Ч 2 ст 233 ук рб

Рубрики Наша практика

Оглавление:

Статья 233. Уголовного кодекса РБ
Незаконная предпринимательская деятельность

1. Предпринимательская деятельность, осуществляемая без государственной регистрации либо без специального разрешения (лицензии), когда такое специальное разрешение (лицензия) обязательно (незаконная предпринимательская деятельность), сопряженная с получением дохода в крупном размере, –

наказывается штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до двух лет, или лишением свободы на срок до трех лет.

2. Действия, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, совершенные лицом, ранее судимым за преступление, предусмотренное настоящей статьей, а равно незаконная предпринимательская деятельность, сопряженная с получением дохода в особо крупном размере, –

наказываются ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

3. Действия, предусмотренные частями 1 или 2 настоящей статьи, совершенные организованной группой, –

наказываются лишением свободы на срок от двух до семи лет с конфискацией имущества или без конфискации и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

1. Под доходом от незаконной предпринимательской деятельности следует понимать всю сумму выручки в денежной или натуральной форме без учета затрат на ее получение. Доход, полученный в натуральной форме, подлежит определению в денежном выражении.

2. Доход от незаконной предпринимательской деятельности признается полученным в крупном размере, если он в тысячу и более раз превышает размер базовой величины, установленный на день совершения преступления, в особо крупном размере – в две тысячи пятьсот и более раз превышает размер такой базовой величины.

Уголовный Кодекс Республики Беларусь
Статья 233. Незаконная предпринимательская деятельность

1. Предпринимательская деятельность, которая в соответствии с законодательными актами является запрещенной либо осуществляется без регистрации в установленном законодательными актами порядке или без специального разрешения (лицензии), когда такое специальное разрешение (лицензия) обязательно (незаконная предпринимательская деятельность), сопряженная с получением дохода в крупном размере, –

наказывается штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или арестом, или ограничением свободы на срок до двух лет, или лишением свободы на срок до трех лет со штрафом или без штрафа.

2. Действия, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, совершенные лицом, ранее судимым за преступление, предусмотренное настоящей статьей, либо сопряженные с привлечением денежных средств, электронных денег или иного имущества граждан, если выплата дохода или возврат денежных средств, электронных денег или иного имущества осуществляются полностью или частично за счет привлеченных денежных средств, электронных денег или иного имущества других граждан, а равно незаконная предпринимательская деятельность, сопряженная с получением дохода в особо крупном размере, –

наказываются штрафом, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом или без штрафа и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

3. Действия, предусмотренные частями 1 или 2 настоящей статьи, совершенные организованной группой, –

наказываются штрафом или лишением свободы на срок от двух до семи лет с конфискацией имущества или без конфискации со штрафом и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

1. Под доходом от незаконной предпринимательской деятельности, которая в соответствии с законодательными актами является запрещенной либо осуществляется без регистрации в установленном законодательством порядке, следует понимать всю сумму выручки (дохода – для индивидуальных предпринимателей, применяющих общий порядок налогообложения) в денежной или натуральной форме без учета затрат на ее (его) получение. Доход, полученный в натуральной форме, подлежит определению в денежном выражении.

Под доходом от незаконной предпринимательской деятельности, осуществляемой без специального разрешения (лицензии), следует понимать сумму выручки (дохода – для индивидуальных предпринимателей, применяющих общий порядок налогообложения) от реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, полученной (полученного) по этой деятельности, за вычетом косвенных налогов, а также понесенных при осуществлении указанной деятельности документально подтвержденных затрат по производству и реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, учитываемых при применении общего порядка налогообложения (в том числе таких затрат, понесенных в период применения особого режима налогообложения). Доход, полученный в натуральной форме, подлежит определению в денежном выражении.

Под доходом от незаконной предпринимательской деятельности, сопряженной с привлечением денежных средств, электронных денег или иного имущества граждан, следует понимать всю сумму (стоимость) привлеченных денежных средств, электронных денег или иного имущества. Доход, полученный в натуральной форме, подлежит определению в денежном выражении.

2. Доход от незаконной предпринимательской деятельности, которая в соответствии с законодательными актами является запрещенной либо осуществляется без регистрации в установленном законодательством порядке, признается полученным в крупном размере, если он в тысячу и более раз превышает размер базовой величины, установленный на день совершения преступления, в особо крупном размере – в две тысячи пятьсот и более раз превышает размер такой базовой величины.

Доход от незаконной предпринимательской деятельности, осуществляемой без специального разрешения (лицензии), признается полученным в крупном размере, если он в двести пятьдесят и более раз превышает размер базовой величины, установленный на день совершения преступления, в особо крупном размере – в тысячу и более раз превышает размер такой базовой величины.

