Постановление пленума вс рф похищение человека

Рубрики Вопрос юристу

Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 мая 2012 года №8

Текст Постановления Пленума Верховного суда РФ от 22 мая 2012 года №8

Руководствуясь статьей 104 Конституции Российской Федерации Пленум Верховного Суда Российской Федерации,

1. Внести в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проект федерального закона «О внесении изменений в статьи 222 и 223 Уголовного кодекса Российской Федерации».

2. Представлять данный проект федерального закона в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации Председателю Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедеву.

Вносится Верховным Судом
Российской Федерации

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
«О внесении изменений в статьи 222 и 223 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Статья 1.

Внести в Уголовный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, №25, ст. 2954; 2003, №50, ст. 4848; 2004, №30, ст. 3091; 2007, №1, ст. 46; 2009, №52, ст. 6453; 2010, №52, 7003; 2011, №11, ст. 1495; №50, ст. 7362) следующие изменения:

1) первое предложение примечания к статье 222 изложить в следующей редакции:

«Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье.»;

2) примечание к статье 223 изложить в следующей редакции:

«Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье.».

Статья 2.

Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

Президент
Российской Федерации
В.В. Путин

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА
к проекту федерального закона «О внесении изменений в статьи 222 и 223 Уголовного кодекса Российской Федерации»

В соответствии с примечанием к статье 218 УК РСФСР, действовавшей до 1 января 1997 года, лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие, боевые припасы или взрывчатые вещества, хранившиеся у него без соответствующего разрешения, освобождалось от уголовной ответственности.

В Уголовном кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) 1996 года законодатель сохранил данный институт освобождения от уголовной ответственности, но текст примечаний к статьям 222 и 223 УК РФ изложил несколько иначе: лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в названных статьях, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Аналогичные по своему содержанию основания для освобождения от уголовной ответственности сформулированы законодателем в примечаниях к статье 126 УК РФ (похищение человека), к статье 206 УК РФ (захват заложника) и иным.

Примечания к статьям 126, 206 УК РФ и другим истолковываются судами единообразно: лицо освобождается от уголовной ответственности по данным статьям и несет уголовную ответственность за все иные преступления, если таковые имели место при похищении человека, захвате заложника и т.п. (например, угон транспортного средства, грабеж, причинение вреда здоровью и др.).

Что же касается примечаний к статьям 222 и 223 УК РФ, то их содержание понимается судами неоднозначно в силу того, что достаточно часто незаконный оборот предметов, указанных в этих статьях, сопряжен с применением (использованием) этих предметов в процессе совершения иных преступлений (убийство, угроза убийством, разбой и т.п.)

Одни суды истолковывают примечания таким образом, что лицо освобождается от уголовной ответственности по статьям 222, 223 УК РФ во всех случаях, вне зависимости от совершения каких-либо иных преступлений, включая и преступления, связанные с применением предметов, предусмотренных статьями 222 и 223 УК РФ. Другие суды полагают, что дополнение (по сравнению с примечанием к статье 218 УК РСФСР) примечаний к статьям 222 и 223 УК РФ словами «если в его действиях не содержится иного состава преступления» исключает возможность освобождения лица от уголовной ответственности на основании примечаний к этим статьям, если этим лицом были совершены и иные преступления, связанные с применением предметов, указанных в статьях 222 и 223 УК РФ.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 19 постановления от 12 марта 2002 г. №5 (в редакции постановления от 6 февраля 2007 г. №7) в пределах своей конституционной компетенции разъяснил судам, что лицо освобождается от уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных статьями 222 и 223 УК РФ, независимо от привлечения его к ответственности за совершение иных преступлений. Однако данное разъяснение в полной мере не устраняет возможность различного истолкования содержания примечаний к названным статьям в процессе правоприменения.

На основе сложившейся судебной практики и исходя из предназначения освобождения от уголовной ответственности на основании примечаний к статьям 222 и 223 УК РФ, в основе которого приоритет изъятия из незаконного оборота огнестрельного оружия и иных предметов, перечисленных в названных статьях, над принципом неотвратимости уголовной ответственности за совершенное преступление, в проекте закона предлагается внести соответствующие изменения в тексты примечаний.

В частности, предлагается из примечаний к статьям 222 и 223 УК РФ исключить слова «если в его действиях не содержится иного состава преступления» и конкретизировать текст примечаний уточнением о том, что лицо освобождается от уголовной ответственности именно по данным статьям, как это имеет место, например, в примечании к статье 228 УК РФ.

