Постановление пленума хулиганство 2007

Рубрики Процессы

Статья 213 УК РФ. Хулиганство

1. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное:

а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

в) на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте, а также на любом ином транспорте общего пользования, —

наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок;

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, —

наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до семи лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением взрывчатых веществ или взрывных устройств, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.

Комментарии к ст. 213 УК РФ

1. Объект преступления — общественный порядок как составная часть общественной безопасности. Он понимается как система отношений между людьми, совокупность правил поведения в обществе, установленных нормативными актами, нормами морали, обычаями, традициями, обеспечивающих обстановку спокойствия и защищенности в различных социальных сферах.

Дополнительный объект — здоровье человека.

2. Объективная сторона хулиганства включает: а) грубое нарушение общественного порядка; б) явное неуважение к обществу; в) применение оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия.

3. Грубое нарушение общественного порядка означает значительность, серьезность нарушения, серьезно ущемляющего установленный в обществе порядок межличностного общения. Грубым нарушением общественного порядка следует признавать, например, совершаемые в общественных местах действия, которые сопряжены с глумлением, издевательским отношением к незнакомым людям, либо с нарушением работы транспорта, срывом массовых мероприятий, нарушением общественного спокойствия в течение продолжительного периода времени.

Явное неуважение к обществу означает умышленное нарушение общепризнанных норм и правил поведения, продиктованных желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» ).

БВС РФ. 2008. N 1.

4. Нанесение побоев, причинение легкого вреда здоровью и другие подобные действия, совершенные в семье, в отношении, родственников и знакомых, вызванные личными неприязненными отношениями или неправильными действиями потерпевших, при отсутствии признаков хулиганства должны квалифицироваться как преступления против личности (п. 13 указанного Постановления).

5. Характерной чертой хулиганства является его публичность. Она проявляется в совершении хулиганских действий в присутствии людей, либо хотя и в их отсутствие, но в расчете на ознакомление членов общества с результатом хулиганских действий (например, при уничтожении или повреждении имущества в общественных местах).

6. Альтернативно обязательным признаком хулиганства является способ совершения преступления: применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «а» ч. 1 ст. 213). Этот признак комментировался при анализе п. «г» ч. 2 ст. 126 УК и имеет то же самое содержание.

7. В случае умышленного причинения смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью хулиганство должно квалифицироваться по совокупности с п. «и» ч. 2 ст. 105, п. «д» ч. 2 ст. 111 или п. «д» ч. 2 ст. 112 УК.

8. Вторым альтернативно обязательным признаком преступления в соответствии с Федеральным законом от 24.07.2007 N 211-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» является совершение деяния по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «б» ч. 1 ст. 213). Включение этого признака в основной состав хулиганства порождает конкуренцию названного мотива с хулиганским мотивом, что неизбежно вызовет затруднения на практике.

СЗ РФ. 2007. N 31. Ст. 4008.

9. Состав хулиганства сконструирован таким образом, что оконченным преступлением его следует признавать с момента совершения действий, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу, которые сопровождаются применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, или совершены по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

10. С субъективной стороны хулиганство характеризуется прямым умыслом и одним из двух указанных в законе мотивов.

Хулиганский мотив выражается в демонстративном вызове окружающим, стремлении виновного противопоставить свои личные интересы интересам общества, проявить пренебрежительное отношение к нормам социального поведения, показать свою вседозволенность и безнаказанность (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Мотивы политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо мотивы ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы анализировались в коммент. к п. «л» ч. 2 ст. 105 и имеют такое же содержание.

11. Субъект преступления по ч. 1 ст. 213 — лицо, достигшее возраста 16 лет, а по ч. 2 — 14 лет.

12. Квалифицированными видами хулиганства (ч. 2 ст. 213) являются совершения деяний: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) связанного с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.

О понятии группы лиц по предварительному сговору и организованной группы см. коммент. к ст. 35.

13. Под сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, следует понимать «умышленные действия лица по преодолению законных действий указанных лиц, а также действий других граждан, пресекающих нарушение общественного порядка, например, при задержании лица, совершающего хулиганство, его обезоруживании, удержании или воспрепятствовании иным способом продолжению хулиганских действий» (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 N 45).

