Права умершего обвиняемого

Рубрики Вопрос юристу

Правовое просвещение

Каков характер производства по уголовному делу в отношении умершего подозреваемого (обвиняемого) по настоянию его близких родственников в целях его реабилитации

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

Свою позицию по данному вопросу высказал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 14.07.2011 № 16-П «По делу о проверке конституционности положений п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко». Конституционный суд Российской Федерации указал, что при прекращении уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) прекращается и дальнейшее доказывание его виновности, но при этом подозрение или обвинение в совершении преступления с него не снимается, – напротив, по существу, констатируется совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, конкретным лицом, от уголовного преследования которого государство отказывается по причине его смерти.

Тем самым такое лицо без вынесения и вступления в законную силу обвинительного приговора суда фактически признается виновным в совершении преступления, что может рассматриваться как несоблюдение государством обязанности обеспечить судебную защиту его чести, достоинства и доброго имени, гарантированную ст. 21 (ч. 1), 23 (ч. 1), 45, 46 (ч.ч. 1 и 2) и 49 Конституции Российской Федерации, а лицам, чьи интересы могут непосредственно затрагиваться последствиями принятия решения о прекращении уголовного дела, – и доступ к правосудию (ч. 1 ст. 118 Конституции Российской Федерации).

Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям возможно только с согласия самого подозреваемого (обвиняемого), в случае же прекращения уголовного дела в связи со смертью получить согласие у подозреваемого (обвиняемого) невозможно. Что касается близких родственников умершего подозреваемого или каких-либо иных заинтересованных лиц, то уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено, что отсутствие их может служить препятствием для принятия соответствующего решения.

Между тем, поскольку конституционное право на охрану достоинства личности распространяется не только на период жизни человека, оно обязывает государство создавать правовые гарантии для защиты чести и доброго имени умершего, сохранения достойного к нему отношения, что, в свою очередь, предполагает обязанность компетентных органов исходить из необходимости обеспечения близким родственникам умершего доступа к правосудию и судебной защиты в полном объеме, как это вытекает из ст. 46 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Применительно к прекращению уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) защита конституционных прав личности не может быть обеспечена без предоставления близким родственникам умершего права настаивать на продолжении производства по уголовному делу с целью его возможной реабилитации и соответствующей обязанности публичного органа, ведущего уголовный процесс, обеспечить реализацию этого права.

При заявлении возражения со стороны близких родственников подозреваемого (обвиняемого) против прекращения уголовного дела в связи с его смертью орган предварительного расследования обязан продолжить предварительное расследование, если же смерть обвиняемого наступила в момент рассмотрения уголовного дела судом, то суд продолжает судебное разбирательство.

Если при продолжении производства предварительного расследования будут установлены основания для принятия решения о реабилитации умершего, уголовное дело подлежит прекращению по реабилитирующим основаниям, если же нет – оно передается в суд для рассмотрения в общем порядке. В этом случае близкие родственники, настаивающие на продолжении производства по уголовному делу с целью возможной реабилитации умершего, либо их представитель подлежат в обязательном порядке вызову в судебное заседание, с тем чтобы они могли реализовать право на судебную защиту чести и доброго имени умершего, а также своих прав и законных интересов. При этом в рамках судебного разбирательства должны быть установлены обстоятельства происшедшего, дана их правовая оценка, а также выяснена действительная степень вины (или невиновность) лица в совершении инкриминируемого ему деяния. Рассмотрев уголовное дело по существу в обычном порядке (с учетом особенностей, обусловленных физическим отсутствием такого участника судебного разбирательства, как подсудимый), суд, придя к выводу о невиновности умершего лица, выносит оправдательный приговор, либо, не найдя оснований для его реабилитации, прекращает уголовное дело на основании п. 4 ч. 1 ст. 24, п. 1 ст. 254 УПК РФ.