Принятие законопроекта позволит устранить неопределенность уголовного закона и истолковывать примечания однозначно: лица, добровольно сдавшие предметы, указанные в статьях 222 и 223 УК РФ, освобождаются от уголовной ответственности по данным статьям, вне зависимости от того, были ли этими лицами совершены иные преступления с использованием названных предметов.

ПЕРЕЧЕНЬ
актов федерального законодательства, подлежащих признанию утратившими силу, приостановлению, изменению или принятию в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в статьи 222 и 223 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Принятие Федерального закона «О внесении изменений в статьи 222 и 223 Уголовного кодекса Российской Федерации» не потребует признания утратившими силу, приостановления, изменения или принятия других актов федерального законодательства.

Квалификация похищения человека с целью его последующего убийства. Статьи по предмету Уголовное право

ВАЛИФИКАЦИЯ ПОХИЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА С ЦЕЛЬЮ ЕГО ПОСЛЕДУЮЩЕГО УБИЙСТВА

Д.Ю. КРАЕВ

Определения понятия «похищение человека» нет ни в Уголовном кодексе, ни в одном из постановлений Пленума Верховного Суда РФ. Решения высшей судебной инстанции по конкретным уголовным делам также до конца не разрешают проблему толкования диспозиции основного состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 126 УК РФ.

Чаще всего Верховный Суд РФ исходит из того, что по смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением его с постоянного или временного местонахождения в другое место и последующим удержанием в неволе. Основным моментом объективной стороны этого преступления является захват потерпевшего с места его нахождения и перемещение с целью последующего удержания в другом месте .
———————————
См., напр.: Обзор судебной практики за II квартал 2000 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 1; Обзор судебной практики за I квартал 2001 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 10.

На наш взгляд, под похищением человека, как верно отмечают ученые , следует понимать изъятие человека из места временного или постоянного пребывания и определение его местонахождения, совершенное помимо или вопреки воле потерпевшего.
———————————
См., напр.: Попов А.Н. Убийство при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003. С. 328 — 329.

Определенную сложность для квалификации представляют действия по изъятию человека из места его пребывания и определению его местонахождения помимо или вопреки воли потерпевшего, когда они предшествуют его убийству.
В теории уголовного права и судебной практике нет единой позиции относительного того, следует ли рассматривать похищение человека в качестве самостоятельного преступления, когда оно совершается в целях последующего убийства потерпевшего.
Так, Верховный Суд РФ в Обзоре судебной практики за II квартал 2000 г. (утвержден Постановлением президиума Верховного Суда РФ от 4 октября 2000 г.) отметил: по смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением его с постоянного или временного местонахождения в другое место и последующим удержанием в неволе. Основным моментом объективной стороны этого преступления является захват потерпевшего с места его нахождения и перемещение с целью последующего удержания в другом месте.
Материалами дела установлено, что осужденные, избив М., решили его убить. С этой целью они поместили потерпевшего в багажник автомобиля, вывезли на пустырь, где убили. Затем, желая скрыть совершенное в присутствии К. преступление, они отвезли К. в лес и также убили.
Поскольку действия осужденных были направлены не на удержание потерпевших в другом месте, а на их убийство, президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ и отменил судебные решения в части осуждения виновных по ч. 3 ст. 126 УК и дело в этой части прекратил за отсутствием состава преступления .
———————————
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 1.

В Обзоре судебной практики за I квартал 2001 г. (утвержден Постановлением президиума Верховного Суда РФ от 4 июля 2001 г.) Верховный Суд РФ сделал следующие уточнения по рассматриваемому вопросу: по смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Одним из признаков объективной стороны этого преступления является изъятие и перемещение потерпевшего с целью последующего удержания в другом месте.
По этому делу суд установил, что из неприязни осужденные решили убить потерпевшего. С этой целью они напали на него в подъезде дома, применили насилие, посадили его в автомобиль и привезли в район песчаного карьера, где лишили жизни.
Таким образом, действия лиц были направлены не на удержание потерпевшего в другом месте, а на его убийство.
Президиум Верховного Суда РФ отменил приговор и кассационное определение в части осуждения по п. п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 126 УК и дело прекратил за отсутствием состава преступления, исключил из указания об осуждении по ч. 2 ст. 105 УК квалифицирующий признак «убийство, сопряженное с похищением человека» .
———————————
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 10.