Доход от незаконной предпринимательской деятельности, сопряженной с привлечением денежных средств, электронных денег или иного имущества граждан, признается полученным в крупном размере, если он в тысячу и более раз превышает размер базовой величины, установленный на день совершения преступления.

НЕЗАКОННАЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. НОВОЕ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Опубликовано 02 04 2015

Законом от 5 января 2015 года в уголовное законодательство, запрещающее незаконную предпринимательскую деятельность в Республике Беларусь, внесены существенные изменения, касающиеся как мер наказания, так и перечня запрещенных деяний.

Неизменным осталось то, что для квалификации по ст. 233 Уголовного кодекса Республики Беларусь деяния, помимо иных признаков, должны иметь все признаки предпринимательской деятельности. Определение понятия «предпринимательская деятельность» содержится в ст. 1 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Так, предпринимательская деятельность — это самостоятельная деятельность юридических и физических лиц, осуществляемая ими в гражданском обороте от своего имени, на свой риск и под свою имущественную ответственность и направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи вещей, произведенных, переработанных или приобретенных указанными лицами для продажи, а также от выполнения работ или оказания услуг, если эти работы или услуги предназначаются для реализации другим лицам и не используются для собственного потребления.

После принятия Закона от 5 января 2015 года предпринимательская деятельность, сопряженная с получением дохода в крупном размере, запрещена ст. 233 Уголовного кодекса Республики Беларусь при любом из следующих условий:

1) деятельность является запрещенной;

2) деятельность осуществляется без регистрации;

3) деятельность осуществляется без специального разрешения (лицензии), когда такое разрешение (лицензия) обязательно.

Нововведением стало признание предпринимательской деятельности незаконной при условии ее запрещенности. Таким образом, произошла криминализация действий, которые ранее влекли административную ответственность в соответствии с ч.2 ст. 12.7 Кодекса об административных правонарушениях, при получении дохода в крупном размере .

Внесенные в ч.2 ст. 233 Уголовного кодекса Республики Беларусь изменения, по мнению некоторых исследователей, криминализировали деятельность по созданию и участию в финансовых пирамидах, а именно действия, сопряженные с привлечением денежных средств, электронных денег или иного имущества граждан, если выплата дохода или возврат денежных средств, электронных денег или иного имущества осуществляются полностью или частично за счет привлеченных денежных средств, электронных денег или иного имущества других граждан. Анализ внесенных изменений и судебной практики позволяет сделать вывод, что указанные действия были запрещены ст. 233 Уголовного кодекса Республики Беларусь и ранее . Так, Минский городской суд в одном из приговоров провел аналогию между указанной деятельностью и банковской деятельностью и привлек лиц к уголовной ответственности по ст. 233 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Существенные изменения внесены в определение дохода от незаконной предпринимательской деятельности. Так, в настоящее время существует три подхода к определению дохода от незаконной предпринимательской деятельности:

1 — под доходом от незаконной предпринимательской деятельности, которая в соответствии с законодательными актами является запрещенной либо осуществляется без регистрации в установленном законодательством порядке, понимается вся сумма выручки в денежной или натуральной форме без учета затрат на ее (его) получение;

2 — под доходом от незаконной предпринимательской деятельности, осуществляемой без специального разрешения (лицензии), понимается сумма выручки от реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, полученной (полученного) по этой деятельности, за вычетом косвенных налогов, а также понесенных при осуществлении указанной деятельности документально подтвержденных затрат по производству и реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, учитываемых при применении общего порядка налогообложения (в том числе таких затрат, понесенных в период применения особого режима налогообложения);

3 — под доходом от незаконной предпринимательской деятельности, сопряженной с привлечением денежных средств, электронных денег или иного имущества граждан, понимается вся сумма (стоимость) привлеченных денежных средств, электронных денег или иного имущества.

Определение размера дохода от незаконной предпринимательской деятельности как крупного и особо крупного также претерпело изменение:

— доход от незаконной предпринимательской деятельности, которая в соответствии с законодательными актами является запрещенной либо осуществляется без регистрации в установленном законодательством порядке, признается полученным в крупном размере, если он в тысячу и более раз превышает размер базовой величины, установленный на день совершения преступления, в особо крупном размере — в две тысячи пятьсот и более раз превышает размер такой базовой величины;

— доход от незаконной предпринимательской деятельности, осуществляемой без специального разрешения (лицензии), признается полученным в крупном размере, если он в двести пятьдесят и более раз превышает размер базовой величины, установленный на день совершения преступления, в особо крупном размере — в тысячу и более раз превышает размер такой базовой величины;

— доход от незаконной предпринимательской деятельности, сопряженной с привлечением денежных средств, электронных денег или иного имущества граждан, признается полученным в крупном размере, если он в тысячу и более раз превышает размер базовой величины, установленный на день совершения преступления.