При этом следует иметь в виду, что установление факта необоснованного уголовного преследования подозреваемого (обвиняемого) необходимо не только для защиты его доброго имени, чести, достоинства и деловой репутации, но также и для защиты прав и законных интересов его близких родственников. Таким образом, в случае признания органами предварительного расследования или судом за умершим права на реабилитацию его близкие родственники или родственники в соответствии со ст. 136 УПК РФ вправе обратиться за возмещением морального вреда в порядке гражданского судопроизводства. Требования же о возмещении имущественного вреда, в частности расходов на оказание юридической помощи, а также восстановление трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав умершего, рассматриваются в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

Таким образом, производство по уголовному делу осуществляется в общем порядке: устанавливается или опровергается виновность лица в совершении преступления, осуществляется ознакомление участников уголовного процесса с материалами уголовного дела. В связи с фактическим отсутствием обвиняемого материалы уголовного дела предъявляются лишь защитнику, копия обвинительного заключения вручается также ему.

О процессуальном порядке прекращения уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) (Карпенко В.М.)

Дата размещения статьи: 26.05.2015

УПК РФ предусматривает возможность следователя (дознавателя) отказать в возбуждении уголовного дела либо прекратить производство по уголовному делу в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).
Постановлением Конституционного Суда РФ от 14.07.2011 N 16-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко» положения п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников.
———————————
Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. N 30 (ч. II). Ст. 4698.

При этом Конституционный Суд РФ обратил внимание на необходимость органов следствия и дознания при принятии решения об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела «исходить из того, что лица, в отношении которых прекращено уголовное преследование, виновными в совершении преступления либо (что равнозначно) в деянии, содержащем все признаки состава преступления, не признаны, а значит, и не могут быть названы таковыми — в конституционно-правовом смысле эти лица могут считаться лишь привлекавшимися к участию в уголовном судопроизводстве на соответствующей стадии ввиду выдвижения против них подозрения или обвинения» , что полностью соответствует принципу презумпции невиновности. Решение следователя (дознавателя) о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность лица в совершении преступления.
———————————
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14.07.2011 N 16-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко» // Российская газета. 2011. N 165. 29 июля.

Защита конституционных прав умершего лица, в свою очередь, не может быть обеспечена без предоставления его близким родственникам права настаивать на продолжении производства по уголовному делу с целью его возможной реабилитации и соответствующей обязанности публичного органа, ведущего уголовный процесс, обеспечить реализацию этого права.
Между тем следует отметить, что уголовно-процессуальный закон не регламентирует процессуальный статус близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого), не дозволяя вовлекать их в уголовный процесс ни в качестве защитника, ни в качестве законного представителя . Вместе с тем это необходимо не только для обеспечения защиты их прав и интересов, но и для принятия законного и обоснованного решения о прекращении уголовного дела в отношении умершего подозреваемого, обвиняемого.
———————————
Карпенко В.М. О процессуальном статусе близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого) // Проблемы предварительного расследования: Сб. научных трудов. М.: ФГКУ «ВНИИ МВД России», 2012. С. 25.

В 2012 г. органами предварительного следствия и дознания было прекращено 41757 уголовных дел, из них в связи со смертью подозреваемых (обвиняемых) — 4351 , что составляет 11% от общего количества прекращенных дел.
———————————
Форма 1-Е «Сведения о следственной работе и дознании органов внутренних дел» за 2012 г.

Анализ имеющейся судебной практики позволил прийти к выводу о том, что в большинстве подобных случаев родственник умершего привлекался как представитель подсудимого . В некоторых постановлениях указанное лицо привлекалось в качестве «близкого родственника» умершего подсудимого. В ряде случаев в ходе рассмотрения дела вообще не привлекались родственники, а согласие на прекращение дела суд спрашивал у адвоката, защищавшего обвиняемого во время предварительного следствия при жизни последнего , либо указывал на наличие согласия родственников без указания на их процессуальный статус. При этом в ходе досудебного производства указанным лицам предоставляли право знакомиться с материалами дела и выражать несогласие с принятием решения о прекращении уголовного дела на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.
———————————
Постановление Шпаковского районного суда Ставропольского края от 27.01.2012. Дело N 1-10/2012 // URL: www.gcourt.ru (дата обращения: 04.12.2013).
Постановление Ярославского районного суда от 17 февраля 2012 г. Дело N 1-4-2012 // URL: www.gcourt.ru (дата обращения: 04.12.2013).
Постановление Советского районного суда г. Орска Оренбургской области от 16 апреля 2012 г. Дело N 1-109/2012 года // URL: www.gcourt.ru (дата обращения: 04.12.2013).

