Ст 162 ч 4 п а ук рф

Рубрики Процессы

Статья 162. Разбой

1. Разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до восьми лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

2. Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере, —

наказывается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

4. Разбой, совершенный:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере;

в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, —

наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Комментарий к статье 162 Уголовного Кодекса РФ

1. Повышенная опасность разбоя определяется его двухобъектным характером: он посягает не только на собственность, но и на здоровье потерпевшего.

2. Нападение — это открытое либо скрытое неожиданное агрессивно-насильственное воздействие на собственника, иного владельца имущества либо на иное лицо, например сторожа. Иногда оно выражается в явном или незаметном воздействии на потерпевшего токсическими, нервно-паралитическими или одурманивающими веществами.

3. Присущее разбою насилие является опасным для жизни или здоровья. Насилие признается опасным для жизни, если оно создавало реальную опасность причинения смерти, хотя бы даже и не повлекло реального вреда здоровью (например, удушение, воздействие электрическим током высокого напряжения и т.п.).

Под насилием, опасным для здоровья, следует понимать действия, причинившие потерпевшему средней тяжести или легкий вред здоровью либо хотя и не причинившие указанного вреда, но в момент совершения создававшие реальную опасность для здоровья человека (п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.).

4. Для квалификации деяния как разбоя необходимо установить, что виновный угрожал именно насилием, опасным для жизни или здоровья. Об этом могут свидетельствовать высказывания виновного («убью», «изувечу» и т.п.), его действия (например, попытка ударить в глаз острым предметом), а также демонстрация оружия или предметов, которыми может быть причинен вред здоровью. Если угроза насилием носила неопределенный характер, «вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т.п.» (п. 21 указанного Постановления).

5. О наличии разбоя свидетельствует лишь такое насилие, которое применяется в целях хищения чужого имущества или его удержания непосредственно после завладения. Насилие, примененное из личных или хулиганских побуждений, не дает оснований для признания деяния разбоем, даже если после применения насилия имел место факт изъятия имущества потерпевшего.

6. В отличие от других форм хищения чужого имущества разбой признается оконченным преступлением с момента начала нападения (п. 6 Постановления).

7. С субъективной стороны разбой характеризуется прямым умыслом и указанной в законе целью хищения чужого имущества.

8. Ответственность за разбой наступает с 14 лет.

9. Совершение преступления по предварительному сговору группой лиц применительно к разбою (ч. 2 ст. 162 УК) должно пониматься так же, как при других формах хищения (см. комментарий к ст. 158 УК).

10. Специфическим признаком квалифицированного разбоя является применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК).

В соответствии с Федеральным законом «Об оружии» к оружию в собственном смысле относится огнестрельное (включая гладкоствольное охотничье), холодное (в том числе метательное), пневматическое и газовое оружие, специально предназначенное для поражения цели и не имеющее иного, например хозяйственно-бытового, назначения.

К предметам, используемым в качестве оружия, следует относить любые предметы, с помощью которых могут быть причинены смерть или телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья, независимо от того, были они припасены заранее для разбойного нападения или подобраны на месте преступления.

11. По ч. 2 ст. 162 УК по признаку применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует квалифицировать действия всех участников разбойного нападения, совершенного по предварительному сговору группой лиц, умыслом которых охватывалось использование указанных предметов, даже если они применялись только одним из участников группы (п. 14 Постановления).

12. Угроза заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия без намерения использовать эти предметы для причинения вреда здоровью не может рассматриваться как вооруженный разбой. Учитывая, однако, что потерпевший субъективно воспринимает нападение как реально угрожающее его жизни или здоровью, такое нападение следует квалифицировать как разбой по ч. 1 ст. 162 УК, а если потерпевший при этом понимал, что его жизни и здоровью эти предметы угрозы не представляют, то деяние следует квалифицировать как грабеж (п. 23 Постановления).

13. Особо квалифицирующий признак совершения разбоя — с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище — имеет то же содержание, что и при краже (см. комментарий к ст. 158 УК). Однако проникновение в жилище, как и при грабеже, здесь имеет такое же юридическое значение, как и проникновение в помещение или иное хранилище.

14. Предусмотренный в ч. 3 ст. 162 УК признак совершения разбоя в крупном размере отражает специфику законодательной конструкции данного преступления: он характеризует не количественную сторону причиненного ущерба, а цель нападения.