Что же касается размера ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность, то следует отметить расширение сферы применения штрафа как в качестве основного, так и в качестве дополнительного наказания. В этой связи обратим внимание на внесенные изменения в ст. 50 Уголовного кодекса Республики Беларусь, согласно которым максимальный размер штрафа по экономическим преступлениям увеличен с 1000 базовых величин до 5000 базовых величин, а минимальный с 30 базовых величин до 300 базовых величин.

Последние новости

Фалеристы (коллекционеры орденов, медалей, нагрудных знаков) в Беларуси ожидают вступления в

В настоящее время в Беларуси развивается институт найма жилых помещений коммерческого

В современном обществе граждане все чаще обращаются к проблеме защиты животных.

В настоящей статье проанализированы внесенные Законом Республики Беларусь от 5 января

2 апреля 2015 года был подписан Декрет №3, установивший сбор с

Законом от 5 января 2015 года в уголовное законодательство, запрещающее незаконную

Ст. 233 «Незаконная предпринимательская деятельность»

Объектом преступления является установленный гражданским кодексом и иными НПА РБ, порядок осуществления предпринимательской деятельности.

С объективной стороны незаконная предпринимательская деятельность выражается в 2 альтернативных формах:

  1. Предпринимательская деятельность, осуществляемая без государственной регистрации.
  2. Предпринимательская деятельность, осуществляемая без специального разрешения или лицензии, когда такое разрешение (лицензия) обязательно.

Незаконная предпринимательская деятельность влечет уголовную ответственность, если она:

Сопряжена с получением дохода (сделка, ущерб, нажива) в крупном размере по ч. 1 ст. 233 (это 250 и более раз превышающей б.в.);

Сопряжена с получением дохода в особо крупном размере (1 000 и более раз) либо совершена лицом, ранее судимым за преступление, предусмотренное этой статьей (ч. 2 ст. 233);

Осуществляемая, организованной группой (ч. 3 ст. 233).

Названные признаки состава преступления, помещенные в разных частях статьи 233 являются альтернативными, не связанными между собой, поэтому совершение незаконной предпринимательской деятельности лицом, ранее судимым по ст. 233 УК РБ или организованной группой уголовно наказуема вне зависимости от того, получен ли от такой деятельности доход в крупном или особо крупном размере.

При наличии одного или нескольких из указанных альтернативных признаков состава преступления, квалифицирование действий лица в качестве незаконной предпринимательской деятельности лишь при условии, что такие действия содержат признаки предпринимательской деятельности.

Предпринимательская деятельность является самостоятельной деятельностью юридических и физических лиц, осуществляющие ими в гражданском обороте от своего имени на свой риск и под свою имущественную ответственность и направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажей вещей, произведенных, переработанных или приобретенных указанными лицами для продажи, а также от выполнения работ или оказания услуг, если эти работы или услуги предназначаются для реализации другим лицам и не используются для собственного потребления.

Признаки предпринимательской деятельности:

  1. Осуществление юридическим или физическим лицом в гражданском обороте;
  2. Является самостоятельной, так как осуществляет от своего имени на свой риск и под свою имущественную ответственность;
  3. Направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажей вещей либо выполнение работ или оказание услуг, при этом деятельность по продаже вещей, выполнению работ или оказанию услуг должна отвечать следующим обязательным признакам:
    1. Лицо, осуществляемое деятельность по продаже вещей, которые были произведены, переработаны или приобретены им для продажи;
    2. Лицо выполняет работы или оказывает услуги, которые предназначаются для реализации другим лицам и не используются для собственного потребления.

Предпринимательская деятельность признается незаконной и влечет ответственность по ст. 233 не только ввиду осуществления ее без специального разрешения (лицензии), но и тогда, когда действия полученного специального разрешения (лицензии) просрочено, приостановлено, аннулировано, прекращено либо предприниматель лишен такого разрешения, или ре осуществляет деятельность не указанную в специальном разрешении (лицензии).

Под доходом от незаконной предпринимательской деятельности следует понимать всю сумму выручки в денежной или натуральной форме без учета затрат на ее получение.

Доход, полученный в натуральной форме, подлежит определенного в денежной форме выражения.

