Незаконный захват имущества ук рф

Рубрики Вопрос юристу

Ответственность за незаконное завладение чужим имуществом в РФ

Российским законодательством защищается право собственности. Покушение на чужое имущество карается законом. Причем речь идет не только о его уничтожении или порче. Незаконное удержание чужого имущества также является преступлением. Наказание предусмотрено по статье Уголовного кодекса. Нужно знать разницу между хищением и кражей, воровством и растратой.

Статья Уголовного кодекса

В отечественном законодательстве есть разные статьи, которые в той или иной степени посвящены вопросу удержания чужого имущества. Но в первую очередь важно понять, что оно не всегда бывает незаконным. И даже противоправные деяния трактуются по-разному, в зависимости от обстоятельств. Когда же можно говорить о том, что чужое имущество удержано без нарушения законов?

Но есть конкретные признаки, которые позволят грамотно квалифицировать деяния. О законности удержания свидетельствуют следующие обстоятельства. Первое из них — лицо, удерживающее чужое имущество, опирается на легальные основания: договор, законодательные нормы. Второе — отношения построены на долговых обязательствах, которые не исполняются в срок.

Но не просто так в Уголовном кодексе есть разные статьи, которые касаются темы присвоения чужого имущества. Грань между незаконным и легальным удержанием вещей слишком тонка. Поэтому полезно в любом случае изучить правовые стандарты, чтобы не совершить преступление по незнанию.

В Уголовном кодексе вопросу незаконного присвоения чужого имущества посвящены статьи 158 и 160. В первой из них речь идет о таком виде преступления, как кража, а во второй — расписано, какая ответственность грозит за растрату и присвоение. Хотя в любом случае хищение чужого имущества влечет за собой наказание, принимаемые меры отличаются по строгости.

Формально и в первом, и во втором случае можно говорить о незаконном удержании собственности. Однако между такими преступлениями есть существенное отличие. Если под кражей подразумевают тайное хищение чужого имущества, то растрата считается более тяжким злодеянием. Так как подразумевается, что речь идет об удержании и использовании вверенной собственности без получения на то разрешения от владельца. Поэтому попираются не только законы государства, а и соответствующие этике и морали принципы. Присвоение же подразумевает, что вверенное имущество обращают в свою пользу.

Также широко распространен такой термин, как воровство. Среди обывателей привыкли под ним подразумевать фактически кражу. Но изначально в России у него имелся другой смысл. Ворами называли тех, кто шел против государственной власти.

Какое наказание грозит виновнику кражи

Привлечение к ответственности за присвоение чужого имущества может происходить не только по уголовной статье. Незаконное удержание собственности иногда квалифицируется как административный проступок. Также не стоит забывать и о гражданской ответственности: пострадавший имеет право требовать от виновного восполнения потери.

  • денежного взыскания;
  • обязательных, исправительных или же принудительных работ;
  • ограничения свободы или ареста;
  • тюрьмы.

При значительном размере ущерба с преступника могут стребовать до 80 тысяч в отечественной валюте. Ему грозит арест до 4 месяцев или же условный либо реальный тюремный срок. Однако и за кражу грозит еще более суровое наказание, если судья обнаружит отягчающие обстоятельства. Например, если имущество похищено группой по сговору.

Ухудшит положение виновного проникновение на территорию чужой частной собственности (не жилье). Также закон предусматривает строгие меры по отношению к преступникам, которые причинили значительный ущерб пострадавшему. Отягчающим обстоятельством считается воровство имущества из одежды или сумки. Тогда штраф может вырасти до 200 тысяч рублей, а также его могут рассчитать, исходя из размера дохода совершившего преступление гражданина за последние 18 месяцев.

Еще в статье 158 предусматривается более строгое наказание за кражу, если она произошла с проникновением в чужое жилье. Штраф возрастает уже до 500 тысяч или же из расчета суммы доходов до трех лет. Аналогичные меры применимы и по отношению к виновным в хищении из нефтепровода, газопровода. Ужесточается приговор судьи и в случае кражи имущества в крупном и особо крупном размере.

Что касается значимости потери, то она предопределяется положением потерпевшего. Ведь для кого-то и 5000 р. крупная сумма, а кому-то такой урон покажется неощутимым. В отношении крупного и особого крупного размеров ущерба в законодательстве есть конкретные указания. Соответственно, крупной будет стоимость имущества от 250 тысяч рублей. Об особо крупном ущербе говорят, когда похищена собственность на сумму от миллиона.

Хищение государственной и частной собственности

Такие виды преступлений, как присвоение и растрата, происходят и в государственной, и в коммерческой сферах. Как государство, так и частный предприниматель могут доверить имущество третьему лицу. Такие отношения подкрепляются документально. Например, может быть составлен договор или же специальное поручение. Если же гражданин обратил вверенную собственность в свою пользу, говорят о присвоении имущества. Под растратой подразумевают его использование или передачу посторонним без разрешения владельца.