Некоторые авторы полагают, что похищение человека можно признать самостоятельным преступлением только тогда, когда составляющие его деяния не выступают способом осуществления убийства. Если потерпевший изымается из привычной среды, перемещается помимо его воли к месту убийства, похищение является разновидностью насилия, охватываемого объективной стороной убийства .
———————————
Салева Н.Н. Убийство, сопряженное с иными преступлениями: проблемы квалификации и уголовной ответственности: Дис. . канд. юрид. наук. Омск, 2006. С. 95.

Сравним похищение человека с целью его последующего убийства со случаями незаконного приобретения оружия с целью последующего убийства потерпевшего.
Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств», в случаях хищения либо вымогательства огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также их ношения, хранения, приобретения и изготовления с целью совершения другого преступления содеянное должно квалифицироваться как совокупность оконченного хищения либо вымогательства оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, незаконного их ношения, хранения, приобретения или изготовления и приготовления к совершению иного преступления, если ответственность за это предусмотрена законом (п. 18) .
———————————
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 5.

Следовательно, незаконное приобретение оружия с целью последующего убийства потерпевшего предлагается квалифицировать как приготовление к убийству по совокупности со ст. 222 УК (предусматривающей в своем основном составе размер наказания в виде лишения свободы в два раза меньше, чем основной состав ст. 126 УК), а похищение человека с целью последующего убийства потерпевшего, несмотря ни на что, считать не приготовлением к убийству, а частью его объективной стороны и квалифицировать лишь по ст. 105 УК.
С подобным подходом не согласен А. Попов, который справедливо отмечает, что похищение человека — преступление с формальным составом. Оно признается оконченным с момента изъятия потерпевшего и установления господства виновного над его местонахождением. Удержание потерпевшего в другом месте не означает, что потерпевший должен обязательно находиться в каком-либо помещении, поскольку в тот момент, когда потерпевший находился в машине похитителей, он уже удерживался в другом месте. С того момента, как потерпевшего затолкнули в машину и повезли куда-либо против его воли, состав похищения человека уже выполнен виновными, независимо от того, ради каких целей совершилось его похищение, поскольку цели похищения находятся за пределами состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК. Похищение человека не может охватываться составом убийства потерпевшего. Это разные преступления, посягающие на различные объекты, охраняемые уголовным законом .
———————————
Попов А.Н. Указ. соч. С. 324 — 326; Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике по уголовным делам / Под общ. ред. А.Н. Попова. СПб., 2006. С. 78; Попов А.Н. Умышленные преступления против жизни (проблемы законодательной регламентации и квалификации): Дис. . докт. юрид. наук. М., 2003. С. 345 — 346.

Кроме того, следует отметить, что и суды в своих решениях, и сами сторонники первой точки зрения действия виновного в рассматриваемой ситуации называют «похищением человека», не отрицая, что состав преступления, т.е. виновно совершенного общественно опасного деяния, запрещенного УК под угрозой наказания (ст. 14 УК), налицо.
Так, в Обзоре кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам за 2002 г. (утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 12 февраля 2003 г.) Верховный Суд РФ отмечает, что действия лиц, направленные на убийство, если они были связаны еще и с похищением или незаконным лишением свободы потерпевшего, полностью охватываются соответствующей статьей закона, предусматривающей ответственность за убийство, и не требуют дополнительной квалификации по ст. ст. 126, 127 УК. По этим основаниям изменены приговоры Московского городского суда по делу Чаадаева и др., по делу Киселева и Савицкого .
———————————
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 8.

Далее, необходимо учитывать и тот факт, что судьи лишь в исключительных случаях применяют наказание в виде пожизненного лишения свободы.
По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2000 г. к пожизненному лишению свободы приговорены 95 человек из 5984 осужденных по ч. 2 ст. 105 УК РФ (1,6%), в 2001 г. — 124 из 7306 (1,7%), в 2002 г. — 96 из 6679 (1,4%), в 2003 г. — 91 из 6303 (1,4%), в 2004 г. — 85 из 5314 (1,6%), в 2005 г. — 59 из 4529 (1,3%) . В соответствии с приведенными данными, в период 2000 — 2005 гг. менее 2% лиц, совершивших преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 105 УК, были приговорены к пожизненному лишению свободы. Изложенное свидетельствует о крайне редком применении этого вида наказания.
———————————
См.: Арсанукаев И.С. Некоторые проблемы наказания за убийства, сопряженные с другими преступлениями // Российский судья. 2007. N 9. С. 36.