Теория уголовного процесса, Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ признают возможность применения аналогии закона и аналогии права в уголовном судопроизводстве, если при этом не будут ущемлены права и законные интересы участников процесса. Между тем попытки правоприменителей наделить близких родственников покойного обвиняемого статусом представителя являются, на наш взгляд, хотя и логичными, но необоснованными.
———————————
Научно-практический комментарий к УПК РФ / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. М., 2007; СПС «КонсультантПлюс».

Каждый субъект, вовлеченный в уголовное судопроизводство, должен приобретать соответствующие права и обязанности в зависимости от цели его участия. В то же время вести речь именно о представительстве в данной ситуации вряд ли верно.
Институт представительства существует в различных отраслях права, в частности, в семейном, трудовом, налоговом, гражданском праве, гражданском и арбитражном процессе и др. Однако ни в одном Кодексе не содержится четкого определения представительства.
Общее представление о сущности представительства как правовой категории позволяет получить анализ гражданского законодательства.
Исходя из признаков представительства, закрепленных в ст. 182 ГК РФ, представитель действует от имени и в интересах представляемого. По общему правилу правовая позиция представителя не должна противоречить правовой позиции представляемого. В случае смерти субъекта гражданских правоотношений возможно возникновение правопреемства, но не представительства.
С.И. Ожегов определяет представительство как выполнение обязанностей представителя, состоящих в выражении чьих-то интересов .
———————————
Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1988. С. 471.

В уголовном процессе принято выделять легальное представительство и представительство по соглашению . В широком смысле под легальным представительством понимается:
———————————
Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общ. ред. А.В. Смирнова. СПС «КонсультантПлюс», 2012.

а) законное представительство несовершеннолетних подозреваемого, обвиняемого или потерпевшего одним из его родителей либо лицом, его заменяющим (п. 12 ст. 5, ст. 48 УПК РФ);
б) защита подозреваемого или обвиняемого адвокатом по назначению дознавателя, следователя, суда (ч. ч. 3 — 5 ст. 50 УПК РФ);
в) представительство интересов юридического лица, признанного потерпевшим, гражданским истцом или гражданским ответчиком, его руководителем (ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 55 УПК РФ, ч. 3 ст. 53 ГК РФ).
Представительство по соглашению в уголовном процессе выражается в следующих формах:
а) защита подозреваемого или обвиняемого адвокатом по соглашению (ч. 1 ст. 50 УПК);
б) представительство интересов доверителя — потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца, гражданского ответчика.
Во всех указанных случаях представитель имеет возможность согласовывать свои процессуальные действия с доверителем, учитывать интересы последнего.
В то же время ознакомиться с позицией покойного невозможно в силу объективных причин, поэтому вести речь о том, что целью вступления в процесс представителя является защита интересов умершего обвиняемого, не верно. В Постановлении Конституционного Суда цель привлечения близкого родственника обозначена как возможная реабилитация умершего для защиты прав и законных интересов самих близких родственников покойного .
———————————
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14.07.2011 N 16-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко» // Российская газета. 2011. N 165. 29 июля.

Таким образом, вести речь в данном случае о представительстве в традиционном понимании нецелесообразно. Между тем Конституционным судом акцентировано внимание на необходимости предоставления близким родственникам умершего подозреваемого (обвиняемого) определенного процессуального статуса и вытекающих из него прав .
———————————
Там же.

В связи с этим представляется возможным с целью выяснения позиции относительно прекращения производства допускать к участию в деле соответствующего близкого родственника как заинтересованное лицо специальным постановлением (например, постановление о допуске близкого родственника к участию в деле). При этом нет необходимости наделять его статусом представителя.
Для обеспечения достижения цели участия близкого родственника умершего подозреваемого (обвиняемого) необходимо предоставить ему право знакомиться с материалами уголовного дела по окончании расследования, заявлять возражения относительно принятия решения о прекращении уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого), обжаловать действия (бездействие), решения следователя, дознавателя, прокурора, суда в предусмотренном законом порядке.
Привлечение к участию в деле именно близкого родственника умершего обвиняемого, а не представителя последнего позволит избежать ситуации, при которой смешиваются правовые статусы и конфликтуют процессуальные интересы.
Так, по одному из уголовных дел жена покойного лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, являлась свидетелем преступления . Из смысла ст. 72 УПК РФ вытекает, что представитель потерпевшего не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве свидетеля. Применяя по аналогии данное положение закона, можно сделать вывод о том, что после того, как жену покойного допросят в качестве свидетеля по уголовному делу, она не сможет участвовать в деле в качестве представителя. В то же время при отсутствии других близких родственников в качестве представителей необходимо будет привлекать кого-либо из иных родственников, которые, в свою очередь, не имея собственного интереса в деле, могут формально отнестись к вопросу о возможности прекращения уголовного дела. Супруга же покойного обвиняемого, имеющая непосредственную заинтересованность в исходе уголовного дела, по сути, будет лишена возможности выразить свое отношение к форме окончания предварительного следствия.
———————————
Уголовное дело N 22-1239, находящееся на рассмотрении Вяземского районного суда г. Смоленска.