Еще один важный нюанс, который подразумевается законодательством — и присвоение, и растрата подозреваются в том случае, если есть основания предполагать корыстный умысел со стороны виновного. То есть он противоправно использует либо удерживает чужую собственность, имея в планах определенные выгоды.

Стоит понимать, что о присвоении либо растрате невозможно говорить, если имущество не было официально признано вверенным. Что касается способов совершения преступления, то злоумышленники выбирают разные пути к достижению корыстных целей. В некоторых случаях они совершают противоправные действия, но возможно хищение и по бездействию.

При растрате либо присвоении государственного или частного имущества в действие вступает статья 160 Уголовного кодекса. Ее и стоит изучать, чтобы понять, какое наказание может ждать виновного. Суд может избрать финансовую меру воздействия: назначить уплату штрафа. Его размер предопределяется суммой ущерба и обстоятельствами совершения преступления по удержанию чужого имущества. Штраф может быть в пределах от 120 тысяч и до миллиона рублей. Но возможно исчисление размера взыскания и от заработной платы (дохода) виновного.

Хищение вверенного имущества также чревато обязательными работами. Максимальный срок — 360 часов. Судья может привлечь виновного к ответственности, посадив его в тюрьму. По статье 160 грозит до 10 лет лишения свободы. Но иногда прибегают и к условному сроку, если преступление не признано особо тяжким.

Российским законодательством предусмотрена особая ответственность за хищение вверенного имущества вне зависимости от того, растрата это или присвоение, если преступление произошло с использованием служебного положения. В таком случае при обнаружении отягчающих обстоятельств к злоумышленнику могут применить несколько мер воздействия. Преступнику запретят заниматься определенным родом деятельности (претендовать на конкретные должности). Параллельно ему могут назначить и штраф, и лишение свободы.

Для растраты и присвоения чужого имущества тоже предусмотрен минимальный размер суммы ущерба. Уголовный кодекс применяется для квалификации преступления, если речь идет о 2500 рублей как минимум. Но для оценки значимости потери также принимают во внимание положение потерпевшего. Это его имущественное состояние, наличие иждивенцев.

Порядок действий по возврату своего имущества

Нормы отечественного законодательства нужно изучать и потерпевшим, чтобы знать, как грамотно отстаивать свои права. Вне зависимости от того, было имущество похищено путем кражи или присвоения, предстоит действовать в соответствии с буквой закона. Тогда можно рассчитывать на возврат собственности и возмещение ущерба.

В первую очередь важно своевременно обратиться в компетентные органы. Пострадавший может сообщить о преступлении в полицию или в прокуратуру. Хищение считается совершенным, когда имущество нелегально перешло от пострадавшего к виновному.

Еще закон не запрещает отстаивать свои права, обратившись с соответствующим иском в суд. В таком случае предстоит опираться на нормы Гражданского кодекса. В заявлении указывают требование вернуть имущество законному владельцу. Если речь идет о движимых вещах, тогда иск подается по адресу проживания виновника преступления. Когда нужно добиться возврата недвижимости, заявление нужно нести в суд по месту расположения собственности.

Стоит быть готовым к уплате государственной пошлины. Для этого важно грамотно рассчитать цену иска. Именно от нее будет рассчитываться госпошлина. В основе цены иска лежит стоимость имущества, которое было похищено.

Виновник преступления тоже имеет право на отстаивание своих интересов в суде. Особенно если есть основания считать, что они попираются. Например, он может требовать пересмотреть сумму ущерба, если считает ее несправедливо завышенной. Иногда же собственник с корыстной целью вступает в преступный сговор с обвиняемым, подстрекая того к совершению противоправных действий. И об этом важно уведомить суд.

Привлечение к ответственности несовершеннолетних и смягчающие обстоятельства

Будут ли наказаны за присвоение чужого имущества дети? В настоящее время законодательство предусматривает, что ребенок может нести ответственность за воровство, если ему уже есть четырнадцать лет. Судебная практика же показывает, что за кражу имущества подростки чаще всего не отвечают по всей строгости. А под статью о растрате они традиционно не подпадают, так как им обычно не вверяют ценные вещи и другую собственность.

Контракты. ua

Уголовная ответственность за рейдерство. Первые шаги

Поскольку в последние несколько лет проблема рейдерства в Украине особенно обострилась, принятие Верховной Радой во втором чтении законопроекта № 0887 о противодействии незаконному поглощению и захвату предприятий, вызвало значительный резонанс. Действительно ли это крайне необходимо? А главное, каких последствий стоит ожидать?

Каковы причины того, что Законопроект № 0887 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно противодействия противоправному поглощению и захвату предприятий» был принят 10 октября 2013 года?

Во-первых, это возможность защитить малый и средний бизнес. Если проблемы рейдерских атак крупных компаний практически всегда поддаются огласке, а, следовательно, находятся способы их решения, то субъекты хозяйствования, которые далеко не претендуют на звание лидеров в той или иной сфере, остаются один на один с рейдерами, пытаясь защитить свой бизнес.

