно, что правопорядок не должен поощрять подобного поведения сильной стороны договора, хотя бы потому, что никто не вправе извлекать выгоды из своего недобросовестного поведения . Поэтому во многих развитых странах закон допускает оспаривание несправедливых условий, если они навязаны потребителю, а в некоторых случаях — и предпринимателю.
———————————
В частности, на это прямо указано в ст. 1 ГК РФ.
Примером таких актов могут служить германский Закон об общих условиях сделок 1976 г. или английский Акт о несправедливых договорных условиях 1977 г.

Предусматривает ли российское право возможность для слабой стороны оспаривать явно обременительные и навязанные ей условия договора?
В этом контексте следует обратить внимание на ст. 428 Гражданского кодекса (ГК) РФ, сфера применения которой значительно расширилась в рамках состоявшейся реформы общей части обязательственного права и которая теперь допускает оспаривание несправедливых условий договора, навязанных и потребителю, и предпринимателю.

1. Причины внесения поправок в ст. 428 ГК РФ

Следует отметить, что ст. 428 ГК РФ посвящена договорам присоединения, т.е. договорам, условия которых определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и к которым другая сторона может лишь присоединиться.
Первоначально (в старой редакции) п. 2 анализируемой статьи, предусматривающий право слабой стороны договора требовать изменения/исключения из договора явно обременительных для нее условий, касался только случаев включения таких условий в договоры присоединения. В свою очередь, п. 3 той же статьи допускал оспаривание условий договора предпринимателем только при условии, если он не знал или не должен был знать, на каких условиях заключает договор, что де-факто лишало его возможности оспаривать несправедливые условия, поскольку о содержании условий договора сторона узнавала, получив свой экземпляр договора .
———————————
Такой подход к толкованию был крайне распространен в судебной практике, см.: Определения Московского городского суда от 20.06.2012 по делу N 11-11001; Свердловского областного суда от 06.12.2012 по делу N 33-14934/2012.

Таким образом, сфера применения ст. 428 ГК РФ до реформы общей части обязательственного права была весьма узка: фактически она давала возможность оспорить несправедливое договорное условие, включенное в договор присоединения, заключенный только с потребителем.
Однако на практике перечень ситуаций, в которых одна из сторон лишена возможности участвовать в согласовании условий договора, не ограничивается случаями подписания договора присоединения потребителем. Нередки случаи, когда договор пусть и не называется договором присоединения, но его условия определяет одна сторона, обладающая более сильной переговорной позицией по отношению к контрагенту (причины для этого могут быть какие угодно: разная степень профессионализма, низкая конкуренция на рынке и т.д.).
Очевидно, оставлять без внимания навязывание контрагенту несправедливых договорных условий было бы неправильно, поэтому в практике ВАС РФ постепенно наметился отход от столь узкого толкования ст. 428 ГК РФ как применимой только к договорам присоединения.
В этом контексте стоит отметить п. 2 информационного письма ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре», в котором высший суд распространил действие п. 2 ст. 428 ГК РФ не только на условия, включенные в договор присоединения, но и на случаи, когда условия договора фактически единолично определялись сильной стороной.
Более того, в этом письме ВАС РФ указал на возможность оспаривания несправедливых договорных условий не только потребителями, но и предпринимателями, что существенно изменило практику нижестоящих судов, которые, руководствуясь буквальным толкованием п. 3 ст. 428 ГК РФ, не были склонны применять эту норму к договорам, заключенным между предпринимателями .
———————————
См., напр.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 25.02.2009 по делу N А32-4707/2008.

