Потерпевший защита или обвинение

Рубрики Процессы

Потерпевший защита или обвинение

8 ноября А утечек-то и не было! Решение суда.

1 сентября Каталоги заданий по всем предметам приведены в соответствие с проектами демоверсий ЕГЭ-2019.

− Учитель Думбадзе В. А.
из школы 162 Кировского района Петербурга.

Наша группа ВКонтакте
Мобильные приложения:

Установите соответствие между участниками уголовного судопроизводства и стороной, которую они представляют: к каждой позиции, данной в первом столбце, подберите соответствующую позицию из второго столбца.

Запишите в ответ цифры, расположив их в порядке, соответствующем буквам:

Прокурор в уголовном процессе выполняет две взаимосвязанные функции: осуществляет уголовное преследование и надзирает за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования. Однако властно-распорядительные полномочия при осуществлении надзорной деятельности прокурор сохранил только в отношении дознавателя. В отношении же следователя подобные полномочия прокурора перешли к начальнику следственного органа. Кроме того, УПК существенно ограничил полномочия прокурора и по участию в уголовном преследовании на досудебном производстве. Следователь — это должностное лицо, уполномоченное в пределах своей компетенции осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда. Обвиняемый — это лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительный акт. Адвокат — допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

A) прокурор — обвинение.

Б) адвокат — защита.

B) следователь — обвинение.

Г) потерпевший — обвинение.

Д) обвиняемый — защита.

Почему обвиняемого относят к защите? А потерпевшего к обвинению? Перепутали

Вы аб­со­лют­но не правы. По­тер­пев­ший в уго­лов­ном про­цес­се, пред­став­ля­ет сто­ро­ну об­ви­не­ния. А обвиняемый — защиту. Учите.

Потерпевший защита или обвинение

8 ноября А утечек-то и не было! Решение суда.

1 сентября Каталоги заданий по всем предметам приведены в соответствие с проектами демоверсий ЕГЭ-2019.

− Учитель Думбадзе В. А.
из школы 162 Кировского района Петербурга.

Наша группа ВКонтакте
Мобильные приложения:

Установите со­от­вет­ствие между участ­ни­ка­ми уго­лов­но­го су­до­про­из­вод­ства и сто­ро­на­ми уго­лов­но­го судопроизводства: к каж­дой позиции, дан­ной в пер­вом столбце, под­бе­ри­те со­от­вет­ству­ю­щую по­зи­цию из вто­ро­го столбца.

Б) граж­дан­ский ответчик

Г) орган дознания

Запишите в ответ цифры, рас­по­ло­жив их в порядке, со­от­вет­ству­ю­щем буквам:

Участ­ни­ки уго­лов­но­го су­до­про­из­вод­ства со сто­ро­ны обвинения: прокурор, следователь, ру­ко­во­ди­тель след­ствен­но­го органа, ор­га­ны дознания, на­чаль­ник под­раз­де­ле­ния дознания, дознаватель, потерпевший.

А) следователь — обвинение.

Б) граж­дан­ский ответчик — защита.

В) подозреваемый — защита.

Г) орган дознания — обвинение.

Д) потерпевший — обвинение.

Разве правильный ответ 21122?

Подозреваемый — это ведь сторона обвинения , а потерпевший — сторона защиты. На мой взгляд, правильный ответ — 21221

Наоборот, подозреваемого обвиняют в совершении преступления и его защищает адвокат, значит он относится к стороне защиты.

§ 2. Защита прав потерпевшего на разных стадиях уголовного процесса

Несмотря на то, что только выявление истинных обстоятельств дела может привести дознавателей, следователей, прокуроров и судей к вынесению обоснованных и законных решений, принимаемых в уголовном процессе, составители общей концепции и текста ныне действующего УПК РФ явно скептически отнеслись к возможности установления истины при судебном разбирательстве уголовных дел . Например, по мнению отдельных авторов, судьям необходимо акцентировать внимание не на цели доказывания, а на процедуре доказывания, так как они отвечают не за обнаружение истины, а лишь за то, чтобы результат судоговорения был достигнут определенным образом . Однако согласно основной идее уголовного и уголовно-процессуального права и по мнению большинства видных российских юристов-процессуалистов, выявление истинных обстоятельств дела с соблюдением должной правовой процедуры (due process of law) представляет собой цель уголовно-процессуальной деятельности, и потому можно считать справедливым то, что академические выступления против принципа объективной истины в уголовном процессе всегда служили и служат оправданию следственных и судебных ошибок , если не сказать больше — должностных злоупотреблений и подчас вопиющих преступлений против правосудия.

См.: Францифоров Ю.В. Противоречия уголовного процесса. Методология. Механизм регулирования. Средства разрешения противоречий. М., 2006. С. 22.

См.: Пашин С.А. По цитате из книги: Францифоров Ю.В. Противоречия уголовного процесса. Методология. Механизм регулирования. Средства разрешения противоречий. М., 2006. С. 25.

См.: Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России // Лекции-очерки. М., 1997. С. 83 — 85.

В связи с этим в главе 2 УПК РФ «Принципы уголовного судопроизводства» следует восстановить положение о необходимости производства всестороннего, полного и объективного исследования всех истинных обстоятельств уголовного дела. Кстати говоря, этот краеугольный принцип некогда был закреплен в ст. 20 УПК РСФСР. Без действия этого ключевого принципа уголовного судопроизводства трудно будет вообще говорить о свершении правосудия, обоснованности признания пострадавшего от преступления лица в качестве потерпевшего, достаточности доказательств для установления вины тех лиц, которые были причастны к совершению данного преступления, и т.д. На наш взгляд, действие этого принципа имеет не меньшую важность, нежели действие принципа равноправия и состязательности сторон уголовного судопроизводства, а также запрета использования доказательств, полученных незаконным способом, которые закреплены соответственно в ч. 3 статьи 123 и ч. 2 ст. 50 Конституции России.