Учитывая редкость применения судами наказания в виде пожизненного лишения свободы и то, что похищение людей зачастую осуществляется организованными группами, мы не можем согласиться с признанием его способом убийства, поскольку в этом случае размеры наказания в виде лишения свободы на определенный срок по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК и по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ будут равными, т.е. способ преступления будет влечь равное оконченному преступлению наказание.
Несправедливость уголовно-правовой оценки содеянного возникает, если следовать указанной логике, и при неоконченном убийстве. Так, если организованная группа похищает человека с целью его последующего убийства, потерпевший вывозится в лес, где в него стреляют, но он не умирает по независящим от виновных обстоятельствам (крепкое здоровье, быстрое оказание медицинской помощи и т.д.) или вообще убегает от преступников, содеянное, по мнению некоторых ученых , следует квалифицировать как покушение на убийство.
———————————
Салева Н.Н. Указ. соч. С. 96.

В соответствии со ст. 66 УК РФ, смертная казнь и пожизненное лишение свободы за покушение на преступление не назначаются (ч. 4), а срок и размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление (ч. 3). Следовательно, в описанном случае квалификация действий виновных по ч. 3 ст. 30 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК влечет наказание до 15 лет лишения свободы, а максимальное наказание за фактически совершенное ими похищение человека по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК составит 20 лет лишения свободы, что, конечно, несправедливо.
Та же проблема возникает и при отсутствии в ч. 2 ст. 105 УК квалифицирующих признаков ст. 126 УК — например, когда похищение человека совершалось с применением предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 126 УК), а убийство было «простым», например из ревности, и с применением таких же предметов. В этом случае покушение на «простое» убийство влечет наказание на срок чуть больше 11 лет, а похищение потерпевшего — на срок до 15 лет, и даже при оконченности состава ч. 1 ст. 105 УК санкции за это преступление и квалифицированное похищение человека будут полностью совпадать (от 6 до 15 лет лишения свободы).
Для решения вопроса о квалификации содеянного по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 126 и п. «в» ч. 2 ст. 105 УК, на наш взгляд, необходимо руководствоваться, прежде всего, наличием умысла у виновного на незаконное изъятие человека из места его пребывания и определение его местонахождения помимо или вопреки воле потерпевшего. Так, если в действиях виновного установлен умысел на похищение человека, то изъятие человека из места его пребывания и определение его местонахождения помимо или вопреки воле потерпевшего уже не охватываются объективной стороной убийства и подлежат самостоятельной квалификации по ст. 126 УК.
Для правильной квалификации также значим и момент возникновения умысла на совершение убийства. Если он возник после изъятия человека из места его пребывания и определения его местонахождения помимо или вопреки воле потерпевшего или даже во время него, то, по справедливому мнению некоторых исследователей , будет иметь место реальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 126 и п. «в» ч. 2 ст. 105 УК. Если же умысел на лишение жизни потерпевшего возник до похищения и оно является элементом насилия над потерпевшим в целях реализации этого умысла, то вопрос о квалификации деяния по совокупности ст. 126 и п. «в» ч. 2 ст. 105 УК необходимо решать в каждой конкретной ситуации индивидуально в зависимости от продолжительности времени удержания, факта непрерывности насилия при перемещении потерпевшего в иное место и насильственного там его удержания в целях убийства (что, как верно отмечают Г. Овчинникова и Л. Андреева , неизбежно связано и с расстоянием, на которое была перемещена жертва в целях облегчения совершения убийства), а также от того, является ли место убийства местом обычного пребывания потерпевшего или нет (в одном из приговоров Новосибирского областного суда последнее определялось как «естественная микросоциальная среда» ).
———————————
Овчинникова Г.В., Андреева Л.А. О некоторых вопросах квалификации по совокупности преступлений // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2004. N 6. С. 88.
Там же. С. 88.
Архив Новосибирского областного суда за 2004 г. Дело N 2-082/04.

Эти обстоятельства будут свидетельствовать о том, был ли причинен действиями виновных ущерб объекту уголовно-правовой охраны, предусмотренный ст. 126 УК, т.е. свободе человека, и в какой степени, и, соответственно, представляют ли они ту общественную опасность, которая требует их квалификации как тяжкого преступления — похищения человека. Поэтому согласно этим обстоятельствам в одной ситуации будут иметь место признаки состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК (например, когда потерпевшего с целью убийства против воли сажают в машину, вывозят за город и убивают), а в другой — нет (например, когда выходящего из своей квартиры потерпевшего с целью убийства хватают, затаскивают в подвал дома, где наносят ему смертельные ранения).
Это отмечает и А. Попов, полагая, что, когда насилию, направленному на убийство потерпевшего, непосредственно предшествовало насильственное завладение человеком, например, потерпевшего затащили в подвал, где стали наносить ему смертельные ранения, оснований для квалификации содеянного как похищения человека нет. В отличие от ситуаций, сопряженных с похищением человека, когда убийству предшествует противоправное изъятие потерпевшего и распоряжение его местопребыванием. В подобных случаях противоправное завладение человеком носит ситуативный характер и непосредственно направлено на лишение потерпевшего жизни. Поэтому оно и не требует дополнительной квалификации .
———————————
Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной практике по уголовным делам / Под общ. ред. А.Н. Попова. СПб., 2006. С. 78.