Во-вторых, это шанс предоставить хотя и не полную защиту права собственности, но все же определенные гарантии для инвесторов и побороть негативный стереотип по отношению к Украине, как к «стране с весьма вероятными противозаконными посягательствами на собственность и права инвесторов».

В-третьих, это объективная потребность в систематизации норм, которые предусматривают уголовную ответственность за незаконное завладение чужим бизнесом. Хулиганство (ст.296 УК Украины) или же разбой (ст.187 УК Украины) – квалификация, под которую до принятия Законопроекта № 0887 подпадали действия, совершенные в ходе рейдерской атаки.

Теперь же УК Украины будет дополнен статьями, определяющими детальный состав преступлений, которые чаще всего совершаются в ходе рейдерских атак. При этом, санкции будут предполагать как выплату штрафа, так и лишение свободы на определенный срок, в зависимости от тяжести преступления. Например:

подделка документов, которые подаются для проведения государственной регистрации юридических лиц и физических лиц-предпринимателей, т.е., «формальное рейдерство» (ст. 2051УК Украины) – минимально: от 500 до 1000 не облагаемых налогом минимумов доходов граждан, максимально — до 2 лет лишения свободы. За те же действия, совершенные повторно, по сговору группой лиц, должностным лицом с использованием своего положения,— 5 лет;

захват зданий и объектов, приведший к нарушению нормальной работы предприятий (ст.2061 УК Украины) предусматривает санкцию в виде ограничения или лишения свободы на срок до 2 лет, при условии совершения повторно или предварительного сговора группой лиц — на срок от 2 до 5 лет, а если эти действия совершены при участии работников частных охранных структур или сопряжены с опасным для жизни и здоровья насилием или причинили тяжкие последствия — то на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества;

противоправное завладение имуществом предприятий, учреждений и организаций (ст.2062 УК Украины) – санкция: исправительные работы сроком до 2 лет либо лишение свободы сроком до 3 лет. При условии: повторности, предварительного сговора, угрозы убийства, причинения тяжких телесных повреждений, совершения насилия, опасного для жизни и здоровья, нанесения вреда имуществу – санкция в виде лишения свободы на срок от 3 до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься отдельными видами деятельности на протяжении срока до 2 лет. Отдельная санкция есть для лиц, которые, воспользовавшись служебным положением, незаконно завладели имуществом предприятий, учреждений и организаций. Для них предусмотрена санкция в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься отдельными видами деятельности на протяжении срока до 3 лет. При этом, предусмотрена конфискация имущества. Такая же санкция предусмотрена и в случаях, если противоправное завладение имуществом предприятий, учреждений и организаций причинило убытки в крупном размере или привело к иным тяжким последствиям.

Наталия Мартынюк

Руководитель практики «Агробизнес», адвокат АО Arzinger

Однако, в самом тексте Законопроекта № 0887 отсутствует термин «рейдерство». Следовательно, для законодателя приемлемой является форма «загадки», когда по одному или же ряду характерных признаков нужно определить ключевое слово. С одной стороны, это предполагает, что противоправные действия так или иначе будут наказаны, так как, стоит признать, схемы и механизмы рейдерских атак становятся все хитроумнее, а исчерпывающая дефиниция «рейдерство» в законодательстве может привести к тому, что за явно противоправные действия будет весьма проблематично привлечь к ответственности. С другой стороны, появится возможность квалифицировать как рейдерство и те действия, которые таковыми не являются.

В этом проявляется схожесть подходов к трактовке понятия «рейдерства» в Украине и России. Законопроект № 0887 частично отображает те положения, которые прописаны в законодательстве РФ. Правда инициатива сделать очередной шаг на пути к искоренению рейдерства исходила от Президента РФ. В 2010 году, Госдума в третьем чтении приняла антирейдерские поправки в Уголовный кодекс РФ, которые также заключались в криминализации регистрации ложных сведений в едином государственном реестре юридических лиц или реестре владельцев ценных бумаг, а также при предоставлении ложной информации в госорганы. Законодательство РФ пополнилось нормами, которые предусматривают санкции и за фальсификацию решения общего собрания акционеров или решения совета директоров (наблюдательного совета), за что можно было бы предусмотреть ответственность и в Украине.

Борьба с рейдерством: методы зарубежных государств

Прежде всего, различается уже само понятие «рейдерство», которое во многих западных странах не исключает и законную практику недружественных слияний и поглощений предприятий.

В США, на «родине рейдерства» (как бы странно сегодня это не звучало в нынешних реалиях), применяется Закон Рико, в котором прописан механизм борьбы с организованной преступностью. Таким образом, акцент сделан на том, что рейдерство, в подавляющем большинстве случаев, — это преступление группы лиц, поэтому его расследованием, а в дальнейшем и привлечением к ответственности, занимается сразу целая группа представителей различных ведомств, в том числе и Министерства юстиции США, и ФБР.

Британская модель борьбы с рейдерством заключается в возможности персонального контроля со стороны кабинета министров, что предусмотрено Законом о предпринимательстве 2002 года, в случае, если те или иные действия в корпоративной сфере являют собой «исключительный интерес для общества».