Судебная практика показывает, что бывают случаи, когда потерпевший является единственным очевидцем совершенного преступления, и тогда показания потерпевшего по делу приобретают исключительное значение для выявления обстоятельств по уголовному делу, что также является характерным и для уголовного судопроизводства отдельных зарубежных стран. По некоторым уголовным делам потерпевшими могут быть несколько человек. Иногда количество потерпевших может достигнуть нескольких десятков, сотен и даже тысяч людей. Яркими примерами подобных уголовных дел могут стать судебные дела, в которых жертвами являются обманутые вкладчики или пострадавшие от террористических актов, авиационных и железнодорожных катастроф и т. п. Подобные уголовные дела по известным причинам имеют изнурительно долгую продолжительность. Для того чтобы несколько ускорить темпы их судебного рассмотрения, на практике все потерпевшие подразделяются на определенные группы, от имени которой выступает тот или иной представитель, который действует по доверенности. Все потерпевшие в этих случаях допрашиваются по стандартным вопросникам, из которых исключаются всякие несущественные вопросы. Иногда такие уголовные дела рассматриваются с участием суда присяжных заседателей, которые оценивают причиненный многим потерпевшим вред не просто как вред, причиненный отдельным людям, но всему обществу в лице каждого потерпевшего.

В процессе защиты своих прав и законных интересов потерпевший имеет возможность обжаловать действия (бездействие) и решения дознавателей, следователей и прокуроров не только прокурорам в порядке вышестоящей подчиненности, но также непосредственно в суд в порядке ст. 125 УПК РФ по принципу территориальности . Поскольку у потерпевшего могут быть причины, заставляющие его беспокоиться о своей безопасности, ему не все равно, на свободе или под стражей находится обвиняемый. Именно реальные опасения потерпевшего за жизнь, здоровье и имущество свое и своих близких родственников должны стать основанием для его права и реальной возможности обжаловать в вышестоящий суд и решение суда первой инстанции о необходимости принятия решения об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу. Мнение потерпевшего по этому вопросу должно быть обязательно учтено с учетом конкретных обстоятельств дела, и не только дознавателем, следователем, прокурором, но и судами, которые заинтересованы в установлении гарантий безопасности участников уголовного процесса и в первую очередь безопасности самого потерпевшего.

См.: Михайловская И. Б. Судебные стадии в уголовном процессе // Судебная реформа: проблемы и перспективы. М., 2001.

В соответствии с ч. 2 ст. 125 УПК РФ потерпевший вправе подавать жалобу как через дознавателя, следователя и прокурора, действия (бездействие) и решения которых он собирается обжаловать, так и непосредственно в суд . После подачи такой жалобы в суд потерпевший вправе быть заранее уведомленным о времени и месте рассмотрения его жалобы, просить суд рассмотреть эту жалобу с обязательным его участием, а также непосредственно участвовать в судебном рассмотрении своей жалобы. Суд обязан разъяснять потерпевшему его процессуальные права и обязанности и дать ему возможность давать показания, представлять доказательства, участвовать в судебном следствии и выступать с репликой. Суд может по жалобе потерпевшего признать действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя или прокурора необоснованными и незаконными, равно как и вправе обязать указанные выше лица принять соответствующие меры для устранения допущенных ими злоупотреблений и правонарушений.

См.: Постановление Хасавюртовского райсуда Республики Дагестан от 22 мая 2006 г. о признании постановления старшего следователя прокуратуры Хасавюртовского района об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным; Постановление Хасавюртовского райсуда Республики Дагестан от 17 сентября 2007 г. о признании бездействия прокурора Хасавюртовского района Республики Дагестан по поводу оставления сообщения о преступлении без рассмотрения незаконным // Архив Хасавюртовского района Республики Дагестан.

Согласно ч. 2 ст. 222 УПК РФ при направлении материалов уголовного дела в суд прокурор вручает копию обвинительного заключения не только обвиняемому и его адвокату-защитнику, но также потерпевшему и его представителю по ходатайству последних. Представляется, что в данном положении уголовно-процессуального законодательства, ввиду процессуального равноправия обвиняемого и потерпевшего, прокурор обязан вручить копию обвинительного заключения потерпевшему и его представителю без каких-либо дополнительных ходатайств потерпевшего и его представителя. Дело в том, что своевременное уведомление потерпевшего и его представителя о направлении уголовного дела в суд дает потерпевшему и его представителю реальную возможность подготовиться к судебному слушанию дела и в полной мере защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.

Статьи 229, 230 и 234 УПК РФ устанавливают основания и порядок проведения предварительного судебного слушания. Потерпевший и его представитель должны быть заранее извещены о дате и месте проведения предварительного судебного слушания. Ходатайство о проведении предварительного слушания может быть заявлено потерпевшим и его представителем после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд в течение трех суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения или обвинительного акта.

По ходатайству потерпевшего судья вправе вынести постановление о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, либо возможной конфискации имущества подсудимого. Во время слушания этих важных вопросов крайне необходимо также участие представителя потерпевшего, который по возможности должен быть высококвалифицированным и опытным адвокатом. Неизвещение потерпевшего и его представителя о дате предварительного судебного слушания уголовного дела или лишение потерпевшего и его представителя возможности принять участие в судебном заседании является достаточным основанием для отмены судебного решения или приговора в соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ .

См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 марта 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 10; Постановление президиума Владимирского областного суда от 13 июня 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 11.

