Франчайзинг 54 гк рф

Рубрики Вопрос юристу

Франшиза и договор коммерческой концессии в Гражданском кодексе РФ

В странах с развитой рыночной экономикой в последнее время значительно
возросла продажа товаров и услуг на условиях франшизы (льгот, привилегий).
Указанную разновидность договорнообязательственных отношений, именуемую также
«франчайзингом», рассматривают как наиболее прогрессивную систему организации
бизнеса и этики деловых отношений.
По определению экспертов ВОИС, франшиза — договор, по которому одно лицо
(правообладатель), имеющее разработанную систему ведения определенной деятельности,
разрешает другому лицу использовать эту систему согласно требованиям владельца
франшизы в обмен на вознаграждение.
По договору франшизы правообладатель (франчайзер) предоставляет пользователю
(франчайзи) весь комплекс принадлежащих ему прав интеллектуальной собственности
(один или несколько товарных знаков, фирменное наименование, изобретения и
промышленные образцы, ноу-хау, произведения, охраняемые авторским правом).
Исключительные права одна сторона предоставляет другой стороне на льготной,
привилегированной основе. Наряду с передачей права на интеллектуальную собственность
франчайзер оказывает постоянную организационную, техническую, коммерческую
помощь, опекает франчайзи в сфере предпринимательства и рыночных отношений.
Зависимость франчайзи от исключительных прав франчайзера и принятые им
на себя обязательства придерживаться в своей деятельности стандартов и качества
не ниже франчайзера позволяют последнему контролировать франчайзинговую сеть
до такой степени, как если бы это была его собственная фирменная дистрибьюторская
сеть. Франчайзи в неменьшей степени заинтересован в совместной деятельности.
На отведенной ему территории он надежно защищен фирменным наименованием франчайзера,
его торговой маркой, пользуется его технологическими разработками, коммерческими
приемами и опытом.
Франчайзинг — наиболее динамичный вид бизнеса и характеризуется комитетом
Палаты представителей Конгресса США по малому бизнесу как «доминирующая сила
в сфере распределения товаров, услуг», «волна будущего на американском рынке».
В США франшиза составляет фактически более одной трети розничной торговли.
В Австралии свыше 90 процентов предприятий быстрого обслуживания торгуют на
условиях франшизы.
Основная сфера распространения франчайзинга — распределение товаров и
услуг системы бензозаправочных станций, автомастерских, автошкол, пунктов
проката, ремонтно-строительных предприятий, салонов моды и косметических услуг,
аптек, центров профориентации и переподготовки рабочей силы, химчисток и прачечных,
пунктов по оказанию компьютерных услуг, ремонту бытовой и электронной аппаратуры,
гостиничного хозяйства и др.
Первые элементы франчайзинга возникли в США в середине прошлого столетия.
Но подлинный бум в его развитии начался в конце 70-х годов нашего века, когда
антитрестовское законодательство сняло наиболее существенные препятствия.
В 1988 году в США насчитывалось уже 3 тысячи компаний франчайзеров в 45 отраслях
экономики, объединявших более 400 тысяч «единиц» франчайзи.
В России франчайзинг как реально существующая разновидность коммерческих
отношений только начинает зарождаться. Известная фирма «Дока-хлеб», производящая
мини-пекарни, предоставляет пользователям свое фирменное наименование, обучает
и консультирует клиентов. Начинают действовать и иностранные франчайзеры —
всемирно известные корпорации «Мак-доналдс», «Пицца-хат», «Кока-кола», «Пепсико»,
«Баскин Роббинс».
Основываясь на зарубежном опыте, можно прогнозировать быстрое распространение
новой для России формы договорных отношений.
Договор франшизы получил распространение и признан самостоятельным объектом
правового регулирования более чем в 80 странах мира, но отдельное законодательство
о франчайзинге принято лишь в некоторых из них. По мнению экспертов ВОИС,
с правовой точки зрения франшиза в достаточной степени регулируется договорным
правом, поэтому для ее функционирования и развития не нужны ни особые законы,
ни специальные регулирующие структуры.
Следует отметить, что франшиза как разновидность коммерческих отношений
в России еще не получила должного развития, но законодательные основы регулирования
уже созданы — глава 54 Гражданского кодекса РФ «Коммерческая концессия». Таким
образом, Кодекс ввел новую разновидность коммерческих сделок, являющихся эквивалентом
известных в западном законодательстве понятий «франшиза», «франчайзинг».
Существует точка зрения, что главе 54 ГК должно быть дано наименование
«Договор франшизы» и следует ввести новую главу, посвященную коммерческой
концессии, являющейся самостоятельной разновидностью исключительных неназванных
договоров.
Основные положения главы 54 Кодекса в целом соответствуют зарубежным
законодательным определениям «франшизы», «франчайзинга», включая, в частности,
определение Европейской комиссии ЕС, имеющее силу законодательного акта для
стран — членов ЕС.
Согласно п. 1 ст. 1027 ГК основным обязательством, определяющим особенности
договора, является предоставление правообладателем пользователю комплекса
исключительных прав на использование объектов интеллектуальной собственности
(ст. 138 ГК) в предпринимательской деятельности.
Комплекс исключительных прав, предоставленных правообладателем пользователю,
состоит из известной триады прав, присущих также и договору франшизы: права
действовать под фирменным наименованием и/или коммерческим обозначением правообладателя;
права на товарные знаки, знаки обслуживания; права использовать принадлежащие
ему охраняемые объекты промышленной собственности — изобретения, промышленные
образцы, а также охраняемую коммерческую информацию (ноу-хау). Коммерческая
информация и коммерческий опыт, предоставляемые пользователю по договору,
включают обычно профессиональное обучение персонала, специальный инструктаж
в течение всего периода действия договора по различным аспектам организации
хозяйственной деятельности, таким как управление, создание бытовой сети, эксплуатация
оборудования, ведение учета и отчетности, обслуживание клиентуры, приготовление
фирменных блюд.
Причем согласно ст. 1031 ГК правообладатель обязан предоставить пользователю
всю необходимую техническую, коммерческую документацию и иную информацию,
выдать ему предусмотренные договором лицензии, проинструктировать пользователя
и его работников по вопросам, связанным с реализацией предоставленных исключительных
прав, а также оказывать пользователю постоянное техническое и консультативное
содействие в обучении и повышении квалификации работников, и не вправе отступить
от этих обязанностей (ст. 422 ГК). Следует отметить, что предметом договора
коммерческой концессии служат отчуждаемые имущественные права. К ним нельзя
отнести указанную в п. 2 ст. 1027 Кодекса «деловую репутацию», хотя при согласовании
цены договора обычно учитывается условная стоимость «деловой репутации», которая
влияет на стоимость передаваемых прав.
Фирменное наименование и/или коммерческое обозначение необходимые составляющие
комплекса исключительных прав, передаваемых по договору коммерческой концессии,
его стержневой элемент, что подтверждает п. 3 ст. 1037 ГК.
Прекращение же иных исключительных прав, переданных по договору коммерческой
концессии, например окончание срока действия патента на изобретение или промышленный
образец, свидетельства на товарный знак, прекращение их действия из-за неуплаты
пошлины, аннулирования, не влечет за собой прекращение договора коммерческой
концессии, за исключением положений, относящихся к прекратившемуся праву (ст.
1040 ГК).
Договор продолжает действовать, а пользователь вправе потребовать соразмерного
уменьшения причитающегося вознаграждения.
Сторонами по договору коммерческой концессии могут быть коммерческие
организации и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей.
В качестве правообладателя (франчайзера) способна выступать фирма, пользующаяся
добротной рыночной репутацией, высоким деловым авторитетом, мощным производственным
или коммерческим потенциалом.
Пользователем (франчайзи) может быть независимый субъект рынка, который
отвечает по своим обязательствам собственным имуществом, обладатель собственного,
хотя и небольшого капитала, осуществляющий коммерческую деятельность по своему
усмотрению и на свой риск, несущий полную ответственность в пределах принятых
на себя обязательств.
Правила, определяющие обязанности пользователя по договору коммерческой
концессии, от которых он не вправе отступать (ст. 422 ГК), содержатся в ст.
1032 Кодекса.
Главное требование правообладателя к пользователю — обеспечить качество
товаров не ниже фирменного, но в этом заинтересован и пользователь. Контроль
над деятельностью последнего со стороны правообладателя дает пользователю
возможность полностью интегрироваться в распределительно-сбытовую сеть правообладателя.
Другие требования касаются неразглашения секретов производства правообладателя
и другой полученной от него конфиденциальной информации, так как это может
нанести серьезный ущерб правообладателю.
Пользователь обязан информировать потребителя о том, что использует средства
индивидуализации в соответствии с договором коммерческой концессии, и не вводить
в заблуждение потребителя.
Статьей 1029 ГК предусмотрена возможность заключения пользователем договора
коммерческой субконцессии с другими лицами и передачи этим лицам на основе