15. Наиболее опасную разновидность разбоя представляет совершение этого преступления: а) организованной группой; б) в целях завладения имуществом в особо крупном размере; в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Признак организованной группы (п. «а» ч. 4 комментируемой статьи) имеет такое же содержание, что и при других формах хищения. Что же касается цели завладения имуществом в крупном размере (п. «б» ч. 4 комментируемой статьи), то определяющим фактором является именно наличие указанной цели в момент нападения, а не фактическое завладение имуществом в крупном размере.

16. Специфическим признаком наиболее опасной разновидности разбоя является причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК). Эта квалификация охватывает как умышленное, так и неосторожное причинение указанного последствия. Убийство, совершенное при разбойном нападении, должно квалифицироваться по совокупности ст. 162 с п. «з» ч. 2 ст. 105 УК. Если же в результате умышленно причиненного тяжкого вреда здоровью наступает смерть потерпевшего, не охватываемая умыслом виновного, деяние дополнительно следует квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК.

17. Хищение, начатое как кража или грабеж, может перерасти в разбой, если виновный с целью завладения имуществом или с целью его удержания после завладения применяет или угрожает применением насилия, опасного для жизни или здоровья.

Уголовный кодекс РФ Статья 162. Разбой

Статья 162 УК РФ:

1. Разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, — наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до восьми лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

2. Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, — наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере, — наказывается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

4. Разбой, совершенный: а) организованной группой; б) в особо крупном размере; в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, — наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Комментарий к статье 162 УК РФ:

1. Разбой — двухобъектное преступление: он одновременно непосредственно посягает на отношения собственности и на здоровье человека. В рамках состава разбоя каждый из названных объектов относится к категории основных. Вместе с тем законодатель отнес норму об ответственности за разбой к группе преступлений, посягающих на отношения собственности, имея, очевидно, в виду, что жизнь и здоровье человека охраняются другой многочисленной и к тому же обособленной системой уголовно-правовых норм Особенной части Уголовного кодекса. Отсюда можно сделать вывод о том, что собственности придается приоритетное значение в рамках данной равнозначности объектов уголовно-правовой охраны. Причем этот вывод не противоречит ст. 2 Конституции Российской Федерации, согласно которой человек, его права и свободы являются высшей ценностью, и ст. 2 УК РФ, которая в ряду объектов правовой защиты поставила охрану прав и свобод человека и гражданина на первое место. Все уголовное законодательство с философской точки зрения от первой до последней нормы, что бы они ни охраняли, направлено в конечном счете на защиту личности как носителя и стороны всех общественных отношений. В системе Особенной части УК выделена самая большая подсистема норм, призванная непосредственно решить эту важнейшую задачу уголовного законодательства Российского государства. Наряду с этим оно предусматривает дополнительные правовые средства охраны личных неотъемлемых благ человека — жизни и здоровья, хотя сами по себе эти средства специально предназначены для защиты других интересов. Именно такой нормой является статья УК РФ об ответственности за разбой, основная служебная роль которой — защита важнейшей экономической категории общества — отношений собственности. Эти обстоятельства и предопределили место ст. 162 в системе норм Особенной части УК РФ.

2. С объективной стороны разбой выражается в нападении с целью хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. В содержательной структуре диспозиции ст. 162 УК можно выделить следующие конструктивные элементы: 1) нападение; 2) с целью похищения чужого имущества; 3) соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья человека или 4) с угрозой применения такого насилия.

3. Под нападением следует понимать внезапные для потерпевшего агрессивные действия виновного, которые соединены с насилием или угрозой применения насилия. Нападение и непосредственно следующее за ним насилие (угроза), слитые как бы вместе, составляют органическое единство двух неразрывных агрессивных актов, субъективно объединенных единой целью — хищением чужого имущества. Поэтому о нападении как самостоятельном объективном признаке разбоя можно говорить весьма условно, имея в виду, что вне насилия или угрозы применения насилия оно теряет уголовно-правовое значение. Нападение, не соединенное с агрессивным насильственным поведением виновного, лишается всякого смысла, ибо в таком случае оно не может быть средством завладения чужим имуществом, подавления воли и решимости потерпевшего к сопротивлению или, во всяком случае, к воспрепятствованию захвата имеющихся у него материальных ценностей. Эту особенность рассматриваемого признака надо учитывать, устанавливая объективную сторону состава разбоя.

