Признание договора незаключенным по инициативе суда

Рубрики Вопрос юристу

ВАС исцелит сделки исполнением

В Высшем арбитражном суде вчера обсудили проект обзора судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными или недействительными. Судя по всему, в документе останется пункт, дающий судам право поменять предмет иска. У Генпрокуратуры были возражения по поводу узаконивания случаев, когда суды будут признавать заключенными договоры, требующие государственной регистрации, но не прошедшие ее. Это противоречит сложившимся в судебной системе подходам, говорила представитель надзорного ведомства, но ей возразили: практика уже поменялась. А в другом случае, когда прокурор указала, что предложенный разработчиками подход противоречит целям судопроизводства, председатель ВАС с ней согласился.

Первый пункт проекта (c его текстом можно ознакомиться тут) устанавливает, что если между сторонами не достигнуто соглашения по всем существенным условиям договора, он считается незаключенным и не может быть квалифицирован как недействительный. Но приведенный в нем пример, когда суд признал договор незаключенным, хотя предметом иска была недействительность, смутил заведующую сектором гражданского права, гражданского и арбитражного процесса Института государства и права Тамару Абову. «Суд сам по своей инициативе менять предмет иска не может», — заметила она. И предложила разработчикам добавить основание для таких прерогатив суда. Например, сослаться на нормы АПК о законности, обоснованности и справедливости любого принимаемого судом решения. «Но так, как есть, оставить нельзя, иначе это внутреннее противоречие и беда наша – недосказанность законодателя», — уверена Абова. А председатель ВАС Антон Иванов предложил ввести еще один пример, который бы показал разницу между незаключенной и недействительной сделкой. «Надо подумать о казусе, в котором помимо реституции были бы еще какие-то дополнительные последствия недействительности, например, возмещение прямого ущерба», — сказал он. По его словам, это могла бы быть ситуация, когда истец просил признать сделку недействительной и заявлял требование о возмещении ущерба, но суд счел договор незаключенным и отказал, потому что никаких последствий у сделки быть не могло.

Второй пункт проекта узаконивает практику, когда при отсутствии госрегистрации договора, если она требуется по закону, он все же признается недействительным — если были затронуты права третьих лиц. У Генпрокуратуры такой подход вызвал возражения. «Такой договор нельзя признать заключенным, об этом говорит устоявшаяся судебная практика, а незаключенный договор нельзя признать недействительной сделкой, — говорила представитель ведомства Юрия Чайки. — А здесь начали за здравие, а закончили как-то странно».

Михаил Церковников из Управления частного права ВАС РФ ответил ей, что практика поменялась — этот и три следующих пункта проекта были сформулированы согласно логике постановления Пленума ВАС от 25 января 2013 года № 13, посвященного вопросам аренды. В нем дано общее правило о том, что если даже незарегистрированный договор сторонами исполнялся, то он порождает для них обязательства.

В пункте 3 проекта обзора рассматривается ситуация, когда договор, требующий госрегистрации, может продолжать действовать и при ее отсутствии. Если стороны договорились об аренде какого-либо объекта, плате за его использование и сроке возврата, то есть обо всех существенных условиях, значит, истец принял на себя обязательство, которое должно исполняться, считают авторы документа. И Иванов согласился с ними, а не с прокуратурой. Более того, предложил распространить правило второго и третьего пунктов не только на отношения аренды, но на все требующие регистрации договоры.

Четвертый пункт документа рассказывает о судьбе арендатора, у которого был незарегистрированный договор, в ситуации, когда у арендуемого объекта меняется собственник. «Лицо, которому вещь передана во владение по договору аренды, подлежащему госрегистрации, но не зарегистрированному, по общему правилу не может ссылаться на его сохранение при изменении собственника», — говорится в проекте обзора. А ассистент кафедры гражданского права юрфака МГУ Николай Щербаков предложил ввести положение, защищающее права такого арендатора. По мнению Щербакова, если он сможет доказать недобросовестность нового собственника, то есть что тот знал о существующих договорах аренды, то может и ссылаться на этот факт для сохранения своих прав. Но эта идея не понравилась научному руководителю юридического института «М-Логос» Артему Карапетову. «Получается, в одном здании могут находиться разные арендаторы: у одних следование [прав аренды] происходит, у других — нет. Как-то очень странно, — рассуждал он. «Есть над чем подумать», — согласился Иванов.