Учитывая требования ст. 72 УПК РФ, органы предварительного следствия по вышеуказанному делу в качестве представителя привлекли мужа сестры умершего подсудимого на основании доверенности последней. Такое решение было принято именно потому, что супруга покойного являлась свидетелем по делу и наделить ее статусом представителя невозможно. Допущенный в процесс представитель возразил относительно прекращения уголовного дела в связи со смертью обвиняемого, в связи с чем уголовное дело было направлено в суд с обвинительным заключением.
Суд апелляционной инстанции, возвращая уголовное дело прокурору для устранения допущенных нарушений, в Определении от 20 июня 2013 г. указал, что сама сестра не была признана представителем умершего лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, а потому не вправе была выдавать доверенность своему брату на представление ее интересов в суде . Судом установлено, что при производстве предварительного следствия по делу были нарушены права умершего как лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, т.к. в ходе расследования его жена в качестве представителя не привлекалась, согласия (несогласия) относительно прекращения уголовного дела не выражала.
———————————
Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда по делу N 22-1239.

Такая позиция суда подразумевает, что выяснять мнение по вопросу об окончании расследования в первую очередь необходимо именно у близких родственников умершего. Однако если этот родственник является свидетелем по уголовному делу, то привлекать его в качестве представителя недопустимо.
Таким образом, представляется возможным для выяснения позиции относительно возможности прекращения уголовного дела допускать соответствующего близкого родственника как самостоятельного участника уголовного процесса.
Аналогичный порядок предусмотрен в ч. 3 ст. 178 УПК РФ, в соответствии с которой близкие родственники или родственники покойного должны быть уведомлены о принятом решении о производстве эксгумации. В случае если близкие родственники или родственники покойного возражают против эксгумации, разрешение на ее проведение выдается судом.
Обращает на себя внимание тот факт, что во всех уголовно-процессуальных законодательствах государств СНГ близкие родственники участников уголовного процесса признаются самостоятельными процессуальными субъектами — участниками уголовного судопроизводства .
———————————
Фурлет С. На родственников надейся. // ЭЖ-Юрист. 2013. N 36. С. 8.

Учитывая, что в принципе совмещение некоторых процессуальных ролей законодатель допускает (ч. 4 ст. 428 УПК предусматривает реализацию прав законного представителя и гражданского ответчика одним субъектом), возможное совмещение в одном лице статуса свидетеля и близкого родственника умершего обвиняемого представляется допустимым, поскольку не предусматривает конфликта процессуальных интересов.
Таким образом, полагаем необходимым внести соответствующие изменения в уголовно-процессуальное законодательство, дополнив ст. 24 УПК РФ частью 5 следующего содержания:
«5. Отказ в возбуждении уголовного дела и прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 4 части первой настоящей статьи, допускается с согласия близкого родственника умершего подозреваемого (обвиняемого). В случае если близкий родственник покойного возражает против принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела, производство по делу должно осуществляться в общем порядке».
Главу 7 УПК РФ следует дополнить статьей 48.1 следующего содержания: «48.1. Близкий родственник умершего подозреваемого (обвиняемого).
1. При наличии достаточных доказательств, дающих основания для подозрения или обвинения умершего лица в совершении преступления, к обязательному участию в уголовном деле привлекается его близкий родственник, который допускается к участию в судопроизводстве на основании постановления следователя, дознавателя, органа дознания.
Близкий родственник умершего подозреваемого (обвиняемого) вправе:
1) знать, в чем подозревается или обвиняется умершее лицо;
2) давать согласие на прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 4 части 1 статьи 24 настоящего Кодекса, а при отсутствии такого ходатайства требовать продолжения производства по уголовному делу с целью реабилитации умершего;
3) ходатайствовать о производстве следственных действий;
4) заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора;
5) представлять доказательства;
6) по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме;
7) давать согласие на прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 4 части 1 статьи 24 настоящего Кодекса;
8) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела, выражать свое мнение о возможности прекращения уголовного дела на основании пункта 4 части 1 статьи 24 настоящего Кодекса;
9) обжаловать решения следователя, дознавателя, суда о прекращении уголовного дела, получать копии обжалуемых решений;
10) знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения;
11) участвовать в заседании судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций».
Кроме того, представляется необходимым закрепить на законодательном уровне особенности производства по уголовному делу и направления его в суд при наличии возражения близкого родственника относительно прекращения производства. Целесообразно предусмотреть обязанность следователя (дознавателя) назначить в таких случаях защитника в порядке, предусмотренном п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, уведомить близкого родственника умершего подозреваемого (обвиняемого) об окончании расследования, ознакомить его с материалами уголовного дела, выполнить иные процессуальные действия, предусмотренные ст. 215 УПК РФ, а после утверждения обвинительного заключения прокурором вручить его копию. При этом в справке, прилагаемой к обвинительному заключению, необходимо указать дату смерти обвиняемого и отразить факт отсутствия согласия близкого родственника умершего на прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию.
Внесение указанных изменений в УПК РФ позволит восполнить имеющиеся пробелы с учетом позиции Конституционного Суда РФ.