такого договора всего или части комплекса исключительных прав.
При этом в договоре коммерческой концессии должны быть прямо предусмотрены
право (или обязанность) предоставлять третьим лицам субконцессии и условия
их предоставления. Предоставленные на основе субконцессии исключительные права
производны от прав, полученных пользователем по основному договору. Их объем
не может выходить за пределы прав пользователя (ст. 1027 ГК). Превышение этих
пределов можно рассматривать как нарушение пользователем (именуемым вторичным
правообладателем) его обязанностей по договору концессии.
Судьба договора коммерческой субконцессии зависит от договора коммерческой
концессии, на основе которого он заключен, но п. 3 ст. 1029 ГК предусматривает
возможность его трансформации с согласия правообладателя в договор концессии
между правообладателем и вторичным пользователем. В остальном к договору коммерческой
субконцессии применимы правила главы 54 Гражданского кодекса, в частности
относительно оформления и регистрации договора, а также других прав и обязанностей
сторон.
Существуют и некоторые ограничения собственных прав сторон, которые могут
быть предусмотрены в договоре. В силу п. 1 ст. 1033 ГК возможен отказ пользователя
от получения аналогичных коммерческих концессий по договорам с конкурентами.
Обязательство пользователя не конкурировать с правообладателем и обязательство
правообладателя не выдавать концессию другим пользователям на той же территории
обусловлены необходимостью четкого определения объема предоставляемых по договору
исключительных прав, включая разграничение территориальной и иных сфер между
правообладателем и пользователем. Аналогичные условия характерны для лицензионных
договоров на объект промышленной собственности.
Правообладатель может также возложить на пользователя обязательства по
согласованию с правообладателем места расположения своих «коммерческих точек».
Следует отметить, что приведенный в п. 1 ст. 1033 Кодекса перечень носит
примерный характер.
Правила п. 2 ст. 1033 ГК имеют обязательный характер и содержат запреты
на включение в договор условий, ограничивающих права пользователя (по вопросам
цены продаваемых им товаров, оказываемых услуг, определения круга потребителей)
под страхом недействительности.
Статья 1028 ГК предусматривает требования к оформлению договорных отношений
в рамках коммерческой концессии, соблюдение которых является обязательным.
Договор должен быть заключен в письменной форме. Кроме того, он подлежит государственной
регистрации в соответствующем органе, ведущем государственный реестр юридических
лиц и граждан-предпринимателей.
Необходимость подобной процедуры обусловлена особенностями системы возникновения
и закрепления исключительных прав на фирменное наименование и спецификой правового
статуса граждан, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования
юридического лица (ст. 23 ГК) (по ранее действовавшему законодательству право
на фирму не требовало особой регистрации и возникало с начала фактического
пользования фирменным наименованием).
В соответствии с п. 4 ст. 54 ГК «юридическое лицо, являющееся коммерческой
организацией, должно иметь фирменное наименование. Юридическое лицо, фирменное
наименование которого зарегистрировано в установленном порядке, имеет исключительное
право его использования.
Лицо, неправомерно использующее чужое зарегистрированное фирменное наименование,
по требованию обладателя права на фирменное наименование обязано прекратить
его использование и возместить причиненные убытки».
Таким образом, исключительное право на фирменное наименование возникает
с момента включения юридического лица в реестр юридических лиц. Лицо, зарегистрированное
в качестве индивидуального предпринимателя, в отличие от юридического лица
использует коммерческое обозначение. Охрана коммерческого обозначения не регламентирована
российским законодательством. Исключительное право на использование коммерческого
обозначения возникает с начала фактического пользования этим обозначением.
Права на коммерческое обозначение могут быть защищены в России в соответствии
со ст. 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности.
Вместе с тем гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью
без образования юридического лица с момента государственной регистрации в
качестве индивидуального предпринимателя.
При наличии в договоре коммерческой концессии положений о передаче прав
на использование охраняемых объектов промышленной собственности (изобретений,
полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков) он подлежит также
обязательной регистрации в федеральном органе исполнительной власти в области
патентов и товарных знаков (Роспатенте). Несоблюдение этого требования влечет
еще более серьезные последствия для сторон договор считается ничтожным.
Это требование обусловлено ст. 13 Патентного закона РФ и ст. 27 Закона
«О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения
товаров».
Регистрация осуществляется в соответствии с «Правилами рассмотрения и
регистрации договоров об уступке патентов и лицензионных договоров о предоставлении
права на использование полезной модели, промышленного образца» и «Правилами
регистрации договоров об уступке товарных знаков и лицензионных договоров
об использовании товарного знака».
Первый договор, который может быть квалифицирован в качестве договора
о коммерческой концессии, зарегистрирован в Роспатенте в июне 1996 года. Это
договор между компанией «КолгейтПалмолив» США (правообладатель) и АО «Колгейт-Палмолив»
РФ (пользователь). Предметом договора наряду с фирменным наименованием выступают
35 изобретений, 7 промышленных образцов в области производства предметов и
средств гигиены, около 60 товарных знаков, техническое, технологическое, коммерческое
ноу-хау.
За использование предоставленных прав пользователь обязан выплачивать
правообладателю обусловленные договором платежи в виде отчислений от суммы
оборота товаров.
Договор коммерческой концессии регламентирован как самостоятельный вид
договора. К нему применимы правила главы 54 Гражданского кодекса и нормы специальных
законов об охране исключительных прав.
Хотя договорная деятельность пользователя близка к функциям традиционных
дистрибьюторов лицензированных агентов, дилеров, коммивояжеров, маклеров и
других наемных лиц, действующих на основе договоров комиссии или агентирования,
коммерческая концессия по своей правовой природе отличается от таких договоров.
Во-первых, пользователь по договору коммерческой концессии действует
от своего имени и по собственному усмотрению. Во-вторых, он несет ответственность
за такие действия собственным имуществом.
Кроме того, при договоре коммерческой концессии пользователь вознаграждает
правообладателя, а не наоборот, как это имеет место при договоре комиссии
или агентирования.
Существует мнение, что коммерческая концессия — это разновидность лицензионных
договоров. Данная точка зрения основана на том, что основное обязательство
по договору коммерческой концессии — предоставление правообладателем пользователю
исключительных прав на использование объектов интеллектуальной собственности.
При этом обычно ссылаются на ст. 138 ГК, где нет определения лицензионного
договора.
У этих двух договоров, как следует из смысла ст. 13 Патентного закона
РФ, действительно много общего. Ведь речь идет о предоставлении права на использование
охраняемых объектов промышленной собственности в том или ином объеме. Лицензиат,
как и пользователь по договору о коммерческой концессии, выплачивает лицензиару
обусловленные договором платежи за предоставленное право. Прибыль лицензиара
также может зависеть от успеха деятельности лицензиата.
Стороны лицензионного договора могут состоять в тесных рабочих отношениях,
но это не является обязательным условием, как это должно быть предусмотрено
договором о коммерческой концессии.
Вместе с тем в отличие от лицензиата успех пользователя договора коммерческой
концессии зависит и от умения правообладателя создать прибыльную систему,
обучить пользователя правилам надлежащей работы системы, совершенствовать
и развивать систему, постоянно контролировать пользователя и содействовать
ему в течение срока действия договора коммерческой концессии, причем от этих
обязанностей правообладатель не вправе отступить (см. ст. 1032 и 422 ГК).
Если предмет лицензионного договора — исключительное право на охраняемые
объекты промышленной собственности и прекращение этих прав (окончание срока
действия патента, досрочное прекращение действия патента из-за неуплаты пошлины,
аннулирования, утрата конфиденциальности информации, составляющей ноу-хау)
ведет к прекращению лицензионного договора, то прекращение исключительного
права, пользование которым предоставлено по договору коммерческой концессии,
не ведет к прекращению этого договора (п. 1 ст. 1040 ГК). В этом случае прекращают
свое действие лишь положения, относящиеся к прекратившемуся праву, то есть
«лицензионная часть» договора коммерческой концессии.
В этой связи суждение о том, что договор коммерческой концессии можно
рассматривать как разновидность лицензионных договоров, неверно.
Более корректно рассматривать не договор коммерческой концессии как разновидность
традиционного лицензионного договора, а лицензионный договор как составную
часть более сложного и комплексного договора коммерческой концессии.