4. Закон, говоря о физическом насилии как признаке разбоя, определяет его в общем виде как «опасное для жизни и здоровья». Поскольку смерть потерпевшего как результат примененного к нему насилия не охватывается составом разбоя, можно сделать вывод о том, что речь идет об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни в момент причинения, независимо от наступления последствий, указанных в ст. 111 УК. Однако причинение такого тяжкого вреда в процессе разбойного нападения подпадает под признаки ч. 4 ст. 162 УК. Следовательно, в ч. 1 ст. 162 имеется в виду только такое насилие, которое выразилось в причинении средней тяжести (ст. 112) или легкого вреда здоровью (ст. 115 УК) потерпевшего (см. комментарий к ст. ст. 112 и 115 УК). Для констатации именно такого характера вреда по делам о разбое необходимо проведение судебно-медицинской экспертизы.
При оценке степени тяжести примененного виновным насилия следует учитывать не только последствия в виде причинения вреда здоровью потерпевшего, но и его интенсивность, продолжительность, способ применения орудия преступления. В частности, Пленум Верховного Суда РФ в упоминавшемся выше Постановлении от 27 декабря 2002 г. разъяснил, что по статье об ответственности за разбой следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, которое причинило потерпевшему легкое телесное повреждение без расстройства здоровья либо вообще не причинило никакого вреда его здоровью, однако в момент применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего. Таким насилием могут, например, быть удушение человека, длительное и неоднократное удержание головы человека в ванне, наполненной водой, надевание на голову полиэтиленового пакета с целью вызвать удушье и подобные насильственные действия.
Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении предложил оценивать как разбой случаи приведения потерпевшего в бессознательное состояние посредством применения сильнодействующих снотворных (например, клофелина в сочетании с крепкими спиртными напитками) и других одурманивающих средств в целях изъятия чужого имущества. Свойства и характер действия одурманивающих веществ или их смеси при необходимости устанавливаются с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем.
Действия лица, совершившего нападение с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни и здоровья человека, либо с угрозой такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по ст. 162 УК.

5. Психическое насилие при разбое состоит в угрозе (запугивании) немедленного применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, в качестве которого чаще всего выступает либо собственник, либо законный владелец. Потерпевшими в отдельных случаях могут быть и посторонние по отношению к имуществу граждане, если они начали активно воспрепятствовать изъятию имущества, а преступник прибегает к угрозе такого рода с целью преодоления сопротивления с их стороны и завершения процесса завладения ценностями. Такая ситуация возможна, например, при незаконном вторжении преступника в квартиру с целью хищения имущества, в которой в это время находились гости, а ее хозяин отлучился на некоторое время за покупками в соседний магазин. Правда, в этом случае действия преступника должны квалифицироваться по ч. 3 ст. 162 УК по признаку «проникновение в жилище, помещение или иное хранилище».
Угроза должна быть наличной, реальной и действительной. Форма ее внешнего выражения не имеет принципиального значения: чаще всего она выражается словесно, но не исключается и доведение ее посредством жестов, конклюдентных действий, например, путем демонстрации огнестрельного или холодного оружия, которое может быть реально приведено в действие, если требование преступника немедленной передачи ему ценностей не будет осуществлено потерпевшим. Важно, чтобы угроза, выраженная в той или иной очевидной для потерпевшего форме, субъективно воспринималась им как реальная и действительная, создавала в силу этого убеждение в том, что она будет реализована, если виновный встретит с его стороны какое-либо противодействие преступлению. Угроза при разбое является средством хищения имущества именно в силу такого ее восприятия потерпевшим, на что, собственно, и рассчитывает преступник, прибегая к запугиванию жертвы преступления. Поэтому цель угрозы как средства разбоя состоит в том, чтобы подавить или хотя бы временно парализовать волю потерпевшего и сопротивление разбойнику и тем самым облегчить ему насильственное хищение имущества.

6. Физическое насилие и угроза являются средствами хищения чужого имущества. Деяния, начатые как кража или грабеж (в том числе и насильственный), но в дальнейшем в процессе их совершения заставившие преступника интенсифицировать по тем или иным обстоятельствам физическое или психическое насилие, доведя его до уровня, свойственного разбою, превращают содеянное в посягательство, предусмотренное ст. 162 УК.

7. По своей законодательной конструкции, с учетом его исключительно высокой степени общественной опасности, разбой сформулирован в законе как формальный состав, который признается оконченным преступлением с момента нападения, соединенного с насилием, опасным для жизни или здоровья, или с угрозой применения насилия, независимо от того, удалось ли преступнику фактически похитить имущество или не удалось.

