Источники гражданского права японии

Рубрики Вопрос юристу

Источники японского права

Японское феодальное право развивалось под сильным влиянием китайского. Для раннесредневекового права Японии характерно повсеместное распространение норм обычного права, которые действовали в общинах или в складывающихся сословных группах. Первые записи правовых норм в Конституции Сетоку-Тайси 604 г. носили характер наставлений, моральных заветов правителей своим чиновникам.

Введение надельной системы в VII в., строгое деление общества на ранги привело к появлению законодательных документов, получивших название «кодекс». Кодексы содержали нормы, регулирующие поземельные отношения, обязанности и привилегии различных групп и представителей титулованного и ранжированного чиновничества, нормы уголовного и административного права, хотя между ними четкие различия провести было очень трудно.

Первым кодексом был кодекс «Тайхоре». В нем отсутствовало деление права на частное и публичное. Вещные, брачно-семейные, наследственные отношения приобретают публично-правовой характер, регулируются нормами уголовного и административного права. Широко было представлено текущее нормотворчество императора в виде указов и постановлений. Указы имели более самостоятельный характер, а постановления издавались в развитие административных и уголовных законов как их практическое осмысление. Указы объединялись в сборники (Сборник постановлений годов Энги 927 г.). Со временем указы стали оттеснять кодексы на второй план.

Японский феодальный свод «Ста законов» (1 742 г.) заключал в себе основные нормы гражданского, уголовного и процессуального права без сколько-нибудь определенного разграничения. Пользоваться сводом могли одни только специально приставленные к нему чиновники (3 человека). Считалось, что законы, особенно уголовные, должны сохраняться в тайне.

Государственной идеологией было конфуцианство: из него черпали нормы права, нравственности и религии. Подчинение вассала сюзерену, жены — мужу, детей — родителям было доведено до крайней меры.

В феодальной Японии не существовало ни юристов, ни юридической науки. В раннесредневековом японском праве не сформировалось четкого деления вещей на движимые и недвижимые, однако предусматривался особый статус найденной вещи.

В средневековом праве Японии не сложилось четкого представления об обязательстве в юридическом смысле слова. Для внутренней и внешней торговли был введен обширный перечень запретительных мер. Жесткому контролю государства подверглась торговля на рынках. Японскому праву были известны договоры частного и казенного займа зерна, денег, в том числе и процентного. Не разрешались самовольные сделки, в том числе и договор займа рядовых членов двора.

В японских кодексах относительно подробно был разработан институт наследования по закону. В наследственную массу входили холопы (т. е. зависимые люди, но не входящие в категорию кланового «подлого люда»), поля, строения, другое имущество. В нее же входило приданое жены умершего главы семьи.

В праве Японии были отражены порядки патриархальной семьи. Действовал своеобразный кастовый принцип. В японском праве проявилась относительная терпимость к незаконнорожденным детям и детям, родители которых были не равны по своему социальному статусу.

Источники гражданского права японии

Гражданское и торговое право Японии сформировалось под влиянием национальных обычаев, китайского, «конти­нентального» (французского и германского) и англо-аме­риканского права. По мнению некоторых авторов, «несмо­тря на модернизацию японского права во второй половине XIX столетия по образцу стран континентальной Европы (прежде всего, Франции и Германии) и влияние англо-­американских идей после 1945 г., японская правовая действительность по-прежнему несравнима с европейской и американской; при применении законов играют свою роль чуждые нам особенности восточно-азиатского мышления». Гражданское право Японии в своих основных чертах име­ет много общего с гражданским правом других государств. Различия касаются отдельных технико-юриди­ческих подробностей и относятся к тому, что можно назвать формой формы.

Действующий Японский гражданский кодекс 1898 г. (ЯГК) был создан и усовершенствован под влиянием ГГУ, он построен по пандектной системе и наряду с общими положениями содержит нормы о субъектах гражданского права — физических и юридических лицах, вещном праве, обязательственном, семейном и наследственном праве.

Пандекты — это средневековое название одной из частей кодификации Юстиниана, которая в Риме называлась дегеста — сборник изречений пяти наиболее известных римских юристов, которые были построены по определенной системе (принципу). Суть: есть общая часть (распространяется на все остальные разделы кодекса, на все остальные правоотношения) и есть особенная часть (каждый раздел этой части касается отдельного конкретного правоотношения).

