Мариуполь адвокат довженко

Рубрики Наша практика

Мариупольский милиционер убивал от обиды

На Украине начался суд над бывшим сотрудником угрозыска Мариуполя Сергеем Довженко, обвиняемым в совершении 21 убийства. Его жертвами были дети, пенсионеры и милиционеры. В Донецкой области Довженко уже назвали вторым Анатолием Оноприенко, убившим 53 человека.

Суд над 30-летним Сергеем Довженко, которому предъявлено обвинение в совершении 21 убийства, начался в четверг в Приморском суде Мариуполя. Стационарная психиатрическая экспертиза признала Довженко вменяемым, и в четверг ему было зачитано обвинительное заключение. Материалы уголовного дела составляют 23 тома. Как считают в городской прокуратуре, суд над убийцей может продлиться до марта текущего года.

В зале суда милиция приняла беспрецедентные меры безопасности, подвергнув обыску всех желающих присутствовать на процессе: опасались проявления мести со стороны 40 потерпевших.

Это родственники убитых, и все они собираются в судебном порядке требовать от Довженко возмещения морального и материального ущерба.

Адвокат подсудимого Игорь Надолько считает, что все убийства Сергей Довженко совершал, чтобы отомстить за незаконное увольнение из органов милиции в 1997 году.
История

«мариупольского маньяка» началась пять лет назад, когда двукратный вице-чемпион Украины по боксу Сергей Довженко устроился охранником в частную фирму «Цитадель». В начале 1997 года Довженко уволился из фирмы и пришел работать оперуполномоченным в угрозыск Приморского райодтела милиции. А в июле был убит охранник «Цитадели» и похищены из кассы 5 тысяч гривен. Коллеги Довженко по службе заподозрили его. Табельный пистолет опера был отправлен на экспертизу, а самого Довженко посадили в СИЗО. Первая экспертиза доказала, что охранник фирмы был убит из пистолета Сергея Довженко. Но позже его брату, директору юридической фирмы Мариуполя, удалось доказать невиновность бывшего милиционера.

Тем не менее, по словам самого Довженко, он решил мстить своим бывшим коллегам за унижение, и решил совершать зверские убийства в тех районах города, где они несли службу.

17 апреля 1999 года в Мариуполе впервые проявился так называемый атипичный (с пятью нарезами), пистолет, из которого была убита 55-летняя Валентина Гладилина, торговавшая на городском рынке парфюмерией. У нее пропала сумка с крупной суммой денег. В июле из этого оружия застрелили капитана милиции Кокина, его жену и тяжело ранили мать погибшей женщины. Жертвы убийцы занимались скупкой-продажей валюты.

По версии следствия, после этих убийств Сергей Довженко придумал схему поиска жертв. Это были случайные жители Мариуполя, дававшие объявления в газете о продаже ценных вещей. Довженко сохранял свой почерк – делал один смертельный выстрел в голову из одного и того же пистолета.

10 сентября в своей квартире находят мертвыми мать и сына Шевченко, продававших через объявление в газете видеокамеру. 13 декабря 1999 года в своей квартире были найдены отец и сын Вакуленко, которые дали объявление о продаже компьютера.

Дважды атипичный пистолет применяли в 2000 году — четверо погибших, из них трое сотрудников милиции. В 2001 году Сергея Довженко стал шантажировать бывший сотрудник милиции Бондаренко, изготовивший для него пистолет. Однако Бондаренко был арестован, и Сергей Довженко проник в квартиру его матери, думая, что ей что-либо известно о нем. Чтобы отвлечь внимание милиции, он ограбил соседей женщины — бабушку и внучку Ивановых. Из квартиры Ивановых пропали 3 тысячи гривен, а также изделия из золота.

В последний раз Довженко вышел на дело 17 мая 2002 года. Довженко прочитал в газете, что друзья Симович (гражданин Югославии) и Фролков собираются продавать ноутбук. Довженко убил обоих, а когда вышел на улицу, случайно столкнулся со своим бывшим коллегой по работе в РОВД. Довженко вернулся домой, а когда снова вышел на улицу, его арестовали.