В Обзоре судебной практики за II квартал 2005 г. (утвержден Постановлением президиума Верховного Суда РФ от 10 августа 2005 г.) Верховный Суд РФ также указывает: действия осужденного, который в составе организованной группы совершил похищение потерпевшего, а впоследствии и его убийство, обоснованно квалифицированы по п. п. «д», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 126 УК.
Установлено, что Абраамян, Ершов и Камышинский в составе организованной группы договорились совершить разбойное нападение на Б. С этой целью они насильно посадили потерпевшего в автомашину и, угрожая убийством и применением насилия, потребовали выдать вещи, деньги и ценности. Б., опасаясь угроз, согласился с требованиями нападавших, после чего они проникли в его квартиру и похитили ценности. Совершив разбойное нападение, все трое поместили Б. в подвал гаража, предоставленного Камышинским, где удерживали несколько часов. Затем с целью убийства они вывезли потерпевшего в лесной массив, где в целях сокрытия совершенных преступлений Ершов нанес Б. два удара ножом в сердце, а Абраамян вонзил ему нож в сердце до рукоятки. После этого все трое облили потерпевшего бензином и подожгли, от полученных повреждений Б. скончался на месте преступления.
Действия Абраамяна квалифицированы судом по п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 126 и п. п. «в», «д», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК.
В надзорной жалобе осужденный Абраамян просил изменить судебные решения в части его осуждения по ч. 3 ст. 126 УК, обосновывая свою просьбу тем, что его действия были направлены не на похищение потерпевшего, а на его убийство.
Президиум Верховного Суда РФ не нашел оснований для отмены судебных решений в отношении Абраамяна в части осуждения его по ч. 3 ст. 126 УК, поскольку после совершения разбойного нападения Абраамян и другие осужденные по этому делу совершили похищение потерпевшего — захватили его, поместили в салон автомобиля, перевезли в другой населенный пункт, где удерживали в течение семи часов. Как видно из приговора, только после этого у них возник умысел на убийство потерпевшего.
Таким образом, осужденные, в том числе и Абраамян, полностью выполнили объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 126 УК РФ .
———————————
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. N 12.

В этой ситуации Верховный Суд РФ пришел к справедливому выводу, что в действиях виновных есть состав преступления, предусмотренного ст. 126 УК, и, соответственно, квалифицировал убийство как сопряженное с похищением человека по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК.
Убийство никогда не может «поглощать» похищение человека и еще по одной причине: преступление, предусмотренное ст. 126 УК, подразумевает свободу человека в качестве основного объекта, а насилие — в качестве дополнительного, убийство же, наоборот, в качестве основного объекта предусматривает жизнь человека . Основные объекты похищения человека и убийства совершенно разные. На каком основании тогда посягательство на один из этих объектов уголовно-правовой охраны может включать в себя посягательство на другой? Квалификация похищения человека (т.е. преступления, прежде всего, против свободы человека) с целью последующего убийства потерпевшего только по норме, защищающей исключительно жизнь человека, игнорирует факт нанесения существенного вреда одному из важнейших объектов уголовно-правовой охраны, оставляя его тем самым без должной защиты, что в связи с тенденцией к увеличению количества подобных преступлений в масштабе многомиллионного государства чревато серьезными последствиями. Ведь законодатель специально выделил преступления против свободы человека в отдельную главу УК РФ, тем самым поставив отношения в этой сфере под особый контроль и признав их нуждающимися в защите не только на уровне гражданского или административного законодательства, но в уголовно-правовой охране (о повышенной общественной опасности посягательств на свободу человека свидетельствует также и размер санкции ст. 126 УК — до 20 лет лишения свободы по ч. 3).
———————————
Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2006. С. 249.