Пятый пункт проекта обзора говорит о том, что «срок исковой давности по требованию о возврате переданного по незаключенному договору начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать о том, что передал спорное имущество ответчику в отсутствие правового основания». А в качестве примера приводится история о том, как предприниматель еще до заключения договора перечислил фирме аванс за пиломатериалы. В дальнейшем они контракт так и не подписали, но бизнесмен потребовал свои деньги назад лишь спустя три года и два месяца. И получил отказ в иске по причине пропуска срока исковой давности, который, по мнению суда, отсчитывался с момента перечисления денег. Впрочем, авторы документа не уверены, что этот подход единственно верный. И предлагают другой вариант исчисления срока давности — по правилам пункта 1 статьи 181 ГК РФ (сроки исковой давности по недействительным сделкам). В этом случае предприниматель имеет шанс: поскольку ответчик отказался вернуть спорную сумму после требования истца, право последнего было нарушено лишь в этот момент. Первый вариант поддержал судья ВАС Сергей Сарбаш, заметив, что именно по такому пути идет доминирующая судебная практика. Но его коллега Ольга Козлова предложила вообще этот пункт исключить и применять общие правила об исковой давности. «Неужели за три года никак нельзя было определиться и предъявить эти требования о возврате суммы?» — возмущенно сказала она.

Пункт 6 проекта, посвященный срокам выполнения работ по договору, Карапетов назвал решением проблемы, «которая уже всех замучила». Это ситуации, когда начало выполнения работ не может быть зафиксировано точно, поскольку оно обусловлено какими-либо действиями заказчика или третьего лица. При отсутствии указанного в договоре срока суды могут считать договор незаключенным, потому что в нем отсутствует существенное, по их мнению, условие. Поэтому авторы документа предлагают судам считать, что если начало работ зависит от заказчика или иных лиц, то предполагается, что их действия будут совершены в срок, предусмотренный договором, а при его отсутствии – в разумный срок. «Срок исполнения обязательства в договоре можно устанавливать путем привязки к моменту исполнения обязательства другой стороной, — согласен Карапетов. — Именно такая позиция отражена в проекте Гражданского кодекса».

Теме сроков исполнения договора посвящен и восьмой пункт проекта обзора. «Отсутствие согласованного сторонами условия [на этот счет] само по себе не влечет признания договора возмездного оказания услуг незаключенным», — говорится в документе. Эта формулировка вызвала сомнения у Карапетова. По его мнению, подход должен быть сформулирован так: «Срок оказания услуг может быть существенным условием в силу природы оказания услуг, а может им и не быть в силу специфики договора». По его мнению, многие договоры возмездного оказания услуг не могут существовать без срока – например когда речь идет о проведении концерта. А в случае подготовки аудиторского заключения, к примеру, срок прописывать не обязательно – договор будет исполнен, когда такое заключение будет готово. По мнению же Иванова, срок для договора оказания услуг вообще не является существенным условием. «Если стороны хотят привязаться к сроку, то они сами его согласуют», — заметил председатель.

Пункт 7 говорит о ситуации, когда между сторонами не был заключен договор подряда, однако все работы были выполнены. В этом случае, говорится в проекте, к отношениям сторон применяются правила о подряде. «Сдача результата работ лицом, выполнившим их в отсутствие договора подряда, и его принятие лицом, для которого эти работы выполнены, означает заключение сторонами соглашения», — говорится также в документе. При этом ВАС дает своего рода напутствие судам: «При наличии спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной статьей 10 ГК РФ».

— Исполнение обеими сторонами для меня всегда исцеляет незаключенность договора, поэтому никаких вопросов тут нет, — прокомментировал положение обзора Иванов. Но сомнения у него вызвало другое: «Как это будет соотноситься с практикой президиума, когда мы решили, что если нарушены конкурсные процедуры при заказе работ для государственных нужд, то такие отношения суды не должны узаконивать?» Затем председатель ВАС предложил автору ввести в этот пункт пример на этот счет. Наверное, чтобы никто не подумал, будто Высший арбитражный суд собирается обойти специальное регулирование — положение закона о том, что когда нарушены условия конкурса, сделки не может быть.