Оправдательный приговор: незаконная предпринимательская деятельность (ст. 233 УК). Деятельность не осуществлялась в Беларуси и не является незаконной. Деятельность без регистрации постоянного представительства не образует данного преступления.

Судебная практика по уголовным делам

Илья ПАНКОВ,

магистр юридических наук,
адвокат Минской городской
коллегии адвокатов
+375296799407
www.advocateminsk.by

Адвокат по уголовным делам в Минске Панков Илья Игоревич осуществлял защиту по уголовному делу в Минском городском суде по первой инстанции гражданина В., который обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 14 и частью 2 статьи 233, а также частью 2 статьи 233 Уголовного кодекса Республики Беларусь (незаконная предпринимательская деятельность, сопряженная с намерением получения дохода в особо крупном размере, а также незаконная предпринимательская деятельность, сопряженная с получением дохода в особо крупном размере).

Оправдательный приговор по уголовному делу: незаконная предпринимательская деятельность (ст. 233 Уголовного кодекса Республики Беларусь)

Приговором Минского городского суда от 03.11.2011 г. обвиняемый В. был полностью оправдан по инкриминируемым ему преступлениям за отсутствием в его действиях состава преступления.

Данный приговор стал итогом ряда уголовных и хозяйственных рассмотрений дела в отношении гр-на В. и ООО «Н.» До момента рассмотрения данного уголовного дела в Минском городском суде (третье и итоговое судебное разбирательство по уголовному делу) защиту обвиняемого В. и представительство его интересов, а также интересов ООО «Н.» при проведении проверок и в ходе процедуры рассмотрения дела в хозяйственном производстве осуществлял адвокат Панков Игорь Алексеевич. На момент вступления в процесс адвоката Панкова Ильи Игоревича и в ходе дальнейшего рассмотрения дела, позиция по делу была согласована с адвокатом Панковым Игорем Алексеевичем и осталась неизмененной.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого:

Эпизод 1. В., являясь учредителем и директором ООО «Н.» (Российская Федерация, г. Смоленск) в период с 19 августа 2005 г. по 05 сентября 2007 г., действуя из корыстных побуждений, осуществлял на территории Республики Беларусь незаконную предпринимательскую деятельность без государственной регистрации, связанную с оптовой торговлей продукцией ОАО «М.», сопряженную с намерением получения дохода в особо крупном размере, однако не довел преступление до конца по независящим от него обстоятельствам, в связи с отсутствием спроса на реализуемую продукцию и ее браком.

Эпизод 2. Он же, ранее совершив вышеописанное преступление, являясь учредителем и директором ООО «Н.». (Российская Федерация, г. Смоленск), в период с 19 августа 2005 г. по 13 декабря 2007 года, действуя из корыстных побуждений, осуществлял на территории Республики Беларусь незаконную предпринимательскую деятельность без государственной регистрации, связанную с оптовой торговлей ОАО «М.», сопряженную с получением дохода в особо крупном размере.

Данные преступления, по мнению стороны обвинения, В. совершил при следующих обстоятельствах.

В., являясь работником ОАО «М»., учредил и возглавил иностранный субъект хозяйствования – ООО «Н.» (Российская Федерация, г. Смоленск), после чего, не имея разрешения Министерства иностранных дел Республики Беларусь на открытие представительства ООО «Н.» в Республике Беларусь, не осуществив в установленном порядке постановку данного общества на учет в налоговых органах Республики Беларусь, использовал реквизиты ООО «Н.» для осуществления на территории Республики Беларусь незаконной предпринимательской деятельности без государственной регистрации, связанной с оптовой торговлей продукцией ОАО «М.»

В период с августа 2005 г. по апрель 2007 г. В. разместил основные средства и документы бухгалтерского учета ООО «Н.» на территории ОАО «М.», осуществлял на территории ОАО «М.» фактическое управление деятельностью ООО «Н.»., руководство его бухгалтерским и налоговым учетом, а также распоряжение расчетным счетом (посредством компьютерной программы удаленного доступа); использовал помещения ОАО «М.»., а также собственную квартиру в качестве складских площадей для хранения товара ООО «Н.».; использовал (с привлечением работников ОАО «М.») адрес, номера телефонов, средства связи ОАО «М.» для ведения переговоров и переписки с покупателями товаров по вопросам заключения и исполнения договоров между ними и ООО «Н.»; осуществлял с территории ОАО «М.» (с привлечением работников ОАО «М.») отпуск товара от ООО «Н.» в адрес российских покупателей и контроль за его оплатой.