Хулиганские действия, связанные с сопротивлением представителю власти, в ходе которого применено насилие, как опасное, так и неопасное для жизни и здоровья, следует квалифицировать по совокупности ч. 2 ст. 213 и ст. 318 УК (п. 9 Постановления).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" (с изменениями и дополнениями)

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1
«О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)»

С изменениями и дополнениями от:

6 февраля 2007 г., 3 апреля 2008 г., 3 декабря 2009 г., 3 марта 2015 г.

В целях обеспечения правильного применения законодательства, предусматривающего ответственность за умышленное причинение смерти другому человеку, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. При рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных ст. 44 УК РФ видов наказаний, суды обязаны неукоснительно выполнять требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

2. Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

3. Необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

4. По ч. 1 ст.105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч.2 ст.105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст.ст. 106 , 107 и 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений).

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 3 апреля 2008 г. N 4 в пункт 5 настоящего постановления внесены изменения

См. текст пункта в предыдущей редакции

5. В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден.

Убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч.1 или ч. 2 ст.105 и по ч.3 ст.30 и п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ.

6. По п.»б» ч.2 ст.105 УК РФ квалифицируется убийство лица или его близких, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность.

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга — осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 9 в пункт 7 настоящего постановления внесены изменения

См. текст пункта в предыдущей редакции

7. По п.»в» ч.2 ст.105 УК РФ (убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К иным лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные, престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

При квалификации действий виновного по п.»в» ч.2 ст.105 УК РФ по признаку «убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника» следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту ч.2 ст.105 УК РФ наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному или заложнику, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека либо захватом заложника. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст.126 или ст.206 УК РФ.

8. При квалификации убийства по п.»д» ч.2 ст.105 УК РФ надлежит исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. При этом для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Признак особой жестокости наличествует, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.). Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст.105 и по ст.244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.

Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 9 в пункт 9 настоящего постановления внесены изменения

См. текст пункта в предыдущей редакции

9. Под общеопасным способом убийства ( п.»е» ч.2 ст.105 УК РФ) следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди).

Если в результате примененного виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать, помимо п.»е» ч.2 ст.105 УК РФ, по п.»а» ч.2 ст.105 УК РФ, а в случае причинения другим лицам вреда здоровью — по п.»е» ч.2 ст.105 УК РФ и по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью.

В тех случаях, когда убийство путем взрыва, поджога или иным общеопасным способом сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное, наряду с п.»е» ч.2 ст.105 УК РФ, следует квалифицировать также по ч.2 ст.167 или ч. 3 или ч. 4 ст. 261 УК РФ.

10. При квалификации убийства по п.»ж» ч.2 ст.105 УК РФ необходимо учитывать содержащееся в ст.35 УК РФ определение понятия преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой лиц.

Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом, наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст.33 и п.»ж» ч.2 ст.105 УК РФ.

Организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст.33 УК РФ.

11. По п.»з» ч.2 ст.105 УК РФ (убийство из корыстных побуждений) следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).

Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст.33 и п.»з» ч.2 ст.105 УК РФ.

Как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п.»з» ч.2 ст.105 УК РФ в совокупности со статьями УК , предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм.

12. По п.»и» ч.2 ст.105 УК РФ следует квалифицировать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства).

Если виновный, помимо убийства из хулиганских побуждений, совершил иные умышленные действия, грубо нарушавшие общественный порядок, выражавшие явное неуважение к обществу и сопровождавшиеся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, то содеянное им надлежит квалифицировать по п.»и» ч.2 ст.105 УК РФ и соответствующей части ст.213 УК РФ.

Для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

13. По смыслу закона квалификация по п.»к» ч.2 ст.105 УК РФ совершенного виновным убийства определенного лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта , по какому-либо другому пункту ч.2 ст.105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив убийства. Поэтому, если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п.»к» ч.2 ст.105 УК РФ.

Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений.

Учитывая, что при этом совершаются два самостоятельных преступления, содеянное следует квалифицировать по п.»к» ч.2 ст.105 УК РФ и, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, по соответствующим частям ст.131 или ст.132 УК РФ.

Новое постановление пленума верховного суда РФ о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений (вопросы и решения)

Егорова Н.А., доцент кафедры уголовного права Волгоградской академии МВД России, доктор юридических наук.