В девятом пункте говорится, что условия рамочного соглашения — это часть заключенного договора, если только сторонами не указано иное. Это положение, по словам разработчиков, отражает существующую практику Президиума ВАС, ни у кого возражений он не вызвал, зато представителям Генпрокуратуры не понравилась формулировка пункта 10: «При рассмотрении требования лица, передавшего индивидуально-определенную вещь по незаключенному договору, к лицу, которому эта вещь была передана, о ее возврате, суд не исследует право истца на спорное имущество». Такое утверждение они назвали в корне неправильным, ведь задача судопроизводства – защищать право истца, которое было нарушено. «Давайте подумаем», — согласился Иванов.

Риски признания договора незаключенным. Соотношение недействительности и незаключенности договора

Денис Родин, старший консультант АКГ «Интерком-Аудит»

Опубликовано в журнале «Налоговый вестник» №6, 2009

В теории гражданского права и арбитражной практике получил широкое обсуждение вопрос о правовой природе недействительных и незаключенных сделок. Прежде всего напомним, что под сделками понимаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (статья 153 ГК РФ).

Практический интерес обсуждаемого вопроса заключается в определении правовых последствий, возникающих в связи с признанием сделок незаключенными, а именно: возможно ли применение к данным отношениям норм, предусмотренных для недействительных сделок, либо незаключенность сделки влечет иные последствия.

Можно выделить два основных подхода к решению данной проблемы.

Сторонники первого подхода утверждают, что недействительная сделка и незаключенная сделка это два самостоятельных правовых института. Ведь сделка как юридический факт обладает определенным составом. Дефектность одного из его элементов ведет к признанию сделки недействительной, а если один из элементов отсутствует, то отсутствует и сама сделка как юридический факт, отсюда оценивать на предмет действительности нечего и такая сделка является несостоявшейся (незаключенной).

Следуя данной логике, договор считается незаключенным в случае, когда между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме не достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (статьи 432, 465, 554, 555, 607, 654, 812 ГК РФ) либо договор, требующий государственной регистрации и при ее отсутствии признаваемый незаключенным, не прошел регистрацию (статьи 433, 558, 560, 651, 658 ГК РФ).

Исходя из этого, исследователи считают, что общим последствием признания договора незаключенным является то, что к такому договору не могут применяться способы защиты, применяемые в обычных договорных отношениях:

— нельзя понудить к исполнению договора, признанного незаключенным, поскольку такой договор не порождает прав и обязанностей сторон;

— незаключенный договор не может быть изменен или расторгнут, потому что изменить или расторгнуть можно только заключенный договор;

— по признанному незаключенным договору, как не порождающему соответствующих прав и обязанностей, нельзя требовать взыскания договорных пеней, штрафов, неустоек в случае его ненадлежащего исполнения;

— по признанному незаключенным договору нельзя требовать и взыскания основного долга, ссылаясь на нормы договорного права; основной долг по такому договору может быть взыскан только в соответствии с нормами о неосновательном обогащении — глава 60 ГК РФ;

— по признанному незаключенным договору нельзя требовать взыскания убытков, связанных с отказом от исполнения (ненадлежащим исполнением) другой стороной такого договора;

— в отношении незаключенных договоров не могут применяться такие способы защиты гражданского права, как признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, потому что недействительным может быть признан только заключенный договор.

Обосновывается деление сделок на незаключенные и недействительные следующим:

— правовая природа незаключенности и недействительности различна;

— в отношении несостоявшихся сделок законодатель применяет особую терминологию, разграничение незаключенных и недействительных сделок направлено на более точное и дифференцированное регулирование;

— при применении к незаключенным сделкам норм о недействительных сделках возникают сложности в выборе сроков давности (по нормам о неосновательном обогащении применяется общий срок исковой давности — три года, а по нормам о недействительности сделок — один год (оспоримые) и 10 лет (ничтожные));

— различием процессуально-правовой природы, выраженной в невозможности применения последствий незаключенности по инициативе суда.

Сторонники второго подхода считают, что незаключенный договор является ничтожной сделкой по основанию несоответствия закону (статьи 166, 168 ГК РФ). Данная позиция основывается на следующих доводах:

— в гражданском законодательстве нет четко выделенных норм, посвященных незаключенным сделкам и их правовым последствиям;

— нарушение требования о согласовании существенных условий договора или требования о государственной регистрации договора подпадает под институт недействительности сделки, так как статья 168 ГК РФ устанавливает, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения, а иных последствий нарушения упомянутых требований законом не предусмотрено;

— недействительные и несостоявшиеся сделки сделками не являются, и, следовательно, нет практической необходимости в выделении несостоявшихся сделок.