Все сказанное подтверждается также и результатами собственных исследований. Так, 96 из 170 опрошенных нами сотрудников прокуратуры из 65 субъектов России, т.е. 56%, полагают, что в случаях, когда человека против воли усаживают в автомобиль и вывозят с целью убийства за город, где и убивают, есть состав похищения человека, а в ситуации, когда человека возле дома хватают за руку и против воли заводят в подвал дома с целью убийства, где и убивают, — 144 из 170 опрошенных сотрудников прокуратуры, т.е. 85%, считают, что похищения человека не будет.
Отличие этих ситуаций еще и в том, что, поскольку действия виновных в случаях, когда человека против воли помещают в транспортное средство и перевозят с целью последующего убийства в другое место, причиняют ущерб такому объекту уголовно-правовой охраны, как свобода человека, и непосредственно направлены не на причинение смерти потерпевшему, а на его похищение, постольку такое похищение является не частью объективной стороны убийства, а приготовлением к лишению жизни потерпевшего путем умышленного создания условий для совершения последнего, и требует дополнительной квалификации по ст. 126 УК (во втором же случае, при непрерывности применяемого к потерпевшему насилия, действия виновных лиц непосредственно направлены на лишение жизни потерпевшего).
В связи с этим предлагаем закрепить в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийствах (ст. 105 УК РФ)» правило квалификации действий виновных лиц при похищении человека с целью последующего его убийства по совокупности ст. ст. 105 и 126 УК.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Статья 126. УК РФ

Похищение человека

1. Похищение человека —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

  • а) группой лиц по предварительному сговору;
  • б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;
  • в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;
  • г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
  • д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;
  • е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
  • ж) в отношении двух или более лиц;
  • з) из корыстных побуждений, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

  • а) совершены организованной группой;
  • б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;
  • в) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Комментарии к статье 126 УК РФ

В основе данного уголовно-правового запрета лежат нормы международного права . Основным объектом похищения человека выступают общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного, гарантированного международными и конституционными нормами права на свободу местопребывания и перемещения и обеспечивающие безопасность свободы как важнейшего социального блага . Дополнительным объектом в квалифицированных составах преступления (ч. ч. 2, 3 ст. 126 УК РФ) являются отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья потерпевшего.

Перечень соответствующих документов см.: Обзор нормативных актов и судебной практики, касающихся обеспечения прав человека на свободу и личную неприкосновенность // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 5.

«Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность» (ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; ст. 22 Конституции РФ). «Никто не может подвергаться насильственному исчезновению» (ст. 1 Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений от 20 декабря 2006 г. (Россия не участвует)).

Потерпевшим от преступления может быть любое живое лицо; «похищение» трупа не может быть квалифицировано по ст. 126 УК РФ.

Поскольку свобода передвижения и местопребывания есть субъективное право, которым лицо может распоряжаться по своему усмотрению, добровольное и осознанное согласие потерпевшего на его «похищение» (похищение по просьбе потерпевшего) исключает уголовную ответственность. Исключается уголовная ответственность и при соблюдении условий крайней необходимости (например, когда родственники «похищают» ребенка у родителей, поведение которых создает угрозу для его жизни, здоровья, правильного формирования личности).

Объективная сторона преступления состоит в активных действиях по похищению человека. По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Состав преступления — формальный; преступление окончено с момента выполнения всех действий, направленных на похищение.

Похищение предполагает наличие трех последовательных операций: захват (завладение), перемещение и удержание человека. Захват означает тайные или открытые активные действия, связанные с установлением физического господства над человеком (завладение им), в результате которых потерпевший реально лишается свободы передвижения в пространстве; перемещение есть транспортировка (как с использованием, так и без использования транспортных средств) потерпевшего на новое место пребывания, не типичное для его обычного жизненного распорядка, помимо или против его воли; удержание представляет собой воспрепятствование потерпевшему (например, путем запирания, связывания, применения насилия, установления физических препятствий и т.д.) свободно оставить это новое место. Дальность перемещения и длительность удержания потерпевшего не имеют значения для квалификации, но могут учитываться судом при индивидуализации уголовного наказания.

Как правило, преступление предполагает совершение виновным всех этих действий. Вместе с тем современная наука исходит из того, что в ряде случаев похищение человека может происходить и без его захвата и перемещения виновным, например в ситуации, когда потерпевший самостоятельно, но под влиянием обмана или злоупотребления доверием со стороны виновного покидает привычное местообитание, а затем удерживается виновным в новом месте.