В ходе следствия Сергей Довженко признался во всех преступлениях и рассказал, что 19 ноября 1998 года он убил владельца «Цитадели» Чекмака, когда тот вместе с другом, работником горисполкома Каримовым подъехал к дому. У подъезда их ожидала жена Чекмака. К ним подошел Довженко, одетый в милицейскую форму, и стал стрелять на поражение из помпового ружья. Оба мужчины были убиты на месте.

Выступая на суде, Довженко сказал: «Почти все убийства были совершены с одной целью — наказать тех, кто надо мной издевался. Я хотел наказать старших». В зале суда стало известно, что защищать серийного убийцу хотел бы его брат Валерий Довженко. Однако судьи отказали ему в этом праве.

Настоящая «банда Хромого» на свободе — адвокат

В Донецке незаметно продолжается процесс по делу «банды Хромого», которой в разное время приписывали до 20 самых громких ограблений, в том числе — совершенных в других областях страны. В обвинении, которое рассматривается в Киевском райсуде Донецка — 10 вооруженных налетов на банки и обменники в Донецке, двое убитых, трое раненых. Все эти преступления инкриминируют одному человеку — 44-летнему гражданину России Андрею Поршнёву.

О «белых пятнах» в громком уголовном деле в интервью Gazeta.ua рассказал адвокат подсудимого Валерий Довженко.

— Ваш подзащитный Андрей Поршнёв настаивает, что не виновен?

— Ни по одному эпизоду не виноват. По 2 эпизодам достоверно установлено, что в момент совершения приписываемых преступлений он находился в России. У нас есть документальные доказательства того, что Поршнев был похищен, когда находился на территории России, по месту проживания — в Краснодаре, и был незаконно переправлен на территорию Украины. Его похитили совместно работники милиции Украины и России. Формальной причиной было мелкое хулиганство. На него распространяется международная конвенция, в соответствии с которой он мог быть доставлен в Украину только с разрешения Генпрокуратуры России и экстрадирован. И обвинение ему может быть предъявлено только по тем уголовным статьям, на которые дала разрешение Генпрокуратура России. Все процессуальные действия, которые с ним проводились и проводятся, весь этот процесс он является не законным. Поршнёв и сейчас здесь находится незаконно, и мы это докажем.

— Что это за собой влечет?

— Признание всех его показаний, полученных в Донецке, не действительными, так как эти признания добыты незаконным путем. Его привезли и заставили написать явку с повинной. Причем, под видом, что он сам попросил сотрудников милиции России отпустить его, чтобы он приехал сюда и написал тут явку с повинной. По версии следствия, он приехал сюда сам.

— Чтобы снять камень с души?

— Якобы да. Причем, обычно ездил из России в Украину поездом, а тут поехал на машине. Доехал до границы, а когда пересек ее, нанял такси за 400 гривен, чтобы таксист его привез прямо к городскому управлению милиции Донецка. Где Поршнев сразу же начал писать явку с повиной.

— Почему его заподозрили в ограблении банков?

— У следствия был главный подозреваемый Стеценко, а Поршнев просто знакомый погибшего Стеценко — первый, кто с ним общался. Когда он был задержан в России, в это время он еще не знал о смерти Стеценко. В Донецке Поршневу угрожали, что арестуют его супругу (жительницу Донецка – Gazeta.ua) . Объясняли, что жена и дочь тоже являются соучастниками, ставили вопрос о возможности учиться для его дочери (ей больше 18 лет – Gazeta.ua). А физическое воздействие применяли еще на территории России. Там он по сути уже был сломлен и запуган, потом привезли сюда и сказали, что семья пострадает. И он признался.

— Кроме явки с повинной есть такое доказательство, как радиомаячок. Который замаскировали среди денег и который повел по следу преступников от места последнего ограбления в «Креди агриколь банке» до дома в спальном районе Донецка?