«С точки зрения правового смысла, незаключенные сделки могут считаться ничтожными, как изначально юридически безразличные действия (статья 166 ГК РФ). Указанные действия имеют внешние признаки сделки, но законодатель признает их не существующими. Данное последствие наступает в связи с несоответствием сделки требованиям, установленным в законе.

Незаключенная сделка имеет все отличительные и общие признаки недействительных (ничтожных) сделок:

— несоответствие существенным принадлежностям, установленным законодательством;

— правовое бессилие, невозможность связать стороны какими-либо обязательствами и повлечь желательные последствия.

Поэтому правовая природа недействительных и незаключенных сделок одинакова, незаключенные сделки могут быть включены в группу недействительных (ничтожных) сделок, последствия которых не связаны с карательными (конфискационными) последствиями.

Представляется не соответствующим смыслу закона рассматривать незаключенность договора как «иное последствие нарушения закона», о котором говорится в статье 168 ГК РФ.

Если правовая природа правоотношений едина, то едиными должны быть и правовые последствия.

Поэтому логичное решение рассматриваемого вопроса видится в применении правового механизма, регулирующего недействительные сделки, что дополнительно подтверждает вывод о правильности применения одинаковых последствий для незаключенных и недействительных (ничтожных) сделок при отсутствии специальных указаний в законе относительно незаключенных сделок» 1 .

Судебная практика по данному вопросу противоречива. Так, некоторые суды применяют последствия недействительности сделки к незаключенным сделкам 2 , другие исходят из недопустимости применения последствий недействительности к незаключенным сделкам ввиду несовместимости природы незаключенности и недействительности 3 . Но большинство судов все же склоняется к тому, что несостоявшиеся сделки являются самостоятельной категорией гражданского права. Такой же вывод следует из «свежего» Определения ВАС РФ от 04.02.2009 №114/09.

При этом необходимо учитывать следующий момент. Если в сделке есть порок и с точки зрения ее заключенности, и с точки зрения ее действительности (в случае ничтожности сделки), то необходимо применять правовой механизм, регламентирующий недействительность сделки. Обратите внимание, что речь идет именно о ничтожных сделках, как не влекущих правовых последствий, которые подразумевали стороны, изначально, без признания недействительности судом. Следует исходить из принципа, что более суровая санкция поглощает менее суровую 4 . Незаключенная сделка, как и ничтожная сделка, не порождает никаких правовых последствий в том смысле, что не имеет места тот правовой эффект, на достижение которого она была направлена.

Незаключенные и недействительные (ничтожные) сделки при определенных условиях (о чем будет сказано ниже) порождают отрицательные последствия в виде обязанности вернуть полученное (в случае начала исполнения таких сделок).

К незаключенным сделкам применяются нормы о неосновательном обогащении. Но, если мы проанализируем статью 1103, то увидим, что правила, предусмотренные главой 60 ГК, подлежат применению также к требованиям о возврате исполненного по недействительной (ничтожной) сделке. При этом статьей 167 ГК РФ установлено, что по недействительным сделкам применяется механизм реституции. Его природа также обсуждается учеными. Схожесть указанных институтов неоднократно отмечалась в юридической литературе. Более того, существует точка зрения, что реституция — это лишь частный случай виндикации.

Это дает нам основания утверждать, что признавая незаключенные и недействительные сделки самостоятельными правовыми институтами, последствия которые они влекут для сторон идентичны – возврат другой стороне неосновательно полученного, а в случае невозможности такого возврата возмещение стоимости в деньгах (статьи 167, 1103, 1105 ГК РФ).

Обратите внимание!

Не секрет, что такой способ защиты как признание сделки незаключенной довольно часто используется недобросовестными контрагентами с целью избежать предусмотренной в договоре ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательства или использовать это обстоятельство иным образом в своих интересах. Виновная сторона зачастую ссылается на формальные основания (например, отсутствие в тексте договора существенных условий), позволяющие считать договор незаключенным.