В результате вышеописанных действий В. заключил от имени ООО «Н.». договор № Х от 25 августа 2005 г. с ОАО «М.» (со спецификациями и дополнительными соглашениями), получив по нему продукцию, которую впоследствии по Эпизоду 1 – пытался реализовать, а по Эпизоду 2 – реализовал в адрес российских субъектов хозяйствования, заключив с ними договоры купли-продажи, и неустановленных лиц.

Адвокат по уголовным делам Панков Илья Игоревич, защищая обвиняемого В. по уголовному делу о незаконной предпринимательской деятельности, в суде утверждал, главным образом, следующее.

1. В. и руководимое им предприятие ООО «Н.» не осуществляли предпринимательской деятельности на территории Республики Беларусь.

К предпринимательской деятельности в соответствии со ст. 1 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) относится только самостоятельная деятельность юридических лиц, осуществляемая ими в гражданском обороте от своего имени… и направленная на систематическое получение прибыли от . продажи вещей.

Причем в случае с ООО «Н.» для признания наличия предпринимательской деятельности на территории Республики Беларусь необходимо участие этого предприятия в гражданском обороте нашей страны от своего имени.

ООО «Н.» не участвовало в экономическом обороте Республики Беларусь. Все покупатели по договорам с ООО «Н.» находились на территории Российской Федерации. Оплата за полученный от ООО «Н.» товар осуществлялась российскими покупателями на расчетный счет предприятия в г. Смоленске. Там же были уплачены все налоги и сборы в бюджет Российской Федерации. Эти обстоятельства установлены в ходе проверки и в ходе судебных заседаний по настоящему делу.

В соответствии с п. 3 Постановления Президиума ВХС Республики Беларусь от 3 июня 2004 г. №19 «О некоторых вопросах определения критериев постоянного представительства для целей налогообложения» «для возникновения режима постоянного представительства для целей налогообложения необходимо осуществление предпринимательской деятельности резидента одного государства на территории другого государства через постоянное место деятельности (т.е. активное присутствие иностранной организации на территории другого государства, связанное с получением прибыли).

Прибыль от любой иной деятельности не является объектом налогообложения в Республике Беларусь в виду отсутствия экономических и юридических обстоятельств, указывающих на связь между степенью присутствия иностранной организации (т.е. осуществлением предпринимательской деятельности через постоянное представительство) и доходами, полученными иностранной организацией в Республике Беларусь в результате такого присутствия».

Никаких доходов, а тем более прибыли, на территории Республики или из источников, расположенных на ее территории, ООО «Н.» не получало.

Осуществление обществом «Н.» сбыта продукции в адрес российских покупателей с территории ОАО «М.» (находящегося на территории Республики Беларусь), не может расцениваться как предпринимательская деятельность на территории Республики Беларусь, исходя из следующего.

Отгрузка и перевозка товара из г. Минска в Российскую Федерацию осуществлялась транспортом ОАО «М.» и оформлялась заполненными этим предприятием товарно-транспортными накладными. Грузоотправителем во всех подобных ТТН указано ОАО «М.», а грузополучателем — ООО «Н.». Никем недействительными эти ТТН признаны не были. Они были предъявлены таможенным органам при пересечении Государственной границы, о чем на них имеется отметка. Кроме того, в материалах настоящего уголовного дела, а также в деле № xxx по заявлению ООО «Н.» о признании недействительным решения заместителя начальника Инспекции МНС по Н-скому району г. Минска от 6 ноября 2007 г., находящемся в производстве Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь, имеются грузовые таможенные декларации, в которых в графе 17 страной назначения указана Российская Федерация, грузоотправителем указано ОАО «М.», а грузополучателем — ООО «Н.». На каждой такой декларации также имеется отметка таможенных органов. Соответственно, сбыт продукции с территории Республики Беларусь в Российскую Федерацию осуществляло ОАО «М.» (Республика Беларусь), а не ООО «Н».

В п. 6 Постановления Президиума ВХС Республики Беларусь от 3 июня 2004 г. №19 указано, что Налоговый кодекс Беларуси (далее – НК) не содержит определение понятия «место деятельности», устанавливая критерии определения места реализации товаров (статья 32 НК) и места реализации работ, услуг (статья 33 ГК).

Статьей 32 НК определено, что местом реализации товаров признается территория Республики Беларусь, если товар находится на территории Республики Беларусь и не отгружается и не транспортируется и (или) товар в момент начала отгрузки или транспортировки находится на территории Республики Беларусь.

В соответствии со ст. 428 ГК в случаях, когда из договора не вытекает обязанность продавца по доставке товара или передаче товара в месте его нахождения покупателю, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику или организации связи для доставки покупателю, если договором не предусмотрено иное. Аналогичная норма содержится в ГК РФ (ст. 458).