— По этому маячку они отследили только дом, в котором, как они утверждают, Стеценко снимал квартиру. Но кто там находился — в этой квартире? Опросили все квартиры и ничто это не дало — Стеценко в том доме не жил, его там не знали. Снимал ли там квартиру Стеценко – спросить некого, поскольку он умер. Это доказательством не считаю. По делу проведено больше 50 экспертиз, которыми установлено, что в тех местах, где они якобы находились (в ограбленных банках – Gazeta.ua) отсутствуют следы как Поршнева, так и Стеценко, так и всех их близких родственников. Проводилась одорологическая экспертиза (экспертиза запаха) – и там их запахов нет. Проводилась ДНК-экспертиза. На гильзах обнаружены следы, но они не принадлежат ни Поршневу, ни Стеценко. Когда заряжается оружие патронами, патроны берутся пальцами и остаются пото-жировые выделения. Экспертиза установила, что на них есть следы как минимум от 3 человек. Но эти следы не принадлежат ни Стеценко, ни Поршневу, ни их родственникам. Проверяли всех родственников, всех знакомых.

— Правда ли, что следователи не нашли ни гривны из тех денег, которые были вынесены из банков, ни одного ствола, из которого стреляли в посетителей банков?

— Не нашли. И я вам больше скажу: если бы Поршнев знал, где находится оружие или знал где деньги, давно бы уже эти деньги они нашли. Но я думаю, что Поршнев никакого отношения к этому делу не имеет. И Стеценко тоже. Такого же мнения придерживается его представитель.

— Вы думаете, Поршнев и Стеценко вообще не причастны к банковским налетам? Никоим образом?

— Я думаю, что поскольку дело является таким резонансным, оно автоматически стало политическим. Работникам милиции было дано задание, по которому нужно было отчитаться. Нужно было объявить населению Украины, что с бандой покончено и можно не бояться. Это имеет большое политическое значение, а там где политика, там никакой закон не работает.

— В чем политика?

— Успокоить население. Чтобы не боялись тут жить, ходить в банки. Это мое личное мнение.

— А то, что с гибелью Стеценко и посадкой Поршнева прекратились громкие банковские ограбления – это совпадение?

— А с чего вы взяли, что они прекратились. Давайте начнем с того, что ограбления совершались с частотой раз в год. В других городах происходят разбойные нападения на банки. И не факт, что еще в Донецке не повторятся.

— То есть – «банда Хромого» (условно говоря) – по-вашему, пребывает до сих пор на свободе?

— Поршнев это человек, который плохо воспринимает то, что ему говорят, плохо запоминает. Этого человека невозможно подготовить к нападению.

— Не преступник виртуоз? Вы бы его «на дело» не брали?

— Да. Он очень опасный человек для таких дел. Не хочу его обидеть, но он все сломает.

— Верно ли, что ни Поршнев, ни Стеценко не имели хромоты и иных дефектов походки?

— Не имели. И мне кажется, что эта история «про Хромого» — это предположение оперативников, которое было поддержано СМИ, а фактически таких особенностей походки. Их не было у грабителей. Мне кажется, что по одному видеоизображению нельзя судить о походке членов банды.

— А что являлось бы с вашей точки зрения неопровержимым доказательством?

— Когда человек, давая признательные показания, показывает орудия преступления и похищенные деньги — это практически стопроцентно доказывает его причастность. Но Поршнев говорил работникам милиции только то, что им уже было известно и ничего сверх этого.

— Как же следствие вышло из положения – как поясняет, что, чистосердечно признавшись, Поршнев ничего не пояснил ни по деньгам, ни по автоматам?

— Они обошли это следующим образом: Поршнев был просто исполнителем, а Стеценко организовывал и подготавливал ограбления. При этом не написано — как он снабжал оружием и прочим необходимым для ограблений имуществом – где брал? И неизвестно где он брал информацию о банках. В материалах дела нет наводчика. А в таких делах нужна очень серьезная информация. О количестве и месторасположении людей, особенностях охраны, местоположении денежных средств. Если этого не знать, любое нападение обречено. Оно будет зависеть от ряда случайностей. Умные люди на это не идут, а дураки не грабят банки.

— И не ходят пешком от банка к банку? Ведь это выглядит как абсурд.

— Мне Поршнев рассказывал про этот абсурд, что даже один из его конвоиров ему говорил, что этого не может быть. В тот день, когда они ограбили 2 банка (11 ноября 2009 года банда совершила 2 налета в центре Донецка с интервалом в 15 минут — Gazeta.ua) этот работник МВД выезжал на ограбление и помнит маршрут, по которому он ехал. И говорит, что там не могли идти грабители — из одного банка в другой. Мы бы, говорит, с ними тогда столкнулись.