Ряд государств может с гордостью утверждать, что рейдерство в их стране или же не имеет места априори (например, Литва, где превалируют демократические правила бизнеса), или же законодательство довольно детально определяет преступления в сфере корпоративного управления, и предусматривает соответствующее наказание (Франция).

Каковы же последствия ужесточения ответственности за незаконное завладение чужим бизнесом в Украине?

Парадоксально, но все же следует ожидать рост показателей, определяющих количество случаев рейдерства. Однако, не за счет того, что они будут совершаться более часто, а потому, что те действия, в которых ранее усматривался иной состав преступления, теперь будут квалифицированы как виды рейдерства (ст. 2051, 2061 і 2062 УК Украины).

Безусловно, эффективное антирейдерское законодательство является одним из составляющих успешного экономического развития страны. Поэтому будем надеяться, что активная позиция государственной власти по совершенствованию украинского законодательства в этом направлении приведет к реальным возможностям защиты бизнеса от незаконных посягательств.

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НЕКОТОРЫХ СПОСОБОВ
РЕЙДЕРСКИХ ЗАХВАТОВ ОРГАНИЗАЦИЙ

В криминальной практике современной России стали распространены новые способы рейдерских захватов организаций(1), в связи с чем законодатель криминализировал некоторые злоупотребления в сфере корпоративных правоотношений и оборота ценных бумаг, а также ввел ряд новелл в гражданское законодательство. Федеральными законами от 30 октября 2009 г. № 241-ФЗ и 1 июля 2010 г. № 147-ФЗ в Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) были внесены изменения — в ст.ст. 185 и 185-1 УК РФ, и введены новые статьи — ст.ст. 170-1, 185-2, 185-3, 185-4 и 185-5 УК РФ.

Ранее при решении вопроса о возбуждении уголовного дела о рейдерском захвате предприятия сотрудники правоохранительных органов проводили проверку в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ по факту хищения имущества предприятия, которое в правоприменительной практике традиционно рассматривается как действия мошеннического характера. При этом складывалась негативная ситуация, когда практически все имущество организации было уже реализовано третьим лицам, которые зачастую являлись добросовестными приобретателями, в связи с чем возникали проблемы, связанные с возвратом похищенного имущества собственнику и восстановлением нарушенных прав добросовестных покупателей.

Принятый антирейдерский закон направлен на то, чтобы противостоять данному негативному явлению еще на ранних стадиях, когда преступниками совершаются действия приготовительного характера к захвату чужой собственности (фальсификация документации, проведение незаконных общих собраний участников хозяйственного общества или фальсификация итоговых решений таких собраний). Проанализируем некоторые способы рейдерских захватов организаций, акцентируя внимание на новеллах законодательства в данной сфере.

Способы совершения рейдерских захватов организаций можно классифицировать по различным основаниям:

по виду организационно-правовой формы юридического лица, в отношении которого совершается рейдерский захват, — в акционерных обществах, в обществах с ограниченной ответственностью, в государственных и муниципальных унитарных предприятиях(1); в зависимости от цели осуществления корпоративных захватов предприятий — отчуждение долей, акций или иных составляющих имущественного комплекса хозяйственного общества, получение «власти» в хозяйственном обществе.

В научно-практическом плане не менее полезна может быть следующая классификация способов рейдерских захватов организаций.

С точки зрения структуры любое юридическое лицо можно представить как корпорацию с тремя элементами: 1) общим собранием участников юридического лица, которое определяет наиболее важные вопросы деятельности организации; 2) органами управления юридического лица, которым общее собрание делегирует свои полномочия по управлению организацией, за исключением наиболее важных вопросов; 3) активами организации, которыми управляет общее собрание посредством исполнительных органов(2). При осуществлении рейдерского захвата организации преступники стремятся использовать наиболее проблемные зоны взаимосвязи указанных элементов корпорации. Как только рейдеры осуществят фальсификацию правоустанавливающих документов, создадут мнимый исполнительный орган или искусственно увеличат свою долю участия в уставном капитале юридического лица, у них появляется возможность провести незаконное отчуждение имущества данной организации.

Соответственно способы рейдерского захвата организации можно разделить на две группы по виду нарушений системы корпоративного управления в звене: 1) общее собрание участников — исполнительный орган; 2) исполнительный орган — активы юридического лица.

Если классифицировать криминализированные законодателем способы рейдерских захватов организаций, то к первой группе способов можно отнести незаконные операции с реестром акционеров, когда в реестр акционеров вносятся данные на основании сфальсифицированных документов либо при отсутствии таковых лицом, ответственным за ведение реестра.

Уголовная ответственность за указанные злоупотребления предусмотрена статьями 1852 «Нарушение порядка учета прав на ценные бумаги» и 1701 «Фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета» УК РФ, которые являются новеллами уголовного законодательства.

Эти статьи отличаются субъектами уголовной ответственности. Привлечению к уголовной ответственности по ст. 1852 УК РФ за злоупотребления с реестром акционеров подлежат лица, представившие сфальсифицированные документы для внесения изменений в реестр акционеров.