Начальник отдела лицензий
и договорных отношений Роспатента В.Евдокимова

Франчайзинг 54 гк рф

Каталог франшиз:

Авторизация


Статья 1027. Договор коммерческой концессии

1. По договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в том числе право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя, на охраняемую коммерческую информацию, а также на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав — товарный знак, знак обслуживания и т.д.
2. Договор коммерческой концессии предусматривает использование комплекса исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя в определенном объеме (в частности, с установлением минимального и (или) максимального объема использования), с указанием или без указания территории использования применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности (продаже товаров, полученных от правообладателя или произведенных пользователем, осуществлению иной торговой деятельности, выполнению работ, оказанию услуг).
3. Сторонами по договору коммерческой концессии могут быть коммерческие организации и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей.

Статья 1028. Форма и регистрация договора коммерческой концессии
1. Договор коммерческой концессии должен быть заключен в письменной форме.
Несоблюдение письменной формы договора влечет его недействительность. Такой договор считается ничтожным.
2. Договор коммерческой концессии регистрируется органом, осуществившим регистрацию юридического лица или индивидуального предпринимателя, выступающего по договору в качестве правообладателя.
Если правообладатель зарегистрирован в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя в иностранном государстве, регистрация договора коммерческой концессии осуществляется органом, осуществившим регистрацию юридического лица или индивидуального предпринимателя, являющегося пользователем.
В отношениях с третьими лицами стороны договора коммерческой концессии вправе ссылаться на договор лишь с момента его регистрации.
Договор коммерческой концессии на использование объекта, охраняемого в соответствии с патентным законодательством, подлежит регистрации также в федеральном органе исполнительной власти в области патентов и товарных знаков. При несоблюдении этого требования договор считается ничтожным.

Статья 1029. Коммерческая субконцессия
1. Договором коммерческой концессии может быть предусмотрено право пользователя разрешать другим лицам использование предоставленного ему комплекса исключительных прав или части этого комплекса на условиях субконцессии, согласованных им с правообладателем либо определенных в договоре коммерческой концессии. В договоре может быть предусмотрена обязанность пользователя предоставить в течение определенного срока определенному числу лиц право пользовании указанными правами на условиях субконцессии.
Договор коммерческой субконцессии не может быть заключен на более длительный срок, чем договор коммерческой концессии, на основании которого он заключается.
2. Если договор коммерческой концессии является недействительным, недействительны и заключенные на основании него договоры коммерческой субконцессии.
3. Если иное не предусмотрено договором коммерческой концессии, заключенным на срок, при его досрочном прекращении права и обязанности вторичного правообладателя по договору коммерческой субконцессии (пользователя по договору коммерческой концессии) переходят к правообладателю, если он не откажется от принятия на себя прав и обязанностей по этому договору. Это правило соответственно применяется при расторжении договора коммерческой концессии, заключенного без указания срока.
4. Пользователь несет субсидиарную ответственность за вред, причиненный правообладателю действиями вторичных пользователей, если иное не предусмотрено договором коммерческой концессии.
5. К договору коммерческой субконцессии применяются предусмотренные настоящей главой правила о договоре коммерческой концессии, если иное не вытекает из особенностей субконцессии.

Статья 1030. Вознаграждение по договору коммерческой концессии
Вознаграждение по договору коммерческой концессии может выплачиваться пользователем правообладателю в форме фиксированных разовых или периодических платежей, отчислений от выручки, наценки на оптовую цену товаров, передаваемых правообладателем для перепродажи, или в иной форме, предусмотренной договором.