По пандектной системе строится и ГК РФ, т.к. на российское право очень сильное влияние оказало германское право. В конце XIX в., когда в России параллельно с Германией шла разработка ГК, в основу российского ГК была положена пандектная система, которая сохранилась и в кодексе 1924 (существовал до 1961 г.) А сейчас стала традиционной.

Ис­точником торгового права Японии служит Торговый кодекс 1899 г. (ЯТК), построенный по образцу Германского тор­гового уложения. ЯТК регламентирует, в частности, мно­гие положения, связанные с ценными бумагами, правовым статусом юридических лиц (прежде всего торговых това­риществ). Отдельными законами регулируются вопросы патентного и авторского права. Германское право (ныне право ФРГ) продолжает оказывать влияние на японское частное право, что нетрудно проследить на примере патент­ного законодательства и в целом законодательства об охра­не промышленных прав. Влияние англо-американского права проявилось в законе о доверительной собственности (1923 г.), акционерном законодательстве (1951 г.) и анти­трестовском законе (1947—1953 гг.).

Источники гражданского и торгового права Японии

Гражданское и торговое право Японии сформировалось под влиянием национальных обычаев, китайского, «континентального» (французского и германского) и англо-американского права. По мнению некоторых авторов, «несмотря на модернизацию японского права во второй половине XIX столетия по образцу стран континентальной Европы (прежде всего Франции и Германии) и влияние англо-американских идей после 1945 г., японская правовая действительность по-прежнему несравнима с европейской и американской; при применении законов играют свою роль чуждые нам особенности восточноазиатского мышления»-. Думается, здесь есть преувеличение. Во всяком случае гражданское право Японии в своих основных чертах имеет много общего с гражданским нравом других государств. Это, естественно, вытекает из общих закономерностей соотношения правовой формы и содержания регулируемых отношений. Различия касаются отдельных технико-юридических подробностей и относятся к тому, что можно назвать формой формы.

Действующий Японский гражданский кодекс 1898 г. (ЯГК) был создан и усовершенствован под влиянием ГГУ, он построен по иандектной системе и наряду с общими положениями содержит нормы о субъектах гражданского права — физических и юридических лицах, вещном праве, обязательственном, семейном и наследственном праве. Источником торгового права Японии служит Торговый кодекс 1899 г. (ЯТК), построенный по образцу Германского торгового уложения. ЯТК регламентирует, в частности, многие положения, связанные с ценными бумагами, правовым статусом юридических лиц (прежде всего торговых товариществ). Отдельными законами регулируются вопросы патентного и авторского права. Германское право (ныне право ФРГ) продолжает оказывать влияние на японское частное право, что нетрудно проследить на примере патентного законодательства и в целом законодательства об охране промышленных прав. Влияние англо-американского права проявилось в законе о доверительной собственности (1923 г.), акционерном законодательстве (1951 г.) и антитрестовском законе (1947-1953 гг.).

О длительном всестороннем влиянии германского, а также французского и американского права на японское право подробно говорится в изданной Зситаро Китагавой и Карлом Ризенхубером в 2007 г. книге с характерным названием «Идентичность немецкого и японского гражданского права в сравнительном аспекте».

Тенденции развития источников (форм) гражданского и торгового права зарубежных стран. Право Европейского Союза, НАФТА и МЕРКОСУР

Наблюдаются «встречные» процессы развития форм права в различных правовых семьях. В странах романо-германского права усиливается роль судебной практики, в странах англо-американского права — статутного права. Например, ст. 1 ПИК (1907 г.) прямо предоставляет судьям право восполнять пробелы в законе. Усилению роли судебных решений в Германии способствовало обилие в ГГУ каучуковых понятий «доброй совести», «добрых нравов» и т.п. (§ 137, 242 и др.), а также многочисленных пробелов.

В современной ФРГ особенно велико значение решений Верховного суда. Кассационный суд Франции посредством толкования ст. 1384 ФГК установил новый принцип гражданско-правовой ответственности’. «Неудивительно, следовательно, современное утверждение о том, что право, содержащееся в кодексе, — это то, каким его сделали судьи. В том же духе можно сказать, что право, созданное судами, стало тем, что от него оставили статуты».