Наиболее важным правом потерпевшего в судебной стадии рассмотрения уголовного дела является его право заявлять отводы прокурору, судье, секретарю судебного заседания, экспертам, представителю общественной организации и переводчику. Потерпевший имеет также право высказывать суду свое мнение о возможности или невозможности слушания дела в данном судебном заседании в случае неявки в судебное заседание кого-либо из свидетелей, эксперта или специалиста. Он обладает также правом высказывать свое мнение по поводу заявленных ходатайств другими участниками процесса, а также порядка исследования доказательств в судебном следствии. Потерпевший имеет также возможность принимать участие в судебном исследовании доказательств, давать показания, право делать заявления, право приносить жалобы на действия суда, право представлять суду в письменном виде предлагаемую участникам процесса формулировку решения по отдельным вопросам, выступать в суде и заявлять ходатайства на своем родном языке, а также пользоваться услугами переводчика.

Известно, что условия осуществления процессуальных прав потерпевшего на стадии судебного разбирательства отличаются от условий в досудебных стадиях разбирательства. Отличие это обусловлено характерными чертами всякого надлежащего правосудия: непосредственностью, гласностью и устностью судебного разбирательства. Иными словами, в отличие от процессов дознания и предварительного следствия все устные и письменные заявления и ходатайства потерпевшего делаются и решаются непосредственно, все они непосредственно обращены к суду и обязательно должны фиксироваться в протоколе судебного заседания. Важно также отметить, что решение по любому ходатайству, заявленному потерпевшим, принимается судом только после того, как будут выслушаны по нему мнения всех остальных участников судебного разбирательства. Более того, все мнения участников судебного разбирательства, как и само решение суда, со всеми подробностями должны быть обязательно занесены в протокол судебного заседания.

В предварительной части судебного разбирательства председательствующий производит опрос потерпевшего и его представителя о наличии у них различных заявлений, ходатайств и жалоб. Потерпевший и его представитель вправе заявлять ходатайства об исключении из материалов уголовного дела доказательств, полученных с нарушением действующего законодательства, об истребовании документов и вещественных доказательств, о назначении и производстве судебной экспертизы, о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов и т.д. Для действенной защиты своих прав и законных интересов потерпевшему полезно принимать участие в предварительном судебном слушании ряда других очень важных вопросов, как-то: о возвращении уголовного дела прокурору, о приостановлении производства по уголовному делу, о прекращении уголовного дела или уголовного преследования.

В этой связи следует отметить, что на сегодняшний день назрела необходимость тщательного и коренного изменения норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих возвращение уголовного дела прокурору, в том числе по основаниям, предусмотренным ст. 237 УПК РФ.

Статья 237 УПК РФ устанавливает для потерпевшего возможность ходатайствовать перед судом о необходимости возвращения уголовного дела прокурору с целью устранения препятствий для его рассмотрения судом.

Однако при применении ст. 237 УПК РФ на практике судебно-следственные органы сталкиваются со множеством не разрешенных законодателем проблем и вопросов, связанных с защитой прав потерпевших при возвращении уголовного дела прокурору и производстве дела органом следствия и дознания после возвращения судом дела в порядке ст. 237 УПК РФ.

К примеру, действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возвращение уголовного дела для производства дополнительного расследования с целью восполнения неполноты предварительного следствия. А если судьей по поступившему уголовному делу или судом в ходе судебного разбирательства будут установлены очевидные обстоятельства грубого нарушения в ходе дознания и предварительного следствия прав потерпевшего (скажем, предъявлено чрезмерно мягкое обвинение) и дело возвращено прокурору по основаниям, указанным в ст. 237 УПК РФ, то прокурор не вправе передать дело органу дознания и следствия для проведения дополнительного расследования с восполнением пробелов следствия. Он также не вправе перепредъявить обвиняемому более тяжкое обвинение (что не вправе выполнить соответственно орган следствия или дознаватель) и исправить свою ошибку, а должен вернуть дело в суд для рассмотрения по существу предъявленного обвинения в том же объеме, устранив в установленный законом пятидневный срок нарушения, препятствующие рассмотрению дела в судебной заседании, так как иные действия органов дознания и следствия означали бы восполнение предварительного следствия и дознания, что не допускается действующим уголовно-процессуальным законом после возвращения уголовного дела прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ.

Отсюда возникает вполне обоснованный вопрос: как быть, к примеру, если органами следствия и дознания лицу, совершившему убийство или изнасилование, неправильно и необоснованно предъявлено обвинение по ст. 115 УК РФ и дело направлено в суд для рассмотрения по существу предъявленного обвинения?

Во-первых, статьей 237 УПК РФ не предусмотрена возможность возвращения уголовного дела по такому основанию, как необходимость предъявления обвинения по более тяжкой статье УК РФ.

Во-вторых, если даже суд вернет такое дело для перепредъявления обвинения по более тяжкой статье, нормы уголовно-процессуального закона, в частности ст. 237 УПК РФ, не предусматривают проведение таких следственных действий после возвращения дела в порядке ст. 237 УПК РФ, так как указанные следственные действия были бы связаны с восполнением предварительного расследования.

При таком одностороннем регулировании законом вопросов возвращения уголовного дела прокурору после повторного поступления дела в суд последний должен рассмотреть уголовное дело по существу очевидно незаконно предъявленного более мягкого обвинения и вынести приговор по статье предъявленного органами следствия обвинения.

В связи с изложенным, нам представляется, закрепленный в уголовно- процессуальном законодательстве запрет восполнения неполноты дознания и предварительного расследования, защищая интересы обвиняемого, не позволяет на практике защитить интересы потерпевшего, общества и государства, чем нарушается закрепленный ст. 15 УПК РФ основополагающий принцип уголовного судопроизводства об осуществлении уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон .

См. подробнее: Ибрагимов И.М. Проблемы защиты прав потерпевшего на разных стадиях уголовного процесса // Проблемы защиты прав потерпевшего в российском уголовном процессе. М., 2008. С. 63 — 67.

Следует заметить, что указанные вопросы неоднократно были предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ.

Согласно правовой позиции, сформулированной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года N 18-П, по существу восстановлено возвращение уголовных дел прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях допущения органами дознания и следствия существенных нарушений уголовно-процессуального закона, не устранимых в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия .

См.: Российская газета (федеральный выпуск). 2003. N 3371.

В упомянутом Постановлении Конституционный Суд РФ подчеркнул, что «интересы потерпевшего в уголовном судопроизводстве не могут быть сведены исключительно к возмещению причиненного ему вреда — они в значительной степени связаны также с разрешением вопросов о доказанности обвинения, его объеме, применении уголовного закона и назначении наказания, тем более, что во многих случаях от решения по этим вопросам зависят реальность и конкретные размеры возмещения вреда» .

Вместе с тем Конституционный Суд РФ, допустив возвращение уголовного дела прокурору в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 237 УПК РФ, и разрешив при этом проведение следственных действий, однако, оставил без оценки и реагирования установления ч. 2 ст. 237 УПК РФ, в соответствии с которыми для устранения препятствий к рассмотрению дела определен срок в 5 суток.

Обобщение судебной практики и анализ оснований и причин возвращения дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ показал, что органами следствия почти по каждому второму уголовному делу не соблюдается установленный законом пятидневный срок, так как указанный срок является нереальным для практики. Почти по всем делам нарушения, препятствующие рассмотрению дела в судебном заседании, устраняются путем проведения следственных действий, проведенных свыше установленных ч. 2 ст. 237 УПК РФ, поэтому собранные таким образом доказательства подлежали признанию на основании ч. 2 ст. 237 УПК РФ недопустимыми .

См.: Обобщение судебной практики возвращения судами Республики Дагестан уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ // Действующий архив Верховного Суда РД.

Устранение нарушения равноправия сторон в уголовном судопроизводстве позволит восстановить справедливость при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства, также в полной мере обеспечить всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дел в судебных заседаниях.

В соответствии со статьями 287 — 290 УПК РФ судебное следствие может сопровождаться такими действиями, как осмотр места происшествия, предъявление для опознания, освидетельствование, следственный эксперимент, в которых потерпевший может участвовать согласно общим правилам проведения этих действий. Потерпевший вправе в судебном следствии делать письменные заметки, огласить имеющиеся у него документы касательно его показаний, данных на дознании, предварительном следствии или суде. В этих случаях суд обязан приобщить эти документы к материалам уголовного дела, если они имеют отношение к рассматриваемому делу и могут иметь то или иное правовое значение для правильного разрешения дела .

См.: Ерофеев Г. А. Нарушения уголовно-процессуального закона как основания пересмотра приговоров: Дис. . канд. юрид. наук. Свердловск, 1977.

УПК РФ не устанавливает какого-либо определенного перечня ходатайств, которые подлежат обязательному рассмотрению и удовлетворению в досудебной и судебной стадиях уголовного судопроизводства. Тем не менее ч. 2 ст. 159 УПК РФ устанавливает, что не может быть отказано в удовлетворении ходатайства потерпевшего о допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других действий, если обстоятельства, об установлении которых он ходатайствует, имеют значение для данного уголовного дела. Статья 271 УПК РФ дает право потерпевшему заявлять суду обоснованные ходатайства и одновременно обязывает суды удовлетворять ходатайства потерпевших о допросе в судебном заседании лица, явившегося в суд по инициативе потерпевшего или его представителя, в качестве свидетеля или специалиста. В случае получения отказа в удовлетворении заявленного ходатайства часть третья указанной статьи дает возможность потерпевшему еще и еще раз обращаться к суду с этим же ходатайством в течение всего хода судебного разбирательства.

Часть 2 ст. 42 УПК РФ дает потерпевшему право участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, поддерживать обвинение, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения, выступать в судебных прениях, обжаловать приговор, определение и постановление суда. В судебном заседании потерпевший с разрешения председательствующего судьи вправе давать показания в любой момент судебного следствия. Судебное следствие по делам частного обвинения начинается с изложения потерпевшим своего мнения по существу обвинения, о квалификации преступления и назначении наказания подсудимому, равно как и по другим вопросам, которые могут возникнуть в ходе судебного разбирательства .

См.: Кореневский Ю.В. Об истине в уголовном судопроизводстве. Доказывание в уголовном процессе. Традиции и современность. М., 2000.

Согласно статьям 277 и 278 УПК РФ потерпевший должен быть допрошен, как и остальные свидетели по уголовному делу. Ввиду того, что на судебном заседании первой предъявляет доказательства сторона обвинения, потерпевший имеет первоочередную возможность с разрешения председательствующего давать свидетельские показания с самого начала судебного следствия вплоть до его завершения. Перед допросом потерпевшего устанавливаются его личность, его взаимоотношения с подсудимым, ему разъясняются его права, обязанности и ответственность в соответствии со ст. 42 и другими положениями УПК РФ. На судебном следствии потерпевший допрашивается сначала государственным обвинителем, которым он, собственно, и вызывается на судебное заседание. Затем его вправе допросить подсудимый и его адвокат-защитник. Суд начинает допрашивать потерпевшего после того, как его допросили все стороны уголовного судопроизводства. Если потерпевший по тем или иным уважительным причинам не может явиться по вызову суда, то по ходатайству одной из сторон или по инициативе самого суда его показания, данные на предварительном следствии или дознании, могут быть оглашены на судебном заседании. Такое же оглашение показаний потерпевшего производится и тогда, когда потерпевший отказывается дать показания на суде, либо в показаниях, данных потерпевшим на досудебных и судебных стадиях уголовного расследования, имеются существенные противоречия.