1. Карпенко В.М. О процессуальном статусе близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого) // Проблемы предварительного расследования: Сб. научных трудов. М.: ФГКУ «ВНИИ МВД России», 2012. С. 25.
2. Научно-практический комментарий к УПК РФ / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. М., 2007; СПС «КонсультантПлюс».
3. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1988. С. 471.
4. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общ. ред. А.В. Смирнова. СПС «КонсультантПлюс», 2012.
5. Фурлет С. На родственников надейся. // ЭЖ-Юрист. 2013. N 36. С. 8.
6. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14.07.2011 N 16-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко» // Российская газета. 2011. N 165. 29 июля.
7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 25.11.2013) // Российская газета. 2001. N 249. 22 декабря.

Прокуратура области разъясняет порядок прекращения уголовного дела (преследования) в связи со смертью обвиняемого

В соответствии с нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное дело прекращается (в т. ч. в судебном заседании) в случае смерти подозреваемого (обвиняемого). При этом исключением являются случаи, когда производство по делу необходимо для реабилитации умершего.

В то же время эти положения неконституционны в той мере, в какой они позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников. Если дело прекращается в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого), то завершается и дальнейшее доказывание его виновности. Но подозрение или обвинения с него не снимается. Напротив, по существу констатируется, что преступление совершено конкретным лицом, от уголовного преследования, которого отказываются по причине его смерти.

Тем самым подозреваемый (обвиняемый) без вступившего в силу приговора суда фактически признается виновным, что нарушает принцип презумпции невиновности.

Уголовно-процессуальный закон не предоставляет каким бы то ни было лицам возможности защищать интересы умершего подозреваемого (обвиняемого). Процессуальные решения, затрагивающие права последнего и его близких родственников, принимаются дознавателем, следователем или судом (т. е. без участия стороны защиты). Близкие родственники умершего по существу не могут добиваться его реабилитации, защиты чести и доброго имени (в т. ч. собственного), а также возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Вместе с тем, согласно позиции Конституционного суда Российской Федерации, если близкие родственники настаивают на продолжении производства по делу, оно должно быть рассмотрено в суде.

Данная позиция нашла свое отражение в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 года № 16-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Александрина и Ващенко».

В соответствии с данным постановлением положения п. 4 ч.1 ст. 24 УПК РФ и п.1 ст. 254 УПК РФ, закрепляющие в качестве основания для прекращения уголовного дела – смерть подозреваемого (обвиняемого), за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, признаны не соответствующими Конституции в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников.

По указанным причинами в федеральное законодательно надлежит внести соответствующие изменения. В частности, необходимо конкретизировать перечень лиц (помимо близких родственников), которые могут настаивать на продолжении производства по делу и определить их правовой статус.

Защита интересов умерших участников уголовного судопроизводства: подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего (Чердынцева И.А.)