При этом, если хотя бы одна из сторон начала исполнение договора, а другая приняла это исполнение и (или) произвела встречное исполнение, то такой договор признавать незаключенным нельзя. В данном случае исполнение договора одной стороной и принятие этого исполнения другой и (или) встречное исполнение будет свидетельствовать о наличии общей воли сторон на возникновение гражданских прав и обязанностей путем совершения по отношению к конкретному предмету указанных действий (конклюдентных действий), а, следовательно, будет свидетельствовать и о наличии сделки. Несогласование же существенных условий договора в надлежащей форме будет лишь нарушением установленной для данного договора формы.

Например, отсутствие в договоре условия о предмете договора (существенного условия любого договора) имеет значение лишь до момента принятия исполнения по такому договору. Если договор исполнен, другой стороной без оговорок принято исполнение, значит, и предмет договора сторонами согласован. Также, например, и отсутствие условия о сроке исполнения обязательств (существенного условия для договора строительного подряда) в случае, если договор исполнен и сторонами в момент принятия исполнения не заявлялось об ответственности за несвоевременное исполнение, влечет признание договора заключенным. В этих случаях договор будет считаться заключенным в иной, чем единый документ, форме: обмен документами, акцепт оферты конклюдентными действиями и т.д.

Как указано в пункте 27 совместного Постановления Пленума ВАС РФ и Пленума ВС РФ от 09.10.1998 №13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса РФ» при применении последствий исполненной обеими сторонами недействительной сделки, когда одна из сторон получила по сделке денежные средства, а другая — товары, работы или услуги, суду следует исходить из равного размера взаимных обязательств сторон. Нормы о неосновательном денежном обогащении (статья 1107 ГК) могут быть применены к отношениям сторон лишь при наличии доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне.

В пункте 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 №49 даны разъяснения о том, что денежные средства, уплаченные за пользование имуществом, предоставленным по недействительному договору, могут считаться неосновательно полученными лишь в части, превышающей размер причитающегося собственнику имущества возмещения.

Данные выводы, на наш взгляд, также могут быть распространены на незаключенные сделки. Причем, эти разъяснения ВАС применяются судами и в отношении дел о возмещении неосновательно полученного по незарегистрированным договорам (Постановление ФАС Поволжского округа от 17.11.2008 №А55-1642/2008).

Однако имеющая место судебная практика признания договоров незаключенными представляется в определенной степени дефектной. При рассмотрении вопроса о признании договора незаключенным некоторые суды не полно исследуют все фактические обстоятельства дела, не выясняют, имело ли место исполнение договора, существенные условия которого не согласованы, не проверяют наличие обстоятельств, свидетельствующих о наличии общей воли сторон и согласовании существенных условий договора. При этом практически всегда, когда речь в суде заходит о незаключенности договора имеют место отношения сторон по договору, и, как ни странно, суды часто признают такие договоры незаключенными. Тогда возникает вопрос: как расценивать данные отношения сторон? Ведь нельзя же считать, что стороны в течение определенного периода времени беспричинно занимались «взаимным неосновательным обогащением». В данном случае суд должен установить наличие сделки между сторонами и только в случаях прямо предусмотренных законом признавать ее недействительной или незаключенной.

Таким образом, институт незаключенного договора правомерно применять только в том случае, если существенные условия договора не согласованы, общая воля сторон не достигнута и о согласовании существенных условий и достижении общей воли ничто не свидетельствует. В случае же наличия фактических отношений по договору между сторонами данный договор незаключенным быть не может и оценивается только на предмет его действительности.

В итоге, учитывая существование различных точек зрения по рассматриваемому вопросу, следует согласиться с мнением авторов, считающих целесообразной разработку высшими судебными инстанциями РФ руководящих разъяснений по вопросу различия правовых последствий недействительных и несостоявшихся сделок.

Налоговые риски

По налоговому законодательству объектами налогообложения могут являться операции по реализации товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, стоимость реализованных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) либо иной объект (статья 38 НК РФ). Из этого следует, что налоговые отношения возникают на основе фактических имущественных отношений, правовой формой которых выступают гражданские отношения. Именно они влекут последствия, значимые для налоговых отношений, поскольку объекты налогообложения образуются, как правило, в результате гражданско-правовых сделок. То есть, гражданские отношения предшествуют и являются основой для возникновения налоговых отношений.