Болезни, смерти, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств.

В п. 4 ч. 2 ст. 42 УПК РФ прямо предусмотрено, что потерпевший вправе представлять доказательства в виде предметов, документов, образцов каких-то вещей и т. п. Потерпевший может воспользоваться данным правом для выяснения того или иного обстоятельства, а также для подтверждения своих доводов . Таким образом, сбор и представление потерпевшим и его представителем предметов и документов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств по ч. 2 ст. 86 УПК РФ является эффективным способом их участия в процессе доказывания. Следует отметить, что, реализуя свое право доказывания, потерпевший может оказать существенное влияние на ход и результаты расследования уголовного дела.

См.: Абабков А. В. Право потерпевшего на судебную защиту // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1996. N 3.

На стадии судебного следствия производится исследование всех фактических обстоятельств расследуемого преступления, рассмотрение, проверка и юридическая оценка всех доказательств, которые представлены сторонами дела. Несмотря на то, что судебное следствие происходит на основе конституционно закрепленного принципа состязательности, тем не менее суд остается обязанным проявлять активность и инициативу в процессе выявления истины по делу, особенно если для этого необходимо получение новых или дополнительных сведений или доказательств.

Если в ходе судебного следствия и после исследования всех обстоятельств по уголовному делу потерпевший и его представитель не заявляют о необходимости рассмотрения новых обстоятельств или предъявления новых доказательств, а суд не считает необходимым возобновлять судебное следствие, то начинаются судебные прения сторон. В соответствии со ст. 292 УПК РФ в судебных прениях со стороны обвинения могут участвовать государственный обвинитель, потерпевший и его представитель. В судебных прениях потерпевший и его представитель могут анализировать ход и результаты дознания или предварительного следствия, исследовать и давать правовую оценку представленным доказательствам, содействовать суду в надлежащем рассмотрении данного уголовного дела. При этом потерпевший и его представитель в своих выступлениях не вправе ссылаться на те доказательства, которые не являлись предметом рассмотрения на судебном заседании или были признаны судом недопустимыми в соответствии с ч.

После произнесения речей всеми участниками прений уголовного судопроизводства каждый из них имеет право выступить с небольшой репликой в соответствии с ч. 6 ст. 292 УПК РФ. Если нет существенных расхождений во мнениях сторон и необходимости дополнительной защиты своей позиции, то потерпевшему и его представителю от реплики лучше всего воздержаться, деликатно оставаясь при своем мнении. Согласно ч. 7 ст. 292 УПК РФ потерпевший и его представитель имеют законную возможность после окончания прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату представить в письменном виде, по их мнению, оптимальные формулировки решений по основным вопросам, ответы на которые должны быть даны в содержании выносимого судом приговора. Согласно ст. 299 УПК РФ к таким вопросам относятся вопросы о доказанности виновности подсудимого, квалификации совершенного преступления, о смягчающих и отягчающих наказание обстоятельствах и т. д.

Надо заметить, что данная законодателем потерпевшему и его представителю подобная возможность составления примерного образца приговора хотя на практике редко используется, тем не менее, на наш взгляд, может стать действенным средством для защиты прав потерпевшего в суде. Составление потерпевшим и его представителем примерного образца судебного приговора может продемонстрировать в наглядном виде результат всех тех судебных обсуждений и выступлений, в которых они активно участвовали. Представляется, что составление такого документа потерпевшим и его представителем является показателем правового качества их участия в судебном разбирательстве, а также четким осознанием тех целей, которые они изначально себе поставили: конкретное наказание виновных в совершении данного преступления и точный размер подлежащего возмещению физического, морального или материального ущерба. Одним словом, такое действие не только похвально как плод добросовестного труда и профессионального мастерства защиты прав потерпевшего в суде, но и целесообразно с точки зрения конечных результатов, которые были достигнуты потерпевшим и его представителем в ходе непростого и долгого судебного единоборства. Пренебрежение потерпевшим и его представителем такой законодательной возможностью может быть оценено как непонимание смысла такой возможности или как проявление несерьезного отношения потерпевшего или его представителя к полному использованию своих процессуальных прав для защиты своих законных интересов, вынесения надлежащего приговора и торжества правосудия.

После рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции потерпевший в соответствии с п. 17 ч. 2 ст. 42 и ст. 260 УПК РФ вправе знакомиться с протоколом судебного заседания и в течение трех суток со дня ознакомления с ним подавать на него свои замечания. Для реализации такого права потерпевший и его представитель, как нам представляется, должны иметь законодательную возможность во время судебного разбирательства уголовного дела сделать звукозапись всего хода уголовного судопроизводства с тем, чтобы их замечания на составленный протокол судебного заседания были предметными и доказуемыми. В противном случае любое замечание потерпевшего или его представителя на протокол судебного заседания могут с легкостью быть отметены судьями и судебными секретарями как необоснованные и недоказуемые. Следовательно, в ст. 42 и ст. 260 УПК РФ надо внести поправку-дополнение о праве потерпевшего и его представителя на предварительное уведомление суда производить звукозапись уголовного судопроизводства с целью последующего внесения дополнений или изменений в протокол судебного заседания.

Потерпевший и его законный представитель имеют право обжаловать судебные решения, которые еще не вступили в силу, в соответствии со ст. 354 УПК РФ. При этом приговор мирового судьи они могут обжаловать в апелляционном порядке в районном суде, а приговоры и решения всех других судов могут быть обжалованы в вышестоящих судах . Только приговор Верховного Суда РФ может быть обжалован в Кассационной коллегии Верховного Суда РФ. Согласно статьям 354 и 363 УПК РФ потерпевший вправе обжаловать решение суда в порядке судебной апелляции, и жалоба в этом случая должна быть подана в течение десяти суток со дня вынесения судебного приговора.