Примером усиления роли статутного права в странах общего права может служить Великобритания, другие страны Содружества Наций и США. Не случайно в этих странах в конце 1970-х гг. стали появляться такие работы, как «Общее право в эпоху закона», «Имея дело с законом» (США), «Статутное право» (Великобритания) или «Законодательство и общество в Австралии» (Австралия)’. В связи с этим американские юристы прямо говорят о проблеме «статутификации» общего права.

В Великобритании увеличение роли закона побуждает юристов вести поиски новых форм самих законов, их публикации, систематизации и даже кодификации, выработки «английской модели кодексов». В частности, планируется объединить принятые в 1970-е гг. законодательные акты о семье в единый кодекс. При этом следует учитывать, что кодификации в странах общего права заметно отличаются от классических кодексов стран романо-германского права: они направлены в основном на консолидацию имеющегося правового материала, а не на его реформу; имеют «открытый» характер, т.е. не претендуют на полноту регламентации и допускают свободное толкование судами их положений.

Важной тенденцией развития содержания источников зарубежного частного права является так называемая коммерциализация гражданского права, т.е. усиливающееся влияние торгового права на гражданское. Проявлением данной тенденции служит в первую очередь само расширение сферы действия торгового права: любые материальные и духовные блага в современных зарубежных странах могут стать предметом купли-продажи. И не случайно некоторые страны (например, Италия и Швейцария) отказались от торговых кодексов, перейдя на единые гражданские кодексы, регулирующие имущественные отношения и в хозяйственной области.

Строго говоря, частное (гражданское) право Швейцарской Конфедерации, сформировавшееся в процессе эволюции права отдельных кантонов, базируется на Швейцарском гражданском кодексе 1907 г. с последующими изменениями и дополнениями (ШГК), составной частью которого служит обязательственное право, интегрированное в ШГК в виде его пятой части, хотя и существовавшее изначально в качестве отдельного закона.

Тенденция к коммерциализации проявляется также в США, где (при отсутствии федерального гражданского кодекса и гражданских кодексов в большинстве штатов) применяются нормы Единообразного торгового кодекса во всех штатах (кроме Луизианы). Логическим завершением идеи коммерциализации являются многочисленные предложения об объединении гражданского и торгового права в единое частное право.

Современное гражданское и торговое право имеет ярко выраженную тенденцию к интернационализации и даже глобализации, являющейся следствием усиливающегося выхода за национальные границы процесса концентрации самого производства и капитала. Как отмечалось, массив национального законодательства многих стран нередко растет за счет актов, принимаемых на основе международных соглашений. Многие из этих соглашений (в том числе в области купли-продажи, транспорта, авторского, патентного и другого права) преследуют цель унификации частного права, приспособления его к нуждам экономической интеграции зарубежных стран.

Примером такой интеграции в настоящее время служит прежде всего Европейский Союз, в рамках которого создан единый внутренний рынок стран — участниц ЕС и протекают наиболее интенсивные процессы гармонизации и унификации частного права. В Европейском Союзе важную роль играют разработанные Комиссией по европейскому договорному праву Принципы европейского договорного права, применяемые в случае, если стороны согласились урегулировать договор «общими принципами права», «lex mercatoria» или иными подобными нормами. Более того, активно развивается идея создания Европейского гражданского кодекса.

Аналогичные интеграционные процессы протекают и в других регионах, примерами которых могут служить H АФТА и МЕРКОСУР. НАФТА — это Североамериканское соглашение о свободной торговле (North American Free Trade Agreement, NAFTA), подписанное между США, Канадой и Мексикой 17 декабря 1992 г. и вступившее в силу 1 января 1994 г. МЕРКОСУР — это Общий рынок юга (Mercado Comun del Sur — MERCOSUR).

Помимо международных соглашений в конкретных областях частного права, являющихся одной из наиболее эффективных форм интернационализации и унификации права, эти процессы протекают и в рамках отдельных регионов (Скандинавские страны, ЕС, страны Андского пакта и т.п.).