Налоговые последствия несостоявшейся сделки в виде взимания недоимки по налогу будут зависеть и от того, есть ли экономическое основание для взимания налога в каждом конкретном случае. В соответствии с пунктом 3 статьи 3 НК РФ налог должен иметь экономическое основание и не может быть произвольным. Основанием для взимания налога является наличие объекта налогообложения, т.е. получение дохода или прибыли, приобретение имущества, появление иного блага как в результате экономической деятельности налогоплательщика, так и по другим основаниям, не связанным с такой деятельностью.

Следовательно, налоговые последствия несостоявшейся сделки могут возникнуть только в случае, когда они реально ведут к изменению (исчезновению или возникновению) экономического основания для взимания налога. При определении порядка налогообложения необходимо исходить из приоритета экономического содержания над правовой формой, а факт, что правовая форма выбрана неверно, не должен влиять на экономическую сущность налогообложения.

Кроме того, согласно пункту 3 статьи 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Однако при налоговых проверках в большинстве случаев налоговики данную норму обходят вниманием и считают, раз сделка признана несостоявшейся или недействительной, то и расход по ней не может быть признан. Например, в вопросе об учете в составе расходов сумм уплаченной арендной платы по незарегистрированному в установленном порядке договору аренды, и Минфин и ФНС проявляют единодушие – такие расходы учесть нельзя до момента регистрации. Правда финансисты дают некоторое поле для маневра, позволяя учесть арендные платежи в размере, установленном соглашением, которое находится на регистрации, если условия договора аренды распространены на период до момента государственной регистрации.

Сложившаяся арбитражная практика все же на стороне налогоплательщиков 5 . Суть принятых решений в следующем: нарушение норм гражданского законодательства влияет на налогообложение лишь в случаях, специально предусмотренных законодательством. Если налоговая норма не обуславливает применение содержащегося в ней правила соблюдением норм гражданского законодательства, это правило должно применяться вне зависимости от того, соблюдены нормы гражданского законодательства или нет.

С такими выводами согласны и судьи высшей инстанции — Определение ВАС РФ от 15.10.2007 №12342/07.

Таким образом, при незаключенности или недействительности договора расходы (доходы) учесть можно, конечно, при условии что они реально понесены (получены). Налоговое законодательство не обязывает стороны в данном случае подавать «уточненные» налоговые декларации.

Обратите внимание!

Экономическое основание для пересчета налоговых обязательств может возникнуть в случае применения судом последствий незаключенности сделки. Например, когда суд обязывает стороны вернуть незаконно полученное (сбереженное) по незаключенному договору. В этом случае изменяется имущественное положение сторон. Данный факт влияет на налоговые обязательства.

Если по незаключенной сделке не производится возврат неосновательно полученного, то экономическое основание для пересчета налоговых обязательств отсутствует. Например, ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 09.06.2006 №А26-4673/2005-210 указал, что признание гражданско-правовой сделки недействительной без проведения реституции не может являться основанием для внесения изменений в декларацию по НДС и исключения из объекта налогообложения операций по реализации спорного имущества.

Пример.

ООО «А» заключило с ООО «Б» договор поставки, по которому обязалось поставлять товар согласно поданным ООО «Б» заявкам (ассортимент поставляемого в каждой партии товара согласовывается в каждой заявке). ООО «Б» перечислило аванс в адрес ООО «А», после этого ООО «А» отгрузило в адрес ООО «Б» товар по устному указанию покупателя. При приемке оказалось, что полученный товар не соответствует тому, который ООО «Б» ожидало получить, помимо этого выяснилось, что заявка не была оформлена. ООО «А» отказалось заменить поставленный товар и ООО «Б» обратилось в суд.

Суд указал, что в данном случае не было согласовано условие о предмете договора поставки, которое является обязательным для договоров данного вида. На этом основании суд признал договор поставки незаключенным и обязал стороны вернуть неосновательно полученное по нему.

В такой ситуации ООО «А» возвращает денежные средства ООО «Б», а ООО «Б» в свою очередь возвращает ООО «А» товар. Таким образом, у ООО «А» отсутствует выручка от реализации товара и оно должно подать «уточненные» декларации по НДС и налогу на прибыль за период отгрузки товара.