Данный подход получил свое развитие в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее — Постановление о свободе договора).
Как видим, с одной стороны, буквальное содержание ст. 428 ГК РФ предполагало крайне узкую сферу ее применения, с другой — оборот требовал куда более активного вмешательства судов в корректировку несправедливых договорных условий, о чем свидетельствовала во многом революционная для нашего права практика ВАС РФ.
Представляется, что именно на устранение этих противоречий между практикой и буквальным содержанием нормы и были направлены изменения положений ст. 428 ГК РФ в рамках реформы общей части обязательственного права:
во-первых, новая редакция п. 3 ст. 428 ГК РФ прямо допускает оспаривание явно обременительных условий, включенных не только в договоры присоединения, но и в любые другие договоры, содержание которых определялось исключительно одной стороной;
во-вторых, новая редакция п. 3 ст. 428 ГК РФ не содержит каких-либо ограничений на оспаривание обременительных условий лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность;
в-третьих, абз. 2 п. 2 ст. 428 ГК РФ теперь предусматривает иные последствия изменения/расторжения договора на основании данного пункта: в прежней редакции договор считался измененным с момента вынесения решения суда, в новой — с момента заключения договора (последствия этого изменения подробнее рассмотрены в п. 4 настоящей статьи).
Таким образом, эти изменения, в сущности, закрепили в законе тот подход, который уже сформировался ранее в практике ВАС РФ.

2. Как теперь работает механизм изменения несправедливых договорных условий?

Чтобы разобраться в данном вопросе, прежде всего нужно выяснить, какие условия суд считает явно обременительными для слабой стороны и что необходимо доказать для признания их таковыми. Затем следует установить, по каким критериям суды определяют, навязано ли условие слабой стороне или нет. И наконец, важно понять, какие правовые последствия повлечет признание судом условия несправедливым и как это признание будет защищать права слабой стороны.
Попробуем разобраться в данных вопросах.

2.1. Какие условия договора могут быть изменены/исключены из договора на основании новой редакции ст. 428 ГК РФ?

Стоит отметить, что п. 2 ст. 428 ГК РФ в данной части не претерпел существенных изменений и предлагает считать несправедливыми условия, которые лишают слабую сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключают или ограничивают ответственность другой стороны за нарушение обязательств, а также иные явно обременительные для присоединившейся стороны условия.
Похожие формулировки предлагает и ВАС РФ в п. 9 Постановления о свободе договора:
«В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента».
Следовательно, положение договора может быть признано несправедливым при наличии двух условий:
1) оно нарушает баланс интересов сторон;
2) у слабой стороны отсутствует возможность отказаться от заключения договора в такой редакции.
Что же суды понимают под нарушением баланса интересов сторон?
И закон, и Пленум приводят достаточно расплывчатый критерий для признания условия явно обременительным: лишение слабой стороны того блага, которое она обычно получала по договорам такого вида.
То есть закон предлагает сравнивать, насколько экономическая выгода, которую обычно получает сторона договора, отличается от той выгоды, которую она получит по оспариваемому договору.
Если эта выгода значительно меньше обычной, тогда суд признает такое условие несправедливым и изменяет или исключает его из договора.
В этом контексте любопытно дело N А27-15903/2013, рассмотренное АС Западно-Сибирского округа . В данном деле истец взыскивал с ответчика задолженность по договору хранения угля. В соответствии с договором истец обязался принимать у ответчика уголь и передавать его на хранение сторонним организациям, дополнительно в договоре была установлена обязанность оплачивать хранение угля на территории истца до подачи ответчиком вагонов для его транспортировки третьим лицам.
———————————
См.: Постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.01.2015 N Ф04-13126/2014 по делу N А27-15903/2013.

Возражая против взыскания платы в заявленном истцом размере, ответчик указывал на то, что цена хранения угля у истца определялась им в одностороннем порядке и является для него явно обременительной.
Оценивая данный довод ответчика, суд сравнил условия, на которых обычно истец хранил уголь, и те, на которых он хранил уголь ответчика, и установил 7-кратное завышение платы за хранение в данном случае. Руководствуясь этим обстоятельством, суд признал, что условие о 7-кратном размере является для ответчика явно обременительным, и взыскал только 1/7 от заявленных истцом требований.
Аналогичным образом (сравнивая обычную цену и цену, заявленную слабой стороне) определяли суды явную обременительность условий и в ряде других дел .
———————————
См.: Постановления АС Западно-Сибирского округа от 03.08.2016 N Ф04-2932/2016 по делу N А46-10433/2015; АС Уральского округа от 22.09.2015 N Ф09-5358/15 по делу N А07-21124/2014.