Статья 1031. Обязанности правообладателя
1. Правообладатель обязан:
передать пользователю техническую и коммерческую документацию и предоставить иную информацию, необходимую пользователю для осуществления прав, предоставленных ему по договору коммерческой концессии, а также проинструктировать пользователя и его работников по вопросам, связанным с осуществлением этих прав;
выдать пользователю предусмотренные договором лицензии, обеспечив их оформление в установленном порядке.
2. Если договором коммерческой концессии не предусмотрено иное, правообладатель обязан:
обеспечить регистрацию договора коммерческой концессии (пункт 2 статьи 1028);
оказывать пользователю постоянное техническое и консультативное содействие, включая содействие в обучении и повышении квалификации работников;
контролировать качество товаров (работ, услуг), производимых (выполняемых, оказываемых) пользователем на основании договора коммерческой концессии.

Статья 1032. Обязанности пользователя
С учетом характера и особенностей деятельности, осуществляемой пользователем по договору коммерческой концессии, пользователь обязан:
использовать при осуществлении предусмотренной договором деятельности фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя указанным в договоре образом;
обеспечивать соответствие качества производимых им на основе договора товаров, выполняемых работ, оказываемых услуг качеству аналогичных товаров, работ или услуг, производимых, выполняемых или оказываемых непосредственно правообладателем;
соблюдать инструкции и указания правообладателя, направленные на обеспечение соответствия характера, способов и условий использования комплекса исключительных прав тому, как он используется правообладателем, в том числе указания, касающиеся внешнего и внутреннего оформления коммерческих помещений, используемых пользователем при осуществлении предоставленных ему по договору прав;
оказывать покупателям (заказчикам) все дополнительные услуги, на которые они могли бы рассчитывать, приобретая (заказывая) товар (работу, услугу) непосредственно у правообладателя;
не разглашать секреты производства правообладателя и другую полученную от него конфиденциальную коммерческую информацию;
предоставить оговоренное количество субконцессий, если такая обязанность предусмотрена договором;
информировать покупателей (заказчиков) наиболее очевидным для них способом о том, что он использует фирменное наименование, коммерческое обозначение, товарный знак, знак обслуживания или иное средство индивидуализации в силу договора коммерческой концессии.

Статья 1033. Ограничения прав сторон по договору коммерческой концессии
1. Договором коммерческой концессии могут быть предусмотрены ограничения прав сторон по этому договору, в частности могут быть предусмотрены;
обязательство правообладателя не предоставлять другим лицам аналогичные комплексы исключительных прав для их использования на закрепленной за пользователем территории либо воздерживаться от собственной аналогичной деятельности на этой территории;
обязательство пользователя не конкурировать с правообладателем на территории, на которую распространяется действие договора коммерческой концессии в отношении предпринимательской деятельности, осуществляемой пользователем с использованием принадлежащих правообладателю исключительных прав;
отказ пользователя от получения по договорам коммерческой концессии аналогичных прав у конкурентов (потенциальных конкурентов) правообладателя;
обязательство пользователя согласовывать с правообладателем место расположения коммерческих помещений, используемых при осуществлении предоставленных по договору исключительных прав, а также их внешнее и внутреннее оформление.
Ограничительные условия могут быть признаны недействительными по требованию антимонопольного органа или иного заинтересованного лица, если эти условия с учетом состояния соответствующего рынка и экономического положения сторон противоречат антимонопольному законодательству.
2. Являются ничтожными такие условия, ограничивающие права сторон по договору коммерческой концессии, в силу которых:
правообладатель вправе определять цену продажи товара пользователем или цену работ (услуг), выполняемых (оказываемых) пользователем, либо устанавливать верхний или нижний предел этих цен;
пользователь вправе продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно определенной категории покупателей (заказчиков) либо исключительно покупателям (заказчикам), имеющим место нахождения (место жительства) на определенной в договоре территории.

Статья 1034. Ответственность правообладателя по требованиям, предъявляемым к пользователю
Правообладатель несет субсидиарную ответственность по предъявляемым к пользователю требованиям о несоответствии качества товаров (работ, услуг), продаваемых (выполняемых, оказываемых) пользователем по договору коммерческой концессии.
По требованиям, предъявляемым к пользователю как изготовителю продукции (товаров) правообладателя, правообладатель отвечает солидарно с пользователем.

Статья 1035. Право пользователя заключить договор коммерческой концессии на новый срок
1. Пользователь, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, имеет по истечении срока договора коммерческой концессии право на заключение договора на новый срок на тех же условиях.
2. Правообладатель вправе отказать в заключении договора коммерческой концессии на новый срок при условии, что в течение трех лет со дня истечения срока данного договора он не будет заключать с другими лицами аналогичные договоры коммерческой концессии и соглашаться на заключение аналогичных договоров коммерческой субконцессии, действие которых будет распространяться на ту же территорию, на которой действовал прекратившийся договор. В случае, если до истечения трехлетнего срока правообладатель пожелает предоставить кому-либо те же права, какие были предоставлены пользователю по прекратившемуся договору, он обязан предложить пользователю заключить новый договор либо возместить понесенные им убытки. При заключении нового договора его условия должны быть не менее благоприятны для пользователя, чем условия прекратившегося договора.

Статья 1036. Изменение договора коммерческой концессии
Договор коммерческой концессии может быть изменен в соответствии с правилами, предусмотренными главой 29 настоящего Кодекса.
В отношениях с третьими лицами стороны договора коммерческой концессии вправе ссылаться на изменение договора лишь с момента регистрации этого изменения в порядке, установленном пунктом 2 статьи 1028 настоящего Кодекса, если не докажут, что третье лицо знало или должно было знать об изменении договора ранее.

Статья 1037. Прекращение договора коммерческой концессии
1. Каждая из сторон договора коммерческой концессии, заключенного без указания срока, вправе во всякое время отказаться от договора, уведомив об этом другую сторону за шесть месяцев, если договором не предусмотрен более продолжительный срок.
2. Досрочное расторжение договора коммерческой концессии, заключенного с указанием срока, а также расторжение договора, заключенного без указания срока, подлежат регистрации в порядке, установленном пунктом 2 статьи 1028 настоящего Кодекса.
3. В случае прекращения принадлежащих правообладателю прав на фирменное наименование и коммерческое обозначение без замены их новыми аналогичными правами договор коммерческой концессии прекращается.
4. При объявлении правообладателя или пользователя несостоятельным (банкротом) договор коммерческой концессии прекращается.

Статья 1038. Сохранение договора коммерческой концессии в силе при перемене сторон
1. Переход к другому лицу какого-либо исключительного права, входящего в предоставленный пользователю комплекс исключительных прав, не является основанием для изменения или расторжения договора коммерческой концессии. Новый правообладатель становится стороной этого договора в части прав и обязанностей, относящихся к перешедшему исключительному праву.
2. В случае смерти правообладателя его права и обязанности по договору коммерческой концессии переходят к наследнику при условии, что он зарегистрирован или в течение шести месяцев со дня открытия наследства зарегистрируется в качестве индивидуального предпринимателя. В противном случае договор прекращается.
Осуществление прав и исполнение обязанностей умершего правообладателя до принятия наследником этих прав и обязанностей или до регистрации наследника в качестве индивидуального предпринимателя осуществляются управляющим, назначаемым нотариусом.