В Уголовном кодексе РФ 1996 г. по сравнению с УК РСФСР 1960 г. основание уголовной ответственности за хулиганство претерпело существенные изменения. Кроме того, со времени введения в действие УК редакция ст. 213 УК менялась дважды. Квалифицирующий признак совершения преступления из хулиганских побуждений имеется в ряде других статей Особенной части УК. При этом до февраля 2007 г. сохраняло свое действие Постановление от 24 декабря 1991 г. N 5 Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хулиганстве» . В связи с этим давно назрела необходимость в разработке и принятии Пленумом Верховного Суда РФ нового постановления по названной проблеме.

В дальнейшем — УК.
В дальнейшем — УК 1960 г.
С введением в действие Постановления N 8 Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. «О признании утратившими силу некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации» данное Постановление утратило силу (см.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 5. С. 25 — 26).

Принятое Пленумом Верховного Суда РФ 15 ноября 2007 г. Постановление N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» (в дальнейшем — Постановление о хулиганстве), безусловно, актуально. Оно дает ответы на целый ряд вопросов, которые неоднозначно решались как уголовно-правовой теорией, так и правоприменительной практикой. Вместе с тем в Постановлении о хулиганстве имеются спорные и (или) недостаточно ясные разъяснения. Некоторые весьма важные проблемы в данном документе остались нерешенными или вообще незатронутыми.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 1. С. 2 — 5.

  1. Пленум Верховного Суда РФ пошел по пути буквального (адекватного) толкования диспозиции п. «а» ч. 1 ст. 213 УК, четко разделив признаки «грубого» и, условно говоря, «вооруженного» нарушения общественного порядка (т.е. совершенного «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия»). Действительно, по буквальному смыслу закона для вменения в вину п. «а» ч. 1 ст. 213 УК необходимо сочетание обоих признаков. При решении вопроса о «грубости» нарушения общественного порядка Пленум Верховного Суда РФ предлагает учитывать «способ, время, место их (действий. — Н.Е.) совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства» (п. 1 Постановления о хулиганстве).

Далее в этом же пункте указывается: «Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним». Очевидно, что этот отрывок посвящен не столько признакам деяния (нарушение общественного порядка — категория объективная), сколько вине и мотиву хулиганства, поэтому отнесение их к характеристике деяния не совсем корректно. Проявление явного неуважения к обществу — свойство едва ли не любого преступления.

Здесь же судам предписывается «устанавливать, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу, и указывать их в приговоре».

Представляется, что такой подход (по-видимому, оправданный при квалификации по п. «б» ч. 1 ст. 213 УК) является спорным при применении п. «а» ч. 1 ст. 213 УК, который следует толковать ограничительно.

Иначе формально вне уголовно-правового поля (равно как и вне сферы действия законодательства об административных правонарушениях) оказывается такое грубое нарушение общественного порядка, которое не было связано с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, а также совершенное без мотивов, перечисленных в п. «б» ч. 1 ст. 213 УК. В ст. 20.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях нет указания на «грубость» нарушения общественного порядка. Не будет хулиганства и в случаях, когда с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, а равно по мотивам, указанным в п. «б» ч. 1 ст. 213 УК, совершаются кратковременные и не очень интенсивные хулиганские действия, а также действия, перечисленные в ч. 1 ст. 20.1 КоАП. Как, например, квалифицировать нецензурную брань в общественном месте, либо оскорбительное приставание к гражданам, либо уничтожение или повреждение чужого имущества, сопровождающиеся недвусмысленной угрозой применения пистолета, ножа, кирпича, куска арматуры и других подобных предметов? Использование подобных предметов само по себе бесспорно свидетельствует о «грубом», свойственном преступлению характере нарушения общественного порядка . Не случайно при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка Пленум рекомендует учитывать, помимо всего прочего, способ совершения действий (абз. 2 п. 1 Постановления о хулиганстве). Особое упоминание о «грубом» нарушении общественного порядка в ч. 1 ст. 206 УК 1960 г. было уместным (ведь это был единственный криминообразующий признак, по которому простое уголовно наказуемое хулиганство можно было отличить от аналогичного административного правонарушения). Теперь этот признак имеет значение и для квалификации хулиганства по п. «б» ч. 1 ст. 213 УК. Применительно же к составу хулиганства, предусмотренному п. «а» ч. 1 ст. 213 УК, в уголовном законе допущен избыток криминообразующих признаков.