8. Часть 2 ст. 162 УК предусматривает ответственность за квалифицированный состав разбоя, если он совершен: а) группой лиц по предварительному сговору; б) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.
Квалифицирующий признак, указанный в п. «а», прокомментирован применительно к анализу состава кражи (см. комментарий к ст. 158 УК) и какой-либо специфики применительно к разбою не имеет. Следует подчеркнуть, что при совершении разбоя группой лиц по предварительному сговору вовсе не обязательно, чтобы все соисполнители применяли физическое или психическое насилие определенной степени тяжести. Важно, чтобы хотя бы один из них совершил подобные насильственные действия и они охватывались умыслом других соучастников. В противном случае речь может пойти об эксцессе исполнителя (см. комментарий к ст. 36 УК).

9. Разбой с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия, существенно повышает общественную опасность данного преступления. Ведь это резко усилит агрессивность и силу нападения, способно причинить потерпевшему больший (тяжкий) вред здоровью и даже жизни потерпевшего, придаст самому преступнику уверенность в достижении цели похищения чужого имущества, в его неуязвимости со стороны лиц, которые могут оказать сопротивление или воспрепятствование преступному посягательству на собственность и личность. Все это в совокупности свидетельствует об особой дерзости и преступника, и его деяния.
Оружие, которое используется субъектом при совершении разбоя, может быть как огнестрельным, так и холодным, включая различные виды и устройства взрывного действия — граната, толовая шашка, динамитный патрон и т.д. (см. комментарий к ст. 222 УК). Оружием может быть и гладкоствольное охотничье оружие, тем более обрезы из него.

Предметы, используемые в качестве оружия, — категория чрезвычайно широкая. Она охватывает, по сути, любые предметы, которыми может быть причинен тяжкий вред здоровью человека, вплоть до лишения его жизни. Это, к примеру, топоры, серпы, косы, любые ножи, молотки, долото, отвертки, металлические пруты и трубы и т.п. Предварительная их приспособленность или подготовленность к нанесению телесных повреждений человеку не требуется. Указанные предметы могут быть фактически использованы для причинения вреда здоровью потерпевшего, но могут лишь демонстрироваться виновным для подкрепления реальности угрозы и увеличения силы ее воздействия как средства устрашения других лиц, подвергшихся нападению в указанных законом целях. Если же виновный не имел намерения применить их фактически для нанесения вреда жизни или здоровью потерпевшего, его деяние должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 162 УК. При этом суды должны руководствоваться положениями Федерального закона «Об оружии» и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований, предусмотренных Законом, действия такого лица должны дополнительно квалифицироваться по ст. 222 УК.

Заслуживает особого внимания вопрос об использовании преступником различных изделий-имитаций: игрушечных пластмассовых пистолетов, автоматов, кинжалов, сабель и т.д., имеющих чисто внешнее сходство с их настоящими аналогами, но не способных в силу своих физических свойств причинить какой-либо серьезный вред в случае использования их, скажем, в качестве ударного предмета. Имея в виду неоднозначное разрешение обсуждаемого вопроса в судебно-следственной практике, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении разъяснил, что если виновный угрожал имитацией оружия (например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.д.), не намереваясь использовать эти предметы для причинения вреда здоровью, опасного для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии отягчающих обстоятельств) следует также квалифицировать как разбой без квалифицирующих признаков по ч. 1 ст. 162 УК.
Вместе с тем, если преступник использовал и имел намерение реально применить такую имитацию оружия (например, выточенный из свинца или стали макет боевого пистолета ПМ), ударом которого благодаря его весу, конфигурации можно причинить тяжкий вред здоровью или жизни потерпевшего, разбой следует расценивать квалифицированным, но по признаку использования не оружия, а «иных предметов».
Одного субъективного восприятия потерпевшего, которому показалось, что преступник использует не детский пластмассовый игрушечный пистолет, а настоящее, подлинное оружие, без учета объективных свойств орудий посягательства и намерений субъекта, недостаточно для квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 162 УК.
Часть 3 ст. 162 УК предусматривает ответственность за особо квалифицированный состав разбоя, если он совершен: а) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище; б) в крупном размере. Эти особо квалифицирующие признаки подробно рассмотрены при анализе состава кражи. Каких-либо специфических особенностей применительно к разбою они не имеют (см. комментарий к ст. 158 УК).
Разбой, предусмотренный ч. 4 ст. 162 УК, существенно усиливает наказание, если он совершен: а) организованной группой; б) в целях завладения имуществом в особо крупном размере; в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.
Квалифицирующие обстоятельства, предусмотренные п. п. «а» и «б», прокомментированы выше применительно к анализу состава кражи.