Дата размещения статьи: 06.07.2016

В июле 2011 года Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении N 16-П признал положения пункта 4 части 1 статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) неконституционными в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников .
———————————
По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 г. N 16-П // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2011. N 5.

Высказанную позицию Конституционный Суд РФ подтвердил в Определении N 354-О от 6 марта 2013 года, где указал, что вывод Конституционного Суда Российской Федерации об обязанности продолжить производство по уголовному делу — предварительное расследование либо судебное разбирательство — при заявлении возражения со стороны близких родственников подозреваемого (обвиняемого) против прекращения уголовного дела в связи с его смертью в равной степени распространяется и на случаи принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. В таких случаях близкие родственники могут требовать возбуждения уголовного дела, а органы предварительного расследования обязаны их требование удовлетворить .
———————————
По жалобе гражданки Тришкиной Татьяны Петровны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 4 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 марта 2013 г. N 354-О // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2013. N 6.

Возможность и даже необходимость продолжения производства по уголовному делу после смерти подозреваемого или обвиняемого не только для его реабилитации, но и для признания совершенного деяния преступлением на основании имеющейся доказательственной базы обосновывает в своей статье А.П. Фильченко . Аргументами его позиции служат отсутствие в Уголовном кодексе Российской Федерации оснований освобождения от уголовной ответственности умершего и возможность применения к такому лицу других мер уголовно-правового характера.
———————————
Фильченко А.П. Юридическое значение смерти лица, совершившего преступление, в механизме прекращения правоотношения уголовной ответственности // Адвокат. 2012. N 10. С. 25 — 32.

Следовательно, в настоящее время при принятии решения о прекращении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела следователь, дознаватель или суд должны выяснять позицию близких родственников подозреваемого, обвиняемого. В случае возражения этих лиц производство по уголовному делу должно быть начато или продолжено. Однако до сих пор законодатель не разработал механизм производства по уголовному делу, где фактически отсутствует лицо, привлекаемое к уголовной ответственности.
Внесенный Правительством Российской Федерации в Государственную Думу Российской Федерации проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части уточнения порядка производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности)» содержит комплекс норм, которые бы устранили существующий пробел в уголовно-процессуальном законодательстве.
———————————
О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части уточнения порядка производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности): проект Федерального закона N 180771-6. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

Согласно положениям проекта Федерального закона интересы умершего обвиняемого, подозреваемого или лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, отстаивают его представители, в качестве которых могут выступать близкие родственники либо их законные представители, родственники либо их законные представители, близкие лица либо их законные представители.
По мнению Ю.А. Ляхова, «максимально широкий охват лиц, которым законодатель предоставит рассматриваемые права, будет обоснованным и не вызовет затруднений при реализации такого правового положения на практике» . Согласиться с высказанным суждением, пожалуй, можно лишь отчасти. Затруднения могут возникнуть, если в законе не предусмотреть четкую процедуру предоставления приоритета или урегулирования порядка предоставления права представлять интересы умершего подозреваемого (обвиняемого) разным лицам, которые одновременно заявляют такое желание.
———————————
Ляхов Ю.А. Правовая неопределенность и права личности в уголовном процессе // Российская юстиция. 2012. N 6. С. 61.

Практически аналогичным образом решает УПК РФ вопрос о защите прав умершего потерпевшего (когда смерть данного лица явилась последствием преступления). Часть 8 статьи 42 УПК РФ наделяет правами потерпевшего одного из близких родственников и (или) близких лиц, а при их отсутствии или невозможности участия в уголовном судопроизводстве — родственников лица.
Однако УПК РФ не предусматривает прямой возможности представления интересов того потерпевшего, который умер не в результате совершенного против него преступления, а по иным причинам. Поскольку процедуры перехода прав такого потерпевшего к кому-то из близких родственников не закреплено, то презюмируется защита прав умершего потерпевшего государственным органами и должностными лицами, ведущими производство по уголовному делу.
Согласно УПК РФ интересы потерпевшего могут представлять законные представители и (или) представители. Случаи участия названных лиц можно условно разделить на обязательные и необязательные в зависимости от указания об этом в нормах УПК РФ. Обязательное участие законных представителей или представителей предусмотрено ч. 2 ст. 45 УПК РФ для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы.
Совершеннолетним потерпевшим УПК РФ предоставляет право иметь представителя (п. 8 ч. 2 ст. 42 УПК), которым может быть адвокат, а также иное лицо, в том числе близкий родственник, о допуске которого ходатайствует потерпевший (ч. 1 ст. 45 УПК) . Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда РФ полномочия таких лиц подтверждаются доверенностью, оформленной надлежащим образом .
———————————
По жалобам граждан Л.Д. Вальдмана, С.М. Григорьева и региональной общественной организации «Объединение вкладчиков «МММ» на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2003 г. N 446-О // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2004. N 3.
О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 г. N 17: по сост. на 9 февраля 2012 г. (пункт 7) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. N 9.