Статья 1039. Последствия изменения фирменного наименования или коммерческого обозначения правообладателя
В случае изменения правообладателем своего фирменного наименования или коммерческого обозначения, права на использование которых входят в комплекс исключительных прав, договор коммерческой концессии действует в отношении нового фирменного наименования или коммерческого обозначения правообладателя, если пользователь не потребует расторжения договора и возмещения убытков. В случае продолжения действия договора пользователь вправе потребовать соразмерного уменьшения причитающегося правообладателю вознаграждения.

Статья 1040. Последствия прекращения исключительного права, пользование которым предоставлено по договору коммерческой концессии
Если в период действия договора коммерческой концессии истек срок действия исключительного права, пользование которым предоставлено по этому договору, либо такое право прекратилось по иному основанию, договор коммерческой концессии продолжает действовать, за исключением положений, относящихся к прекратившемуся праву, а пользователь, если иное не предусмотрено договором, вправе потребовать соразмерного уменьшения причитающегося правообладателю вознаграждения.
В случае прекращения принадлежащих правообладателю прав на фирменное наименование или коммерческое обозначение наступают последствия, предусмотренные пунктом 2 статьи 1037 и статьей 1039 настоящего Кодекса.

Поддержка развития франчайзинга в России: изменения в гл. 54 Гражданского Кодекса вступают в силу в октябре (ФЗ-216)

Мировая практика говорит о перспективности франчайзинговой модели развития бизнеса: сочетание энергии, мобильности и рачительности небольшого частного предприятия-франчайзи с маркетинговой и технологической поддержкой мощного известного бренда позволяет обеспечить индустриальное качество и реальное внимание к конкретным нуждам каждого клиента.

Пока в российской экономике возможности франчайзинга используются несравнимо реже, чем в странах Северной Америки, Западной Европы, да и многих развивающихся государствах. Развитие франчайзинга в России может помочь без дополнительных бюджетных затрат и специальных административных усилий существенно модернизировать многие отрасли экономики.

В условиях растущей рыночной конкуренции и глобализации экономики именно франчайзинг дает возможность повысить эффективность малого предпринимательства и помочь малому бизнесу, объединенному во франчайзинговые сети, на равных соперничать с мировыми и отечественными крупными корпорациями. В то же время франчайзинг дает шанс вывести значительное количество российских торговых марок и технологий на федеральный и международный уровень.

Развитие франчайзинга позволяет создать дополнительные, конкурентоспособные по заработной плате и технологическому оснащению рабочие места за счет организации новых франчайзинговых предприятий и расширения действующих, как в процветающих, так и в дотационных регионах России.

Необходимость модернизации отечественной экономики придает франчайзингу особое значение . Новые разработки, выполненные в столичном городе, в инновационном центре или импортированные из-за за рубежа, могут принести реальные народохозяйственные результаты, если они широко внедряются большим количеством франчайзинговых организаций в тесном контакте с потребителем на местах. Франчайзинг в этом случае выступает в качестве механизма быстрой мультипликации и внедрения технологических новшеств, вовлекая в высокотехнологичный бизнес тысячи предпринимателей и сотни тысяч квалифицированных специалистов. Важно, что франчайзинг в России доказал свою успешность не только в традиционных областях общественного питания и бытового обслуживания, но и в таких отраслях «новой экономики» как информационные технологии или медицинская диагностика.

Значение развития франчайзинга в России

Мировая практика говорит о перспективности франчайзинговой модели развития бизнеса: сочетание энергии, мобильности и рачительности небольшого частного предприятия-франчайзи с маркетинговой и технологической поддержкой мощного известного бренда позволяет обеспечить индустриальное качество и реальное внимание к конкретным нуждам каждого клиента.

Пока в российской экономике возможности франчайзинга используются несравнимо реже, чем в странах Северной Америки, Западной Европы, да и многих развивающихся государствах. Развитие франчайзинга в России может помочь без дополнительных бюджетных затрат и специальных административных усилий существенно модернизировать многие отрасли экономики.

В условиях растущей рыночной конкуренции и глобализации экономики именно франчайзинг дает возможность повысить эффективность малого предпринимательства и помочь малому бизнесу, объединенному во франчайзинговые сети, на равных соперничать с мировыми и отечественными крупными корпорациями. В то же время франчайзинг дает шанс вывести значительное количество российских торговых марок и технологий на федеральный и международный уровень.

Развитие франчайзинга позволяет создать дополнительные, конкурентоспособные по заработной плате и технологическому оснащению рабочие места за счет организации новых франчайзинговых предприятий и расширения действующих, как в процветающих, так и в дотационных регионах России.

Необходимость модернизации отечественной экономики придает франчайзингу особое значение . Новые разработки, выполненные в столичном городе, в инновационном центре или импортированные из-за за рубежа, могут принести реальные народохозяйственные результаты, если они широко внедряются большим количеством франчайзинговых организаций в тесном контакте с потребителем на местах. Франчайзинг в этом случае выступает в качестве механизма быстрой мультипликации и внедрения технологических новшеств, вовлекая в высокотехнологичный бизнес тысячи предпринимателей и сотни тысяч квалифицированных специалистов. Важно, что франчайзинг в России доказал свою успешность не только в традиционных областях общественного питания и бытового обслуживания, но и в таких отраслях «новой экономики» как информационные технологии или медицинская диагностика.

Почему нужны были изменения

В российском законодательстве отношения франчайзинга регулируются в первую очередь главой 54 «Коммерческая концессия» Гражданского кодекса РФ, где англоязычным обозначениям сторон этого договора — «франчайзер» и «франчайзи» соответствуют термины «правообладатель» и «пользователь».

Следует отметить, что разработка положений гл. 54 ГК велась в начале 90-х годов прошлого века, когда еще отсутствовала какая-либо отечественная практика франчайзинга. По мере развития рыночных отношений выяснилось, что ряд запретительных статей этой главы препятствует формированию франчайзинговых сетей в России.

В гл. 54 были строгости, возникшие, скорее всего в результате ошибки — как например, фактический запрет в ст. 1030 одновременно использовать в договорах начальный (паушальный) взнос и периодические платежи. Были не имеющие аналогов ни в мировой практике франчайзинга ни в других областях российского гражданского права требования ст. 1035 бесконечно продлевать однажды заключенный договор без каких-либо изменений, что делало неоправданно высокими риски франчайзера и существенно снижало модернизационный потенциал франчайзинговой модели. Имели место противоречия с более современными российскими законами, например, закон № 135-ФЗ «О защите конкуренции» с лета 2009 г. разрешал координировать цены внутри франчайзинговой сети, а ст. 1033 ГК, наоборот запрещала.

Несовершенство гл. 54 привело к тому, что франчайзинговые сети на практике строили работу в обход нее, опираясь на общие положения Гражданского кодекса о перепродаже товаров и услуг, а также на нормы о предоставлении прав использования на отдельные объекты интеллектуальной собственности. В результате, по данным Роспатента в год регистрировалось менее тысячи договоров о предоставлении франшизы, тогда как реальная численность начинающих работать по франчайзинговой модели российских предприятий в разы больше.