Например, по Римскому договору такие нормативные акты органов ЕЭС, как регламенты и директивы, изначально являлись обязательными для исполнения внутри каждой страны — члена ЕЭС и без какого-либо специального акта их инкорпорации либо имплементации в национальное законодательство.

Оценивая в целом рассмотренные тенденции, можно сказать, что они в основном касаются развития форм частного права, его источников и особенностей их применения. Однако и этот общий обзор позволяет сделать вывод, что многие тенденции развития гражданского и торгового права — это «цивилистически окрашенные» общие тенденции развития зарубежного права в целом. Так, усиление государственного вмешательства в частноправовую сферу выражается в выступлении государства в роли собственника национализированного имущества, патентообладателя или субъекта имущественной ответственности за вред. Государство все чаще играет роль стороны в сделках (в условиях научно-технической революции, прежде всего в контрактах на проведение исследований и разработок в военной, ядерной и космической областях).

Источники гражданского и торгового права зарубежных стран

Общая характеристика и роль компаративизма в изучении источников зарубежного гражданского и торгового права

В связи с анализом источников зарубежного гражданского и торгового права, как и вообще при изучении этого права в целом, может возникнуть вопрос о принципиальной выполнимости данной задачи. В самом деле, зарубежных стран много, и вследствие различий экономического, политического и культурного развития право каждой из них обладает большим своеобразием. Достаточно вспомнить хотя бы рецепцию римского частного права странами континентальной Европы, становление и развитие английского прецедентного нрава, взаимосвязь и взаимовлияние различных правовых систем, особенности права США, Японии, Испании и других стран. Скажем, испанский католицизм, восемь веков арабского владычества, последующая Реконкиста и даже великие географические открытия XV-XVI вв. до сих пор накладывают свой отпечаток не только на многие атрибуты материальной и духовной культуры этой страны, но и на ее право и правовые воззрения испанских юристов.

Конечно, представления о божественном происхождении права присущи многим зарубежным авторам, однако думается, нигде они так не сильны, как в Испании. Ничем, кроме как религиозным мистицизмом, идущим из глубины веков, нельзя объяснить и первоначальную формулу ст. 30 ГКИ, но которой ребенок считался рожденным и обладал гражданской правоспособностью, если имел человеческое тело и прожил 24 часа с момента отделения от материнского организма. Связь эпохи великих географических открытий с испанским частным правом проявляется не только в том сильном влиянии, которое ГКИ и ТКИ оказали на разработку гражданских и торговых кодексов ряда стран Латинской Америки, но и в возрастании пропаганды роли Испании как «праматери» латиноамериканских стран, в усилении в этой обстановке иберо-американских связей в изучении права.

Несмотря на своеобразие правовых систем, возможность обобщенной характеристики источников гражданского и торгового права многих стран обусловливается сходством их принципиальных черт: гражданское и торговое право прежде всего охраняет частную собственность, провозглашает равенство всех субъектов перед законом и имеет общие тенденции развития. Облегчает задачу и наличие определенных сравнительно-правовых исследований и классификаций правовых систем. Современная компаративистика выражается как в двусторонних, так и в многосторонних (универсальных) исследованиях. Примером такого рода исследований могут служить японские, германо-французские, германо-российские и в целом германо-европейские труды по проблемам гражданского права, права интеллектуальной собственности в России, Франции и Германии, а также по вопросам немецкого и всего европейского хозяйственного права. Одну из универсальных сравнительно-правовых классификаций правовых систем предложил известный французский компаративист Рене Давид. В своей выдержавшей много изданий книге «Большие правовые системы современности» он делит все правовые системы на четыре «семьи»: романо-германскую, англо-американскую, социалистическую и религиозно-традиционную».

Разумеется, словосочетание «англо-американское право» следует оценивать прежде всего в историческом контексте, не отождествляя источники современного гражданского и торгового нрава Великобритании и США. На это справедливо обращается внимание в новейшей юридической литературе».

Рассмотрим кратко основные источники гражданского и торгового права некоторых развитых стран, прежде всего стран так называемого «треугольника», т.е. стран Европы, входящих в Европейский Союз (ЕС) (Франции, ФРГ, Великобритании и др.), а также США и Японии. Право стран ЕС и США относятся соответственно к романо-германской (кроме Великобритании) и англо-американской семьям правовых систем. Право Японии типологически принадлежит к традиционным правовым системам. По ходу изложения будет использоваться законодательство, а также литература других стран: Испании, Италии, Австрии, Швейцарии, Скандинавских стран, отдельных развитых стран Азии, Африки, Латинской Америки и Австралии.