При использовании такого способа рейдерского захвата организации, как хищение акций, субъектом ответственности по ст. 1701 УК РФ является лицо, ответственное за ведение реестра, в качестве которого могут выступать сотрудники самого акционерного общества (если число акционеров составляет менее 50 человек)(3) либо лицо, оказывающее соответствующие

услуги организации (реестродержатель, депозитарий).

В части 1 ст. 1701 УК РФ конкретизируется перечень информации, составляющей недостоверные сведения в представляемых реестродержателю документах, которую можно подразделить на относящуюся к акционерным обществам и относящуюся к обществам с ограниченной ответственностью. К информации, представляемой по акционерным обществам, относятся сведения о зарегистрированных владельцах именных ценных бумаг, о количестве, номинальной стоимости и категории именных ценных бумаг, об обременении ценной бумаги, о лице, осуществляющем управление ценной бумагой, переходящей в порядке наследования, о руководителе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица или об ином лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица.

Примечательно, что законодатель не указал конкретных наименований документов, представляемых реестродержателю и содержащих недостоверную информацию, а также оставил перечень такой информации открытым, оговорив лишь в качестве обязательного элемента установление цели в действиях виновного лица, направленной на приобретение права на чужое имущество.

Другим не менее эффективным способом рейдерских захватов организации являются незаконные организация и проведение общего собрания акционеров. До недавнего времени рейдеры использовали различные ухищрения, чтобы ограничить участие в общем собрании участников хозяйственного общества неугодных им лиц, используя различные пробелы и коллизии российского законодательства, не рассматривавшего нарушения процедуры проведения общего собрания как уголовно наказуемые или даже гражданско-правовые нарушения, в том числе злоупотребление правом.

Весьма распространены были следующие вариации незаконных организации и проведения общего собрания участников хозяйственного общества: ненадлежащее уведомление акционеров о времени и месте проведения общего собрания акционеров, назначение места его проведения в экзотических местах (поезд, курсирующий по маршруту Москва — Санкт-Петербург, территории других государств), физическое воспрепятствование доступу акционеров к месту проведения общего собрания по надуманным поводам и другие нарушения.

В первом случае акционеры получали пустые конверты либо письма с поздравительными открытками в связи с каким-либо праздником (Днем железнодорожника России или Днем учителя), не подозревая о причине получения ими таких почтовых отправлений. Законодатель обязывает уполномоченный орган акционерного общества направлять своим акционерам заказным письмом уведомление о дате, времени и месте проведения собрания акционеров с предстоящей повесткой дня(1), однако в законе отсутствует указание на обязательное направление описи вложения такого письма и получения уведомления о вручении от акционера.

Вопрос о неназначении неудобных для большинства акционеров мест для проведения общего собрания был решен в информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 января 2011 г. № 144, запретившем указывать территорию другого государства для его проведения, если там не расположены органы юридического лица или акционеры не являются гражданами этого государства.

С целью противодействия физическому устранению акционеров от участия в общем собрании рекомендуется приглашать на такие собрания нотариуса для удостоверения факта и порядка его проведения, использовать технические средства фиксации (вести видеозапись), вводить в качестве обязательных бюллетени для голосования.

Вышеуказанные нарушения допускались, тем не менее, довольно часто, и ситуация изменилась в сторону уменьшения рассмотренных правонарушений после введения в УК РФ ст. 1854 УК РФ «Воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг»

и опубликования информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 января 2011 г. № 144, в котором впервые были сформулированы признаки так называемого корпоративного шантажа, или злоупотребления правом, в сфере корпоративных правоотношений.

Законодатель предусмотрел ответственность за следующие виды воспрепятствования осуществлению прав владельцев ценных бумаг или незаконного их ограничения:
незаконный отказ в созыве общего собрания владельцев ценных бумаг;
незаконный отказ регистрировать для участия в общем собрании владельцев ценных бумаг лиц, имеющих право участвовать в общем собрании;
проведение общего собрания владельцев ценных бумаг при отсутствии необходимого кворума.

Перечень злоупотреблений правом акционера на управление хозяйственным обществом является открытым.

Незаконный отказ в созыве общего собрания акционеров выражается в отказе в организации проведения общего собрания компетентным органом акционерного общества при наличии установленного законом определенного объема акций у конкретного лица, выдвижении им повестки дня, не противоречащей закону и не аналогичной рассмотренной на предыдущих собраниях, когда по ним были приняты отрицательные решения(1).

Для того чтобы провести общее собрание акционеров, необходим кворум — более 50% голосов акционеров. Если проводится повторное общее собрание акционеров, то для его кворума достаточно 30% голосов плюс один голос. Таким образом, рейдерам, владеющим более 30% акций или находящимся в сговоре с такими акционерами, легко по надуманным причинам устранить от участия в общем собрании большинство акционеров и принять выгодное для себя решение об одобрении заключения сделки об отчуждении имущества, составляющего более 30% активов организации, назначении своих лиц в состав исполнительных органов, незаконной дополнительной эмиссии акций и другие решения.