После подачи уточненных деклараций у организации может образоваться переплата по налогам. Статья 78 НК РФ позволяет налогоплательщику в течение трех лет со дня уплаты налога предъявить в инспекцию обоснованные, а потому подлежащие безусловному удовлетворению требования о возврате или зачете переплаченного налога. Однако судебное решение может быть вынесено за пределами трехлетнего срока. В данном случае налоговый орган откажет организации в возврате (зачете). Но это вовсе не означает, что налог вернуть невозможно.

Как указано в Определении Конституционного суда РФ от 21.06.2001 №173-О, норма пункта 7 статьи 78 НК РФ не препятствует организации в случае пропуска указанного срока обратиться в суд с иском о возврате из бюджета переплаченной суммы в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства. В этом случае действуют общие правила исчисления срока исковой давности — со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (пункт 1 статьи 200 ГК РФ).

Также нужно иметь в виду, что законодательство не предоставляет налоговым органам права обращаться в суд с требованием о признании сделки незаключенной. Пунктом 11 статьи 7 Закона РФ от 21.03.1991 №943-1 «О налоговых органах Российской Федерации» налоговым органам предоставлено право предъявлять в суде только иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам.

Однако, как мы уже отмечали, в судебной практике существуют различные подходы к истолкованию понятий «недействительность» и «незаключенность». Поэтому, вполне возможно, что суд рассмотрит по существу и иск налоговиков о признании сделки незаключенной. Тем более, что судебная практика по данному вопросу противоречива. Так, ФАС МО в Постановлении от 04.04.2006 №КГ-А40/2309-06 отказал в удовлетворении исковых требований налогового органа, указав на то, что законом инспекции предоставлено лишь право обращения с иском о признании сделки недействительной, право признавать сделку незаключенной имеют заинтересованные лица, а именно стороны, ее заключившие, но не налоговый орган; а ФАС МО в Постановлении от 07.06.2007 №КГ-А40/3361-07 посчитал законным возможность налогового органа подавать иск в суд о признании сделки незаключенной.

1 Вестник ФАС СКО, №3, май-июнь, 2005 г., №1, январь-февраль 2006 г.

2 Постановление Девятого ААС от 14.08.06 №09АП-8723/2006-ГК

3 Постановление ФАС ВСО от 01.09.08 №А58-8180/07-0105-Ф02-4169/08

4 Постановление Президиума ВАС РФ от 28.01.2003 №7291/02

5 Постановление ФАС СЗО от 27.02.2008 №А56-30518/2006

Постановление ФАС СЗО от 21.04.2006 №А56-24327/2005

Постановление ФАС МО от 16.08.2007 №КА-А40/7304-07

Постановление ФАС ДО от 27.09.2006 №Ф03-А73/06-2/3152

Конференция ЮрКлуба

Инициатива суда о незаключенности договора

ГеоргийГео 24 Ноя 2010

допустимо ли, что суд сделал вывод о незаключенности договора по собственной инициативе, без наличия такого требования у сторон спора (в иске, встречном иске, отзыве на иск и проч.)?

или такой вывод суда (без требования одной из сторон) будет нарушением процессуальных норм?

Pastic 24 Ноя 2010

Допустимо. Суд вправе устанавливать любые обстоятельства, вне зависимости от того, заявляют ли о них стороны.

ГеоргийГео 24 Ноя 2010

хм, откуда такой вывод?

не является ли это незаконным вторжением государства (суда) в сферу частных отношений?

ведь суд не обладает абсолютной властью, возможность инициативы суда особо оговаривается в законе, например, в случаях ничтожности сделки, что свидетельствует о том, что инициатива суда ограничена

Galov 24 Ноя 2010

ГеоргийГео 24 Ноя 2010

но дело в том, что установление «незаключенности» заключенного договора это факт, требующий изыскивания (иска)

поэтому без иска такое изыскание невозожно, ввиду того, что

ссылка»В силу принципа диспозитивности арбитражный суд может лишь предложить заявителю уточнить требования — предмет или основание иска, но не изменять их по собственной инициативе (статья 49 АПК РФ).»

Pastic 24 Ноя 2010

Детский сад, штаны на лямках.

Суд не связан НИЧЕМ кроме предмета иска.

В установлении обстоятельств, выборе и применении закона, оценке доказательств — суд полностью свободен.

