Ч 1 ст 129 ук рф клевета

Рубрики Наша практика

Статья 129. Клевета

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ в статью 129 внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2010 г.

Статья 129. Клевета

1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на тот же срок.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ в часть вторую статьи 129 внесены изменения

2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ в часть третью статьи 129 внесены изменения

3. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

См. комментарии к статье 129 Уголовного кодекса РФ

Статья 129. Клевета

1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, —
наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.
2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, —
наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.
3. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —
наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

1. В соответствии со ст.21 Конституции Российской Федерации достоинство личности охраняется государством и ничто не может служить основанием для его умаления. ст.129 УК об уголовной ответственности за клевету является одной из государственных гарантий, обеспечивающих достоинство личности, включая судебную защиту.
2. Распространение заведомо ложных сведений — это сообщение одному или нескольким лицам вымышленных или искаженных сведений о другом человеке, его действиях или высказываниях. Ложные сведения могут быть распространены в любой форме: устно, письменно, в виде изображения.
3. Заведомость ложных сведений означает, что виновный осознает несоответствие или возможность несоответствия действительности сообщаемых им о другом человеке сведений. Предположение о том, что распространяемые сведения могут оказаться правдивыми (значит, возможно, и ложными), следует считать одним из проявлений заведомости и уголовную ответственность за клевету это не исключает.
4. Порочащими являются такие не соответствующие действительности сведения, которые содержат утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства или моральных принципов (совершение нечестного поступка, неправильное поведение в коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, репутацию) и умаляют его честь и достоинство (см. п.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992г. «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о защите чести и достоинства граждан и организаций». — Бюл. ВС РФ, 1992, No.11, с.7).
5. Честь и достоинство — это оценочные и связанные между собой нравственные категории. Отрицать или умалять эти качества другого человека значит позорить его в представлении других людей.
6. Другой оценочной категорией является новый для УК термин «репутация»; она, по нашему мнению, определяет статус (с позиций добропорядочности) человека в обществе, представление о нем других людей или представление о себе в собственном сознании. Вполне понятно, что в законе речь идет об опорочивании «хорошей» или «высокой» репутации хотя бы в представлении самого этого лица, которое считает себя оклеветанным.
7. Для наступления ответственности за клевету ложные сведения должны быть конкретными, т.е. должны содержать факты, поддающиеся проверке, например, ложное сообщение о том, что лицо заразилось ВИЧ-инфекцией или венерической болезнью, либо что оно состоит на учете в психоневрологическом диспансере. С другой стороны, сообщение о ком-то, что он «плохой» или «непорядочный» человек, недостаточно для признания этих утверждений клеветой.
8. Распространение о другом человеке сведений хотя и позорящих, но соответствующих действительности, не влечет уголовной ответственности за клевету. Равным образом эта ответственность исключается, если лицо, добросовестно заблуждаясь, распространяет позорящие сведения, которые не соответствуют действительности.
9. Потерпевшим при клевете может быть любое лицо, включая малолетних и лиц, страдающих психическим расстройством. По нашему мнению, законные представители этих лиц должны признаваться потерпевшими, если они настаивают в установленном порядке на уголовной ответственности виновного в клевете лица.
10. Оконченным преступлением клевету следует считать в момент распространения заведомо ложных сведений.
11. Субъективная сторона клеветы выражается только в прямом умысле. Для более полной характеристики преступления необходимо устанавливать мотив преступления (чаще всего это месть, зависть, хулиганские или карьеристские побуждения). Однако, неустановление мотива не является препятствием для наступления уголовной ответственности за клевету.
12. Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее шестнадцати лет, которое распространяет ложные порочащие сведения о потерпевшем. Автором ложных сведений может быть как сам распространитель, так и другое лицо.
13. Публичность выступления или публичная демонстрация в смысле ч.2 ст.129 УК означает доведение клеветнических измышлений до сведения многих лиц в газетах, журналах, любых иных средствах массовой информации, а также в выступлении на митинге, в лекции, при выкрикивании на улице, вывешивании в доступных для граждан местах листовок, обращений, заявлений и т.п. Представляется, что вывешивание в таких местах даже одного заявления или обращения не исключает признака публичности, поскольку и в этом случае факты или сведения, содержащие клевету, становятся известными неограниченному кругу людей.
14. О понятии тяжких и особо тяжких преступлений при клевете см. комментарий к ст.15 УК.
15. Клевету, соединенную с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, необходимо отграничивать от заведомо ложного доноса (см. комментарий к ст.306 УК). Как указал Пленум Верховного Суда РФ в п.14 постановления от 25 сентября 1979г. (в редакции от 21 декабря 1993г.) «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст.112, ч.1 ст.130 и 131 УК РСФСР», при заведомо ложном доносе умысел лица направлен на привлечение потерпевшего к уголовной ответственности, а при клевете — на унижение его чести и достоинства. В связи с этим при заведомо ложном доносе сведения о якобы совершенном преступлении сообщаются, как правило, органам, полномочным возбудить уголовное преследование (см. Сб. пост. Пленума Верх. Суда РФ. 1961-1993, М., 1994, с.280-231).
16. При отграничении клеветы от оскорбления необходимо учитывать, что обязательным элементом клеветы является распространение заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений о конкретных фактах, касающихся потерпевшего. Оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство. Если лицо, распространявшее ложные измышления, добросовестно заблуждалось относительно соответствия действительности распространяемых им сведений, но высказывания его носили оскорбительный характер, оно может быть привлечено к уголовной ответственности за оскорбление, а не за клевету (см. упомянутое постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 сентября 1979г. в редакции от 21 декабря 1993г.).
17. Верховный Суд РФ допускает идеальную совокупность клеветы и оскорбления, когда одним или несколькими действиями наносятся одновременно клевета и оскорбление как без отягчающих обстоятельств, так и при их наличии (см. Бюл. ВС РСФСР, 1991, No.8, с.8).

Клевета (ст. 129 УК РФ) Library UA

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Объектом преступления являются честь, достоинство и репутация личности.

Честь — это положительная общественная оценка личности, мера социальных, духовных качеств гражданина как члена общества.

Достоинство — это внутренняя самооценка собственных качеств, способностей, мировоззрения, своего общественного значения, а также качеств социальных групп, в которые входит потерпевший.

Репутация — это оценка добропорядочности лица, его деловых и личных качеств, общественного значения, компетентности, способностей. Честь, достоинство и репутация охраняются в соответствии со ст.ст.21 и 23 Конституции РФ. Некоторые разъяснения по применению законодательства в данной сфере даны в Постановлении Пленума ВС РФ № 10 от 1992 года «О некоторых вопросах при рассмотрении дел о защите чести и достоинства граждан и организаций» Потерпевшим может быть любое лицо. По смыслу, п.1 ст.152 ГК РФ ответственность может наступать и за клевету в отношении умершего лица, т.к. его честь и достоинство также охраняются законом. Клевета в отношении юридического лица не может рассматриваться как преступление, предусмотренное ст.129 УК РФ, т.к. речь идет о преступлениях против чести и достоинства личности.

Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, в связи с рассмотрением дел или материалов в суде, в отношении прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя в связи с производством предварительного расследования либо исполнением судебного акта влечет уголовную ответственность не по ст.129 УК РФ, а по ст.298 УК РФ.

Объективная сторона преступления выражается в действиях, связанных с распространением информации, порочащей честь и достоинство лица или подрывающих его репутацию.

Под распространением следует понимать сообщение этих сведений (информации) хотя бы одному лицу. Передача может производиться в любой форме – устной, письменной, а также в заявлениях, адресованных органами власти или должностным лицам.

Сведения должны порочить честь, достоинство или деловую репутацию потерпевшего, т.е. умалять их, давать негативную оценку качеств и поведения потерпевшего с точки зрения соблюдения норм закона, правил общежития и принципов общечеловеческой морали. Сведения о наличии у потерпевшего какой-либо болезни не могут рассматриваться как порочащие, если только такая болезнь не связана в общественном представлении с отрицательным поведением (алкоголизм, венерические болезни и т.п.). Эти сведения должны касаться конкретных фактов прошлой, настоящей или будущей жизни потерпевшего. Распространяемые сведения должны являться ложными, т.е. не соответствовать действительности. Диффамация, т.е. распространение позорящих сведений, не являющихся ложными, не является клеветой, но может квалифицироваться по ст.ст.137, 138, 183 УК РФ. Не является также преступлением распространение правдивых фактов, но неправильно интерпретированных.

Преступление является оконченным, если ложные сведения, порочащие другое лицо, стали известны хотя бы одному лицу.

Субъектом преступления является любое физическое, вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом (БВС. 1999, № 2, с.12). Виновный сознает, что распространяет ложные сведения, порочащие честь и достоинство другого лица, либо подрывающие его репутацию, и желает это сделать. Если гражданин заблуждается относительно ложности сведений, ответственности за клевету быть не может, хотя гражданско-правовые последствия, предусмотренные ст.152 ГК РФ, не исключаются. В то же время, может идти речь о посягательстве на охраняемую законом тайну (ст.ст.137, 138, 183 УК РФ), а при неприличной форме распространения сведений – об оскорблении (ст.130 УК РФ) (п.14 ППВС РСФСР от 25.09.79 № 4).

Клевету следует отличать о заведомо ложного доноса (ст.306 УК РФ), который всегда адресуется в правоохранительные органы, содержит информацию о совершенном потерпевшим преступлении и направлен не на опорочивание чести потерпевшего, а преследует цель привлечения его к уголовной ответственности (п.14 ППВС РСФСР от 25.09.79 № 4).

Дело о преступлении, предусмотренном ч.1 ст.129 УК РФ, возбуждается в соответствии с частью 2 ст. 20 УПК РФ лишь по жалобе потерпевшего (дело частного обвинения) и может быть прекращено за примирением сторон. Дело может быть возбуждено прокурором, следователем или дознавателем только при беспомощности потерпевшего.

Квалифицирующий признак преступления предусмотрен в части 2 ст. 129 -клевета в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Публичное выступление представляет собой сообщение клеветнической информации многочисленной аудитории на митинге. Публично демонстрирующееся произведение – это распространение информации с помощью средств, рассчитанных на массовое восприятие (книги, фильмы, компьютерные программы). Средства массовой информации – любая форма периодического распространения массовой информации: периодические печатные издания, радио, телевидение, видеопрограммы, кинохроника и др.

Особо квалифицирующий признак (часть 3) — клевета, соединенная с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Речь идет о конкретном содержании сведений при клевете — якобы о том, что потерпевший совершил деяние, подпадающее под норму УК РФ, верхний предел санкции которой превышает 5 лет лишения свободы.

Статья 129 УК РФ. Утратила силу.

Новая редакция Ст. 129 УК РФ

Статья 129. Утратила силу — Федеральный закон от 07.12.2011 N 420-ФЗ.

Комментарий к Статье 129 УК РФ

1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления (ст. 21 Конституции). Статья 23 Конституции предоставляет каждому гражданину право на защиту своей чести и доброго имени. Честь и достоинство охраняются нормами гражданского (ст. 1100 — 1101 ГК) и уголовного (ст. 129 — 130 УК) права.

2. Объект преступного посягательства — честь, достоинство и репутация человека.

2.1. Честь — это оценка личных и социальных качеств человека как гражданина общества. Честь — это внутреннее достоинство, доблесть, честность, благородство и чистая совесть.

2.2. Достоинство — самооценка гражданином собственных качеств и способностей, своего общественного значения.

2.3. Репутация — добропорядочность лица в обществе, его компетенция и способности, оцениваемые лицами, знающими потерпевшего.

3. Потерпевшим может быть любое частное лицо, в том числе и умершее. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава влечет УО по ст. 298.

4. Объективная сторона — распространение ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. При клевете сообщаются сведения о якобы действительных фактах, касающихся потерпевшего, будто бы имевших место в прошлом или существующих в настоящее время.

5. Для состава преступления необходимо, чтобы эти сведения были ложными, т.е. не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство лица или подрывающими его репутацию в глазах окружающих (членов семьи, знакомых, трудового коллектива и общества в целом). Порочащими являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства или моральных принципов (совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность — репутацию), которые умаляют его честь и достоинство. К таким сведениям также относится ложное сообщение о совершении потерпевшим преступления, безнравственного поступка, грубом нарушении правил общежития, заболевании ВИЧ-инфекцией или венерической болезнью и т.п. Эти сведения должны содержать описание конкретных фактов, а не общую оценку личных качеств или поведения потерпевшего. Для состава преступления безразлично, кто является автором ложных сведений.

6. Под распространением понимают сообщение сведений хотя бы одному третьему лицу. Преступление окончено (составами) в момент распространения ложных сведений, независимо от того, стали ли они известны потерпевшему.

7. Субъективная сторона — прямой умысел. Виновный осознает как ложность распространяемых сведений, так и их характер, порочащий честь и достоинство другого лица или подрывающий его репутацию. Мотивы, побудившие виновного распространить ложные сведения, порочащие потерпевшего (ревность, месть и др.), не имеют значения для квалификации деяния как преступного.

7.1. Лицо, добросовестно заблуждавшееся в ложном характере распространяемых им сведений, ответственности за клевету не несет.

8. Субъект преступного посягательства — вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

9. УО по ч. 1 коммент. статьи наступает лишь при наличии заявления потерпевшего или его законных представителей, если потерпевшим является несовершеннолетнее, недееспособное или умершее лицо. Принимая заявление о привлечении к УО за распространение заведомо ложных сведений, унижающих честь и достоинство или подрывающих репутацию потерпевшего, судья должен выяснить, в каком порядке заявитель просит защитить его интересы (уголовном или гражданско-правовом). При примирении сторон УД прекращается.

10. Клевета в публичном выступлении — распространение ложных сведений на собрании, митинге, демонстрации и при других формах общения граждан.

11. Клевета в публично выставленном произведении, т.е. в книге, листовке, плакате, находящихся в местах, доступных всем гражданам (выставка, витрина, стенд, и др.).

12. Клевета в СМИ — это опубликование ложных сведений, унижающих честь и достоинство человека, в печати (газетах, журналах, сборниках), трансляция по радио, телевидению, в сети Интернет, демонстрация с помощью кино- и видеофильмов и т.п.

13. Клевета может быть соединена с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (см. ч. 4 и 5 ст. 15).

14. Клевета отличается от заведомо ложного доноса тем, что при клевете распространяются любые ложные сведения, порочащие честь и достоинство гражданина (в том числе о мнимом преступлении), а при ложном доносе — лишь сведения, касающиеся совершения потерпевшим конкретного преступления. При клевете ложные сведения сообщаются любым лицам, в том числе представителям государственных и общественных организаций, а при ложном доносе ложные сведения о преступлении сообщаются в правоохранительные органы. При клевете умысел виновного направлен на унижение чести и достоинства потерпевшего, а при ложном доносе — на привлечение потерпевшего к УО.

15. Содеянное, предусмотренное ч. 1 и 2, относится к категории преступлений небольшой тяжести, ч. 3 — средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 129 Уголовного кодекса Российской Федерации

Комментарий к статье 129 УК в процессе написания. Заходите позже.

4.2.17. Клевета и оскорбление (ст. 129 и 130 УК РФ)

Клевета и оскорбление как преступления против чести и достоинств» личности (гл. 17 УК РФ) являются общими нормами по отношению к специ­альным, которые мы рассмотрели в предыдущих параграфах работы. То ест* такие посягательства, как неуважение к суду (ст.

‘ Ст 18 Закона об адвокатуре глава 52 УПК РФ и ар Подробно о (ара!ггиях независимости си гл

подлежат применению в случае конкуренции с общими — «общей» клеветой (ст. 129) и «общим» оскорблением (ст. НО) 249 .

Поскольку некоторые из специальных составов клеветы и оскорбления уже рассмотрены (гл. 4.2.2 — 4.2.4), обратим внимание лишь на различия в при­менении этих норм с деяниями, предусмотренными ст. 129 и 130 УК РФ.

«Обшая» клевета (ст. 129 УК РФ) и «специальная» клевета (ст. 298 УК рф) отличаются, прежде всего, по основному непосредственному объекту пося­гательства. В первом случае им является честь, достоинство и репутация лич­ности. Во втором — основным непосредственным объектом являются интересы правосудия и предварительного расследования, авторитет соответствующих ор­ганов. Честь, достоинство и репутация конкретных должностных лиц, участ­вующих в отправлении правосудия, являются дополнительными объектами.

Исходя из этого, потерпевшими в результате «специальной» клеветы, признаются соответствующие должностные лица или сотрудники, тогда как «общей» клеветой вред может быть причинен любому лицу, вне зависимости от должности и сферы деятельности.

«Специальная» клевета совершается в специфической обстановке — в связи с рассмотрением дел или материалов в суде либо в связи с производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта.

«Общая» клевета содержит один квалифицирующий признак, не извест­ный «специальной». Это признак публичности распространения заведомо лож­ных сведений (ч. 2 ст. 129 УК РФ). Все составы «специальной» клеветы содер­жат более строгие санкции, максимальная из которых — до 4 лет лишения сво­боды (по ч. 3 ст. 298 УК РФ).

По остальным признакам обе нормы совпадают. К типичным видам «об­щей» клеветы, совершаемой адвокатами в связи с осуществлением ими своих полномочии (см. Приложение 29), относятся следующие виды.

1. Клевета в отношении судьи, прокурора, следователя и других участни­ков уголовного судопроизводства, совершаемая формально, не в связи с осуще­ствлением ими своих полномочий в процессе, но с целью опорочить их профес­сиональную честь, достоинство и репутацию, иным образом воздействовать на них

Так, недобросовестный адвокат, собирая компромат на следователя, не г н>шается и информацией, не относящейся к его профессиональной деятельно- Ст и Чтобы воспрепятствовать расследованию, вывести следователя из психоло- г ического равновесия, просто навредить, такой адвокат может распространить заведомо ложные сведения о том, что тот, якобы, ведет аморальный образ жиз- Ни ! непорядочен в поступках и т.д. Характерно, что в такого рода примерах со с «°ром компромата распространение «общей» и «специальной» клеветы порой Пе Реплетаются и создают идеальные совокупности преступлений, а также сово-‘Ч’пность с воспрепятствованием правосудию и предварительному расследова-(ст. 294 УК РФ) и др. (см. 4.2.1).

‘(ее а ^Р» конк УР ен Ч ии обшей и специальной нормы применению подлежит i-пециальная См Кудряя-

» Общая теория квалификации преступлеяий — М. 1999 —С 220-224

2. Клевета в отношении свидетелей, потерпевших, экспертов, граждан, ских истцов, специалистов, переводчиков и иных участников уголовного судц, производства на всех его стадиях. Обратим внимание, что в отличие от «спецц, ального» оскорбления (ст. 297 и 319 УК РФ), законодатель не сформулировал «специальной» нормы о клевете против иных участников судопроизводства помимо судей, прокуроров, следователей и других должностных лиц.

Т.е. если, как это бывает нередко, защитник в судебном заседании рас-пространяет клеветнические заявления в отношении присутствующего потер­певшего, эксперта, свидетелей и др., его действия подлежат квалификации по ст. 129 УК РФ. Если же он оклеветал всех присутствующих в судебном заседа­нии лиц, например, заведомо ложно заявил, что каждый из присутствующих либо невменяем, либо злоумышленник, коль скоро считает его подзащитного виновным и т.п., его действия могут быть квалифицированы по совокупности ст. 129 и 298 УК РФ.

Особенно распространена в практике и общественно опасна клевета со стороны адвокатов в отношении лиц, дающих показания (заключение, перевод) в интересах стороны обвинения. Целью клеветы здесь чаще всего выступает желание добиться признания недопустимыми доказательств обвинения.

Так, по делам об изнасилованиях (ст. 131 УК РФ) часто недобросовест­ные адвокаты в ходе следствия (очных ставок с участием подзащитных и на других мероприятиях) и особенно в ходе судебного рассмотрения дела распро­страняют заведомо ложные заявления, что потерпевшая ведет распутный образ жизни, грубо спровоцировала его подзащитного на совершение преступления либо вообще инсценировала изнасилование с целью последующего шантажа мужчины. В подавляющем большинстве случаев подобного рода обвинения, а порой и оскорбления, со стороны защиты бывают заведомо ложными, т.е. пре­ступными. Подобные факты клеветы часто допускаются недобросовестными адвокатами в отношении свидетелей, экспертов, специалистов и других участ­ников процесса.

Здесь необходимо иметь в виду, что позиция адвоката во многом связана с позицией подзащитного, и если последний допускает заведомую клевету, то многие защитники считают своим долгом отстаивать ту же, заведомо ложную для себя позицию.

Вопрос об оценке действий защитника в такой ситуации весьма не прост. Во всяком случае «дублирование» заведомой клеветы как позиции подзащитнО» го, на наш взгляд, противоречит профессиональной адвокатской этике (с* 1 -гл. 10.2). Адвокат в подобной ситуации при обсуждении с клиентом линии за щиты должен разъяснить ему, что тот выбирает позицию уголовно-наказуем 0 » клеветы, и отказаться поддерживать такую позицию, что само по себе не явля­ется отказом от защиты, поскольку закон и нравственность в деятельности afl воката должна быть выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы ил» указания доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушенШ 0 правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены *° вокатом (ч. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики. См. гл. 6.1, 9.2).

Представляется, что в публичном выступлении в суде и на следствии за­щитник не должен повторять клеветнические заявления своего подзащитного, е должен прямо или косвенно поддерживать ложь. В противном случае он может быть привлечен к уголовной ответственности за клевету, равно как и его подзащитный. Вновь и вновь следует подчеркнуть, что ни обвиняемый, ни тем более его адвокат не вправе защищаться от обвинения преступными средства­ми. У них нет > и не может быть иммунитета от уголовной ответственности за зашиту, осуществляемую путем совершения каких-либо преступлений, в част­ности клеветы и оскорблений. В этом отношении никак нельзя согласиться с

позицией, занимаемой высшей судебной инстанцией .

Например, даже лживое обвинение свидетеля, потерпевшего в том, что тот дает заведомо ложные показания против обвиняемого, что, как известно, совершается и на следствии и в суде сплошь и рядом, может и должно квали­фицироваться как преступная клевета по ст. 129 УК РФ. Даже, несмотря на то, что это было сделано обвиняемым и его адвокатом исключительно с целью собственной защиты.

Клевета как способ защиты не может быть признана правомерной со ссылкой на необходимую оборону (ст. 37 УК РФ) или крайнюю необходимость (ст. 39 УК РФ). Необходимая оборона от правомерных действий недопустима. Норма о крайней необходимости здесь также не применима, поскольку клевета в интересах защиты не отвечает критерию предотвращения наличной опасно­сти, другим обязательным критериям данного основания, исключающего пре­ступность деяния 251 .

Ярким и весьма распространенным примером «общей» клеветы являются худшие варианты т.н. «коллизионной защиты», примеры которой уже приводи­лись. Соучастники в «групповом» преступлении очень часто не имеют доста­точного уровня порядочности, чтобы воздержаться от стремления свалить всю вину друг на друга. В результате расследование, а затем и судебное заседание превращается в свару, в которой обезумевшие от страха перед наказанием об- В1 *няемые поливают друг друга грязью, распространяют клеветнические сведе- н ия. порой даже не имеющие прямого отношения к предмету доказывания, не Зияющие на интересы лжеца. Не каждый адвокат способен выдержать этиче- ск ие правила и остаться действительно независимым совет-по правовым вопросам (п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре), а не соучастни-в преступной клевете сообщников друг на друга. Полагаем, что стороне об-и суду надлежит в соответствующих ситуациях фиксировать обстоя-и содержание этих клеветнических перепалок. Фиксация должна быть

Об этом см гл 4 2 4 и др

Курс уголовного права Общая часть Т 1/Подред НФ Кузнецовой и И М Тяжковой —М , 1999 С 450-462, 469-478

и процессуально и этически допустимой, чтобы в дальнейшем стать доказа­тельством преступной клеветы и/или оскорблений.

Вновь следует оговориться, что приведенные суждения носят спорный характер. В любом случае речь идет о посягательствах, носящих на практике «нераспознаваемый» характер (см. гл. 4.5.), подлежащих оценке с позиции ма­лозначительности (ч. 2 ст. 14 УК РФ). Что ж, когда-то нужно начинать приме­нять закон в соответствии с его буквой и смыслом!?

Сравнение «общего» оскорбления (ст. 130 УК РФ) и «специального» (ст. 297 и 319 УК РФ (гл. 4.2.2-4.2.3), в целом, выявляет те же закономерности, что и сравнение «общей» и «специальной» клеветы. Как и в предыдущем слу­чае, основные различия усматриваются по объекту, процессуальному и долж­ностному статусу потерпевших и по характеристике обстановки совершения оскорбления.

Как и «общая» клевета, «общее» оскорбление — удел, как правило, «но-квалифицированных» адвокатов. «Скандальный» адвокат вообще не может обойтись без оскорбительных действий против свидетелей, потерпевших, экс­пертов, иных участников судопроизводства, если те имеют несовпадающие с ним интересы или просто не понравятся «скандалисту».

И клевета и оскорбление — преступления, как правило, относящиеся к категории «явных» нарушений, направленных против субъектов расследования либо против доказательств (см. гл. З.1.). Несмотря на преобладание «благих на­мерений», т.е. в интересах подзащитного (см, гл. 3.1.), довольно часто, если не в большинстве случаев, в конечном счете, клевета и оскорбления только вредят подозреваемым и обвиняемым (см. приложение 3).

Своеобразной я опять-таки «нераспознаваемой» (гл. 4.1) формой клеветы и оскорблений являются действия недобросовестных адвокатов, чаще всего «коррумпированных», «неквалифицированных», направленные на дискредита­цию своих же коллег, а иначе сказать — конкурентов в борьбе за платную за­щиту.

Это в высшей степени аморальное поведение всеми адвокатами едино­душно признается грубейшим нарушением профессиональной этики’ 52 . Но оно же может быть квалифицировано и как преступление.

Так, чаще всего недобросовестный адвокат за глаза говорит о своих кон­курентах как о неквалифицированных специалистах, приводит ложные сведе­ния о проигранных ими делах, о том, что то или иное адвокатское образование вообще «не котируется», имеет дурную репутацию и т.п. «За глаза» и «по сек­рету» среди реальных и потенциальных доверителей, а также среди представи­телей стороны обвинения, судей распространяются заведомая клевета и ос­корбления адвокатов-конкурентов в незаконных и неэтичных методах работы.

Практические работники знают, что опытные следователи и судьи, порой, заранее задумываются над тем, кого из конкретных адвокатов в будущем стоит рекомендовать подследственным (подсудимым), в случае если такая

См , например, ст 15 Кодекса э гики Подробно в гл 92

ность представится . Недобросовестные, профессионально слабые и «коррум­пированные» адвокаты хорошо знают, как повлиять на такие раздумья. В част­ных беседах, как бы между делом, они рассказывают судьям и следователям различные небылицы про наиболее сильных, грамотных, опытных адвокатов, т.е тех, кто реально может составить конкуренцию, переманить платежеспо­собных доверителей, понравиться следователям и судьям и захватить тем са­мым «прикормленное место». Подбираются чаще всего такие заведомо ложные ком прматерналы, которые особенно «пугают», вызывают отвращение у следо­вателей и судей. Например, про конкурента говорят, что он «скандалист» (гл. 3.2.9), затягивает расследование, срывает следственные действия и судеб­ные заседания (гл. 5.15, 5.16), что он пойман при попытке проноса в СИЗО нар­котиков и иных запрещенных предметов (гл. 7.2), но дело «замяли», что ему опасно доверять материалы дела — может выдрать и уничтожить листы (гл. 4.2.6,4.2.10)ит.п.

Для потенциальных и реальных доверителей припасена уже совсем дру­гая информация: конкурент «коррумпирован» (гл. 3.2.11), работает против под­защитных (см. классификацию в гл. 3.1), вымогает деньги и допускает мошен­ничество (гл. 5.4.1), берет значительно большие гонорары по сравнению со сложившимися в регионе за подобные услуги, при этом деньги «не отрабатыва­ет» И Т.П.

Каждый опытный и квалифицированный адвокат время от времени с чув­ством растерянности, недоумения и негодования узнает, что по населенному пункту, региону о нем распространены грязные слухи, отталкивающие от него и доверителей, и должностных лиц суда, правоохранительных органов. Самим адвокатам, даже целым адвокатским образованиям, очень трудно бороться с этой патологией в рядах корпорации.

И здесь, как не странно это звучит, лучшим помощником адвокатуры бу­дут представители стороны обвинения. Согласованными с адвокатурой дейст­виями они помогут вывести на чистую воду и лишить статуса адвоката одного, двух таких клеветников и сплетников. Оставшиеся не пойманными, пожалуй, учтут опыт себе подобных.

Подчеркнем: к сожалению, наиболее действенным рычагом в таком деле будет именно привлечение таких адвокатов к уголовной ответственности по c t. 129 и 130 УК РФ и сопутствующим преступлениям. К сожалению, потому что, как уже упоминалось, «правило ч. 2 ст. 18» Закона об адвокатуре пригото­вило лазейку для тех, кто решил нарушать адвокатскую этику и закон безнака­занно 254 . Ничего не поделаешь — уголовный закон хоть далеко не прост и опе­ративен в применении, но зато, впредь, пока действует «правило ч. 2 ст. 18 за­кона», он является одним из надежных рычагов нейтрализации действий не­добросовестных адвокатов. Нужно лишь научиться использовать этот рычаг за­конно, эффективно, этично.

См например, характеристику «займиотношении должностных лиц с «контактными» адвокатами 32 10)