Фальсификация протокола общего собрания акционеров. Зачастую рейдеры не утруждают себя организацией и проведением общего собрания акционеров, фальсифицируя протокол общего собрания по наиболее существенным вопросам, определяющим «судьбу» активов акционерного общества, руководство его деятельностью. Следующим шагом рейдеров становится представление такого решения в государственные органы, регистрирующие сделки с недвижимым имуществом, а также процедуру эмиссии ценных бумаг, для легитимизации совершенных ими действий.

В УК РФ была введена ст. 185-5 «Фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета)

хозяйственного общества». Законодатель криминализировал не только изготовление подложного протокола не проводившегося в действительности общего собрания акционеров или протокола, заменившего настоящий, но и направленные на умышленное искажение результатов голосования на общем собрании акционеров или воспрепятствование свободной реализации права при принятии решения на общем собрании акционеров следующие незаконные действия:
внесение в протокол общего собрания, в выписки из него, в отражающие ход и результаты голосования документы заведомо недостоверных сведений о количестве голосовавших, кворуме или результатах голосования;
составление заведомо недостоверного списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании;
заведомо недостоверный подсчет голосов;
заведомо недостоверный учет бюллетеней для голосования;
блокирование фактического доступа акционера к голосованию;
ограничение фактического доступа акционера к голосованию;
несообщение сведений о проведении общего собрания акционеров;
сообщение недостоверных сведений о времени и месте проведения общего собрания акционеров;
голосование от имени акционера по заведомо подложной доверенности лица, заведомо не имеющего полномочий.

Перечень преступных действий по фальсификации решения общего собрания акционеров является закрытым, в отличие от перечня видов воспрепятствования осуществлению или незаконного ограничения прав владельцев ценных бумаг. Однако законодатель указывает на необходимость установления цели таких незаконных действий — незаконный захват управления в юридическом лице, и уточняет виды решений общего собрания акционеров, принимаемых для достижения поставленной преступниками цели:
внесение изменений в устав хозяйственного общества;
одобрение крупной сделки;
одобрение сделки, в совершении которой имеется заинтересованность;
изменение состава органов управления хозяйственного общества (совета директоров, единоличного или коллегиального исполнительного органа общества);
избрание членов органов управления хозяйственного общества;
досрочное прекращение полномочий членов органов управления хозяйственного общества;
избрание управляющей организации либо управляющего;
увеличение уставного капитала хозяйственного общества путем размещения дополнительных акций;
реорганизация либо ликвидация хозяйственного общества.

Все вышеуказанные решения влекут за собой кардинальное изменение деятельности акционерного общества, начиная с отчуждения его имущества и выбора лиц в состав органов управления, завершая определением направлений развития деятельности общества, вплоть до прекращения его существования.

Одним из не менее распространенных способов рейдерских захватов организаций является «размывание» пакета акций. Положение мажоритарного акционера, или суперакционера, в хозяйственном обществе предоставляет различные привилегии владельцу пакета акций в зависимости от его объема. Например, лицо, владеющее более 95% акций открытого акционерного общества, имеет право принудительно выкупить акции, принадлежащие другим лицам, соблюдая при этом установленную законом процедуру(1).

Рейдеры, вступая в сговор с миноритарными акционерами или приобретая законным способом минимальный пакет акций, могут искусственно увеличить свой пакет акций, проведя незаконно дополнительную эмиссию ценных бумаг, в результате чего они станут держателями большего количества акций в процентном соотношении с законными участниками общества, вследствие чего смогут проводить нелегитимные общие собрания акционеров,

которые будут принимать выгодные для них решения.

Проведение незаконной дополнительной эмиссии акций возможно в следующих ситуациях:
эмитент не обращался в региональное отделение Федеральной службы по финансовым рынкам Российской Федерации с соответствующими документами для регистрации дополнительной эмиссией и не проводил общего собрания акционеров с включением в повестку дня принятие решения о дополнительной эмиссии акций;
эмитент обратился в региональное отделение Федеральной службы по финансовым рынкам Российской Федерации с таким заявлением, однако не дождался положительного ответа;
эмитент получил отказ в регистрации дополнительного выпуска акций.

В УК РФ с момента его принятия была включена ст. 185 УК РФ «Злоупотребления при эмиссии ценных бумаг». В качестве преступных деяний в ней называется ряд нарушений, допускаемых на различных этапах процедуры эмиссии ценных бумаг(1), причинивших ущерб в размере свыше одного миллиона рублей. Этот критерий отличает преступные действия в процессе эмиссии ценных бумаг от административно наказуемых, указанных в ст. 15.19 КоАП РФ, корреспондирующей с ст. 185 УК РФ.

Для того чтобы уточнить перечень уголовно наказуемых деяний, целесообразно проследить виды преступных деяний, совершаемых на отдельных этапах эмиссии ценных бумаг (таблица).