Кроме того, явно обременительными условиями нередко признаются условия, которые вообще не предполагают получение слабой стороной какого-либо экономического блага. Например, к таковым относятся условия, предполагающие (1) повторную оплату одной и той же услуги , (2) оплату действий, которые сторона и так должна осуществить для исполнения своих обязательств , (3) плату за осуществление прав, и так предоставленных стороне законом , и (4) оплату иных действий, не предполагающих получения слабой стороной какой-либо экономической выгоды .
———————————
См.: Постановление АС Волго-Вятского округа от 02.09.2015 N Ф01-3010/2015 по делу N А82-9562/2014.
См.: Постановления АС Волго-Вятского округа от 16.09.2016 N Ф01-3518/2016 по делу N А38-5264/2015; АС Уральского округа от 06.05.2016 N Ф09-1963/16 по делу N А60-25575/2015.
См.: Постановление АС Волго-Вятского округа от 19.10.2015 N Ф01-3844/2015 по делу N А82-12165/2014.
См.: п. 4 информационного письма ВАС РФ от 13.09.2011 N 147.

Типичным примером подобных условий может служить включение банками в кредитные договоры условий о взимании платы за открытие ссудного счета для заемщика или перечисление ему суммы кредита. Очевидно, что банк и так должен совершить эти действия, чтобы исполнить свои обязательства по кредитному договору, соответственно, взимание за них дополнительной платы было бы несправедливым, на что неоднократно указывали многие суды .
———————————
См., напр.: Постановление АС Уральского округа от 06.05.2016 N Ф09-1963/16 по делу N А60-25575/2015.

Таким образом, одним из важнейших вопросов, которые разрешают суды при оценке условий договора на предмет их справедливости, является вопрос о равноценности встречных предоставлений: если договор не предполагает получения слабой стороной выгоды, которую она обычно получает от таких договоров, его условия могут быть признаны несправедливыми.

2.2. Какие обстоятельства указывают на то, что условия навязаны слабой стороне?

Как уже отмечалось, признания условия явно обременительным еще недостаточно для его изменения/исключения из договора. Ведь если стороны имели примерно равные переговорные возможности, то согласие одной стороны на такие условия является лишь ошибкой этой стороны и у судов нет оснований для вмешательства в такой договор, поскольку это исключительно предпринимательский риск участников оборота.
Поэтому закон допускает пересмотр условий договора только тогда, когда они были навязаны слабой стороне (т.е. условия договора являются типовыми или проект договора подготовлен сильной стороной без участия контрагента), которая, в свою очередь, заключила такой договор вынужденно и не могла влиять на содержание его условий.
Как же суды определяют вынужденность заключения договора? Достаточно подробные разъяснения на этот счет содержатся в Постановлении о свободе договора.
Так, ВАС РФ предлагает при решении вопроса о навязанности условий слабой стороне в первую очередь учитывать, имела ли эта сторона возможность заключить аналогичный договор с третьими лицами на других условиях или заключить данный договор с тем же лицом, но на других условиях (п. 10 Постановления).
Действительно, тот факт, что проект договора подготовлен одной из его сторон, еще ничего не означает. В коммерческой практике достаточно часто бывает так, что проект договора готовится только одной из его сторон и уже потом согласуется с другой стороной, которая может вносить (а может и не вносить) в него соответствующие поправки и т.д.
Так что говорить о том, что сторона, подготовившая проект договора, навязывает свои условия, можно лишь тогда, когда другая сторона в силу ряда причин не может изменить его содержание.
Но прежде чем выяснять, что же это за причины, следует узнать: а предпринимались ли вообще попытки внести изменения в договор?
Как правило, в качестве доказательств попыток согласовать иные условия с контрагентом суды рассматривают наличие или отсутствие протокола разногласий при заключении договора . Также доказательством могут служить и иные документы, например переписка контрагентов, письменные возражения на условия договора или письменное предложение иной редакции договора.
———————————
См.: Постановления АС Восточно-Сибирского округа от 12.05.2015 N Ф02-1602/2015 по делу N А33-13173/2014; АС Дальневосточного округа от 05.07.2016 N Ф03-2678/2016 по делу N А51-16678/2015.