Описанные выше случаи участия законных представителей и представителей потерпевшего применяются, когда потерпевший жив и может самостоятельно выбрать способ защиты своих прав и законных интересов. Наряду с этим УПК РФ регулирует вопросы защиты интересов потерпевшего и в том случае, когда последствием преступления явилась смерть потерпевшего.
Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 29 июня 2010 г. N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» разъяснил, что, если преступлением затрагиваются права и законные интересы сразу нескольких лиц, являющихся близкими родственниками погибшего, и они настаивают на предоставлении им прав потерпевшего, эти лица могут быть признаны потерпевшими с обязательным приведением мотивов такого решения .
———————————
Там же.

Однако следует отметить, что уголовно-процессуальный закон не регулирует случаи участия законных представителей или представителей потерпевшего, который умер не в результате совершенного в отношении его преступления, а по иным причинам. Нет также разъяснений по этому вопросу и в решениях высших судебных органов. Немногочисленны мнения ученых по этому вопросу. Так, например, И.М. Ибрагимов указывает, что редакция положения ч. 8 ст. 42 УПК РФ неправомерно сужает смысл и возможности защиты прав той категории потерпевших, которые умерли не только по причине совершения против них преступления, а по иным причинам. Он полагает, что необходимо изменить ч. 8 ст. 42 УПК РФ и предусмотреть возможность перехода прав потерпевшего к лицам, которым он оставил завещание, или одному из его близких родственников .
———————————
Ибрагимов И.М. Правомерные возможности защиты прав потерпевшего в российском уголовном процессе. М.: Юриспруденция, 2008. 424 с. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

Сходную позицию занимает А.П. Рыжаков, который считает, что редакция ч. 8 ст. 42 УПК РФ, как и абз. 2 — 4 пункта 5 комментируемого им Постановления, ограничивает возможности защиты прав признанного потерпевшим лица, когда он умер не из-за совершения в отношении его преступления. Он отмечает, что в настоящее время близкий родственник умершего лица может обладать правами потерпевшего только в уголовном процессе по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть его родственника. Между тем в отношении конкретного лица могло быть совершено несколько преступлений, а смерть наступить лишь от одного из них. Человек может умереть и не в связи с совершением в отношении его преступления. Думается, данные обстоятельства не должны мешать защите одним из близких родственников такого лица интересов последнего. Именно в этих целях близкий родственник умершего, думается, и наделен законодателем полномочиями потерпевшего. Поэтому, как полагает А.П. Рыжаков, последовательно было бы предоставить таковые одному из близких родственников умершего лица, которому преступлением причинен физический, имущественный и (или) моральный вред, вне зависимости от причин его смерти .
———————————
Рыжаков А.П. Практика применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном процессе: комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 г. N 17: подготовлен для СПС «КонсультантПлюс». 2010. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