В дальнейшем — КоАП.
Такая позиция поддерживается и судебной практикой. См., например: Справка по результатам изучения судебной практики по уголовным делам о хулиганстве, а также иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений, рассмотренным Архангельским областным судом, районными (городскими) судами, а также мировыми судьями Архангельской области во втором полугодии 2005 года // http://www.arhcourt.ru/?Documents/Crm/Gen/2006/200610301600.

Понятно, что этот упрек должен быть адресован законодателю, а не Пленуму Верховного Суда РФ. Однако в компетенции последнего — внесение изменений в Постановление о хулиганстве в части толкования признака «грубое нарушение общественного порядка» применительно к хулиганству с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

  1. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, Пленум Верховного Суда РФ рекомендует понимать «умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также ИНЫЕ ДЕЙСТВИЯ, СВИДЕТЕЛЬСТВУЮЩИЕ О НАМЕРЕНИИ ПРИМЕНИТЬ НАСИЛИЕ ПОСРЕДСТВОМ ЭТОГО ОРУЖИЯ ИЛИ ПРЕДМЕТОВ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В КАЧЕСТВЕ ОРУЖИЯ» (выделено мною. — Н.Е.) (п. 2 Постановления о хулиганстве).

С одной стороны, приведенное разъяснение справедливо не ограничивает «применение» названных предметов нанесением или попыткой нанесения телесных повреждений, охватывая понятием «применение» и угрозу использования поражающих свойств оружия и подобных ему предметов.

С другой стороны, «иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов», — понятие очень широкое. Такими «иными действиями, свидетельствующими о намерении» могут быть и демонстрация поражающих свойств упомянутых предметов (например, путем имеющего устрашающий эффект использования их для уничтожения или повреждения имущества), и демонстрация самих предметов, и попытка их извлечь (достать, поднять и др.) с целью демонстрации, и даже простая словесная угроза (с точки зрения уголовного права слово — тоже действие ) немедленно применить эти предметы, если они находятся под одеждой виновного, в его сумке, автомобиле, лежат неподалеку на земле, на полу и т.п.

См., например: Малинин В.Б., Парфенов А.Ф. Объективная сторона преступления. СПб.: Издательство Юридического института (Санкт-Петербург), 2004. С. 42.

Нельзя не обратить внимание и на то, что в рассматриваемом разъяснении акцент смещен с действительных намерений субъекта на характер действий, указывающий, по мнению суда, на намерение лица применить оружие или предметы, используемые в качестве оружия. Как уже отмечалось, объективно «свидетельствовать о намерении применения» этих предметов могут и действия, весьма далекие от применения в его традиционном понимании, что открывает широкий простор для произвола, в том числе для вынесения обвинительных приговоров, основанных на предположениях.

Для сравнения отмечу, что в абз. 3 п. 23 Постановления N 29 Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» Пленум не относит демонстрацию оружия или иных предметов при разбое к «применению» этих предметов. Вряд ли одноименный признак составов хулиганства и разбоя может иметь неодинаковое содержание. Это противоречит и логическому закону тождества, и свойству системности права. Поэтому предпочтительнее закрепить в п. 2 Постановления ранее высказанную позицию Пленума Верховного Суда РФ по поводу содержания понятия «применение» оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2. С. 6. В дальнейшем — Постановление о краже, грабеже и разбое.

  1. В абз. 1 п. 3 Постановления о хулиганстве судам предписано устанавливать, «Является ли примененный при хулиганстве предмет ОРУЖИЕМ, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫМ ДЛЯ ПОРАЖЕНИЯ ЖИВОЙ ИЛИ ИНОЙ ЦЕЛИ» (выделено мной. — Н.Е.). Один из сущностных признаков оружия как раз в том и состоит, что оно конструктивно предназначено для поражения живой или иной цели (ст. 1 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии», в ред. от 27 июля 2007 г.) . Нет и не может быть оружия, для названной цели не предназначенного. Поэтому редакция приведенного разъяснения неудачна. Точнее была бы следующая формулировка: суды должны устанавливать, являются ли примененные при хулиганстве устройства и предметы конструктивно предназначенными для поражения живой или иной цели, т.е. оружием.

Собрание законодательства РФ. 1996. N 51. Ст. 5681 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». В дальнейшем — Закон об оружии.