— На что опирается следствие?

— Единственное их доказательство – это следующее. Когда Поршнев уже был задержан, находился в следственном изоляторе, было проведено оперативно-розыскное мероприятие. В камере записывали его разговоры с сокамерниками. И когда сокамерники расспрашивали его — совершал ли он эти преступления или нет, он то ли для бахвальства, то ли для авторитета, в общих чертах описал то, что и так все знают. Ничего конкретного.

— То, что в газетах было?

— Ну да.. (смеется – Gazeta.ua). Тем более, не предоставлено данных о заведении оперативно-розыскного дела по данному факту, эти данные не рассекретили. А я всегда к таким протоколам отношусь с подозрением.

— Зачем же он хвалился сокамерникам?

— Представьте, человек впервые находится в следственном изоляторе, без какой-либо поддержки из внешнего мира. Семью запугали, им страшно, никто ему даже передачи не передает. А он попадает с такими статьями в следственный изолятор, где люди с такими статьями уважаемы. И он ради хотя бы того, чтоб ему помогали – морально, или как-то по другом помогали, мог это сказать. Может быть, и я бы на его месте так поступил. Там в записи видно, что идет провокация, а не просто вдруг Поршнев решил поделиться, и он не рассказывает подробности, а отвечает на вопросы.

— Ваша цель — оправдание?

— По данной категории дел, которые я считаю политически-мотивированными, цель создать достаточную базу доказательств для того, чтобы их в дальнейшем предоставить в Европейский суд по правам человека. Потому что к политическим делам право никакого отношения не имеет. И Поршнёв все равно будет осужден, вне заивисимости от доказанности его вины.

Напомним, по версии обвинения, «банда Хромого» состояла из 2 человек. Просуществовала около 4,5лет. Общая сумма награбленного составила 4,6 млн грн. Главарь банды, которого в милиции называли Хромым — 44-летний Игорь Стеценко погиб 6 января 2012 года, ночью попал под поезд. После этого в МВД заявили, что «банда Хромого» прекратила свое существование. На один налет грабители тратили не больше 2 минут, иногда – меньше минуты. Передвигались по городу на маршрутках и пешком. Применяли автомат Калашникова и другое оружие. В результате ограблений погибли 25-летний охранник Александр Федорук и 36-летний клиент банка Александр Фрик. Еще трое посетителей банков были ранены. Россиянину Андрею Поршнёву, которого в этом обвиняют, грозит пожизненное заключение.

В Мариуполе мать, родившую дочку в СИЗО, признали невиновной (ФОТО)

Свое первое Рождество малышка Вероника встретит дома

В конце декабря Жовтневый суд Мариуполя признал невиновной Маргариту, которая, находясь в заключении, родила дочь. Спустя семь месяцев, проведенных в СИЗО в пос. Каменск в качестве подследственной по делу об умышленном убийстве, молодая женщина вышла на свободу.

Как сообщил 0629 заместитель начальника Мариупольского следственного изолятора Павел Краморов, благодаря усилиям адвоката Каменюк Людмилы, которая защищала подозреваемую бесплатно, обвинения в убийстве с Маргариты были сняты. «Установлен настоящий убийца, а Рита признана виновной в совершении преступления по ст.396ч.1 УК Украины (заранее не обещанное укрывательство преступления — прим. авт.). Суд признал возможным освободить Риту от уголовной ответственности по амнистии и прекратить дело в отношении нее», — рассказал он.

Напомним, что 7 июня в Донецком СИЗО Маргарита родила дочь. Сюда женщину доставили из Мариуполя на обследование на девятом месяце беременности. Девочку назвали Вероникой. В пятимесячном возрасте малышку крестили на территории Мариупольского СИЗО. Специально для этого в следственный изолятор приезжал отец Николай из Свято-Троицкого храма при горбольнице №2.

«Во время пребывания в Мариупольском СИЗО для Риты и ее новорожденной дочери были созданы нормальные бытовые условия, предоставлены необходимые вещи и принадлежности», — отметил Павел Краморов. Так, в частности, специально для Маргариты и Вероники отремонтировали комнату, оборудованную двумя кроватями, манежем, коляской, столом и телевизором.