Внесение в проспект эмиссии ценных бумаг заведомо недостоверной информации может производиться на первом этапе процедуры эмиссии ценных бумаг, причем ответственными за совершение такого деяния будут лица, включившие в проспект эмиссии ценных бумаг недостоверные либо неполные сведения, отражение которых в данном документе является обязательным в соответствии с действующим законодательством, что повлекло за собой причинение крупного ущерба физическим, юридическим лицам и (или) государству. К таким лицам могут относиться технические работники хозяйственного общества, лица, занимающие руководящие должности в хозяйственном обществе, а также профессиональные участники рынка ценных бумаг, оказывающие организации-эмитенту платные услуги в подготовке проспекта эмиссии ценных бумаг.

Ответственными за утверждение проспекта эмиссии ценных бумаг являются члены коллегиального органа управления хозяйственного общества (совета директоров, наблюдательного совета, др.)(2). В правоприменительной практике долгое время велись дискуссии относительно того, кто же является ответственным за совершение злоупотреблений на втором этапе процедуры эмиссии ценных бумаг — члены коллегиального органа или лица, подписывающие проспект эмиссии ценных бумаг. Законодатель поставил точку в этих дискуссиях, разграничив в ст. 185 УК РФ термины «утверждение» и «подписание» проспекта эмиссии ценных бумаг.

Согласно ст. 22.1 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ проспект эмиссии ценных бумаг подписывают следующие лица: лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа эмитента; его главный бухгалтер (иное лицо, выполняющее его функции); аудитор; независимый оценщик; финансовый консультант; лицо, предоставившее обеспечение. Таким образом, указанные субъекты ответственны за достоверность указанных в проспекте эмиссии ценных бумаг сведений, в том числе и при производстве дополнительной эмиссии.

Аналогично возникал вопрос относительно субъектов утверждения и подтверждения содержащего заведомо недостоверную информацию отчета об итогах выпуска ценных бумаг, в связи с чем было криминализировано незаконное подтверждение указанного документа, толкуемое в правоприменительной практике как его подписание.

Таблица

Процедура эмиссии ценных бумаг
(ст. 20 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»)

Злоупотребления при эмиссии ценных бумаг
(ст. 185 УК РФ)

Принятие решения о выпуске ценных бумаг

Внесение в проспект эмиссии ценных бумаг заведомо недостоверной информации

Утверждение решения о выпуске ценных бумаг

Утверждение (подтверждение) проспекта эмиссии ценных бумаг, содержащего заведомо недостоверную информацию

Регистрация выпуска ценных бумаг

Размещение выпуска ценных бумаг

Размещение ценных бумаг, выпуск которых не прошел государственную регистрацию

Регистрация отчета об итогах выпуска ценных бумаг

Утверждение (подтверждение) содержащего заведомо недостоверную информацию отчета об итогах выпуска ценных бумаг

И, наконец, последней новеллой в ст. 185 УК РФ стало указание на совершение злоупотреблений, связанных с размещением эмиссионных ценных бумаг, выпуск которых не прошел государственную регистрацию, на обязательность закрепления обязанности по государственной регистрации выпуска ценных бумаг в законе.

Фальсификация решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью. Указанный способ рейдерского захвата организации аналогичен рассмотренному ранее способу, заключающемуся в незаконных организации и проведении общего собрания акционеров. Различаются данные способы организационно-правовой формой юридического лица, в котором совершаются преступные действия, а также видом незаконного решения, которое принимается на нелегитимном собрании
При проведении общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью могут быть принятые незаконные решения:
о внесении изменений в устав общества с ограниченной ответственностью;
об изменении состава органов управления общества с ограниченной ответственностью;
избрании членов органов управления общества с ограниченной ответственностью;
досрочном прекращении полномочий членов органов управления общества с ограниченной ответственностью;
реорганизации либо ликвидации общества с ограниченной ответственностью.

Ко второй группе способов рейдерских захватов организаций можно отнести такой способ рейдерского захвата, как регистрация фиктивного исполнительного органа хозяйственного общества, т. е. совершение незаконных операций с реестром юридических лиц, ответственными за ведение которого являются налоговые органы Российской Федерации. Отнесение данного способа рейдерского захвата ко второй группе способов целесообразно, поскольку очевидно, что в данном случае разрывается взаимосвязь между исполнительным органом хозяйственного общества и его активами, чего не было в проанализированных нами ранее способах рейдерских захватов организаций.

В данной преступной схеме могут принимать участие как лица, представившие сфальсифицированные документы для внесения изменений в единый государственный реестр юридических лиц, так и сотрудники налоговых органов, ответственные за ведение данного реестра.

В сфальсифицированных документах, представляемых реестродержателю, ответственному за ведение единого государственного реестра юридических лиц, могут содержаться сведения об учредителях (участниках) юридического лица, о размере и номинальной стоимости доли их участия в уставном капитале хозяйственного общества, об обременении доли, о лице,

осуществляющем управление долей, переходящей в порядке наследования, о руководителе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица или об ином лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица.