Для пропаганды франчайзинговой модели, увеличения количества сетей, для эффективной поддержки франчайзинга федеральными ведомствами и региональными структурами стало насущно необходимым привести в соответствие законодательную базу и практику работы передовых предприятий.

Конкретные изменения в гл. 54 Гражданского Кодекса

Разрешено одновременно использовать в договорах начальный (паушальный) взнос и периодические платежи

Статья 1030. Вознаграждение по договору коммерческой концессии
Вознаграждение по договору коммерческой концессии может выплачиваться пользователем правообладателю в форме фиксированных разовых и (или) периодических платежей, отчислений от выручки, наценки на оптовую цену товаров, передаваемых правообладателем для перепродажи, или в иной форме, предусмотренной договором.

Ранее статья 1030 ГК требовала, чтобы договор предусматривал либо начальную разовую выплату, либо регулярные платежи. Однако и мировая, и российская практика свидетельствуют о целесообразности их сочетания в договорах франчайзинга. Есть сети, не использующие первоначальный взнос, однако большинство франчайзинговых договоров его предусматривают, т.к. он позволяет скомпенсировать затраты франчайзера на проработку нового контракта, а также подтверждает серьезность намерений нового франчайзи («пользователя» в терминологии гл. 54 ГК) построить свой бизнес в соответствии с требованиями сети. В то же время регулярные платежи являются одной из основ работы франчайзинга, их наличие позволяет обеспечить заинтересованность и, соответственно, деятельную поддержку франчайзером ежедневной работы франчайзи, ориентацию на длительные взаимовыгодные отношения.

Предложение законодательно закрепить комплексный характер вознаграждения не встретило каких-либо возражений в ходе обсуждения законопроекта. Новация уже вызвала горячее одобрение у ряда крупных франчайзинговых сетей, в т.ч. международных, поскольку устранила противоречие типовых интернациональных подходов и российского законодательства.

В договорах разрешается устанавливать ряд ограничений, усиливающих франчайзинговую сеть

Статья 1033. Ограничения прав сторон по договору коммерческой концессии
1. Договором коммерческой концессии могут быть предусмотрены ограничения прав сторон по этому договору, в частности могут быть предусмотрены:
— обязательство правообладателя не предоставлять другим лицам аналогичные комплексы исключительных прав для их использования на закрепленной за пользователем территории либо воздерживаться от собственной аналогичной деятельности на этой территории;
— обязательство пользователя не конкурировать с правообладателем на территории, на которую распространяется действие договора коммерческой концессии в отношении предпринимательской деятельности, осуществляемой пользователем с использованием принадлежащих правообладателю исключительных прав;
— отказ пользователя от получения по договорам коммерческой концессии аналогичных прав у конкурентов (потенциальных конкурентов) правообладателя;
— обязательство пользователя реализовывать, в том числе перепродавать, произведенные и (или) закупленные товары, выполнять работы или оказывать услуги с использованием принадлежащих правообладателю исключительных прав по установленным правообладателем ценам, а равно обязательство пользователя не осуществлять реализацию аналогичных товаров, выполнение аналогичных работ или оказание — аналогичных услуг с использованием товарных знаков или коммерческих обозначений других правообладателей;
— обязательство пользователя продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно в пределах определенной территории;
— обязательство пользователя согласовывать с правообладателем место расположения коммерческих помещений, используемых при осуществлении предоставленных по договору исключительных прав, а также их внешнее и внутреннее оформление.
2. Условия договора коммерческой концессии, предусматривающие обязательство пользователя продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно покупателям (заказчикам), имеющим место нахождения, место жительства на определенной договором территории, являются ничтожными.
3. Ограничительные условия могут быть признаны недействительными по требованию антимонопольного органа или иного заинтересованного лица, если эти условия с учетом состояния соответствующего рынка и экономического положения сторон противоречат антимонопольному законодательству.

Статья 1033 ГК теперь в большей степени согласована с положениями законодательства о защите конкуренции и допускает установление в договоре следующих обязательств франчайзи:

  • реализовывать (в т. ч. перепродавать) произведенные и (или) закупленные товары, выполнять работы или оказывать услуги по установленным правообладателем ценам.
  • не реализовывать (не оказывать, не выполнять) аналогичную продукцию (работы, услуги) с использованием товарных знаков или коммерческих обозначений других правообладателей.
  • продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги только в границах определенной территории.

Ранее существовавшие в Кодексе запреты были призваны поощрять ценовую конкуренцию между пользователями франшизы и гарантировать их самостоятельность по отношению к правообладателю. Однако данный подход вступал в противоречие с экономической сутью франчайзинга, предполагающего конкуренцию в первую очередь между разными сетями (брендами), но не между пользователями-франчайзи внутри одной сети. Предоставляя свой известный знак (бренд), правообладатель вправе требовать от пользователей следовать единой коммерческой политике, которая в итоге приводит к повышению эффективности работы всей сети в целом.

При обсуждении законопроекта высказывались мнения о целесообразности старого положения, аргументировавшиеся интересами свободного развития пользователей-франчайзи. На практике владельцы малого бизнеса предпочитают приобретать те франшизы, которые подразумевают регулирование цен, т.к. это является залогом прибыльности их работы и существенно укрепляет бренд. И, наоборот, если работающие неподалеку друг от друга (например, в одном торговом центре) под единой маркой франчайзи начинают между собой ценовую войну, это плохо и для их бизнеса, и для марки в целом. Более того, участие во франчайзинговой сети зачастую является шансом для небольшого предпринимателя выстоять в конкуренции с подразделениями крупных фирм, широко применяющих различные ценовые инструменты. Например. если монолитная торговая сеть объявляет ценовую акцию на тот или иной товар, то франчайзинговая сеть должна иметь аналогичные возможности, а для этого закон должен разрешить наличие во франчайзинговом договоре пункта об обязательности выполнения ценовых условий — иначе привлеченный рекламой потребитель не найдет обещанных цен во франчайзинговых точках.

Если говорить об интересах конечного пользователя, то для него как раз нормально при посещении точек, работающих под одной торговой маркой, ожидать единого уровня цен.

Важно отметить, что еще в июле 2009 г. в статью 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» добавлен п. 1.2, в соответствии с которым в рамках договора коммерческой концессии допускается установление и регулирование правообладателем цены перепродажи товара (работы, услуги). Но этим положением можно будет спокойно пользоваться лишь теперь, после исправления ст. 1033 ГК.

Новые правила возобновления срочных договоров

Статья 1035. Преимущественное право пользователя на заключение договора коммерческой концессии на новый срок
1. Пользователь, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, по истечении срока договора коммерческой концессии имеет преимущественное право на заключение договора на новый срок.
При заключении договора коммерческой концессии на новый срок условия договора могут быть изменены по соглашению сторон.
2. Если правообладатель отказал пользователю в заключении договора коммерческой концессии на новый срок, но в течение года со дня истечения срока договора с ним заключил с другим лицом договор коммерческой концессии, по которому предоставлены те же права, какие были предоставлены пользователю по прекратившемуся договору, на тех же условиях, пользователь вправе потребовать по своему выбору в суде перевода на себя прав и обязанностей по заключенному договору и возмещения убытков, причиненных отказом возобновить с ним договор коммерческой концессии, или только возмещения таких убытков.