Основными источниками гражданского и торгового права в той или иной мере служат: 1) закон; 2) акты правительств и другие административные акты; 3) судебная практика (прецеденты); 4) обычаи; 5) международные соглашения. Некоторые из них уходят корнями в эпоху феодализма и даже рабовладельческого римского частного права. Различные источники играют неодинаковую роль в отдельных странах — в зависимости от исторически сложившихся условий и традиций. В странах романо-германской системы определяющее значение имеют статуты: законы, в первую очередь гражданские, торговые и иные кодексы, а в странах англо-американского (общего) права — судебные решения (прецеденты).

Разумеется, место законов в буквальном смысле слова в этих странах нередко занимают правительственные и иные административные акты исполнительных органов власти. Зарубежные авторы обычно не акцентируют на этом внимания. Например, в соответствии со ст. 1 ГКИ М. Альбаладехо относит к числу источников гражданского права лишь закон, обычай и общие (генеральные) принципы права. Торговый закон как основной источник торгового права называет и профессор Мануэль Бросета Понт в учебнике испанского торгового права. Между тем как в Испании, так и в других странах существует огромный массив делегированного законодательства.

Характерно представление зарубежных авторов и о роли судебных решений в странах романо-германской системы права. Испанские авторы (вслед за ГКИ) не называют решения судов в числе источников права. Однако известно, что Верховный суд Испании фактически формулирует в своих решениях обязательные правила поведения при условии, что он сам по крайней мере дважды им следовал.

Источники гражданского и торгового права Японии

Гражданское и торговое право Японии сформировалось под влиянием националь-

ных обычаев, китайского, «континентального» (французского и германского) и англо-

американского права. По мнению некоторых авторов, «несмотря на модернизацию япон-

ского права во второй половине XIX столетия по образцу стран континентальной Европы

(прежде всего Франции и Германии) и влияние англо-американских идей после 1945 г.

японская правовая действительность по-прежнему несравнима с европейской и американ-

ской; при применении законов играют свою роль чуждые нам особенности восточно-

азиатского мышления». Думается, здесь есть преувеличение. Во всяком случае граждан-

ское право Японии в своих основных чертах имеет много общего с гражданским пра-

вом других государств. Это, естественно, вытекает из общих закономерностей соотноше-

ния правовой формы и содержания регулируемых отношений. Различия касаются отдель-

ных технико-юридических подробностей и относятся к тому, что можно назвать формой

Действующий Японский гражданский кодекс (ЯГК) 1898 г. был создан и усовер-

шенствован под влиянием ГГУ, он построен по пандектной системе и наряду с общими

положениями содержит нормы о субъектах гражданского права – физических и юридиче-

ских лицах, вещном праве, обязательственном, семейном и наследственном праве. Источ-

ником торгового права Японии служит Торговый кодекс 1899 г., построенный по образцу

Германского торгового уложения. ЯТК регламентирует, в частности, многие положения,

связанные с ценными бумагами, правовым статусом юридических лиц (прежде всего тор-

говых товариществ). Отдельными законами регулируются вопросы патентного и автор-

ского права. Германское право (ныне право ФРГ) продолжает оказывать влияние на

японское частное право, что нетрудно проследить на примере патентного законодательст-

ва и в целом законодательства об охране промышленных прав. Влияние англо-амери-

канского права проявилось в Законе о доверительной собственности (1923 г.), акционер-

ном законодательстве (1951 г.) и антитрестовском законе (1947-1953 гг.).