Стоит сказать, что родственники Маргариты помощи не оказывали — в мае прошлого года женщина поступила в СИЗО в одном платье и за время заключения она не получила от родственников ни одной посылки или передачи. Помощь ей оказывали исключительно в СИЗО, администрация которого, также помогла новоиспеченной маме оформить все необходимые документы для получения помощи при рождении ребенка.

После освобождения Маргарита увезла домой 9000 грн. и несколько сумок детских вещей на первое время. Теперь эти средства и вещи помогут ей не только в обеспечении Вероники, но и двух других детей, которые все это время ждали ее дома, и воспитанием которых она занималась одна. При этом помощь от государства на первых двух детей она не получала.

К слову, завтра малышке Веронике исполнится 7 месяцев и свое первое Рождество она проведет на свободе вместе с мамой.

Убив двоюродного брата мариупольского журналиста, сергей довженко пришел в редакцию, чтобы выразить ему соболезнование

Не исключено, что во время этого визита бывший милиционер хотел выведать у корреспондента информацию о ходе следствия

Как мы уже сообщали, на первом же заседании суда бывший мариупольский милиционер, обвиняемый в 19 убийствах, заявил ходатайство выездной коллегии Апелляционного суда Донецкой области о привлечении в качестве свидетелей психолога (к которому он ранее обращался) и журналиста мариупольской газеты «Приазовский рабочий» Виктора Сухорукова. Подсудимый утверждает, что публикация этого журналиста подтолкнула его к совершению ряда убийств.

Связавшись с мариупольским журналистом, мы узнали, что коллега возмущен тем, что лишен возможности освещать этот судебный процесс. И не только этим

Обвиняемый заявил, что его шантажировали

— Заявления Сергея Довженко о том, что якобы из-за моих публикаций он подвергся шантажу и вынужден был пойти на еще ряд убийств, безосновательны, — сказал корреспондент мариупольской газеты «Приазовский рабочий» Виктор Сухоруков и предоставил собкору «ФАКТОВ» свои публикации.

Напомним, что обвиняемый Довженко в зале суда настаивал на том, что неработающий Виталий Шемяков, который продал ему пистолет, после публикации Виктора Сухорукова понял, что убийства были совершены именно из этого оружия, так как журналист описал его характерные особенности. Довженко утверждал, что Шемяков неоднократно вымогал у него деньги за недонесение в милицию. И Сергей ему якобы платил — от 100 до 200 долларов. Но, когда цена молчания поднялась до тысячи долларов, решил положить конец шантажу — летом 2001 года он убил Шемякова.

Позже Довженко расправился и с матерью Шемякова, Клавдией Бондаренко, которая стала выяснять, кто же на самом деле убил ее сына. Дело в том, что по подозрению в совершении этого преступления был задержан другой человек. А соседи Клавдии Бондаренко — бабушка Галина и ее 12-летняя внучка Таня, по словам Довженко, были убиты как свидетели. Довженко пояснил, что в момент его выхода из квартиры матери Шемякова соседка как раз выносила мусорное ведро. Сергей припугнул ее пистолетом, но женщина, на свою беду, оказалась не робкого десятка и стала отмахиваться ведром. Довженко утверждает, будто стреляя в Галину Ивановну, он еще не знал, что в квартире находится ее внучка. Найденные в квартире Ивановых четыре тысячи долларов, отложенные на покупку автомобиля (»бескорыстный» Довженко обыскал их жилье, якобы для того, чтобы было похоже на ограбление) убийца в тот же вечер проиграл в казино.

Следствие квалифицировало это убийство как преступление в корыстных целях. Об этом же писал в своем материале Виктор Сухоруков. Журналист также предположил, ссылаясь на компетентные источники, что серия убийств в городе связана между собой.

« Связь между этими убийствами существует. Уже есть официальное заключение о том, что убийство Гладилиной и убийства Кокиных были совершены с применением одного и того же оружия. О какой-то конкретике я пока говорить не имею права. Скажу лишь, что есть все основания считать, что эти убийства будут раскрыты, а преступники — изобличены и привлечены к ответственности», — сказал, отвечая на вопросы журналиста, тогдашний начальник отдела по борьбе с организованной преступностью (ОБОП) Мариуполя подполковник Петр Левченко — в интервью, данном «Приазовскому рабочему» 27 июня 1999 года.