Если слабая сторона не предпринимала попыток изменить условия договора, то ее поведение будет трактоваться судами как подтверждение того, что она добровольно приняла условия договора, а значит, говорить об их навязанности не приходится .
———————————
См.: Постановления АС Северо-Кавказского округа от 18.03.2016 N Ф08-821/2016 по делу N А53-29110/2015; АС Восточно-Сибирского округа от 16.07.2015 N Ф02-3099/2015 по делу N А78-9668/2014.

Распространенным возражением, доступным сильной стороне договора, является довод о том, что слабая сторона не была лишена возможности избрать себе иного контрагента и заключить с ним договор на других условиях.
В ряде случаев и в самом деле можно найти иного контрагента и выторговать себе более выгодные условия. Однако такая возможность есть у слабой стороны далеко не всегда: например, условие о взимании с заемщика платы за открытие ссудного счета предусматривают многие банки, предлагающие кредиты; как следствие, обращение в другой банк может не дать заемщику никакого результата.
Поэтому суду, рассматривающему дело об изменении договора в порядке ст. 428 ГК РФ, важно установить, предпринимались ли слабой стороной попытки найти себе иного контрагента и заключить с ним договор без невыгодного ему условия. Если таких попыток не предпринималось, это может даже послужить основанием для отказа в иске , разумеется, если сторона, навязавшая невыгодное условие, не является монополистом на соответствующем товарном рынке.
———————————
См.: Постановления АС Северо-Кавказского округа от 21.05.2015 N Ф08-2228/2015 по делу N А63-7838/2013; АС Поволжского округа от 21.10.2016 N Ф06-4063/2015 по делу N А12-15997/2015.

Впрочем, выяснения данных обстоятельств далеко не всегда достаточно для того, чтобы суд мог прийти к однозначному выводу о том, были ли навязаны невыгодные условия или нет.
Какие же еще обстоятельства следует учитывать при оценке переговорных возможностей сторон?
Во-первых, это дисбаланс в профессионализме сторон договора.
Типичным примером такой ситуации являются банковские сделки, где одной из сторон всегда выступает кредитная организация, профессионально занимающаяся банковскими сделками, а другой — коммерсант-непрофессионал, который прибегает к банковским сделкам лишь время от времени. Поэтому контрагент банка, как правило, не имеет необходимых знаний для того, чтобы торговаться с банком по поводу условий.
В связи с этим неудивительно, что именно сделки с участием банков стали первыми, к которым ВАС РФ стал активно применять последующий контроль справедливости условий .
———————————
См.: информационные письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 и 147.