См.: Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Дагестан от 1 августа 2006 г. об отмене оправдательного приговора и удовлетворении жалобы потерпевшей Аслархановой А.Х. и адвоката Джалилова М.А. // Действующий архив Верховного суда Республики Дагестан.

В суде апелляционной инстанции жалоба потерпевшего и его представителя рассматривается по тем же правилам, что и в суде первой инстанции. В апелляционном суде производится непосредственное исследование доказательств, что означает проверку имеющихся в уголовном деле доказательств, которые получили оценку суда после оглашения показаний свидетелей, потерпевшего, заключения эксперта и т.д. . Апелляционная жалоба должна содержать в себе все атрибуты, которые предусмотрены ст. 363 УПК РФ. Такая жалоба может быть удовлетворена, если судом второй инстанции будет установлено, что определение или постановление суда первой инстанции незаконно и необоснованно. Однако если в заявленной потерпевшим апелляционной жалобе имеются существенные процессуальные недостатки, то судья, рассматривающий в апелляционном порядке дело, устанавливает определенный срок для устранения этих недостатков. Потерпевший и его представитель обязаны выполнить эти законные требования судьи, иначе апелляционное производство по делу может быть прекращено соответствующим постановлением судьи, а обжалуемый потерпевшим приговор вступит в законную силу.

См.: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 // Российская газета. 2004. 25 марта.

В случае оставления апелляционным судом жалобы без удовлетворения потерпевший в соответствии со статьями 371, 354 — 358 УПК РФ вправе в тот же срок подать кассационную жалобу в суд вышестоящей инстанции . Согласно ч. 4 ст. 377 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд вправе по ходатайству потерпевшего непосредственно исследовать доказательства в соответствии с требованиями главы 37 УПК РФ. Потерпевший должен также иметь возможность участвовать вместе со своим представителем в судебном заседании в суде кассационной инстанции при рассмотрении кассационной жалобы на решение суда о необходимости избрания в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК РФ. Без такой возможности он не может в полной мере чувствовать как свою личную безопасность, так и безопасность своих близких родственников. Стало быть, в текст ч. 4 ст. 108 и ст. 377 УПК РФ необходимо внести соответствующее дополнение о праве потерпевшего заявлять ходатайство по поводу избрания меры пресечения в отношении обвиняемого или подсудимого, а также непосредственно участвовать в рассмотрении своего ходатайства с целью обеспечения надлежащих гарантий по обеспечению своей безопасности.

См.: Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Дагестан от 8 мая 2007 г. об отмене приговора Буйнакского районного суда от 8 февраля 2007 г. и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе // Архив Буйнакского районного суда Республики Дагестан.

Не менее актуальным на сегодня является проблема обеспечения защиты прав потерпевшего в ходе судебного разбирательства, в особенности в случаях, когда государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения или изменил обвинение в сторону смягчения, однако потерпевший не согласен с такой позицией государственного обвинителя. Действующее уголовно-процессуальное законодательство, предоставляя право государственному обвинителю отказаться от обвинения без учета мнения потерпевшего, а также соответственно обязывая в таких случаях и суд прекратить производство по уголовному делу, существенно ущемляет право потерпевшего на доступ к правосудию.

Для исправления такой ситуации, сложившейся с законодательным ограничением прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве, предлагается внести в части 7 и 8 ст. 246 УПК РФ существенные поправки и дополнения положениями, предусматривающими необходимость обязательного учета судом мнения потерпевшего и его представителя при принятии решения в случаях, когда государственный обвинитель в судебном заседании полностью или частично отказался от обвинения либо изменил обвинение в сторону смягчения, одновременно закрепив в ст. 246 УПК РФ право потерпевшего на участие в судебном разбирательстве дела с поддержанием обвинения, от которого государственный обвинитель отказался. В противном случае потерпевший и его представитель фактически окажутся в положении, при котором не способны повлиять на ход судебного разбирательства и обеспечить доступ к правосудию.

В ст. 246 УПК РФ необходимо внести изменения и дополнения, закрепляющие право потерпевшего на обязательное продолжение судебного разбирательства по делу, в случае полного или частичного отказа государственного обвинителя от поддержания публичного обвинения либо изменения государственным обвинителем в судебном заседании обвинения в сторону смягчения, если потерпевший с этим не согласен и считает возможным поддержать обвинение в суде лично или посредством своего представителя в целях восстановления нарушенного своего права и законных интересов. Одновременно должна быть также закреплена и обязанность суда по продолжению в таких случаях по ходатайству потерпевшего и с участием последнего судебного разбирательства и вынесению законного и обоснованного решения по обвинению, поддержанному потерпевшим.

В этой связи в части седьмой статьи 246 второе предложение следует изложить в новой редакции: «Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой признание потерпевшего частным обвинителем. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, поддержанный частным обвинителем, влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса».

В часть 8 ст. 246 УПК РФ также следует внести дополнения положением о том, что изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения влечет за собой признание потерпевшего частным обвинителем в порядке, предусмотренном ч. 7 ст. 246 УПК РФ.

С учетом внесенных изменений в ст. 246 УПК РФ следует привести и другие нормы Кодекса в соответствие с новыми положениями.

В частности, в подпункте 2 статьи 254 слова «отказа обвинителя» заменить словами «отказа государственного обвинителя от обвинения, поддержанного частным обвинителем».