  1. Предметы, используемые в качестве оружия, — это, по мнению авторов Постановления о хулиганстве, «любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека» (абз. 2 п. 3). Принципиальных возражений приведенное положение не вызывает. В отличие от толкования понятия «предметы, используемые в качестве оружия», содержащегося в Постановлении о краже, грабеже и разбое (абз. 2 п. 23), разъяснение этого термина применительно к составу хулиганства отличается большей абстрактностью. Тем не менее его следовало бы дополнить указанием на возможность причинения упомянутыми предметами смерти человеку. Иначе получается, что под предметами, используемыми в качестве оружия, в составе хулиганства подразумеваются только такие предметы, которые по своим поражающим свойствам аналогичны лишь так называемому нелетальному оружию .

Об уголовно-правовой классификации оружия см., например: Корецкий Д. Оружие как элемент уголовно-правовой характеристики преступления // Уголовное право. 2003. N 3. С. 33 — 35.

И снова сравнение как аргумент в пользу нашей позиции: в абз. 2 п. 23 Постановления о краже, грабеже и разбое речь идет о таких предметах, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные не только для здоровья, но и для жизни. В абз. 3 п. 3 Постановления о хулиганстве также говорится об использовании в процессе совершения преступления «животных, представляющих опасность ДЛЯ ЖИЗНИ (выделено мной. — Н.Е.) или здоровья человека».

  1. Больше всего вопросов, пожалуй, вызывает разъяснение, данное в п. 4 Постановления о хулиганстве: «Применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки и т.п. дает основание для квалификации содеянного по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ».

Во-первых, в тексте акта официального толкования уголовного закона используются термины, не известные Закону об оружии. Предмет либо является, либо не является оружием. Следовательно, не может быть «декоративного», «сувенирного» оружия, «оружия-игрушки». Так называемое декоративное, сувенирное, игрушечное оружие — это не оружие, а предметы, используемые в качестве оружия, либо имитация оружия . Данная точка зрения отражена в абз. 3 п. 23 Постановления о краже, грабеже и разбое. Непонятно, почему она не воспроизведена в Постановлении о хулиганстве.

См. подробнее: Шарапов Р. Понятие предметов, используемых в качестве оружия // Уголовное право. 2005. N 3. С. 64.

Во-вторых, составители текста Постановления о хулиганстве весьма категоричны в плане признания хулиганства уголовно наказуемым при использовании названных предметов. Основание для квалификации применения при хулиганстве непригодного оружия или имитации оружия по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК можно усмотреть (и то не бесспорно) лишь при условии, что потерпевший воспринимал эти предметы как оружие либо если названные предметы виновный использовал «в качестве оружия» для физического или психического насилия. Применительно к квалификации грабежа и разбоя Пленум Верховного Суда РФ дал разъяснение, согласно которому неосознание потерпевшим использования виновным негодного или незаряженного оружия либо имитации оружия (т.е. восприятие этих предметов как оружия) исключает квалификацию разбоя по ч. 2 ст. 162 УК как совершенного с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (если субъект не намеревался использовать эти предметы для нанесения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья). Понимание потерпевшим действительных свойств этих предметов (т.е. что они не являются оружием или предметами, которые виновный собирается использовать как оружие) вообще не позволяет квалифицировать содеянное как разбой (абз. 3 п. 23 Постановления о краже, грабеже и разбое).

  1. Можно подвергнуть сомнению и справедливость разъяснения, содержащегося в п. 9 Постановления о хулиганстве: «Хулиганские действия, связанные с сопротивлением представителю власти, в ходе которого применено насилие как неопасное, так и опасное для жизни и здоровья, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответствующей частью статьи 318 УК РФ». Сопротивление тем и отличается от неповиновения (ч. 2 ст. 20.1 КоАП), что предполагает активное противодействие , связанное с физическим насилием или угрозой его применения к представителю власти . Насилие в отношении представителя власти здесь является способом совершения преступления, посягающего на общественный порядок, т.е. частью целого (хулиганства). По правилу конкуренции части и целого в этой ситуации подлежит применению ч. 2 ст. 213 УК как норма, охватывающая содеянное в целом. К тому же санкция ч. 2 ст. 213 УК более строгая, чем санкция ч. 1 ст. 318 УК. Другое дело, если насилие, примененное к представителю власти в ходе хулиганских действий, было опасным для жизни или здоровья. Учитывая большую суровость санкции ч. 2 ст. 318 УК (по сравнению с санкцией ч. 2 ст. 213 УК), свидетельствующую о большей тяжести данного преступления (хотя оба эти преступления относятся к категории тяжких), содеянное в таком случае необходимо квалифицировать по совокупности преступлений . В связи с изложенным нелишне вспомнить положение абз. 2 п. 9 ныне уже недействующего Постановления от 24 декабря 1991 г. N 5 Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хулиганстве», где было записано: «Сопротивление, оказанное лицу, пресекающему хулиганские действия, не охватывается составом хулиганства лишь в случаях, когда в результате примененного при этом насилия виновным совершается еще и другое, более тяжкое, преступление» .