Исключены дискриминационные для правообладателя ограничения на отказ возобновить договор с франчайзи «на прежних условиях». Предположительно, вводя положение об обязательности перезаключения договора на прежних условиях, законодатель ставил целью предохранить бизнес франчайзи от произвольного прекращения отношений правообладателем, что обесценивает вложенные франчайзи в конкретную франшизу деньги и усилия. Однако, во-первых, такой подход чрезвычайно повышает риски франчайзера. Например, с течением времени может существенно поменяться курс валюты, в которой зафиксированы условия договора, и продолжение отношений в условиях современного уровня рыночных цен может стать абсолютно невыгодным.

Во-вторых, такой подход существенно снижал столь актуальный в настоящее время модернизационный потенциал франчайзинговой модели. Чтобы все время продвигать через франчайзи новые, современные продукты и технологии, правообладатель должен иметь законодательно разрешенную возможность заменять ими старые. Быстрое развитие технологий приводит к необходимости существенно корректировать и цены, и требования к персоналу, и маркетинговые подходы.

Консультации с зарубежными коллегами из объединяющего 47 стран Всемирного Cовета по франчайзингу (WFC) показали, что прежнее положение ГК РФ, обязывающее продлять срочный договор на тех же самых условиях, является уникальным исключением в мировой практике франчайзинга.

Само по себе пожелание стабильности договорных отношений справедливо по отношению к франчайзи и способствует эффективности франчайзинговой модели. Для его реализации в новой редакции гл. 54 был выбран прием, хорошо себя зарекомендовавший в отечественной практике аренды недвижимости. Там в аналогичной ситуации, согласно ст. 621 Гражданского Кодекса РФ после окончания срока аренды арендодатель вправе изменить условия, но текущий арендатор, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, имеет преимущественное перед другими возможными арендаторами право на заключение договора аренды на новый срок на изменившихся условиях.

Изменение оснований и порядка расторжения договора

Статья 1037. Прекращение договора коммерческой концессии
1. Каждая из сторон договора коммерческой концессии, заключенного без указания срока его действия, во всякое время вправе отказаться от договора, уведомив об этом другую сторону за шесть месяцев, если договором не предусмотрен более продолжительный срок.B Каждая из сторон договора коммерческой концессии, заключенного на определенный срок или без указания срока его действия, во всякое время вправе отказаться от договора, уведомив об этом другую сторону не позднее, чем за тридцать дней, если договором предусмотрена возможность его прекращения уплатой денежной суммы, установленной в качестве отступного.»;
1.1 Правообладатель вправе отказаться от исполнения договора коммерческой концессии полностью или частично в случае:
нарушения пользователем условий договора о качестве производимых товаров, выполняемых работ, оказываемых услуг;
грубого нарушения пользователем инструкций и указаний правообладателя, направленных на обеспечение соответствия условиям договора характера, способов и условий использования предоставленного комплекса исключительных прав;
нарушения пользователем обязанности выплатить правообладателю вознаграждение в установленный договором срок.
Односторонний отказ правообладателя от исполнения договора возможен в случае, если пользователь после направления ему правообладателем письменного требования об устранении нарушения не устранил его в разумный срок или вновь совершил такое нарушение в течение одного года с даты направления ему указанного требования.

В статью 1036 ГК введен новый пункт 1.1, согласно которому при определенных грубых нарушениях технологии или качества работы со стороны пользователя франшизы, правообладатель вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора. Односторонний отказ возможен. только если нарушение не будет устранено в разумный срок после получения пользователем письменного предупреждения.

Ст. 1034 ГК предусматривает достаточно серьезный уровень субсидиарной и солидарной ответственности франчайзера за деятельность франчайзи. Российская ассоциация франчайзинга ставила вопрос об ограничении ответственности теми случаями, когда нарушения связаны именно с деятельностью франчайзера — такой вариант был принят при первом чтении закона в Государственной Думе. В нем предполагалось, что если негативные последствия для конечного потребителя возникли в результате деятельности франчайзера — например, являлись результатом ошибки в предоставляемой им технологии, то отвечать будет франчайзер. А если виноватым является франчайзи — например, он отклонился от предписанной франчайзером технологии и это привело к негативным последствиям, то ответственность полностью лежит на франчайзи.

Однако представители государства возражали против такого подхода: раз потребитель ориентируется в своем рыночном выборе на торговую марку, франчайзер должен обеспечить соответствующий уровень качества связанных с этой маркой товаров и услуг.

Франчайзеры, в свою очередь, указывали, что на практике у них в ряде случаев нет способа заставить франчайзи добросовестно исполнять технологические требования, если он сам этого не хочет или не может. Единственным действенным средством является расторжение договора, но если делать это в соответствии с ранее установленным порядком через арбитражный суд, то выполнение требований может затянуться на многие месяцы, а то и годы. Все это время недобросовестный франчайзи пользуется торговой маркой, не обеспечивая соблюдения технологий и\или должного качества обслуживания клиентов. А ведь нарушения, например в технологии медицинских анализов могут угрожать здоровью и даже жизни граждан, нарушение методик бухгалтерского обслуживания — создавать риски для финансового благополучия и правомерности уплаты налогов предприятий-клиентов.

Поэтому законодатель предоставил право франчайзеру в случае, если франчайзи не выполнил его письменного предписания по устранению нарушений, или устранил, а затем возобновил нарушения, отказаться от договора с данным франчайзи. Предполагается, что это обеспечит серьезное отношение франчайзи к соблюдению предусмотренных франшизой технологий.

Новая редакция ст. 1036 ГК позволит также прекращать договор и в отсутствии явных нарушений. Условиями, при которых каждая из сторон может воспользоваться правом на односторонний отказ от договора, являются направление за месяц до расторжения предварительного письменного уведомления, и выплата предусмотренной договором денежной компенсации в качестве отступного.

Ранее прекращения бессрочного договора можно было требовать только при условии направления уведомления за полгода до предполагаемой даты расторжения договора. Срочный же договор можно было расторгнуть лишь по основаниям, предусмотренным ст. 450 ГК, т.е. путем подачи иска в Арбитражный суд. С учетом установившейся практики рассмотрения дел в первых двух судебных инстанциях, расторжение срочного договора при наличии конфликта между сторонами было непростой процедурой, длившейся не менее полугода.

Закон не изменил порядок регистрации договоров франчайзинга

Члены Российской ассоциации франчайзинга неоднократно отмечали, что в сегодняшних условиях большие сроки государственной регистрации, предусмотренной ст. 1027 и 1028 ГК сдерживают развитие франчайзинга в России. Прошедший первое чтение вариант законопроекта предполагал обязательность государственной регистрации только для договоров предоставлении права использования торговых знаков, но не для коммерческих обозначений. Также предлагалось закрепить предельный срок административной процедуры по регистрации договора в 1 месяц — сейчас Роспатент регистрирует в срок до двух месяцев .