Показательно в этом плане Постановление АС Московского округа от 20.09.2016 N Ф05-13754/2016 по делу N А40-168599/2015, в котором суд сделал вывод о навязанности несправедливых условий стороне своп-договора на том основании, что ранее слабая сторона подобных договоров не заключала, а для банка — это обычная операция, поэтому банк как профессиональная и информированная сторона должен был как минимум разъяснить слабой стороне существо всех условий заключенного договора.
Во-вторых, важно учитывать и то, могла ли слабая сторона вовсе обойтись без заключения договора подобного рода: одно дело, когда без заключения договора лицо не может осуществлять своей обычной деятельности или понесет колоссальные убытки, и совсем другое — когда такой угрозы для него нет.
В-третьих, требуется изучить и состояние конкуренции на рынке: чем значительнее доля лица на рынке, тем проще ему навязать контрагенту те или иные условия, в том числе и невыгодные для него.
В связи с этим стоит отметить, что в практике арбитражных судов постепенно формируется подход, в соответствии с которым если лицо занимает доминирующее положение на рынке, то у него презюмируется возможность навязывать контрагенту любые условия; как следствие, бремя доказывания свободы волеизъявления контрагента ложится на монополиста .
———————————
См.: Постановление АС Западно-Сибирского округа от 03.08.2016 N Ф04-2932/2016 по делу N А46-10433/2015.

Кроме того, некоторые суды рассматривают в качестве навязанных условия договоров, заключенных на основании конкурса, поскольку участник конкурса не определяет условия таких договоров .
———————————
См.: Постановления АС Поволжского округа от 15.02.2016 N Ф06-5016/2015 по делу N А55-6262/2015; АС Восточно-Сибирского округа от 19.02.2016 N Ф02-7688/2015 по делу N А19-6126/2015.

Таким образом, решение суда о том, навязаны ли слабой стороне условия или нет, во многом зависит от следующих обстоятельств: 1) уровня конкуренции на рынке; 2) соотношения профессионализма сторон; 3) наличия или отсутствия попыток слабой стороны заключить договор на иных условиях с этим контрагентом или с другими; 4) причин, по которым слабая сторона все же подписала договор, и т.д.

3. Последствия изменения/расторжения договора на основании п. 2 ст. 428 ГК РФ

Еще одно важное изменение редакции ст. 428 ГК РФ коснулось последствий признания условия договора несправедливым.
В прежней редакции не устанавливался момент, с которого договор, оспариваемый как содержащий несправедливые договорные условия, считается расторгнутым. Поэтому, с учетом общих норм (п. 3 ст. 453 ГК РФ), он считался измененным/расторгнутым только с момента вынесения соответствующего судебного решения.
Подобный подход к применению ст. 428 ГК РФ обесценивал ее как инструмент борьбы с несправедливыми договорными условиями, поскольку договор считался измененным только на будущее и лицо, уже пострадавшее от исполнения этих условий, не могло повернуть ситуацию вспять.
По сути, об эффективности этого способа защиты нарушенных прав слабой стороны договора можно было говорить только тогда, когда негативные последствия согласования договора на явно обременительных условиях еще не наступили.
В связи с этим следует оценить положительно изменения в ст. 428 ГК РФ, так как теперь договор, расторгнутый/измененный на основании ст. 428 ГК РФ, считается таковым не с момента вынесения судом решения, а с момента его заключения, если иного не следует из закона или существа обязательства .
———————————
Впрочем, в судебной практике пока не удалось обнаружить случаев, когда суд, изменяя или расторгая договор на основании новой редакции ст. 428 ГК РФ, со ссылкой на существо обязательства посчитал договор измененным не с момента его заключения.

Благодаря этой поправке слабая сторона получила возможность не только предотвратить ущемление своих прав на будущее, но и защитить свои интересы, уже нарушенные несправедливыми договорными условиями, к примеру взыскать с контрагента суммы, уплаченные во исполнение несправедливого договорного условия.
Таким образом, внесение поправок в ст. 428 ГК РФ стало важным шагом в создании эффективного механизма для борьбы с недобросовестным поведением сторон договора, которые, пользуясь переговорным или информационным неравенством, навязывают контрагентам невыгодные им условия не только в сферах, где такое неравенство очевидно (потребительские отношения), но и в предпринимательских отношениях.
Кроме того, этими поправками были очерчены и границы вмешательства судов в свободу договора сторон, что также не может не оцениваться с положительной стороны.