Следует сделать лишь одно уточнение. В случаях, когда лицо, совершившее разбойное нападение, имело цель завладеть имуществом в особо крупном размере, т.е. свыше 1 млн. рублей (например, при нападении на инкассаторов, при ограблении банка и т.д.), но фактически не завладело деньгами, или их сумма не превышала указанного размера, его действия надлежит квалифицировать по п. «б» ч. 4 ст. 162 УК (см.: п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ).
Разбой, совершенный с реальным умышленным причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК), выражается в фактическом причинении ему любого последствия, указанного в ст. 111 УК (см. комментарий к названной статье).
Если в результате причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего наступила его смерть, по отношению к которой виновный проявил неосторожную вину, содеянное должно квалифицироваться по правилам совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК. При умышленном причинении смерти деяние виновного также квалифицируется по совокупности ч. 4 ст. 162 и ч. 2 ст. 105 УК (см.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийствах (ст. 105 УК РФ)»).

Административная ответственность
Уголовная ответственность
Судебная власть
Мировое соглашение
Преступление

Назад | | Вверх

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ РАЗБОЯ

Преступление, предусмотренное ст. 162 УК РФ, является двуобъектным преступлением. Основным непосредственным объектом являются отношения собственности, дополнительным — здоровье и жизнь потерпевшего.

Объективная сторона рассматриваемого состава выражается в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Нападение при разбое — внезапное насильственное воздействие на потер­певшего, создающее угрозу его жизни и здоровью. Нападение носит обычно открытый характер, но оно может осуществляться и незаметно для потерпевше­го или окружающих (например, в случае, если потерпевшего оглушили внезап­
ным ударом, привели в бессознательное, опасное для жизни и здоровья состоя­ние путем насильственного или под влиянием обмана введения наркотических, психотропных или отравляющих веществ). В то же время нельзя признать нападением воздействие на потерпевшего указанными веществами, если они были приняты им добровольно.

В соответствии с п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать та­кое насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью. Однако в случае причинения тяжкого вреда здоровью содеян­ное квалифицируется по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

По ч. 1 ст. 162 УК РФ также следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевше­го, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья. К такому насилию практика относит, в частности, периодическое сдавливание шеи потерпевшего (с целью добиться выдачи спрятанного ценного имущества), сбрасывание на ходу с быстро движущегося транспортного сред­ства и т. п. Эти и другие подобные действия в зависимости от ситуации могут и не влечь последствий в виде вреда здоровью, однако должны расцениваться как насилие, опасное для жизни или здоровья.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 21 указанного постановления отмечает, что если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего приме­няется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опас­ности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевше­го в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью).

Психическое насилие при разбое выражается в угрозе немедленно приме­нить физическое насилие, опасное для жизни или здоровья. Угроза может быть выражена в словах, жестах, демонстрации оружия.

В тех случаях, когда угроза носила неопределенный характер, необходи­мо принимать во внимание фактические обстоятельства (место и время совер­шения преступления, число нападавших, характер предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективное восприятие угрозы, совершение каких- либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намере­нии нападавших применить физическое насилие, и т. п.).

Угроза при разбое должна быть наличной и реальной, т. е. не оставляю­щей у потерпевшего сомнений в том, что в случае неисполнения требований виновного она будет немедленно реализована.

По конструкции состав разбоя — усеченный. Согласно п. 6 указанного по­становления разбой считается оконченным с момента нападения в целях хище­ния чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Насилие либо угроза его применения при разбое (так же, как и при грабе­же) должны быть средством завладения имуществом или удержания его непо­средственно сразу после завладения.

Насильственный грабеж следует отличать от разбоя по характеру приме­няемого насилия: преступление, предусмотренное и. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, со­пряжено с насилием, не опасным для жизни или здоровья, либо с угрозой при­менения такого насилия; конструктивным признаком разбоя является насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия.

Субъективная сторона — прямой умысел.

Целью разбоя является завладение чужим имуществом и обращение его в свою пользу или в пользу других лиц. Эта цель должна возникнуть у лица до совершения нападения. А поэтому не содержит состава разбоя, например, по­хищение вещей у убитого, если насилие, повлекшее смерть, было совершено не с целью завладения имуществом, а по другим мотивам (по сексуальным, са­дистским, на почве мести и т. и.). Такие действия следует квалифицировать как кражу.