Согласно п.п. 1.4. и 4.1 договора, заключенного ООО «Н.» и ОАО «М.» продавец обязан был поставлять товар российским покупателям посредством отправления им почтовых посылок с товаром.

Установлено, что приобретенная у ОАО «М.» продукция доставлялась транспортом ОАО «М.» на территорию РФ и реализовывалась ООО «Н.» в адрес российских покупателей через организацию почновой связи ФГУП «Почта России» и экспедиционные компании (ООО «А.»), в момент начала отгрузки и транспортировки товар по договорам, заключенным между ООО «Н.» и российскими покупателями, находился на территории РФ. В этой связи нельзя согласиться с доводом стороны обвинения о том, что реализация товара с главпочтамта в г. Смоленске является лишь формальностью.

Соответственно территория Республики Беларусь постоянным местом деятельности ООО «Н.», а именно местом реализации товара не являлась.

Таким образом, ООО «Н.» реализовывало приобретенную у ОАО «М.» продукцию своим покупателям на территории Российской Федерации, что не позволяет квалифицировать действия ООО «Н.» как осуществление им предпринимательской деятельности на территории Республики Беларусь.

Кроме того, этот же вывод документально подтверждается имеющимися в материалах дела товарными накладными российского образца, выписанными ООО «Н.», в которых грузоотправителем было указано это предприятие, а грузополучателем — российские покупатели продукции. Эти товарные накладные были использованы ООО «Н.» только на территории России и подтверждают факт сбыта продукции именно там. Соответственно, вся предпринимательская деятельность ООО «Н.» осуществлялась только на территории Российской Федерации. Об этом свидетельствуют также факты, на которые обращает внимание сторона обвинения: посылки с товаром и ТТН российского образца запаковывались на территории ОАО «М.» и не распаковывались до доставки на территорию РФ, что исключает вероятность реализации продукции ООО «Н.» российским покупателям на территории Беларуси.

2. На территории ОАО «М.» ООО «Н.» и В. производили только закупку товара и осуществляли вспомогательную деятельность для ООО «Н.», что не требует получения разрешения в Министерстве иностранных дел Республики Беларусь на открытие представительства иностранной организации.

В соответствии с п. 3-б ст. 5 Соглашения между Правительством Республики Беларусь и Правительством Российской Федерации «Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов в отношении налогов на доходы и имущество» (далее – Соглашение) термином «постоянное представительство» не охватывается содержание постоянного места деятельности исключительно для целей закупки товаров или изделий и осуществления вспомогательной деятельности.

Обвиняемый В. и руководимое им предприятие ООО «Н.» производили на территории Республики Беларусь закупку продукции, произведенной ОАО «М», и осуществляли вспомогательную деятельность, выразившуюся в формировании партий этой продукции и оформлении товаросопроводительной документации с целью ее последующей реализации в Российской Федерации.

Причем поиск клиентов для ООО «Н.» производился силами ОАО «М»., поскольку это было предусмотрено заключенным между данными организациями договором. Отмечу, что все допрошенные в качестве свидетелей работники ОАО «М.», осуществлявшие поиск потенциальных контрагентов для ООО «Н.», пояснили, что считали, что действовали от имени и в интересах ОАО «М.», т.к. поиск таких контрагентов напрямую влиял на отгрузки ОАО «М.» продукции собственного производства.

Соответственно, такие действия согласно подпункту «б» п.3 ст. 5 Соглашения и ст. 7 Закона Республики Беларусь «О налогах на доходы и прибыль» (действовавшего в период 2005-2007 г.г.) не могут образовывать постоянное представительство иностранной организации для целей ее налогообложения на территории Республики Беларусь. Именно такой вывод делает Первый заместитель Председателя ВХС Республики Беларусь Е.А. Смирнов в протесте от 9 сентября 2008 г. (на стр. 7) по делу № ххх по заявлению ООО «Н.» о признании недействительным решения заместителя начальника Инспекции МНС по Н-скому району г. Минска от 6 ноября 2007 г., И, главным образом, в связи с таким основанием В. и сторона защита не согласны с решением ВХС от 17.11.2009 г.

3. Получение разрешения на открытие постоянного представительства не является государственной регистрацией и необходимо только для постановки иностранного субъекта хозяйствования на налоговый учет в Республике Беларусь. Отсутствие разрешения не может расцениваться как незаконная предпринимательская деятельность без государственной регистрации, влекущая уголовную ответственность.