Следует согласиться с высказанными мнениями. Признание близкого родственника умершего потерпевшего именно потерпевшим, а не представителем, нам представляется более правильным. Во-первых, права представителя производны от прав потерпевшего. Если же такого участника уголовного судопроизводства нет, то фактически утрачивается и статус представителя. Во-вторых, постановка близких родственников в процессуальный статус потерпевшего в наибольшей степени позволит защитить права умершего лица.
Однако уточним обозначенную выше позицию ученых. Поскольку уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту лиц, потерпевших от преступления, и государство гарантирует достижение данной цели, а УПК РФ напрямую не закрепляет обязанности государственных органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, признавать близких родственников умершего лица потерпевшими (за исключением случаев, предусмотренных ч. 8 ст. 42 УПК РФ), то такое признание можно осуществлять при поступлении ходатайства от соответствующих заинтересованных лиц. В иных случаях защита прав лица, потерпевшего от преступления, осуществляется следователем, дознавателем, прокурором и судом в ходе расследования и рассмотрения уголовного дела, исходя из требований статьи 21 УПК РФ, которая устанавливает обязанность установления события преступления, изобличения лица или лиц, виновных в совершении преступления.
При этом в постановлении о признании близких родственников умершего лица потерпевшими следует ссылаться на ст. 52 Конституции РФ, которая устанавливает, что права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба; на ст. 6 и ч. 8 ст. 42 УПК РФ (используя ее по аналогии).
Отчасти подобный вывод подтверждается установлением порядка подачи заявления по делам частного обвинения. Часть 2 статьи 318 УПК РФ устанавливает, что в случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или в порядке, установленном ч. 3 ст. 318 УПК РФ. В этом случае такой близкий родственник будет наделен правами частного обвинителя (как было бы с непосредственно потерпевшим от преступления). В случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, уголовное дело может быть возбуждено следователем или с согласия прокурора дознавателем на основании заявления близкого родственника умершего потерпевшего.
Часть 2 статьи 318 УПК РФ не уточняет, по какой причине наступила смерть потерпевшего. Полагаем, что здесь законодатель не придает юридического значения причине смерти потерпевшего от преступления с целью наиболее эффективной защиты прав такого лица.
И, пожалуй, последним аргументом в поддержку мнения о возможности признания близких родственников потерпевшими в случае смерти лица, пострадавшего от преступления независимо от причин наступления смерти, является правовая позиция Конституционного Суда РФ. Так, обосновывая свои выводы по вопросу конституционности пункта 2 части первой статьи 24 и пункта 1 части 1 статьи 254 УПК РФ, Конституционный Суд РФ указал, что «из принципа юридического равенства применительно к реализации конституционного права на судебную защиту вытекает требование, в силу которого однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом (выделено мной. — И.Ч.); соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях); любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а для достижения этих целей используются соразмерные правовые средства» .
———————————
По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 г. N 16-П // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2011. N 5.

Иными словами, исходя из принципа равенства, не может быть установлено каких-либо различий в процессуальном статусе лица, отстаивающего интересы умершего потерпевшего, независимо от причин смерти. Юридическим фактом перехода прав умершего лица к его близкому родственнику является смерть.
Таким образом, можно сделать вывод, что, исходя из принципа юридического равенства, в случае смерти лица, пострадавшего от преступления, к участию в производстве по уголовному делу в качестве потерпевшего допускаются близкие родственники, независимо от причин смерти пострадавшего лица. Они обладают правами потерпевшего, предусмотренными ст. 42 УПК РФ, в том числе правом иметь своего представителя.
Для наиболее эффективного обеспечения прав участников уголовного судопроизводства в случае смерти потерпевшего, умершего не в результате совершенного в отношении его преступления, его близким родственникам необходимо разъяснить возможность заявления ими ходатайства о признании их потерпевшими.
Если же близких родственников у умершего потерпевшего нет или данные о них органам предварительного расследования неизвестны, то интересы умершего потерпевшего будут обеспечиваться должностными лицами и органами, производящими расследование и рассмотрение уголовного дела. В этом случае считаем нецелесообразным розыск близких родственников умершего потерпевшего.
Исходя из вышеизложенных правовых позиций высших судебных органов, что сходные отношения должны регулироваться однородным образом, и, руководствуясь положением ч. 8 ст. 42 УПК РФ, считаем, что в случае смерти лица, который мог бы непосредственно выступать потерпевшим, такой статус может быть придан не только близким родственникам этого лица, но и близким лицам или родственникам умершего потерпевшего.

Литература

1. Ибрагимов И.М. Правомерные возможности защиты прав потерпевшего в российском уголовном процессе. М.: Юриспруденция, 2008. 424 с.
2. Ляхов Ю.А. Правовая неопределенность и права личности в уголовном процессе // Российская юстиция. 2012. N 6. С. 60 — 61.
3. Рыжаков А.П. Практика применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном процессе: комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17. М., 2010.
4. Фильченко А.П. Юридическое значение смерти лица, совершившего преступление, в механизме прекращения правоотношения уголовной ответственности // Адвокат. 2012. N 10. С. 25 — 32.