До недавнего времени рассматриваемый способ рейдерских захватов организаций был наиболее популярен в преступной среде. Введение в УК РФ статей 1701 и 1852 было обусловлено распространением злоупотреблений как со стороны реестродержателей — сотрудников государственных регистрирующих органов, так и со стороны иных лиц(1). Ранее указанные лица привлекались к ответственности за подделку официального документа, в качестве которого рассматривались передаточное распоряжение, доверенность и др., за действия мошеннического характера или за совершение должностных преступлений.

Несмотря на усложнившуюся процедуру отчуждения долей в обществах с ограниченной ответственностью(2), в настоящее время существует проблема незаконного перехода прав на долю путем представления поддельных документов нотариусу, а впоследствии — в государственные регистрирующие органы. Здесь можно провести параллель между действиями рейдеров при хищении каких-либо составляющих организации как имущественного комплекса (ст. 132 ГК РФ) и мошенническими действиями с жилой площадью.

При рассмотрении судами дел о неправомерном завладении жилой площадью (как уголовных дел о мошенничестве с квартирами, так и исковых заявлений об истребовании спорных помещений из чужого незаконного владения в порядке гражданского судопроизводства) возникает вопрос о надлежащем удостоверении нотариусами сделок об отчуждении спорного жилья. Как правило, нотариусы ссылаются на выполнение всех установленных законом процедур (визуальная сверка фотографий в паспортах с внешностью участников сделки), отсутствие в законе указания на проведение какой-либо правоустанавливающей экспертизы и необходимость истребования дополнительных документов, на невозможность явки в судебное заседание в связи с занятостью по работе. Законодательно не введена ответственность нотариуса за правовые последствия по совершаемым сделкам, если не будет доказано его преступное участие в схеме рейдерского захвата организации.

В связи с вышеуказанными обстоятельствами можно констатировать тот факт, что хотя схема регистрации фиктивного исполнительного органа юридического лица стала не столь часто применяться при попытках захвата хозяйственных обществ, введенная процедура нотариального удостоверения уступки долей не смогла решить в полном объеме вопрос о противодействии рейдерам, использующим указанную преступную схему.

Регистрации фиктивного исполнительного органа юридического лица предшествует фальсификация решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью и выдвижение на должность руководителя кандидатуры из числа подставных лиц.

Ко второй группе способов относятся и такие способы рейдерского захвата, как регистрация фиктивной сделки, создание фиктивного права на имущество, использование фиктивных судебных документов.

Регистрация фиктивной сделки производится на основании сфальсифицированных документов

о переходе права собственности на спорное имущество. Сотрудники Федеральной регистрационной службы чаще всего находятся в сговоре с рейдерами, поскольку они должны проверять достоверность представляемых им для регистрации документов, в отличие от сотрудников налоговых органов, в компетенцию которых при внесении изменений в учредительные документы не входит их правовая экспертиза.

Создание фиктивного права на имущество хозяйственного общества представляет собой усложненную версию способа «регистрация фиктивной сделки», при котором виновные лица изготавливают подложный документ прошлых лет, заключают задним числом договор купли-продажи объекта и подают предусмотренные законом документы для регистрации нового собственника недвижимого имущества.

При этом используется положение ст. 6 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ, согласно которому права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу настоящего Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной настоящим Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.

Выявить указанное злоупотребление возможно лишь путем установления лиц, которые были управомочены в определенное время подписывать соответствующие документы, их допроса, сверки формы таких документов с аналогичными и проведения почерковедческой экспертизы документов.

Использование фиктивных судебных документов представляет собой фальсификацию судебных актов и их представление в суд в качестве доказательств для принятия решений в свою пользу по иску о взыскании крупной суммы долга по якобы существовавшему договору займа, поддельному векселю или о признании сделки недействительной, истребовании имущества из чужого незаконного владения и другим видам исков.

Как правило, рассматривая подобные дела в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства, суды связаны необходимостью соблюдения одного из принципов судопроизводства — сроков рассмотрения дел, в связи с чем многие ходатайства сторон о проведении почерковедческой экспертизы представленных в обоснование своих требований сторонами документов, вызове в суд и допросе дополнительных свидетелей, истребовании по запросу суда ряда документов отклоняются судом. Это приводит зачастую к вынесению неправосудных решений на основании незаконных документов. Однако установить факт фальсификации доказательств по делу может лишь суд, описав эти обстоятельства в своем приговоре и оценив в судебном решении соответствующие доказательства как недопустимые, что возможно после проведения расследования по факту подделки этих документов. Необходимость соблюдения сроков расследования и судопроизводства в этом случае предоставит злоумышленникам возможность предъявить исполнительный лист к производству и в дальнейшем произвести отчуждение незаконно полученного ими имущества третьим лицам, если следователем или судом не будет принято решение о наложении обеспечительных мер по уголовному делу и иску.

Безусловно, приведенный перечень способов рейдерских захватов организаций не носит исчерпывающего характера. Постоянно изобретаются новые модификации незаконного захвата чужой собственности. Однако введение уголовно-правовых запретов является сдерживающим фактором в применении криминализированных схем рейдерства(1).