С. пришел переночевать в дом к своей родственнице — тете. Она его не пустила, и между ними возникла ссора, в результате которой С. избил род­ственницу, причинив черепно-мозговую травму, от которой она скончалась. Положив труп на кровать, он снял с убитой золотые изделия. Судом первой ин­станции С. был осужден за убийство, предусмотренное и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и разбой. Верховный Суд, учитывая, что умысел на завладение чужим имуществом возник у С. после лишения жизни потерпевшей, обоснованно пе­реквалифицировал его деяние на и. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2007 г. № 26-ФЗ — на и. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ «кража, со­вершенная с причинением значительного ущерба гражданину») и ч. 1 ст. 105 УК РФ [333] .

Субъектом разбоя является физическое вменяемое лицо, достигшее на момент совершения преступления 14-летнего возраста.

Содержание таких квалифицирующих признаков разбоя, как его совер­шение группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 162 УК РФ), с неза­конным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере (ч. 3 ст. 162 УК РФ), организованной группой, а также в целях завладения имуществом в особо крупном размере (ч. 4 ст. 162 УК РФ), такое же, что и при краже.

Специфическим признаком, отягчающим ответственность, является со­вершение разбоя с применением оружия или предметов, используемых в ка­честве оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ).

Под применением оружия или предметов, используемых в качестве ору­жия, понимается как непосредственное использование указанных предметов для физического воздействия на потерпевшего, так и с целью психического воздействия (направление оружия на потерпевшего, выстрел в воздух). В то же время лишь демонстрация оружия, высказывание намерения причинить вред,
не сопровождающиеся действиями, свидетельствующими о намерении винов­ного реально применить оружие, не может считаться «применением» по смыс­лу ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Так, ошибочная квалификация действий А. по признаку совершения раз­боя с применением предмета, используемого в качестве оружия, предусмотрен­ного ч. 2 ст. 162 УК РФ, послужила основанием для изменения приговора су­дебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда.

Как следует из показаний потерпевшего Ш, он видел на ладони А. нож, рукоятка которого находилась в рукаве. При этом А. сказал потерпевшему, чтобы он не двигался, иначе он его убьет. Другой потерпевший узнал о ноже только со слов Ш.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что при совершении пре­ступления А. не применял нож, а лишь демонстрировал его, высказывая при этом потерпевшему угрозу применения к нему насилия 1 .

Следует отметить, что оружие или предметы, используемые в качестве оружия, так же, как и насилие (угроза применения насилия), должны приме­няться с целью завладения имуществом либо с целью его удержания непосред­ственно сразу после завладения.

Так, Кассационным определением судебной коллегии по уголовным де­лам Кемеровского областного суда изменен приговор Крапи винского районно­го суда, которым В. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ. По мнению судебной кол­легии, не нашел своего подтверждения квалифицирующий признак «примене­ние предметов, используемых в качестве оружия». Из показаний потерпевшей Т. следует, что виновный, привязав ее к креслу, бил ее, требуя сказать, где хра­нятся деньги и ценные вещи. После того, как В. собрал вещи в сумку, он взял складной нож в серванте и, приставив его к горлу Т., потребовал не заявлять на него, на что она пообещала никому ничего не рассказывать. При таких обстоя­тельствах угроза применения ножа использовалась В. не в целях совершения хищения, а в целях сокрытия совершенного им преступления, в силу чего ква­лифицирующий признак «применение предметов, используемых в качестве оружия», подлежит исключению, а действия В. — переквалификации на ч. 1 ст. 162 УК РФ [334] [335] .

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об оружии» под оружием применительно к ч. 2 ст. 162 УК РФ следует понимать устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели. Являет­ся ли примененный при нападении предмет оружием, необходимо устанавли­вать на основании экспертного заключения. При наличии к тому оснований, предусмотренных законом, действия виновного должны дополнительно квали­фицироваться по ст. 222 УК РФ.

Понятие предметов, используемых в качестве оружия, детализировано в и. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 29. К ним относятся лю­
бые предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные по­вреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т. п.), а также предметы, предна­значенные для временного поражения цели (например, механические распыли­тели, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздра­жающими веществами).

В судебной практике часто встречаются случаи, когда лицо в процессе нападения угрожает заведомо негодным или незаряженным оружием либо ими­тацией оружия (например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом, зажи­галкой, внешне похожей на пистолет, и т. п.), не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здо­ровья. Его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) необ­ходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 162 УК РФ, несмотря на то, что потерпев­ший воспринимал это «оружие» как реальное.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда изменила приговор Нижне-Сергинского районного суда Свердловской об­ласти в части квалификации содеянного Г. по ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, со­вершенный с применение оружия.