Тенденции развития источников (форм) гражданского и

Торгового права

Наблюдаются «встречные» процессы развития форм права в различных правовых

семьях. В странах романо-германского права усиливается роль судебной практики,

в странах англо-американского права – статутного права. Например, ст. 1 ГК Швейцарии

(1907 г.) прямо предоставляет судьям право восполнять пробелы в законе. Усилению

роли судебных решений в Германии способствовало обилие в ГГУ каучуковых понятий

«доброй совести», «добрых нравов» и т. п. (§ 137, 242 и др.), а также многочисленных

В современной ФРГ особенно велико значение решений Верховного суда. Касса-

ционный суд Франции посредством толкования ст. 1384 ФГК установил новый принцип

гражданско-правовой ответственности. «Неудивительно, следовательно, современное

утверждение о том, что право, содержащееся в кодексе, – это то, каким его сделали су-

дьи. В том же духе можно сказать, что право, созданное судами, стало тем, что от него

Примером усиления роли статутного права в странах общего права может слу-

жить Англия, другие страны Содружества и США. Не случайно в этих странах в конце

70-х годов стали появляться такие работы, как «Общее право в эпоху закона», «Имея дело

с законом» (США), «Статутное право» (Великобритания) или «Законодательство и обще-

ство в Австралии». В этой связи американские юристы прямо говорят о проблеме «ста-

тутификации» общего права.

В Англии увеличение роли закона побуждает юристов вести поиски новых форм

самих законов, их публикации, систематизации и даже кодификации, выработки «англий-

ской модели кодексов». В частности, планируется объединить принятые в 70-е годы за-

конодательные акты о семье в единый кодекс. При этом следует учитывать, что кодифи-

кации в странах общего права заметно отличаются от классических кодексов стран рома-

но-германского права: они направлены в основном на консолидацию имеющегося право-

вого материала, а не на его реформу; имеют «открытый» характер, т. е. не претендуют на

полноту регламентации и допускают свободное толкование судами их положений.

Важной тенденцией развития содержания источников зарубежного частного права

является так называемая коммерсиализация гражданского права, т. е. усиливающееся

влияние торгового права на гражданское. Проявлением данной тенденции служит, в пер-

вую очередь, само расширение сферы действия торгового права: любые материальные и

духовные блага в современных западных странах могут стать предметом купли-продажи.

И неслучайно некоторые страны (например, Италия и Швейцария) отказались от торговых

кодексов, перейдя на единые гражданские кодексы, регулирующие имущественные отно-

шения и в хозяйственной области.

Тенденция к коммерсиализации проявляется также в США, где (при отсутствии

федерального ГК и ГК в большинстве штатов) применяются нормы Единообразного тор-

гового кодекса во всех штатах (кроме Луизианы). Логическим завершением идеи коммер-

сиализации являются многочисленные предложения об объединении гражданского и

торгового права в единое частное право.

Современное гражданское и торговое право имеет ярко выраженную тенденцию к

интернационализации, являющейся следствием усиливающегося выхода за националь-

ные границы процесса концентрации самого производства и капитала. Как уже отмеча-

лось, массив национального законодательства многих стран нередко растет за счет актов,

принимаемых на основе международных соглашений. Многие из этих соглашений (в том

числе в области купли-продажи, транспорта, авторского, патентного и другого права) пре-

следуют цель унификации частного права, приспособления его к нуждам западной эконо-

Помимо международных соглашений в конкретных областях частного права, яв-

ляющихся одной из наиболее эффективных форм интернационализации и унификации

права, эти процессы протекают и в рамках отдельных регионов (Скандинавские страны,

ЕС, страны Андского пакта5 и т. п.). Например, по Римскому договору такие нормативные

акты органов ЕЭС, как регламенты, являются обязательными для исполнения внутри каж-

дой страны – члена Общего рынка и без какого-либо специального акта их инкорпорации

в национальное законодательство.

Оценивая в целом рассмотренные тенденции, можно сказать, что они в основном

касаются развития формы частного права, его источников и особенностей их применения.

Однако и этот общий обзор позволяет сделать вывод, что многие тенденции развития гра-

жданского и торгового права – это «цивилистически окрашенные» общие тенденции раз-

вития зарубежного права в целом. Так, усиление государственного вмешательства в част-

но-правовую сферу выражается в выступлении государства в роли собственника национа-

лизированного имущества, патентообладателя или субъекта имущественной ответствен-

ности за вред. Государство все чаще играет роль стороны в сделках (в условиях НТР пре-

жде всего в контрактах на проведение исследований и разработок в военной, ядерной и

Дата добавления: 2016-11-28 ; просмотров: 571 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