В статью 22 УПК РФ внести изменения, изложив ее в новой редакции следующего содержания: «Потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе участвовать в уголовном преследовании: по уголовным делам публичного и частно- публичного обвинения — поддерживать обвинение в случае полного или частичного отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения, а также изменения государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения, а по уголовным делам частного обвинения — выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном настоящим Кодексом».

В статье 5 УПК РФ пункт 59 изложить в следующей редакции: «59) частный обвинитель — потерпевший или его законный представитель и представитель по уголовным делам частного обвинения, а также по уголовным делам, по которым государственный обвинитель отказался в суде от поддержания от обвинения от имени государства либо изменил обвинение в сторону смягчения».

В статье 43 УПК РФ часть первую изложить в следующей редакции: «Частным обвинителем является лицо, подавшее заявление в суд по уголовным делам частного обвинения в порядке, установленном статьей 318 настоящего Кодекса, а также лицо, поддерживающее государственное обвинение в суде по уголовным делам, по которым государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения от имени государства либо изменил обвинение в сторону смягчения».

В части 2 ст. 42 УПК РФ пункт 16 изложить в следующей редакции: «поддерживать обвинение, а также выступать в качестве частного обвинителя в суде по делам, по которым государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения, а также по делам частного обвинения».

Жалоба на приговор суда первой инстанции может быть подана в течение десяти суток со дня провозглашения приговора, при этом потерпевший вправе ознакомиться в суде с производством по делу и с поступившими жалобами и протестом прокурора. По общему правилу, жалоба, поданная после установленного срока, возвращается без рассмотрения. Но, если потерпевшим пропущен кассационный срок обжалования приговора по уважительной причине, он может ходатайствовать перед судом, постановившим приговор, о восстановлении пропущенного срока. Помимо кассационной жалобы, потерпевшим может быть подана и частная жалоба на определение суда первой инстанции и постановление судьи по уголовному делу. Потерпевший имеет право знать порядок и сроки кассационного обжалования приговора. Несоблюдение этого процессуального права потерпевшего является нарушением его конституционного права на судебную защиту своих прав и законных интересов. Законодатель и суды считают такое несоблюдение процессуального права потерпевшего существенным нарушением законодательства и достаточным основанием для отмены вынесенного судом приговора.

Ввиду того, что в суде кассационной инстанции протокол судебного заседания не ведется, рассмотрение того или иного уголовного дела в порядке надзора представляется непростым делом. Дело в том, что без протокола судебного заседания невозможно надлежаще проверить правильность отражения в описательно-мотивировочной части кассационного определения. Было бы вполне логично, чтобы во всех подобных случаях уголовно-процессуальный закон предусматривал обязательное составление протокола судебного заседания в суде кассационной инстанции, а также возможность производства потерпевшим звукозаписи судебного рассмотрения в суде кассационной инстанции. Такая законодательная поправка-дополнение должна быть отражена в ст. 377 УПК РФ во избежание всевозможных недоразумений в судебной практике по рассмотрению уголовных дел.

В соответствии со ст. ст. 379 — 383 УПК РФ основаниями для изменения или отмены приговора суда первой инстанции могут являться несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенное нарушение уголовно-процессуального законодательства, неправильное толкование и применение уголовного и уголовно- процессуального законодательства. Если поводом для отмены судебного приговора является назначение виновному лицу чрезмерно мягкого наказания, то в этом случае существенное значение может иметь мнение самого потерпевшего.

Следует отметить, что действующим уголовно-процессуальным законодательством несправедливо ограничены права потерпевшего на обжалование в порядке надзора вступивших в законную силу приговора, определения, постановления суда первой, апелляционной и кассационной инстанций.

Так, в соответствии со ст. 405 УПК РФ пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора либо определения и постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела не допускается.

Указанное положение, закрепленное в ст. 405 УПК РФ, существенно ограничивает конституционные права потерпевшего в уголовном процессе, препятствует реализации одного из основополагающих принципов уголовного судопроизводства об осуществлении уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты перед судом.

В этой связи следует напомнить о том, что сложившееся в связи с принятием нового УПК РФ 2001 года непростое положение с защитой прав потерпевших в уголовном судопроизводстве вызвало недовольство и множество жалоб и обращений потерпевших в различные органы, в том числе и в Конституционный Суд РФ.

По истечении более двух с половиной лет после вступления в силу нового УПК РФ под напором массы жалоб потерпевших, законные интересы которых были ущемлены оправданием их обидчиков, а также запросов Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Курганского областного суда, производственно-технического кооператива «Содействие», ООО «Карелия» Конституционный Суд РФ на своем заседании палаты 11 мая 2005 г. принял Постановление N 5-П «По делу о проверке конституционности статьи 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива «Содействие», общества с ограниченной ответственностью «Карелия» и ряда граждан» .

См.: Российская газета. 2005. N 106.

Упомянутым Постановлением Конституционный Суд РФ признал статью 405 УПК РФ в той мере, в какой она в системе действующего уголовно-процессуального регулирования пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда, не допуская поворот к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора по жалобе потерпевшего (его представителя) или по представлению прокурора, не позволяет тем самым устранить допущенные в предшествующем разбирательстве существенные (фундаментальные) нарушения, повлиявшие на исход дела, не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19, 21, 46 (часть 1), 52, 55 (часть 3) и 123 (часть 3) во взаимосвязи со статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и пунктом 2 статьи 4 Протокола N 7 к ней (в редакции Протокола N 11) .

Таким образом, мы видим, что Конституционный Суд Российской Федерации, по существу, признал, что демократические начала в регулировании стадии надзорного производства в действовавшем ранее УПК РСФСР были представлены более обоснованно и более обстоятельно защищали права потерпевшего, общества и государства, да и обвиняемого, что позволяло добиваться обоснованности, мотивированности и, главное, справедливости судебных решений по уголовным делам.