Впервые публикация Виктора Сухорукова о Довженко с указанием особенностей его оружия появилась только в мае 2002 года, после того, как его задержали и назвали его имя правоохранителям.

Первый визит в редакцию Довженко нанес четыре года назад

— 13 марта 1998 года в мой кабинет вошел невысокий симпатичный молодой человек с короткой стрижкой и представился: «Я тот самый Сергей Довженко, которого обвиняли в убийстве. Теперь с меня полностью снято это обвинение!» — вспоминает Виктор Сухоруков.

Довженко показался журналисту трезвомыслящим, прагматичным и умным молодым человеком. Он рассказал Сухорукову о том, что был когда-то двукратным вице-чемпионом Украины по боксу. В милиции его карьера складывалась поначалу успешно: всего за два года дорос с сержанта до лейтенанта.

Визит в редакцию Довженко нанес сразу же после освобождения из-под стражи. Впервые он был задержан по подозрению в убийстве охранника мариупольской фирмы «Цитадель» 18 июня 1997 года.

«Пришедший утром на смену охранник фирмы «Цитадель», обнаружил своего товарища (28-летнего преподавателя физкультуры коммерческого техникума Сергея Митченко, — он подрабатывал охранником) мертвым — в луже крови. Следственно-оперативная группа установила, что убитый был в упор застрелен несколькими выстрелами из пистолета Макарова (помимо стреляных гильз на месте преступления изъяли и оброненные в спешке патроны калибра 9 мм). По заключению судмедэкспертизы, смерть Сергея наступила от выстрела в сердце, так что дополнительный (в голову) выстрел можно считать профессионально-контрольным. Столь же профессионально преступник (или преступники) застрелили охраняющих двор служебных собак. В ночь убийства из ящика стола бухгалтера «Цитадели» были похищена крупная сумма денег, поступившая от торговцев рынка «Застава»», — так описал преступление в своей публикации Виктор Сухоруков. Как видим, никаких узнаваемых деталей о самом пистолете нет.

Позже журналист написал о том, что обвинение в этом преступлении было предъявлено «работнику Приморского отдела УМВД оперуполномоченному уголовного розыска лейтенанту милиции». Фамилия не указывалась.

Тем не менее, летом 1998 года Довженко, выйдя на свободу после полугодового содержания в следственном изоляторе (обвинение в убийстве охранника «Цитадели» с него было снято во время следствия), подал в суд иск на редакцию и журналиста о возмещении морального ущерба. Истец заявил, что указанная выше публикация в «Приазовском рабочем» принесла ему нравственные страдания. После нескольких месяцев тщательного разбирательства судья отказал Довженко в удовлетворении иска, на том основании, что публикация имевшего место и документально подтвержденного факта не может быть ни лживым измышлением, ни сознательной клеветой.

«Привлекать журналиста к ответственности нет оснований»

Однако, это не самые горькие воспоминания Виктора Сухорукова, связанные с обвиняемым Сергеем Довженко. 19 ноября 1998 года Довженко застрелил, кроме главы фирмы «Цитадель» Владимира Чекмака — члена областного совета по вопросам специальных экономических зон и специального режима инвестирования от Мариуполя, еще и двоюродного брата журналиста — члена Мариупольского горисполкома, возглавлявшего избирательную комиссию по выборам местного городского головы Игоря Каримова.

— Главу фирмы «Цитадель» «мститель» убивал целенаправленно. А мой двоюродный брат оказался в тот вечер вместе с Чекмаком в его машине, — вспоминает Виктор Сухоруков. — Они вместе ужинали. Чекмак собирался отвезти его домой, но сначала заехал к себе по какой-то срочной надобности. Когда машина подъехала к дому Чекмака, человек в милицейской форме открыл по пассажирам огонь.