В силу особенностей объективной стороны, если будет установлено, что виновный, лишая потерпевшего свободы, не намеревался перемещать его в пространстве и удерживать, содеянное не может быть квалифицировано по ст. 126 УК РФ, но при наличии к тому оснований может быть квалифицировано как незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ). В то же время по ст. 126 УК РФ квалифицируются действия не только в случае, когда человека похищают и перемещают в другое место, но и когда его незаконно удерживают, в связи с чем само по себе удержание не требует дополнительной квалификации по ст. 127 УК РФ как незаконное лишение свободы. Если же действия лица были направлены не на удержание потерпевшего в другом месте, а являлись элементом объективной стороны другого, более опасного преступления (например, убийства), состав похищения отсутствует. Только в том случае, если умысел на совершение иного преступления в отношении похищенного возник после окончания собственно похищения, содеянное может образовывать совокупность преступлений.

Похищение человека, квалифицируемое по ч. 1 ст. 126 УК РФ, может сопровождаться применением к потерпевшему или иным лицам насилия, не опасного для жизни или здоровья (под которым следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли ), либо угрозой применения такого насилия. Насилие в данном случае не требует дополнительной квалификации по совокупности преступлений.

По аналогии с п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

С субъективной стороны похищение человека характеризуется виной в форме умысла. Совершая действия по захвату, перемещению и удержанию потерпевшего, субъект всегда осознает их общественную опасность. Мотивы преступления могут быть любыми (зависть, месть и т.д.); за исключением корыстных, они не оказывают влияния на квалификацию содеянного, но могут учитываться при назначении наказания. Не исключает квалификации содеянного по ст. 126 УК РФ похищение женщины без ее согласия для вступления с ней брак.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста.

Закон предусмотрел ряд квалифицирующих признаков состава похищения человека (ч. 2 ст. 126 УК РФ). Похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает, что оно совершено двумя или более соисполнителями, заранее (до момента захвата) договорившимися в любой форме о совершении преступления. Данный квалифицированный состав преступления будет иметь место и в том случае, если соисполнители согласно предварительной договоренности выполняют объективную сторону похищения человека «по частям» (например, один субъект захватывает, другой — перемещает, третий — удерживает). Действия лиц, которые удерживают потерпевших, ранее похищенных другими лицами, и которые не состоят с ними в сговоре, не могут быть квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ, а требуют самостоятельной оценки по ст. 127 УК РФ.

Похищение человека с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ) предполагает, что в процессе совершения преступления (при захвате, перемещении или при удержании) к похищаемому лицу или иным лицам (в целях облегчения похищения) применялось такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести либо легкого вреда здоровью, либо насилие, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья , а равно если имела место угроза применения такого насилия. В этом случае дополнительной квалификации по статьям об ответственности за преступления против здоровья не требуется.

По аналогии с рекомендациями, содержащимися в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Похищение человека с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает использование виновным особого орудия и способа совершения преступления. При квалификации действий виновного по п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ следует в соответствии с Федеральным законом от 13 ноября 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии» (в ред. Закона от 6 декабря 2011 г.) и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, т.е. предметом или механизмом, конструктивно предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований действия таких лиц, применяющих оружие при похищении человека, должны дополнительно квалифицироваться по ст. 222 УК РФ.

СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681.

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами) .

По аналогии с рекомендациями, содержащимися в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Одного лишь факта наличия у субъекта оружия или предметов, используемых в его качестве, при похищении человека недостаточно для квалификации содеянного по п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ; необходимо установить факт их применения. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений») . Оружие и иные предметы могут применяться в момент захвата, перемещения или удержания потерпевшего.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 1. Следует отметить, что позиция Верховного Суда РФ в отношении понимания признака «применение оружия» противоречива. В частности, п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» устанавливает, что если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия не могут быть квалифицированы по признаку применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Похищение заведомо несовершеннолетнего (п. «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ) потерпевшего предполагает, что действия виновного направлены против лица, не достигшего на момент совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, при условии, что субъект достоверно знает о возрасте потерпевшего (например, в силу того, что является родственником, знакомым, соседом и т.д.) или когда внешний облик потерпевшего лица явно свидетельствует о его возрасте. Добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к восемнадцатилетию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака.

Похищение женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает, что виновный достоверно знает о состоянии потерпевшей (например, в силу того, что является родственником, знакомым, соседом и т.д.) или когда внешний облик женщины явно свидетельствует о ее беременности.