ООО «Н.» прошло государственную регистрацию в г. Смоленске. Министерство же иностранных дел Республики Беларусь государственной регистрации не осуществляет, а лишь выдает разрешение на открытие постоянного представительства иностранной организации, которое необходимо для постановки этой организации на налоговый учет.

Порядок открытия и деятельности в Республике Беларусь представительств иностранных организаций регламентирован постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 22.07.1997 г. № 929.
В период 2005-2007 г.г. порядок государственной регистрации и ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования был установлен Положением о государственной регистрации и ликвидации (прекращения деятельности) субъектов хозяйствования, утвержденным Декретом Президента Республики Беларусь от 16.03.1999 г.

Представительство организации в соответствии с п. 3 ст. 51 ГК и п. 2 Положения о порядке открытия и деятельности в Республике Беларусь представительств иностранных организаций не является юридическим лицом.

В перечень субъектов хозяйствования, подлежащих государственной регистрации, приведенный в п. 2 Положения о государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования, представительство организации не включено.

Само понятие «постоянное представительство» используется в Соглашении и Законе «О налогах на доходы и прибыль» только для целей налогообложения, о чем в каждом из них об этом имеется прямое указание (преамбула, ст.ст. 1, 2, 5 Соглашения; п. 3 ст. 7 Закона).

В пункте 3 Постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 03.06.2004 N 19 «О некоторых вопросах определения критериев постоянного представительства для целей налогообложения» содержится однозначное указание: «Понятие «постоянное представительство» носит не организационно-правовое значение, а значение, квалифицирующее деятельность иностранной организации, с которой связывается возникновение обязанности уплачивать налог на прибыль в Республике Беларусь».

Уже только вследствие данной нормы в каких-либо действиях обвиняемого В., анализируемых по настоящему делу, отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ст. 233 УК.

Таким образом, организационно-правовой формой предприятия или его структурным подразделением такое представительство не является и государственной регистрации не требует.

Выводы, аналогичные выводам защиты, изложены в заключении специалиста № с294 от 12 сентября 2011 г., подготовленном начальником отдела судебных экономических экспертиз управления экономических исследований ГУ «Центр судебных экспертиз и криминалистики Министерства юстиции Республики Беларусь» В.М. Жмайликом, имеющим высшее экономическое образование и прошедшим специальную подготовку по специальностям: 12.1 «Исследование записей бухгалтерского учета», 12.2 «Исследование показателей финансового состояния и финансово-экономической деятельности субъекта хозяйствования» на основе представленных основных документов, имеющихся в материалах дела.

Также аналогичные выводы изложены в заключении ГНУ «Институт государства и права НАН Беларуси» от 15 ноября 2006 г., подготовленном на основании нормативных актов, которые действовали на момент 2005-2007 г.г.; суть исследуемых отношений не изменились и на данный момент.

Выводы специалистов обоснованны, последовательны, непротиворечивы, заключения подготовлены и приобщены к делу в проядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, ходатайств о допросе специалистов, подготовивших заключения, сторона обвинения не заявляла. При таких обстоятельствах защита убеждена, что основания не доверять выводам специалистов и не учитывать доводы, изложенные в заключениях, при вынесении приговора отсутствуют.

Нельзя оставить без внимания довод стороны обвинения о том, что позиция обвиняемого в данной ситуации представляет собой «яркий пример фактически схемы по уклонению от налогообложения». Из этого довода следует, что сторона обвинения, хоть и косвенно, но все же признает, что в данной ситуации речь идет об уклонении от уплаты налогов, а не о незаконной предпринимательской деятельности, т.е. деятельности, осуществляемой без государственной регистрации. В любом случае уклонение от уплаты налогов нельзя приравнивать к деятельности без государственной регистрации в порядке ст. 233 УК, даже, если уклонение имеет место, хотя и данное обстоятельство сторона защиты категорически отрицает.

4. Выводы, содержащиеся в актах проверок, проведенных налоговыми органами, не основаны на документах, сами акты изготовлены с нарушением требований нормативных актов, не отвечают признаку допустимости доказательств и не могут быть положены в основу обвинения.

В соответствии с п. 18 Порядка организации и проведения проверок (ревизий) финансово-хозяйственной деятельности и применения экономических санкций, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь № 673 от 15 ноября 1999 г. (действовавшего в период 2005-2007 г.г.) не допускается включение в акт проверки различного рода не подтвержденных документально предположений и данных о деятельности проверяемого субъекта предпринимательской деятельности, а в самом акте должны быть соблюдены объективность, ясность и точность изложения выявленных фактов.

Документальным подтверждением хозяйственной операции является товарно-транспортная накладная. Проверяющим были представлены ТТН, заполненные работниками ОАО «М.», из которых следует, что это предприятие отгрузило продукцию ООО «Н.» в г. Смоленск. На этих ТТН имеются отметки таможенных органов. Из изложенного следует однозначный документально подтвержденный вывод о том, что экспортером продукции явилось не ООО «Н.», а ОАО «М.». Соответственно, имеется документальное подтверждение тому обстоятельству, что именно ОАО «М.» осуществляло сбыт продукции с территории Республики Беларусь в Российскую Федерацию.

Документального же подтверждения того, что сбыт продукции с территории Республики Беларусь российским покупателям осуществляло ООО «Н.», в материалах проверок, равно как и в материалах уголовного дела, не содержится.

Это обстоятельство признается Инспекцией МНС по г. Минску (имеется в деле), в котором содержится утверждение о том, что документально факт реализации товара ООО «Н.» на территории Республики Беларусь не установлен.

Утверждение о заключении сделок предприятием ООО «Н.» на территории ОАО «М.» противоречит Закону. Так, в соответствии с положениями п. 1 ст. 403 ГК договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Это означает, что подписание обвиняемым В. где бы то ни было проекта договора не является моментом его заключения. Договор считается заключенным только тогда, когда его подписала вторая сторона – покупатель продукции. А это происходило на территории Российской Федерации.

Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 403 ГК если в соответствии с законодательством для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества.

В актах проверок отсутствует ясность изложения, не указано, в чем конкретно выразилась предпринимательская деятельность ООО «Н.» на территории Республики Беларусь.

В нарушение требований п. 72 Главы 19 Инструкции о порядке организации и проведения проверок налоговыми органами (утв. Постановлением МНС Республики Беларусь № 124 от 29 декабря 2003 г. и действовавшей в период 2005-2007 г.г.) акты проверок не содержат разделов, описывающих фактическую деятельность ООО «Н.» в том виде, в котором она представлена на территории Республики Беларусь.

5. У обвиняемого В. в любом случае отсутствовал умысел на совершение незаконных действий

В судебном заседании установлено, что решение о создании ООО «Н.» было принято руководством ОАО «М.», а именно на заседании Наблюдательного совета для увеличения объемов продаж ОАО «М.» и поручено обвиняемому В. с требованием организовать работу ООО «Н.» с учетом полного информирования руководства ОАО «М.» о всей финансово-хозяйственной деятельности, что подтверждается протоколом заседания Наблюдательного совета ОАО «М.» от 23.06.2005 г., а также всеми допрошенными свидетелями. Также подтверждением этому служит коммерческое предложение, подготовленное работниками ОАО «М.», в котором ООО «Н.» представлено в качестве структурного подразделения, филиала ОАО «М.».

Это и было сделано обвиняемым В.: он организовал ООО «Н.» с учетом полного информирования руководства ОАО «М.» о всей финансово-хозяйственной деятельности. Допрошенными свидетелями подтверждается, что В. регулярно отчитывался о своей деятельности и сам считал ООО «Н.» неотъемлемой частью ОАО «М.».

Из показаний директора ОАО «М» гр-на М. усматривается, что юридические вопросы деятельности ООО «Н.» поручались проанализировать юридическому отделу ОАО «М.», и что начальник юридического отдела Г. пояснила ему, М., о том, что ООО «Н.» не нужно получать разрешение в МИД на открытие постоянного представительства, о чем он и сообщил обвиняемому В.

Начальник юридического отдела Г. показала в суде, что по вопросам представительства ООО «Н.» М. устно поручал ей произвести подборку документов, и если бы нормативные акты содержали требование создать представительство, она бы сообщила ему об этом.

Ни один из допрошенных свидетелей не пояснил, что обвиняемому В. говорили о необходимости обществу «Н.» получить разрешение в МИД на открытие представительства. Сам В. также данный факт отрицает.

Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.06.2001 N 6 «О судебной практике по делам о незаконной предпринимательской деятельности» незаконная предпринимательская деятельность характеризуется только умышленной виной в форме прямого (даже не косвенного!) умысла.

Согласно ст. 16 УПК сомнения в обоснованности предъявленного обвинения толкуются в пользу обвиняемого. Приговор не может быть основан на предположениях.

Выводы суда

Суд учел основные доводы, изложенные адвокатом Панковым Ильей Игоревичем по уголовному делу о незаконной предпринимательской деятельности (ст. 233 УК), и положил их в основу оправдательного приговора в связи с отсутствием в действиях В. состава преступления.

Оправдательный приговор вступил в законную силу и отменен не был.