Однако в итоговом документе сохранен прежний порядок регистрации договоров. Это решение обосновывается рядом причин, включая предстоящее изменение российских правил регистрации в целях гармонизацию с требованиями Сингапурского договора о законах по товарным знакам, ратифицированного Россией в 2009 году. Предписание же о том, в течение какого предельного срока госорган должен осуществить регистрацию договора, неуместно было помещать в такой общий основополагающий документ как Гражданский Кодекс — подобные вопросы обычно регулируются на уровне подзаконных актов.

Существенным соображением является и то, что развитие франчайзинга будет связано с необходимостью усиления защиты прав на торговые марки. Уже сейчас появляются реальные случаи мошенничества и лжепредпринимательства в области франчайзинга, фантастические сайты «магазинов франшиз» в интернете и т.д. Следует согласиться, что ослабление требований к регистрации прав на интеллектуальную собственность могло бы войти в противоречие с потребностью усиления защиты прав франчайзингового бизнеса.

Изменения гл. 54 ГК — пример внимания государства к потребностям российской экономики

Решение обратиться в соответствующие государственные органы с предложением по совершенствованию гл. 54 Гражданского кодекса было принято 17 марта 2010 на общем собрании Российской ассоциации франчайзинга под руководством председателя совета директоров РАФ М.И. Елашвили. В дальнейшей практической работе по совершенствованию законодательства большую роль сыграла исполнительная дирекция РАФ под руководством Ю.Н. Михайличенко.

При взаимодействии с государственными инстанциями и для организации общественной поддержки большую помощь оказала объединяющая предпринимателей несырьевых отраслей экономики Общероссийская общественная организация «Деловая Россия» под руководством Б.Ю. Титова. Кроме того, вопросы совершенствования гл. 54 ГК получили поддержку Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства ОПОРА РОССИИ на специальном заседании комиссии по франчайзингу 16 декабря 2010 года.

Поскольку развитие франчайзинга представляется существенным преимуществом для быстрой модернизации российской экономики, соответствующее обращение было внимательно рассмотрено заместителем председателя Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России при Президенте РФ, первым заместителем руководителя Администрации Президента России В.Ю. Сурковым. Оказанная им и сотрудниками его аппарата активная поддержка имела ключевое значение для продвижения законодательных предложений РАФ. Также, немаловажную роль сыграли одобрение и содействие Помощника Президента РФ А.В. Дворковича и сотрудников Экспертного управления.

На правительственном уровне к инициативе по совершенствованию гл. 54 ГК также отнеслись внимательно и позитивно. Вопрос обсуждался 11 октября 2010 г. на встрече «Деловой России» с Председателем Правительства РФ В.В. Путиным, который поручил его Министерству экономического развития. Министр Э.С. Набиулина, ее заместители И.Е. Манылов и А.Е. Лихачев, другие сотрудники министерства на деле поддержали возможность развития франчайзинга в России. В частности, по решению МЭР в июне 2011 года в программу ежегодного Петербургского международного экономического форума впервые была включена секция «Франчайзинг: Национальный приоритет в глобальном контексте», в рамках которой было проведено обсуждение различных аспектов совершенствования гл. 54 ГК. Руководители и специалисты Минэкономразвития приняли активное участие в разработке законопроекта, настояв на внесении в текст ряда существенных изменений. Также инициатива прошла обсуждение и получила деятельную поддержку на руководящем уровне в ряде связанных с проблематикой ведомств, включая Минпромторг, Минобрнауки и Роспатент.

Законопроект требовал тщательной юридической проработки, в том числе было необходимо, чтобы предлагаемые усовершенствования гл. 54 ГК соответствовали общей структуре и «букве» всего Гражданского кодекса. В этом большую роль сыграл Исследовательский центр частного права при Президенте РФ. Данному вопросу большое внимание уделяли Первый заместитель Председателя Совета Исследовательского центра проф. А.Л. Маковский и руководитель отдела законодательства об интеллектуальных правах Е.А. Павлова. В значительной степени результаты их работы учитывались также Государственно-правовым управлением Президента. Государственно-правовое управление детально рассматривало законопроект по совершенствованию гл. 54 ГК на разных этапах его обсуждения. Вопрос был не только глубоко изучен сотрудниками аппарата ГПУ, но и стал предметом отдельного большого совещания, специально проведенного начальником ГПУ Л.И. Брычевой, при этом особо пристальное внимание уделялось возможному влиянию изменений на интересы конечных потребителей продукции и услуг франчайзинга.

В Государственной Думе проект был подготовлен к рассмотрению профильным Комитетом по экономической политике и предпринимательству, председатель которого Е.А. Федоров совместно с депутатом В.А. Головневым и другими 17 июня 2010 года внесли его на рассмотрение ГД РФ.

Поскольку законопроект предусматривал изменения в Гражданском кодексе, работа по нему была передана в Комитет по гражданскому, уголовному и процессуальному законодательству ГД. 26 ноября 2010 года Законопроект №392449-5 «О внесении изменений и дополнений во II часть ГК РФ» был единогласно принят в первом чтении.

Далее законопроект был существенно доработан рабочей группой под энергичным руководством заместителя председателя Комитета по гражданскому, уголовному и процессуальному законодательству ГД В.С. Груздева.

6 июля 2011законопроект был принят во втором и третьем чтениях Государственной Думой, 13 июля — одобрен Советом Федерации, 18 июля 2011 года Федеральный закон N 216-ФЗ «О внесении изменений в Часть вторую Гражданского Кодекса Российской Федерации» был подписан Президентом Российской Федерации Д.А. Медведевым. В соответствии со статьей 2 закон вступит в силу через 90 дней после официальной публикации.

Внесение изменений в гл. 54 Гражданского Кодекса стало возможным в результате большой государственной поддержки на федеральном уровне. Согласованию проекта закона способствовало то, что его принятие не подразумевало дополнительных затрат из федерального бюджета и государственных бюджетов других уровней и не приводило к необходимости корректировок, ранее заключенных на территории Российской Федерации договоров коммерческой концессии. Кроме того, несмотря на существенность предлагаемых улучшений, проект не требовал изменений структуры глав и статей Гражданского Кодекса.

Следует отметить, что во всех высоких инстанциях рассмотрение предложений по изменению гл. 54 Гражданского кодекса было тщательным и всесторонним. Ни разу решение не принималось «с ходу», везде вопросы сначала подробно готовились выделенными исполнителями, затем руководители очень высокого уровня лично разбирались в проблеме. Каждый раз рассмотрение шло с учетом мнений интересов не только инициаторов предложений, но и представителей малого бизнеса (франчайзи), конечных потребителей и экономики России в целом.

Российская Ассоциация Франчайзинга считает, что принятие Федерального закона № 216-ФЗ — это важное достижение на пути создания работоспособной и сбалансированной системы франчайзинга в России, а процесс его быстрого принятия представляет собой положительный пример заботы государства о развитии бизнеса и конструктивного взаимодействия различных организаций и ведомств.