Похищение двух или более лиц (п. «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ) представляет собой действия виновного, состоящие в одновременном или последовательном похищении нескольких человек, независимо от того, связаны ли совершаемые преступления единством умысла, мотива, намерений, при условии, что ни за одно из похищений виновный ранее не был осужден (см. комментарий к ст. 105 УК РФ).

Под похищением человека, совершенным из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ), закон предусматривает случаи, когда мотивом похищения является стремление виновного извлечь материальную выгоду из преступления для себя лично или для других лиц (см. также комментарий к ст. 105 УК РФ). Корыстным следует также признавать похищение человека, совершенное по найму. При похищении человека из корыстных побуждений к самому похищенному лицу либо к третьим лицам могут предъявляться требования имущественного характера в качестве условия освобождения (выкуп); в этом случае содеянное при наличии к тому оснований может квалифицироваться по совокупности преступлений как похищение человека и вымогательство (ст. 163 УК РФ).

Особо квалифицированными составами преступления закон называет похищение человека, совершенное организованной группой либо повлекшее по неосторожности причинение смерти или иных тяжких последствий (ч. 3 ст. 126 УК РФ).

Похищение человека, совершенное организованной группой (п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ), означает, что оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (см. комментарий к ст. ст. 35 и 105 УК РФ).

Похищение, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия (п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ), предполагает, что в результате действий по похищению наступает смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия. К ним, в частности, относится самоубийство потерпевшего, осложнение или развитие у него заболевания, материальный ущерб, срыв важной коммерческой сделки, осложнение межгосударственных отношений и т.д. Рассматриваемое деяние является преступлением с двумя формами вины и материальным составом. Его особенность состоит в наличии умысла на похищение человека и неосторожности в отношении последствий, в силу чего умышленные действия виновного, направленные на лишение потерпевшего жизни или причинение иных тяжких последствий, исключают вменение рассматриваемого квалифицирующего признака и требуют самостоятельной оценки. Неосторожное причинение смерти потерпевшему не требует дополнительной самостоятельной квалификации по ст. 109 УК РФ. Неосторожное причинение смерти или иных тяжких последствий должно быть причинно связано с действиями виновного по похищению человека. Отсутствие причинной связи (например, в ситуации, когда смерть потерпевшего явилась следствием применения оружия сотрудником полиции при задержании похитителя) исключает квалификацию содеянного по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ.

Похищение человека следует отличать от некоторых иных, близких по объективной стороне преступлений, в первую очередь от незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ) и от захвата заложника (ст. 206 УК РФ).

Похищение человека в отличие от незаконного лишения свободы в обязательном порядке предполагает захват и перемещение потерпевшего в пространстве, его изъятие из привычных условий жизни и микросоциальной среды.

От захвата заложника похищение человека отличается рядом признаков, в частности: при похищении умысел виновного направлен на совершение преступления в отношении определенного, конкретного потерпевшего, личность которого виновному небезразлична; при похищении виновный, как правило, не предает свои действия огласке; похищение не всегда связано с предъявлением каких-либо требований в качестве условия освобождения потерпевшего.

Примечанием к ст. 126 УК РФ установлена поощрительная норма, согласно которой лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Данное предписание является императивным. Правоприменитель обязан освободить виновного от уголовной ответственности за похищение человека, если со стороны виновного имело место добровольное освобождение потерпевшего.

Под добровольным освобождением похищенного человека по смыслу закона понимается такое освобождение, которое не обусловлено невозможностью удерживать похищенного либо выполнением или обещанием выполнить условия, явившиеся целью похищения; освобождение, которое последовало в ситуации, когда виновный мог продолжить незаконно удерживать похищенного, но предоставил ему свободу . Действия нельзя расценивать как добровольные, если фактическое освобождение потерпевшего состоялось уже после выполнения условий, выдвинутых похитителями, когда их цель была достигнута и оказался утраченным смысл дальнейшего удержания потерпевшего. Даже если потерпевшего освободили до получения выкупа, но виновные были осведомлены, что их ищет полиция, добровольность освобождения отсутствует.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Дышекова и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 3.

Инициатор освобождения (сам виновный, потерпевший, правоохранительные органы и т.д.), равно как и мотивы добровольного освобождения похищенного (жалость и сострадание к потерпевшему, страх перед разоблачением и т.д.) могут быть любыми и не влияют на решение вопроса об освобождении от ответственности.

Если, имея реальную возможность незаконно удерживать потерпевшего, виновный его отпускает (добровольно освобождает), но в его действиях содержится состав иного преступления (например, побоев, истязания и др.), то он должен нести ответственность за преступления, сопряженные с похищением, а не за похищение.