PetersON 24 Ноя 2010

ГеоргийГео

кроме того, признание договора незаключенным (в отличие от применения последствий ничтожной сделки или признания оспоримой сделки недействительной) не является способом защиты гражданских прав, а следовательно, подача встречного искового заявления не требуется.

я бы на вашем месте поблагодарил Galov. очень хорошо он вам объяснил.

ГеоргийГео 25 Ноя 2010

хм, тогда получается, что определение незаключенности договора вообще только прерогатива суда

а не исковое требование

mir 25 Ноя 2010

допустимо ли, что суд сделал вывод о незаключенности договора по собственной инициативе, без наличия такого требования у сторон спора (в иске, встречном иске, отзыве на иск и проч.)?

ПЛЕНУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Постановление от 23 Июля 2009 г. N 57
«О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств»

Кроме того, арбитражный суд, рассматривающий дело о взыскании по договору, оценивает обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, независимо от того, заявлены ли возражения или встречный иск.

Так что, не только что допустимо, но и обязательно.
p.s. Если вышка высказалась, то споры носят чисто теоретический характер.
Сообщение отредактировал mir: 25 Ноябрь 2010 — 05:44

PetersON 25 Ноя 2010

ГеоргийГео
в принципе, да. Но на практике заявляют иски с таким предметом и их рассматривают суды.

В чем практический смысл вашего вопроса?

ГеоргийГео 25 Ноя 2010

мне интересно, насколько эффективно возражать на иск о признанании сделки недействительной заявлением о том, что это сделка незаключенная

то есть незаключенная сделка может повлечь возврат необоснованного обогащения, недействительная — необоснованное обогащение или реституцию, вроде появляется шанс, с другой стороны, в любом случае будет признание дефектности договора, лучше возражать, что все нормально

и надо ли «подбрасывать» суду идею о незаключенности?

mir 26 Ноя 2010

ГеоргийГео Если, например, Вы хотите услышать мое мнение, то выкладывайте фабулу дела. А ту, видимо, мы здесь ликбезом занимаемся.

Постановление ФАС Поволжского округа от 29.05.2009 по делу N А55-12561/2008
Незаключенный договор не может быть признан недействительным, следовательно, у суда апелляционной инстанции основания для признания его ничтожным в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствовали.

Постановление ФАС Поволжского округа от 30.11.2009 по делу N А65-11848/2009
Следует признать несостоятельными и выводы суда относительно того, что незаключенная сделка не может быть признана недействительной по основанию, предусмотренному статьей 168 ГК РФ.

ГеоргийГео 26 Ноя 2010

Постановление ФАС Поволжского округа от 29.05.2009 по делу N А55-12561/2008
Незаключенный договор не может быть признан недействительным, следовательно, у суда апелляционной инстанции основания для признания его ничтожным в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствовали.

Постановление ФАС Поволжского округа от 30.11.2009 по делу N А65-11848/2009
Следует признать несостоятельными и выводы суда относительно того, что незаключенная сделка не может быть признана недействительной по основанию, предусмотренному статьей 168 ГК РФ.

тема явно для песочницы

дело таково — договор коммерческой концессии незарегистрирован в Роспатенте, иск о последствиях ничтожной сделки, имеет ли смысл заявить о его незаключенности, поскольку в тексте нет номера свидетельства товарного знака

mir 26 Ноя 2010

недействительная — необоснованное обогащение или реституцию

В данном случае эти понятия не противопоставляются. Нормы о неосновательном обогащении применяются к последствиям недействительности сделок, т.е. регулируют порядок реституции.
ИМХО, существенная разница в правилах исчисления сроков исковой давности, вернее начала их течения.
Для незаключенных сделок — с момента, когда узнал или должен был узнать.
Для недействительных — с момента начала исполнения сделки.

ГеоргийГео 26 Ноя 2010

судья может потребовать или — или, уточнить в иске или реституцию, или неосновательное обогащение для недействительной сделки

но получается, есть еще и третий вариант — сделка и недействительная, и незаключенная

и решения судов могут быть во всевозможных комбинациях, ничто не исключается, мда

Добавлено немного позже:
но вобщем истцу стоит заявлять о неосновательном обогащении, что бы не упустить «незаключенность», а ответчику остается настаивать на отсутствии дефекта, то есть искать другую квалификацию