Г. нашел обрез спортивно-охотничьего ружья. Подойдя к киоску, он в окошко для выдачи товара наставил ствол обреза и потребовал от реализатора бутылку коньяка. Женщина испугалась и спряталась в киоске. Г. обрезом раз­бил стекла витрины, на обратном пути обрез выбросил.

Согласно заключению судебно-баллистической экспертизы, обрез являл­ся огнестрельным оружием нарезного спортивно-охотничьего ружья модели ТОЗ-8М и был пригоден для стрельбы. Вместе с этим в стволе обреза не было патронов. Таким образом, виновным при нападении на киоск использовался не­заряженный обрез. Судебная коллегия областного суда переквалифицировала действия Г. с ч. 2 ст. 162 на ч. 1 ст. 162 УК РФ [336] .

Такой разбой не может быть признан квалифицированным, поскольку по­добными предметами нельзя причинить вред. Если же потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией ору­жия, действия виновного содержат признаки насильственного грабежа.

Использование в процессе нападения с целью хищения чужого имуще­ства собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо угроза применить подобное насилие, надлежит расце­нивать с учетом конкретных обстоятельств дела как разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ).

Если для приведения потерпевшего в беспомощное состояния в организм потерпевшего против его воли или путем обмана вводится опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если указанное вещество не представляет опасность для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифи­

цировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указан­ных преступлений, должны при необходимости устанавливаться с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем (и. 23 указанного по­становления).

Имеется некоторая специфика квалификации разбоя, совершенного с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, груп­пой лиц по предварительному сговору. Для вменения обоих квалифицирующих признаков не является обязательным наличие оружия у каждого члена группы и применение его всеми участниками нападения. В соответствии с и. 14 поста­новления Пленума Верховного Суда РФ № 29, если умыслом виновных, совер­шивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, охва­тывалось применение оружия (или предметов, используемых в качестве ору­жия), все участники совершенного преступления несут ответственность также по ч. 2 ст. 162 УК РФ как соисполнители и в том случае, когда оружие и другие предметы были применены одним из них.

Еще одним отличительным квалифицирующим признаком комментируе­мого состава преступления является совершение разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ). К тяжкому вреду здо­ровью относится вред, опасный для жизни человека или повлекший одно из по­следствий, указанных в ч. 1 ст. 111 УК РФ 1 .

Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуще­ством потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, повлекший за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифициро­вать по совокупности преступлений — по и. «в» ч. 4 ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК РФ. Если лицо в процессе разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им подлежит квалификации по и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убий­ство, сопряженное с разбоем, а также по и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (и. 21 и 22 указанного постановления в ред. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. № 7).

Так, С., имея умысел на разбойное нападение на Б. в целях хищения ее имущества, по телефону договорился с ней о встрече в ее квартире. Когда Б. открыла дверь, С. проник в ее квартиру и нанес потерпевшей один удар ножом в живот. Затем виновный взял в спальне молоток и нанес им Б. не менее 18 уда­ров по голове, от чего она скончалась. Совершив убийство, С. похитил из квар­тиры различное имущество потерпевшей и деньги на общую сумму 28 300 руб. Президиум Верховного Суда РФ квалифицировал действия С. по совокупности указанных статей [337] [338] .

Если же смерть потерпевшего не наступила по не зависящим от виновно­го лица обстоятельствам, содеянное необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 30, и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство, сопряженное с раз­боем (при наличии прямого умысла, направленного на лишение жизни), а также по и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Так, Р. и Д. договорились совершить убийство А. с целью хищения его сотового телефона. Они путем обмана завлекли его в лесной массив и нанесли более 50 ножевых ранений в жизненно важные органы: в живот, спину, лицо, голову, шею, область сонной артерии. После того, как лезвие ножа обломилось, они продолжали наносить удары А. ножом с обломанным лезвием, а затем, по­считав, что причиненных ими телесных повреждений достаточно для наступле­ния смерти потерпевшего, оставили его, истекающего кровью, в ночное время в безлюдном месте, где он находился двое суток, пока ему не была оказана меди­цинская помощь.

Суд обоснованно квалифицировал действий Р. и Д. по п. «в» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 30, п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ 1 .