Очередным шагом, направленным на обеспечение защиты конституционного права потерпевшего на судебную защиту, доступ к правосудию и компенсацию причиненного преступлением ущерба, к совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, регулирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве, явилось принятие Конституционным Судом Российской Федерации Постановления от 16 мая 2007 года за N 6-П «По делу о проверке конституционности положений статей 237, 413 и 418 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Курганского областного суда» .

См.: Российская газета. 2007. N 4380.

В связи с выраженной в упомянутых Постановлениях правовой позицией Конституционного Суда РФ о необходимости строгого обеспечения равноправия сторон в уголовном судопроизводстве, мы полагаем необходимым внесение изменений и дополнений в ряд норм УПК РФ, регламентирующих обеспечение участия потерпевших в качестве равноправной и самостоятельной стороны в уголовном судопроизводстве.

Мы полагаем необходимым в УПК РФ восстановить в качестве основания к отмене и изменения приговора (судом не только надзорной, но и кассационной инстанций) односторонность или неполноту дознания, предварительного и судебного следствия, так как исключение этого основания нарушило паритет обвиняемого, потерпевшего и государства, который представляют органы расследования и прокуратуры.

Указанное непростое положение, при котором при очевидных обстоятельствах существенно нарушаются права потерпевшего, восстановление которых невозможно по действующему уголовно-процессуальному законодательству, необходимо немедленно исправить путем внесения соответствующих дополнений и изменений в действующее уголовно-процессуальное законодательство.

В частности, нам представляется необходимым в срочном порядке выработать и закрепить в УПК РФ исчерпывающее понятие «существенное (фундаментальное) нарушение уголовного и уголовно-процессуального закона», влекущее безусловную отмену судебного решения как в апелляционном и кассационном порядке, так и в порядке надзора.

На сегодняшний день в ст. 381 УПК РФ определены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену судебного решения. Однако действующее законодательство не выработало понятия существенного нарушения уголовного закона. В связи с тем, что затронутые вопросы являются предметом отдельного научного исследования и выходят за пределы данного исследования, однако взаимосвязаны с обеспечением и реализацией конституционных прав потерпевших на доступ к правосудию, в настоящей работе не ставилась задача их раскрытия, однако обращается внимание на эту проблему и подчеркивается, что на сегодня назрела острая необходимость в их разрешении во внеочередном и срочном порядке путем научно обоснованной выработки и законодательного закрепления исчерпывающих критериев понятия существенного (фундаментального) нарушения уголовного и уголовно- процессуального закона.

В соответствии со ст. 413 УПК РФ основаниями для возобновления производства по уголовному делу могут стать преступные злоупотребления дознавателя, следователя, прокурора или судьи, если они связаны с расследуемым делом и повлекли за собой вынесение необоснованного или незаконного приговора, постановления или определения суда. Например, если по сообщению потерпевшего или иного лица прокурором или судьей были даны обещания прекратить уголовное дело против обвиняемого или подсудимого или смягчить наказание, то уголовное дело подлежит пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам. Согласно п. 1 ч. 3 ст. 413 УПК РФ судебный приговор должен быть отменен, если он основан на подложных доказательствах .

Например, на доказательствах, полученных посредством фабрикации дознавателем, следователем, прокурором или судьей ложных показаний или заключений экспертизы, организации заведомо ложного перевода и других противозаконных действий.

Вновь открывшиеся обстоятельства устанавливаются специальным расследованием . Если эти обстоятельства остались неизвестными суду по причине необъективного и одностороннего дознания, предварительного или судебного следствия, то такие нарушения уголовного или уголовно-процессуального закона обнаруживаются посредством более тщательного исследования материалов уголовного дела, специальное расследование не проводится и судебный приговор отменяется в порядке надзора. Потерпевшему необходимо помнить, что пересмотр незаконно вынесенного постановления о прекращении уголовного дела или оправдательного приговора допускается лишь в течение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, которые установлены ст. 78 УК РФ, и не позднее одного года со дня открытия вновь открывшихся обстоятельств.

См.: Уголовно-процессуальное право (уголовный процесс). М., 2004. С. 473.

Моментом открытия новых или вновь открывшихся обстоятельств считается день подписания прокурором заключения о необходимости возобновления уголовного производства ввиду новых обстоятельств, указанных в п. 3 ч. 4 ст. 413 УПК РФ. Таким моментом может стать также день вступления в силу определения, постановления или приговора суда относительно незаконных действий, указанных в ч. 3 ст. 413 УПК РФ, либо день вступления в силу решения Конституционного Суда РФ о несоответствии закона, примененного в данном уголовном деле, Конституции РФ согласно п. 1 ч. 4 ст. 413 УПК РФ. На основании п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ моментом открытия новых или вновь открывшихся обстоятельств может стать также день вступления в силу решения Европейского суда по правам человека о наличии серьезного нарушения определенных положений Конвенции по защите прав человека и основных свобод 1950 г.

По действующему уголовно-процессуальному законодательству России нарушения процессуальных прав обвиняемого или подсудимого могут иметь своим следствием отмену вынесенного судом приговора, определения или постановления. В то же время такие же нарушения конституционных прав потерпевшего, как правило, никаких существенных правовых последствий на практике уголовно-процессуального правоприменения не имеют. Невольно складывается такое впечатление, что ныне действующее уголовно-процессуальное законодательство обнаруживает в личности преступников больше человеческого достоинства, нежели в личности самих потерпевших, хотя так не должно быть. Государство и общество, имеющие правомерную ценностную ориентацию и давние правовые традиции, должны привести свое законодательство в соответствие с этими правовыми обычаями и традициями и в лице каждого потерпевшего защищать уязвленное общество от разного рода злоумышленников и преступников.