В салоне машины Владимира Чекмака находился также заместитель главы фирмы «Цитадель» Сергей Шатуров. Он был тяжело ранен, но остался жив. Ранение в ногу получил и водитель Любичев. Сергей Довженко — бывший сотрудник фирмы «Цитадель» — признал, что совершил это убийство, и заявил суду, что водителя убивать не собирался. Чекмаку, мол, мстил за то, что тот во время следствия по убийству охранника Митченко свидетельствовал против него.

Через несколько дней после этого «расстрела» Довженко зашел поговорить о своих делах в редакцию — повод в этом визите четко не просматривался, но не исключено, что бывший опер хотел выведать у журналиста информацию о ходе следствия.

— При встрече в редакции он выразил мне соболезнование по поводу гибели моего родственника, — рассказал Сухоруков.

Виктор Сухорукова также поведал «ФАКТАМ», каким образом в свое время следствие по делу об ограблении «Цитадели» и убийству охранника вышло на Довженко — проверили версию о возможной причастности к преступлению нынешних либо бывших работников фирмы. И выяснилось, что пару лет назад один из охранников фирмы был уволен после конфликта с руководством «Цитадели» и устроился в милицию, подделав трудовую книжку. Кадровые инструкции МВД категорически запрещают принимать на работу в милицию людей, работавших в охране коммерческих фирм. У Довженко в трудовой книжке три года дежурств в «Цитадели» были отражены как «работа электросварщика в тресте «Донбассантехмонтаж».

Уже через месяц после того, как в мае прошлого года Довженко был арестован по обвинению в том, что именно он застрелил 19 мариупольцев, журналиста Сухорукова вызвали на беседу в прокуратуру.

— Оказалось, что старший брат Сергея Довженко Валерий — адвокат (он даже собирался защищать Сергея, но суд отклонил его кандидатуру, так как он проходил по делу в качестве свидетеля. — Авт. ), направил в Генеральную прокуратуру Украины жалобу с требованием привлечь меня к ответственности за публикации о Довженко, — рассказывает Виктор Сухоруков. — Пришлось писать официальные объяснения, беседовать со следователем. Но в итоге прокуратура приняла решение о том, что нет причин привлекать меня к ответственности, так как мои публикации (затребованные и изученные прокуратурой) не содержат ничего предосудительного с точки зрения закона. Кстати, о том, что расстрел Чекмака был совершен человеком в милицейской форме, наше издание писало, используя информацию официальных источников. По просьбе правоохранителей был обнародован даже фоторобот подозреваемого.

Прошлым летом Сухорукова вызвал руководитель следственно-оперативной группы по «делу Довженко». Он ознакомил журналиста с ходатайством обвиняемого, который требовал привлечь Сухорукова в качестве свидетеля, допросить его, изъять у него написанные Довженко заявления и приобщить их к делу. На проходящих ныне слушаниях Довженко снова повторил свое ходатайство, которое ранее было отклонено следствием.

Напомним, что по своей инициативе журналист написал подробнейшее объяснение на имя прокурора области обо всех деталях знакомства с обвиняемым, а также добровольно передал следствию оригиналы тех самых заявлений Довженко. По мнению журналиста Сухорукова, вряд ли Довженко не знал об этом факте.

В Жовтневом суде слушается дело об убийстве в ночном клубе «Арка»

В Жовтневом районном суде началось слушание дела по обвинению двоих молодых людей в совершении преступлений, предусмотренных несколькими статьями Уголовного кодекса: «Умышленное убийство, совершенное из хулиганских побуждений группой лиц по предварительному сговору…», «Покушение на умышленное убийство двух и более лиц из хулиганских побуждений и по предварительному сговору…» и «Незаконное обращение с оружием».

Напомним, что кровавые события в ночном клубе «Арка» произошли 2 декабря. Около полуночи в клуб вошли двое молодых людей, затеяли с охраной скандал, который перерос в драку. Когда охранники вышвырнули посетителей на улицу, они вернулись через несколько минут с пистолетом и открыли стрельбу, в результате которой 20-летний молодой человек получил ранение бедра, а 22-летний посетитель клуба – ранение в грудь, от которого вскоре скончался в больнице. В ту же ночь стрелявшие были задержаны милицией, а суд вынес постановление об их аресте.