Убийство, сопряженное с разбоем (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), следует от­личать от убийства из корыстных побуждений (предусмотренного тем же пунк­том ч. 2 ст. 105 УК РФ), учитывая, что они являются взаимоисключающими. Убийство, сопряженное с разбоем, в отличие от корыстного убийства, имеет место лишь при наличии нападения с целью немедленного завладения чужим имуществом. К убийству из корыстных побуждений можно отнести, в частно­сти, убийство с целью получения имущества в будущем (например, лишение жизни наследодателя) или избавления от материальных затрат (возврата иму­щества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.) [339] [340] . Таким образом, при квалификации убийства по и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как «сопряженного с разбоем» в словесной формулировке ква­лификации следует исключить дополнительную оценку действий виновного, как совершенных «из корыстных побуждений».

Так, Приговором Верховного Суда Республики Хакасия действия К., направленные на убийство потерпевшей, суд квалифицировал по нескольким квалифицирующим признакам, в том числе «сопряженное с разбоем» и «из ко­рыстных побуждений». Судебная коллегия Верховного Суда РФ признала не­обоснованной квалификацию действий К. по признаку «из корыстных побуж­дений», указав следующее. Совершение убийства, сопряженного с разбоем, са­мо по себе предусматривает корыстный мотив, и дополнительной квалифика­ции по признаку «из корыстных побуждений» не требуется [341] .

Если убийство совершается после разбойного нападения, например, с це­лью скрыть его, виновному следует вменить (помимо соответствующей части
ст. 162 УК РФ) п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающий ответственность за убийство с целью скрыть другое преступление.

Так, постановлением Президиума Верховного Суда РФ Яковец Ю., Яко- вец и Плохих были осуждены по совокупности преступлений, предусмотрен­ных и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, совершенных при следующих обстоятельствах. Яковец Ю. предложила Яковцу и Плохих за­владеть шубой, в которую был одет ранее незнакомый им Блеет. Согласившись, они втроем напали на Блеста. Яковец нанес потерпевшему удары стеклянной банкой по голове, а затем они стали бить потерпевшего кулаками и ногами. В результате Блесту был причинен тяжкий вред здоровью. Воспользовавшись тем, что он перестал двигаться и потерял сознание, Яковец Ю. сняла с потер­певшего ботинки и шубу. Видя, что потерпевший находится без сознания, не может самостоятельно двигаться и совершать другие активные действия, все трое с целью скрыть разбой решили вынести его на улицу, где он, по их мне­нию, должен был замерзнуть и умереть. Смерть потерпевшего Блеста наступи­ла от общего переохлаждения организма 1 .

В некоторых случаях суды допускают ошибки, квалифицируя разбой по совокупности с другими преступлениями против личности.

Так, Ж. и К. договорились о нападении в целях хищения чужого имуще­ства. Под предлогом найма квартиры, используя поддельный паспорт, они об­ратились в фирму «Новый дом» и совместно с сотрудником фирмы И., не осве­домленной об их преступных намерениях, проникли в квартиру, в которой проживала Г. В момент оформления договора найма Ж. напал на И., а К. со­вершил аналогичные действия в отношении Г. Затем К. надел И. на голову по­лиэтиленовый пакет и оттащил ее в ванную комнату, где оставил на длительное время. Ж., посчитав, что ценностей в квартире недостаточно, стал вымогать у Г. 10 тыс. долларов США, угрожая в случае отказа убийством.

Квалифицируя действия виновных в том числе по п. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, устанавливающей ответственность за незаконное лишение человека свободы, суд в приговоре указал, что потерпевшие И. и Г. на протя­жении примерно трех часов незаконно удерживались в квартире последней. Президиум Верховного Суда РФ, исключая из приговора вменение ст. 127 УК РФ, указал, что ограничение свободы в данном случае являлось одной из форм насилия, применяемого к потерпевшим в ходе разбойного нападения и вымога­тельства для завладения имуществом, и не требует дополнительной квалифика­ции по статье, предусматривающей ответственность за незаконное лишение свободы [342] [343] .

В п. 14.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ №29 изложены особенности вменения квалифицирующего признака, предусмотренного и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ при совершении группового разбоя: если умыслом виновных, совершивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору,
охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или лишение его жизни, но только один из них причинил тяжкий вред здоровью либо смерть потерпевшему, действия всех участников группы следует квалифицировать по пункту «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ как соисполнительство в разбое, совершенном с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. При этом действия лица, причинившего тяжкий вред здоровью потерпевшего, повлекший по неосторож­ности его смерть, или совершившего убийство потерпевшего, квалифицируются также по ч. 4 ст. 111 или и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно.