Арест не может быть наложен на незарегистрированное имущество

Рубрики Вопрос юристу

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 24 августа 2009 г. N 03АП-2589/2009 (ключевые темы: исполнительное производство — арест имущества — строительство — незавершенное строительство — право собственности)

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда
от 24 августа 2009 г. N 03АП-2589/2009

«24» августа 2009 г.

Резолютивная часть постановления объявлена «21» августа 2009 года.

Полный текст постановления изготовлен «24» августа 2009 года.

Третий арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Первухиной Л.Ф.,

судей: Демидовой Н.М., Дунаевой Л.А.,

при ведении протокола судебного заседания Скрипниковой И.П.,

от заявителя: Лившиц Ю.С., председателя Местной иудейской религиозной организации «Красноярское еврейское религиозное объединение» на основании протокола общего собрания от 15.03.2009, Шамрина Д.Н. — представителя по доверенности от 01.06.2009,

от ответчика: Кронидовой С.Ю. — на основании служебного удостоверения ТО N 082627,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Местной иудейской религиозной организации «Красноярское еврейское религиозное объединение» (г. Красноярск)

на решение Арбитражного суда Красноярского края

от 22 мая 2009 года по делу N А33-6653/2009, принятое судьей И.А. Раздобреевой,

Местная иудейская религиозная организация «Красноярское еврейское религиозное объединение» (далее — заявитель, МИРО «КЕРО») обратилась в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к судебному приставу-исполнителю межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Пусевой А.В. о признании незаконными действий по обращению взыскания и наложению ареста на имущество должника: «Объект незавершенного строительства, расположенный по адресу: г. Красноярск, пристройка к зданию Синагоги по ул. Сурикова, дом 65 в г. Красноярске», о чем составлен акт от 07.04.2009 г.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 22 мая 2009 года в удовлетворении заявления отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, МИРО «КЕРО» обратилось с апелляционной жалобой в Третий арбитражный апелляционный суд, мотивируя следующими доводами:

— в силу пункта 5 статьи 21 Федерального Закона «О свободе совести и религиозных объединениях» если имущество религиозной организации является движимым или недвижимым и используется для богослужебных целей, то обращение взыскания на него невозможно, независимо от факта, утвержден ли Правительством Российской Федерации перечень видов имущества богослужебного назначения,

— судебному приставу-исполнителю, прежде чем обращать взыскание на пристройку к зданию синагоги по ул. Сурикова, 65 г. в Красноярске, следовало установить, используется ли этот объект в богослужебных целях,

— до тех пор, пока Правительством Российской Федерации не установлен перечень видов имущества богослужебного назначения, следует руководствоваться понятием данного имущества, данным в постановлении Правительства Российской Федерации от 30.06.2001 N 490.

В судебном заседании представитель МИРО «КЕРО» подтвердил отсутствие технического паспорта и государственной регистрации права общества на пристройку к зданию синагоги по ул. Сурикова, 65 в момент составления акта о наложении ареста 07.04.2009 и в настоящее время.

Межрайонный отдел судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Управления Федеральной службы судебных приставов по Красноярскому краю не согласился с доводами апелляционной жалобы по основаниям, изложенным в возражениях на жалобу от 22.07.2009, 21.08.2009. В судебном заседании представитель межрайонного отдела пояснила: право собственности на пристройку к зданию Синагоги за МИРО «КЕРО» не зарегистрировано. После возбуждения исполнительного производства 19.11.2008 постановление о наложении ареста на спорное здание (в качестве обеспечительной меры) не выносилось. Акт описи и ареста от 07.04.2009 является мерой принудительного исполнения исполнительного документа, при этом процедура, предусмотренная статьей 66 N 229-ФЗ судебным приставом-исполнителем не применялась.

Общество с ограниченной ответственностью «Гражданстрой» (взыскатель) не согласилось с доводами апелляционной жалобы по основаниям, изложенным в отзыве, полагает, что спорный объект незавершенного строительства относится к недвижимому имуществу, незарегистрированное право должника на данный объект не является препятствием для обращения взыскания на него.

Общество с ограниченной ответственностью «Гражданстрой», надлежащим образом извещенное о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы (приложение к протоколу от 22.07.2009), в судебное заседание своего представителя не направило, в связи с чем дело рассматривается в его отсутствие в соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

До начала исследования доказательств представитель заявителя обратился к суду с ходатайством о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств, подтверждающих, что спорное имущество является действующей синагогой (письмо Главного Раввина России Бер-Лазара от 03.08.2009, список действующих синагог от 03.08.2009, заключение по результатам обследования строительных конструкций нежилого здания — пристройки к зданию модельного дома — синагоги, расположенного по адресу: г. Красноярск, ул. Сурикова, 65 с приложениями, письмо администрации губернатора Красноярского края от 12.08.2009 в Федерацию Еврейских обществ России). Невозможность представления указанных документов в суд первой инстанции мотивирована тем, что у ответчика и взыскателя (ООО «Гражданстрой») отсутствовали сомнения в отношении богослужебного назначения пристройки к зданию синагоги.

Представитель ответчика не возражал против удовлетворения ходатайства, представил дополнение от 21.08.2009 к возражениям на апелляционную жалобу.

Руководствуясь статьей 159 , частью 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, учитывая, что копии документов направлены сторонам по почте, суд апелляционной инстанции определил: удовлетворить заявленное ходатайство, приобщить представленные документы к материалам дела.

Законность и обоснованность принятого решения проверены в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства, имеющие существенное значение для рассмотрения спора.

Решением по делу N А33-5792/2007 от 12.05.2008 г с местной иудейской религиозной организации «Красноярское еврейское религиозное объединение» взыскано в пользу общества «Гра-жданстрой» 7 805 019, 64 рублей, в том числе 5 727 985 рублей основного долга, 2 077 034, 64 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.

Во исполнение указанного решения 18.11.2008 г выдан исполнительный лист N 257086 на взыскание суммы основного долга, процентов за пользование чужими денежными средствами и госпошлины, всего на сумму 7 854 544, 74 рублей, на основании которого судебным приставом-исполнителем Пусевой А.В. 19.11.2008 возбуждено исполнительное производство N 13359/АВ/2008.

В рамках осуществления исполнительных действий по указанному исполнительному документу судебным приставом-исполнителем Пусевой А.В. 07.04.2009 в присутствии председателя МИРО «КЕРО» Лившица Ю.С., представителя ООО «Гражданстрой» Шпагиной Е.В., двух понятых составлен акт описи и ареста имущества, согласно которому в связи с отсутствием наличных денежных средств в кассе МИРО «КЕРО» обращено взыскание и наложен арест на объект незавершенного строительства, расположенный по адресу: г. Красноярск, ул. Сурикова, пристройка к зданию под N 65. Объект не имеет государственной регистрации права собственности, расположен на земельном участке, зарегистрированном за должником. Здание имеет 3 этажа, выполнено в кирпичной кладке. Предварительная оценка здания составила 15 000 000 рублей.

Указанный акт подписан участвующими при проведении исполнительских действий лицами без замечаний.

Согласно представленным заявителем судебному приставу-исполнителю расшифровке баланса по строкам «Основные средства», «Сырье, материалы и другие ценности» и инвентарной книге учета объектов основных средств за период с 01.01.2006 по 31.12.2008 г, у общества имеются следующие средства:

— мотокоса стоимостью 21189 руб.,

— плита электрическая ЭП-4ЖШ стоимостью 28215 руб.,

— здание синагоги стоимостью 730277 руб.,

— холодильник «SHARP» стоимостью 36000 руб.,

— хозяйственный инвентарь стоимостью 274926 руб.

Согласно представленному судебным приставом-исполнителем в материалы дела бухгалтерскому балансу МИРО «КЕРО» по состоянию на 31.12.2007 за организацией числится незавершенное строительство стоимостью 15543, 2 тысяч рублей.

МИРО «КЕРО», считая, что действия судебного пристава-исполнителя по описи и аресту здания не соответствуют действующему законодательству и нарушают его права и интересы, обратилось в суд с настоящим заявлением.

Исследовав и оценив доводы участвующих в деле лиц и представленные доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7 , 8 , 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон. В соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений.

В силу части 1 статьи 329 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решения и действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя могут быть оспорены в арбитражном суде в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другим федеральным законом, по правилам, установленным главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 128 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» постановления должностного лица службы судебных приставов, его действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть оспорены в арбитражном суде.

В предмет доказывания по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц входят следующие обстоятельства:

— несоответствие оспариваемого ненормативного правового акта, решения, действия (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту;

— нарушение оспариваемым ненормативным правовым актом, решением и действием (бездействием) прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Проверив в пределах, установленных статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, законность и обоснованность вынесенного судом первой инстанции решения, суд апелляционной инстанции установил основания для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения апелляционной жалобы.

Согласно статье 28 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства ( часть 3 статьи 55 Конституции).

Заявитель мотивирует нарушение его прав и законных интересов действиями судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на недвижимое имущество — пристройку к зданию Синагоги по ул. Сурикова, дом 65 в г. Красноярске, произведенными с нарушением статьи 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 N 229-ФЗ (далее Закон, N 229-ФЗ).

В соответствии с п. 1 ст. 12 Федерального закона N 118-ФЗ от 21.07.1997 «О судебных приставах» в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав — исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Согласно исполнительному листу N 257086 от 18.11.2008 с заявителя подлежит взысканию в пользу ООО «Гражданстрой» сумма основного долга, проценты за пользование чужими денежными средствами и госпошлина, всего 7 854 544, 74 рублей.

Пунктом 1 статьи 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве» предусмотрено: в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе совершать следующие исполнительные действия: в целях обеспечения исполнения исполнительного документа накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение; совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

В соответствии со статьей 68 Закона мерами принудительного исполнения являются действия указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу.

Меры принудительного исполнения применяются судебным приставом-исполнителем после возбуждения исполнительного производства. Если в соответствии с настоящим Федеральным законом устанавливается срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, то меры принудительного исполнения применяются после истечения такого срока (пункт 1).

Мерами принудительного исполнения являются, в том числе:

1) обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги;

5) наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества;

6) обращение в регистрирующий орган для регистрации перехода права на имущество, в том числе на ценные бумаги, с должника на взыскателя в случаях и порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом;

11) иные действия, предусмотренные федеральным законом или исполнительным документом (пункт 3).

Статья 69 Закона регулирует порядок обращения взыскания на имущество должника, а именно: обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его принудительную реализацию либо передачу взыскателю (пункт 1).

В соответствии с пунктом 4 статьи 69 Закона при отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения и (или) оперативного управления, за исключением имущества, изъятого из оборота, и имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание, независимо от того, где и в чьем фактическом владении и (или) пользовании оно находится.

Исходя из данной нормы, судебный пристав-исполнитель в обосновании законности своих действий должен представить суду доказательства принадлежности спорного имущества должнику.

Согласно положениям статей 218 и 219 Гражданского Кодекса Российской Федерации право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Право собственности на здание, сооружение и другое вновь создаваемое недвижимое имущество подлежит государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

В силу статьи 130 Гражданского Кодекса Российской Федерации, пункта 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.02.1998 N 8, не завершенные строительством объекты, не являющиеся предметом действующего договора строительного подряда, относятся к недвижимому имуществу.

В соответствии с пунктом 17 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 16.02.2001 N 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального Закона » О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», объект незавершенного строительства не может быть продан с публичных торгов в порядке исполнительного производства до тех пор, пока право собственности должника на данный объект не будет зарегистрировано самим должником или судебным приставом-исполнителем в соответствии со статьей 25 Федерального Закона » О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Согласно статье 80 N 229-ФЗ судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника. При этом судебный пристав-исполнитель вправе не применять правила очередности обращения взыскания на имущество должника (пункт 1).

Арест на имущество должника применяется, в том числе, для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации (пункт 3).

Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования и других факторов (пункт 4).

Арест имущества должника (за исключением ареста, исполняемого регистрирующим органом, ареста денежных средств, находящихся на счетах в банке или иной кредитной организации, ареста ценных бумаг и денежных средств, находящихся у профессионального участника рынка ценных бумаг на счетах, указанных в статье 73 настоящего Федерального закона) производится судебным приставом-исполнителем с участием понятых с составлением акта о наложении ареста (описи имущества), в котором должны быть указаны:

1) фамилии, имена, отчества лиц, присутствовавших при аресте имущества;

2) наименования каждых занесенных в акт вещи или имущественного права, отличительные признаки вещи или документы, подтверждающие наличие имущественного права;

3) предварительная оценка стоимости каждых занесенных в акт вещи или имущественного права и общей стоимости всего имущества, на которое наложен арест;

4) вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом;

5) отметка об изъятии имущества;

6) лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение имущество, адрес указанного лица;

7) отметка о разъяснении лицу, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, его обязанностей и предупреждении его об ответственности за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу данного имущества, а также подпись указанного лица;

8) замечания и заявления лиц, присутствовавших при аресте имущества (пункт 5).

Акт о наложении ареста на имущество должника (опись имущества) подписывается судебным приставом-исполнителем, понятыми, лицом, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение указанное имущество, и иными лицами, присутствовавшими при аресте. В случае отказа кого-либо из указанных лиц подписать акт (опись) в нем (в ней) делается соответствующая отметка (пункт 6).

При этом, в силу статьи 85 Закона, оценка имущества должника, на которое обращается взыскание, производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, если иное не установлено законодательством Российской Федерации.

Акт описи и ареста N 375 от 07.04.2009 составлен уполномоченным лицом и оформлен в соответствии с требованиями Закона.

Факт того, что судебным приставом-исполнителем обращено взыскание и наложен арест на не завершенный строительством объект недвижимости — пристройку к зданию Синагоги по ул. Сурикова, дом 65 г. Красноярска, не имеющий регистрации права собственности, не оспаривается сторонами и подтверждается документально (л.27-29, 34, 121).

При системном толковании положений статей 69 , 80 , 85 Закона «Об исполнительном производстве», расположенных в главе 8 «Обращение взыскания на имущество должника», и анализе акта описи и ареста имущества N 375 от 07.04.2009(л.27-29), с учетом пояснений судебного пристава-исполнителя Кронидовой С.Ю. в судебном заседании 21.08.2009, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что судебным приставом-исполнителем 07.04.2009 были совершены действия, относящиеся к мерам принудительного исполнения, а не арест имущества как обеспечительная мера.

В то же время, в целях выполнения общих требований, изложенных в пункте 1 статьи 69 Закона N 229-ФЗ судебный пристав-исполнитель, в силу п.п.14 пункта 1 статьи 64, пункта 1 статьи 66 Закона, вправе обратиться в регистрирующий орган для проведения в установленном порядке государственной регистрации права собственности должника на имущество, иного имущественного права, принадлежащего ему и подлежащего государственной регистрации, в целях последующего обращения взыскания на указанное имущество или имущественное право при отсутствии или недостаточности у должника иного имущества или имущественного права, на которое может быть обращено взыскание.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции полагает ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что «не состоятелен довод заявителя о невозможности обращения взыскания на пристройку к Синагоге в связи с отсутствием на арестованное имущество технического паспорта и государственной регистрации права на объект незавершенного строительства».

Суд апелляционной инстанции считает, что действия судебного пристава-исполнителя по обращению взыскания и наложению ареста на имущество должника: «Объект незавершенного строительства, расположенный по адресу: г. Красноярск, пристройка к зданию Синагоги по ул. Сурикова, дом 65 в г. Красноярске» являются незаконными, акт описи и ареста имущества от 07.04.2009 противоречит общему правилу пункта 4 статьи 69 Федерального Закона «Об исполнительном производстве» о том, что при отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения и (или) оперативного управления.

Факт использования не введенной в эксплуатацию пристройки к зданию Синагоги по ул. Сурикова, дом 65 в г. Красноярске в богослужебных целях нашел свое подтверждение имеющимися в деле доказательствами: списком действующих синагог Федерации Еврейских обществ России, письмом Главного Раввина России Бер-Лазара от 03.08.2009, показаниями свидетелей Сендерского И.А., Шенбергера С.М., допрошенных в судебном заседании 22.05.2009, заключениями специалистов Григорьевой Л.И., Рафикова Р.Г.

Однако, в силу части 5 статьи 21 Федерального Закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях», имущество, на которое распространяются ограничения по обращению взыскания, должно быть установлено Правительством РФ отдельным перечнем, на сегодняшний день указанный перечень видов имущества богослужебного назначения не установлен. Постановление Правительства РФ от 30.06.2001 N 490, утвердившее «Положение о передаче религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения» определяет лишь порядок передачи такого имущества в собственность либо пользование и не дает понятия имущества богослужебного назначения.

В связи с изложенным у суда апелляционной инстанции нет оснований для применения пункта 4 статьи 69 Закона, касающегося исключения из общего правила, а именно имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание, и удовлетворения доводов апелляционной жалобы в указанной части.

При изложенных обстоятельствах решение суда первой инстанции от 22 мая 2009 года подлежит отмене на основании части 2 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с неправильным применением норм материального права.

Руководствуясь статьями 268 , 269 , 270 , 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

решение Арбитражного суда Красноярского края от 22 мая 2009 года по делу N А33-6653/2009 отменить. Принять по делу новый судебный акт.

Признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Пусевой А.В. по обращению взыскания и наложению ареста на имущество должника: «Объект незавершенного строительства, расположенный по адресу: г. Красноярск, пристройка к зданию Синагоги по ул. Сурикова, дом 65 в г. Красноярске», о чем составлен акт от 07.04.2009 г.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через суд, принявший решение.

Обращение взыскания на права по инвестиционному контракту

Первый Столичный юридический Центр

Телефоны: + 7 (985 ) 763 90 66; + 7 (495 ) 776 13 39

Обращение взыскания на права по инвестиционному контракту

В связи с экономическим кризисом в стране резко выросло количество исполнительных производств, должниками в которых выступают компании, связанные с сектором строительства. В этой связи особую актуальность приобретает проблема обращения взыскания на права должника по инвестиционному контракту.

Законодательство об исполнительном производстве не содержит четкого ответа на вопрос о принципиальной возможности обращения взыскания на такие права. В перечне имущественных прав, изложенных в ст. 75 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ « Об исполнительном производстве» ( далее — Закон, новый Закон), права по инвестиционному контракту не указаны.

Вполне понятно поэтому, что судебная практика, связанная с заявлениями о признании незаконными постановлений судебных приставов-исполнителей об аресте прав должника по инвестиционному контракту или направлении их на реализацию, весьма противоречива: существуют судебные акты, признающие возможность обращения взыскания на права по инвестиционному контракту, и акты, отрицающие такую возможность.

Судебные акты, отрицающие возможность обращения взыскания на права должника по инвестиционному контракту. Обжалуя действия судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на права по инвестиционному контракту, должник указал ( и суд первой инстанции подтвердил эту позицию), что судебный пристав-исполнитель арестовал права, которые задолженностью не являются, как не являются и каким-либо иным имущественным правом ( имуществом).

По мнению суда, в Законе не предусмотрена возможность наложения ареста на неопределенные, незарегистрированные и фактически несуществующие права должника, т.е. не предусмотрена возможность наложения ареста на права должника по сделке ( договору), которые еще не возникли, но могут возникнуть ( или не возникнуть) в будущем; такие права, с точки зрения суда, не являются имуществом и не могут быть объектом оценки. Однако эта позиция впоследствии была отвергнута вышестоящими судами, которые взвешенно сформулировали мотивы своего решения, о чем будет сказано ниже.

Помимо указанного судебного решения позиция о невозможности обращения взыскания на права по инвестиционному контракту нашла отражение в ряде других судебных актов. Так, в решении Арбитражного суда г. Москвы от 25.08.2003 по делу N А40-29595/03-121-338, оставленном без изменения последующими судебными актами, указано, что постановление судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на право требования должником нежилой площади незавершенного строительства по инвестиционному контракту противоречит ст. 58 Закона ( имеется в виду Федеральный закон от 21.07.1997 N 119-ФЗ « Об исполнительном производстве», далее — прежний Закон), так как указанная статья не предусматривает обращения взыскания на такое право. Кроме того, по мнению суда, не входит это право требования и в объекты гражданских прав, предусмотренные ст. 138 ГК РФ, поскольку под имущественным правом понимается не само по себе право требования без подтверждения этого права каким-либо документом, а совокупность вещей, имущественных прав и обязанностей, в том числе исключительных прав.

Аналогичная точка зрения содержится в решении Басманного районного суда г. Москвы от 13.02.2007 по делу N 2-688/07. Удовлетворяя жалобу Администрации Солнечногорского муниципального района, суд отменил постановление судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на право реализации инвестиционного контракта.

Обосновывая свое решение, суд указал, что право реализации инвестиционного контракта, на которое наложен арест, является по своей сути в первую очередь обязанностью должника, а не имуществом должника, на которое может быть наложен арест в соответствии с законодательством об исполнительном производстве.

Более того, по мнению указанного суда, наложение судебным приставом-исполнителем запрета на изменение права реализации инвестиционного контракта, совершение любых действий, приводящих к изменению или прекращению правоотношений, в силу которых возникло право, на передачу прав третьим лицам, т.е. запрета производить продажу, уступку или отчуждение иным образом своих прав по инвестиционному контракту, не могло не привести к невозможности выполнения сторонами инвестиционного контракта своих обязанностей по строительству жилья, что, в свою очередь, нарушило права и законные интересы заявителя, в том числе на получение доли жилья согласно инвестиционному контракту, а также нарушило права и законные интересы инвесторов — физических и юридических лиц.

Однако с таким подходом нельзя согласиться.

Во-первых, отмечая, что участие в инвестиционном проекте не порождает прав, суды отождествляют такой вид деятельности с некоммерческой деятельностью. Между тем заключение инвестиционного контракта направлено на извлечение прибыли. Основной целью хозяйственных обществ и товариществ как коммерческих организаций, которые заключают инвестиционные контракты, в соответствии с ч. 2 ст. 50, ст. 66 ГК РФ, ст. 1 Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ « Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» ( далее — Закон об инвестиционной деятельности) является извлечение прибыли.

Во-вторых, для значительного числа участников строительного рынка инвестиционный контракт — это форма осуществления деятельности, а права по инвестиционному контракту — основные активы.

Привлекая финансирование и осуществляя вложения в соответствии со своими обязательствами по контракту, организация, безусловно, получает и права, которые в большей части случаев имеют материальную ценность и на которые может быть обращено взыскание в рамках исполнительного производства.

В-третьих, ограничения, связанные с обращением взыскания на права по инвестиционному контракту, затрагивают прежде всего интересы должника. Исполнительное производство по сути своей влечет негативные последствия для должника. Кроме того, исполнительное производство может затронуть и интересы его контрагентов. Скажем, арест и реализация дебиторской задолженности третьего лица способны негативно повлиять на исполнение должником своих обязательств по отношению к этому лицу. Не секрет, что регулярно возникают ситуации, когда исполнительное производство перетекает в банкротство должника, что, как правило, является негативным фактором для всех его кредиторов. Однако такая ситуация вовсе не исключает правомерности обращения взыскания на права по инвестиционному контракту.

Нежелание ряда судов признавать за правами по инвестиционному контракту качеств имущественных прав можно объяснить спецификой первых. Например, в отличие от дебиторской задолженности, инвестиционный контракт предполагает не только права на результат инвестиционной деятельности, но и большой объем обязанностей.

Таким образом, права по инвестиционному контракту можно сравнить не с дебиторской задолженностью, а с договором поставки.

В то же время в исполнительном производстве обращается взыскание не на права по договору поставки, а на задолженность, возникшую перед должником у третьих лиц вследствие поставки должником продукции. В итоге реализуются на торгах не права по договору поставки, а дебиторская задолженность. В данном же случае речь идет о реализации совокупности как прав, так и обязанностей стороны по инвестиционному контракту.

Судебные акты, признающие возможность обращения взыскания на права по инвестиционному контракту. Большая часть судебных актов признает возможность обращения взыскания на права по инвестиционному контракту. При этом наиболее взвешенный, на наш взгляд, подход демонстрирует Девятый арбитражный апелляционный суд, который, отменяя указанное выше решение Арбитражного суда г. Москвы от 10.03.2006 по делу N А40-3585/06-79-35, принял новое решение, которым в удовлетворении заявления о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на права по инвестиционному контракту было отказано. При этом суд сформулировал следующие универсальные тезисы:

1. Объем правомочий инвестора по инвестиционному контракту, согласно ст. 6 Закона об инвестиционной деятельности, — владеть, пользоваться и распоряжаться объектами капитальных вложений и результатами осуществленных капитальных вложений, что соответствует содержанию права собственности, как оно определено в ст. 209 ГК РФ.

2. Согласно ст. 128 ГК РФ, к объектам гражданских прав относятся вещи, в том числе имущественные права. Будучи объектом гражданских прав, права инвестора являются имуществом, на которое может быть обращено взыскание.

3. Согласно ст. 58 прежнего Закона ( ст. 75 нового Закона), арест может быть наложен на имущество и имущественные права должника. Исключение составляет только имущество, изъятое из оборота либо ограниченное в обороте.

4. Оборотоспособность прав инвестора подтверждается возможностью переуступки прав по инвестиционному контракту по договору цессии.

5. Арест прав по инвестиционному контракту соответствует интересам взыскателя, защищаемым законодательством об исполнительном производстве, так как снятие ареста дает возможность осуществить переуступку прав по инвестиционному контракту. Такой переуступкой прав, помимо заключения договора цессии, можно признать также привлечение третьих лиц для реализации инвестиционного контракта в интересах должника, так как должник фактически переуступает свои права на результат инвестиционной деятельности.

Снятие ареста с прав по инвестиционному контракту не соответствует законодательству об исполнительном производстве, поскольку при отсутствии у должника иного имущества фактически освобождает его от исполнения решения суда при наличии имущественных прав, реализованных в рамках инвестиционного контракта.

На наш взгляд, приведенные судом аргументы являются исчерпывающими и безусловно доказывают возможность обращения взыскания на права по инвестиционному контракту.

Порядок обращения взыскания на права по инвестиционному контракту. Нельзя не отметить, что судебные органы, подтверждая возможность обращения взыскания на права по инвестиционному контракту, в рамках дела N А40-28592/08-96-145 сформулировали ограничения реализации такой возможности.

Так, в соответствии с положениями статей 6 и 8 Закона об инвестиционной деятельности правовым последствием осуществления инвестиционной деятельности несколькими инвесторами является возникновение у инвесторов общей долевой собственности на объект инвестиций до завершения его строительства, а после его завершения — общей долевой собственности на результат инвестиций.

Правилами ст. 255 ГК РФ предусмотрено, что кредитор участника долевой или совместной собственности вправе требовать по суду обращения взыскания на долю должника в праве общей собственности путем продажи этой доли с публичных торгов только после отказа остальных участников общей собственности от приобретения доли должника.

Таким образом, для обращения взыскания на права по инвестиционному контракту необходимы следующие условия: во-первых, отказ соинвесторов от приобретения прав на долю должника либо реализация этих прав соинвесторами; во-вторых, в случае отказа соинвесторов от приобретения прав на долю должника — отдельное судебное решение об обращении взыскания на долю должника в общей собственности.

К.В. Раев указывает, что обращение взыскания на права требования, обусловленные договором долевого строительства, является весьма проблематичным. Сложности, по его мнению, обусловлены, в частности, тем, что у приобретателя прав по инвестиционному контракту « актив» возникает только после регистрации прав на недвижимое имущество за должником и последующей их передачи от должника приобретателю.

К.В. Раев задается вопросом: как обязать должника после государственной регистрации его как собственника передать право собственности победителю публичных торгов?

Далее он отмечает, что, если должник не выполнит свои обязанности по инвестиционному контракту после реализации прав по нему на торгах и, следовательно, потеряет право на оплату выполненных работ в виде недвижимого имущества, ответственность перед победителем публичных торгов за продажу несуществующего права будет нести служба судебных приставов.

С такой точкой зрения нельзя согласиться. Приобретатель прав по инвестиционному контракту в рамках исполнительного производства приобретает все права и обязанности по инвестиционному контракту, которыми обладал должник на момент реализации. В отношении должника, соответственно, эти права и обязанности прекращаются. В таких условиях от должника не требуется ни реализовывать инвестиционный контракт до его фактического выполнения, ни регистрировать свое право собственности на недвижимое имущество, ни передавать права собственности приобретателю прав по инвестиционному контракту. Все указанные действия приобретатель выполняет сам.

Правда, возникает вопрос об ответственности службы судебных приставов в ситуации, когда инвестиционный контракт после реализации прав по нему будет расторгнут по инициативе третьей стороны либо не может быть реализован приобретателем по иным причинам.

В таких случаях, по нашему мнению, нужно исходить из общих оснований деликтной ответственности, т.е. из норм, установленных статьями 16 и 1096 ГК РФ. Другими словами, служба судебных приставов может быть привлечена к ответственности только тогда, когда убытки причинены противоправными, виновными действиями ( бездействием) судебного пристава-исполнителя, доказан размер убытков и установлена причинно-следственная связь между действиями ( бездействием) судебного пристава-исполнителя и причиненными убытками.

Хотелось бы также отметить, что судебными органами выработаны и некоторые требования к реализации инвестиционного контракта. Так, взвешенная позиция сформулирована в ряде судебных актов, связанных с обращением взыскания на право реализации инвестиционного контракта ( проекта).

Судами признано, что принудительная продажа арестованного имущества должника ( право реализации инвестиционного проекта) должна осуществляться на торгах, а не на условиях комиссии, поскольку обусловливает приобретение инвестором прав собственности на недвижимое имущество.

Остальные права по контракту, а именно право на получение денежной компенсации производственных затрат и право компенсации дополнительных вложений, признаны судом дебиторской задолженностью.

Таким образом, указанными судебными актами не только закрепляется возможность реализации прав по инвестиционному контракту в рамках исполнительного производства, но и выявляется структура таких прав: право, обусловливающее последующее приобретение прав на недвижимое имущество; право на получение компенсации производственных затрат; право компенсации дополнительных вложений. При этом два последних правомочия признаны дебиторской задолженностью.

При размещении активная ссылка на источник и указание автора обязательны.

По вопросам сопровождения сделок с покупкой квартиры в новостройке, признание права собственности, взыскании денежных средств с застройщика и другим вопросам рекомендуем записаться на прием к адвокатам по телефонам:

+ 7 (985 ) 763 90 66;

+ 7 (495 ) 776 13 39,

+ 7 (985 ) 776 13 39 или по e-mail: [email protected]

Запись к адвокату на прием осуществляется по указанным выше телефонам. Внимание! Консультация платная.

Взыскание убытков, банкротство застройщика, Банкротство, Исполнение обязательств, Ответственность, Право собственности, признание права собственности, Условия договора, Инвестиционный контракт