Смерть молодого человека от ранения в ночном клубе всколыхнула Мариуполь. Дело получило широкий общественный резонанс и обсуждалось городскими властями. Погибшего Северина Кравченко похоронили при большом стечении народа, а возле здания городской прокуратуры прошел митинг, на котором собравшиеся требовали, чтобы убийцы были наказаны по всей строгости закона. Хотя именно в этом случае милиция и прокуратура сработали безупречно, и им не за что было предъявлять претензии.

Все это редакция «Приазовского рабочего» подробно публиковала в газете. Во время досудебного следствия редакция не имела права назвать имена задержанных и обвиняемых лиц, но сейчас дело передано в суд, процесс проходит открыто и имена «действующих лиц» уже можно называть.

Подсудимые — это 21-летние Эльдар Гатамов и Эльмир Исмаилов. Их дело рассматривает судейская коллегия в составе судей Павла Папаценко и Елизаветы Икорской под председательством Олега Соловьева. Обвинение поддерживает прокурор Елена Ким. Защитники подсудимых – Олег Чебаненко и Андрей Юдин. Еще один участник процесса – адвокат Валерий Довженко, представляющий интересы потерпевшей стороны: раненого Всеволода и матери погибшего Северина – Галины Михайловны. Мама погибшего молодого человека отказалась от требования компенсации ей морального вреда за смерть сына, сообщив корреспонденту «ПР», что ей не нужны деньги от убийц сына: «Лишь бы их наказали по закону!».

Подсудимые доставляются в суд под усиленным конвоем, и в зале присутствует много родственников и знакомых подсудимых. Обвиняемые ведут себя спокойно, особого раскаяния за содеянное у них не заметно, за что председательствующий на суде даже сделал им замечание.

Практически все заседание было посвящено допросу потерпевшего Всеволода, который получил ранение в ногу. Стали выясняться интересные вещи. Оказалось, что этот молодой человек всего второй вечер дежурил в ночном клубе в качестве стажера. На работу в клуб его никто официально не принимал, а если кто и принимал – он не говорит. Просто пришел вечером поработать вместе со знакомыми охранниками. (Кстати, то, что охранники клуба работали в нем без всякого оформления в нарушение трудового законодательства, озаботило прокуратуру, и сейчас по этому поводу возбуждено уголовное дело и ведется следствие — об этом также сообщал «ПР»).

Около полуночи 2 декабря в клуб зашли Гатамов и Исмаилов и, не оплачивая вход, прошли в зал. Охранники силой выдворили их на улицу, и, естественно, все это происходило с применением непарламентских выражений. Через несколько минут в клуб прибыли еще трое молодых людей, выполнявших функции охраны, но кто их вызвал – пока неясно. А еще через 3-5 минут в клуб вернулись Гатамов и Исмаилов, Гатамов выхватил из кармана пистолет и стал стрелять в вестибюле. Он трижды выстрелил во Всеволода, попав один раз в ногу. Сзади на него бросился Северин Кравченко, который был знаком с Всеволодом, а на Кравченко набросился Исмаилов. Все упали, завязалась борьба за пистолет, прозвучало еще несколько выстрелов. Затем Гатамов и Исмаилов бежали, прихватив пистолет, а Северин остался лежать на полу…

В своих первых показаниях, данных в больнице 3 декабря, Всеволод сообщил, что видел, как Гатамов выстрелил в грудь Кравченко, но в суде несколько изменил свои показания, заявив, что был в шоковом состоянии, выстрелы слышал, но кто стрелял в Кравченко, не видел. На процессе были продемонстрированы записи с нескольких камер наблюдения, установленных в ночном клубе и возле него, на которых видны элементы драки между охранниками и посетителями, но самого факта выстрела в Кравченко на записях нет. Надо заметить, что судьи очень внимательно изучают эти видеозаписи, и некоторые эпизоды рассматривали покадрово.

Защита подсудимых выступила с ходатайством об изменении им меры пресечения с ареста на более мягкую, мотивируя это тем, что все доказательства произошедшего уже собраны и подсудимые никуда не денутся. Но судейская коллегия своим отдельным решением про-длила им срок содержания под арестом до 28 июня. Следующие заседания суда назначены на конец мая – середину июня, и редакция «Приазовского рабочего» еще вернется к этой теме.