См., например: Уголовное право России. Особенная часть. Второй полутом / Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова. М.: Зерцало-М, 2005. С. 51; Уголовное право России. Часть Особенная / Под ред. Л.Л. Кругликова. 3-е изд. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 443; Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций: В 3 т. Т. 3. Особенная часть (главы XI — XXI). 4-е изд. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 57. Сопротивляться — значит «противодействовать натиску, нападению, воздействию кого-чего-нибудь» (Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М.: АЗЪ, 1995. С. 738).
См., например: Аксенов О.А. Ответственность за преступления против общественной безопасности, здоровья населения и общественной нравственности по новому уголовному законодательству России. Ростов-на-Дону: Издательский центр «Комплекс», 1997. С. 79. Мы не разделяем точку зрения, согласно которой сопротивление может быть и ненасильственным (см., например: Курс советского уголовного права: В 6 т. Т. VI. М.: Наука, 1971. С. 333; Курс советского уголовного права: В 5 т. Т. 5. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1981. С. 25). По-видимому, так же думают и авторы, предлагающие исключить из ч. 2 ст. 213 УК рассматриваемый признак и квалифицировать содеянное только по ст. 318 УК (см., например: Шинкарук В.М. Ответственность за хулиганство в российском уголовном праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Волгоград: ВА МВД России, 2002. С. 16 — 17).
Данной позиции придерживаются и другие авторы. См., например: Фаткуллина М., Морозова Т. Квалификация хулиганства при отягчающих обстоятельствах // Уголовное право. 2007. N 6. С. 59.
Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1999. С. 453.

Продолжением идеи, обозначенной в п. 9 Постановления о хулиганстве, выглядит столь же спорное содержание п. 11, в котором утверждается, что «состав преступления, предусмотренный статьей 213 УК РФ, не содержит такого признака объективной стороны преступления, как применение насилия (причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести)», и по этой причине любое физическое насилие (от побоев до тяжкого вреда здоровью), примененное в процессе хулиганства, предлагается квалифицировать по совокупности преступлений. Возможно, в этом есть рациональное зерно, если имеется в виду хулиганство, предусмотренное п. «б» ч. 1 ст. 213 УК (хотя санкция ч. 1 ст. 213 УК одна и та же для двух предусмотренных данной частью статьи видов хулиганства, что заставляет усомниться в верности такого предположения). Однако хулиганству с применением оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия (п. «а» ч. 1 ст. 213 УК), а равно хулиганству, связанному с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка (ч. 2 ст. 213 УК), имманентно присуще применение физического и (или) психического насилия. Поэтому следует согласиться с теми специалистами, которые усматривали (до последних изменений редакции ст. 213 УК) необходимость квалификации содеянного по совокупности преступлений лишь в случаях умышленного причинения средней тяжести и тяжкого вреда здоровью .

См., например: Мальцев В.В. Квалификация хулиганства // Следователь. 2004. N 10. С. 3 — 4; Волженкин Б.В. Хулиганство // Уголовное право. 2007. N 5. С. 20.

  1. В Постановлении о хулиганстве дано достаточно подробное (хотя и не совсем последовательное) описание хулиганского мотива (абз. 2 п. 1, абз. 2 п. 12). Однако совершенно оставлены без внимания такие новые мотивы хулиганства, как политическая, идеологическая, расовая, национальная или религиозная ненависть или вражда либо ненависть или вражда в отношении какой-либо социальной группы. И если содержание мотивов расовой, национальной и религиозной ненависти или вражды относительно ясно для ученого и правоприменителя, то этого никак нельзя утверждать о мотивах политической, идеологической и «социальной» ненависти и вражды. Учитывая разнообразие подходов к феноменам политики и идеологии, а также широту понятия «социальная группа», Пленуму Верховного Суда РФ следовало бы подробно осветить этот вопрос в Постановлении о хулиганстве.