Уголовное право статья 25

Рубрики Вопрос юристу

Статья 25. Преступление, совершенное умышленно

1. Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

2. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Комментарий к Ст. 25 УК РФ

1. В уголовное законодательство России впервые введены и нормативно определены понятия прямого и косвенного умысла.

При привлечении к ответственности за совершение умышленного преступления, исходя из принципа субъективного вменения, необходимо установить, что все обстоятельства, имеющие юридическое значение, т.е. являющиеся признаками состава преступления (основного или квалифицированного), относящиеся к характеристике объекта и предмета, объективной и субъективной стороны преступления, осознавались виновным. Исключение представляют преступления, совершенные с двумя формами вины (см. коммент. к ст. 27).

Обязательным элементом умысла является осознание лицом не только фактических обстоятельств совершаемого им деяния (действия или бездействия), но и его общественной опасности, т.е. его способности причинить вред охраняемым законом объектам уголовно-правовой охраны. В число признаков умышленной вины не включено осознание уголовной противоправности совершаемого деяния. Однако общественная опасность целого ряда деяний, предусмотренных УК в качестве преступлений, связана в первую очередь с тем, что лицо нарушает какое-либо правило, запрет, т.е. действует вопреки закону (например, ст. ст. 127, 128, 139, 223, 256, 258, 260 УК и др.). Поэтому в подобных случаях осознание лицом общественной опасности действия (бездействия) включает и понимание запрещенности совершаемого им деяния.

2. Разграничение между прямым и косвенным видами умысла проводится как по интеллектуальному элементу (характеру предвидения общественно опасных последствий), так и по волевому элементу (отношению к предвидимым общественно опасным последствиям).

Лицо, действующее с косвенным умыслом, предвидит лишь реальную возможность наступления общественно опасных последствий как результат своего действия или бездействия, понимая, однако, что эти последствия могут и не наступить. В случае совершения преступления с прямым умыслом виновный предвидит не только реальную возможность наступления общественно опасных последствий, но и, как подчеркивается в ч. 2 комментируемой статьи, неизбежность наступления таких последствий. Следовательно, предвидение неизбежности наступления последствий, т.е. однозначной причинной связи между деянием и последствием (в материальных составах), возможно только в преступлении с прямым умыслом, в том числе в покушениях на преступление.

Косвенный умысел не может иметь места в преступлениях с формальным составом, моментом окончания которых является факт совершения действия (бездействия). Так, из содержания ст. 291 УК во взаимосвязи со ст. 5, ч. 2 ст. 24 и ст. 290 УК вытекает, что уголовный закон предполагает возможность квалификации деяния как дачи взятки лишь при установлении в действиях лица прямого умысла и личной заинтересованности в совершении взяткополучателем определенных действий (бездействия) .
———————————
См.: Определение КС РФ от 10.10.2002 N 328-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хаймина Валерия Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 291 Уголовного кодекса Российской Федерации».

3. Практическое значение разграничения прямого и косвенного умысла проявляется прежде всего при решении вопросов об ответственности за неоконченное преступление. Готовиться к совершению преступления (ч. 1 ст. 30 УК) и покушаться на преступление (ч. 3 ст. 30 УК) можно лишь с прямым умыслом. Так, если убийство (ст. ст. 105 — 107 УК) может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (см. п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

Если виновный действовал с косвенным умыслом, но общественно опасное последствие, возможность которого он предвидел, не желая его наступления, а лишь сознательно допуская либо относясь безразлично, не наступило, то он подлежит ответственности только за фактически содеянное (в частности, по ст. 111 УК), а не за покушение за наступившее, но не желаемое им последствие.

Например, по делу о незаконном приобретении и ношении взрывного устройства — гранаты, а также о покушении на убийство действия осужденного были переквалифицированы с ч. 3 ст. 30 и подп. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК на ч. 1 ст. 118 УК, так как судом на основе исследованных доказательств достоверно не установлены прямой умысел и мотив покушения на убийство двух лиц общеопасным способом; действия осужденного переквалифицированы с учетом фактически причиненного А. тяжкого вреда здоровью, а П. — легкого вреда здоровью — по неосторожности.

УК не предусматривает ответственности за неосторожное причинение легкого вреда здоровью, в связи с чем содеянное в этой части осужденным, не являющимся специальным субъектом, квалифицировано по ч. 1 ст. 118 УК как причинение тяжкого вреда здоровью А. по неосторожности в виде небрежности, поскольку Ф. не предвидел возможность наступления указанных общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, как это определено в ст. 26 УК .
———————————
Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 14.11.2007 по делу N 47-О07-56.

4. При решении вопроса о виде умысла следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного. В частности, при установлении содержания и направленности умысла в целях разграничения преступлений против жизни и преступлений против здоровья, необходимо обращать внимание на способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (см. п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

5. В этих же целях следует учитывать и другие выделяемые в теории уголовного права разновидности умысла: заранее обдуманный и внезапно возникший, конкретизированный (определенный) и неконкретизированный (неопределенный). Так, внезапно возникший умысел характерен для преступлений, совершаемых в состоянии аффекта (ст. ст. 107 и 113 УК).

Практическое значение для квалификации преступлений имеет установление прямого конкретизированного либо неконкретизированного умысла. В первом случае виновное лицо предвидит и желает наступления определенного последствия (например, смерти человека, похищения чужого имущества в крупном размере и т.п.). Если это предвиденное и желаемое последствие не наступило по не зависящим от лица причинам, то оно, исходя из субъективной направленности его деяния, подлежит ответственности за покушение на преступление. И наоборот, лицо, действующее с прямым конкретизированным умыслом, предвидит и желает причинить вред, но представляет последствия лишь в общих чертах, вариативно, желая наступления любого из них. При таком субъективном отношении лицо несет ответственность за фактически наступившее последствие. Данное положение соответствует объективно-субъективному содержанию основания ответственности, в соответствии с которым лицо отвечает за деяние, охватываемое сознанием субъекта в форме умысла или неосторожности, а не просто за некие идеальные умысел или неосторожность .
———————————
Подробнее см., например: Толкаченко А.А. Проблемы субъективной стороны преступления. М., 2005.

6. Сознанием лица и, следовательно, его умыслом и виновностью (как конкретизированным объемом обвинения) при совершении определенного преступления должны охватываться такие объективные факторы, как характеристики потерпевшего (ст. ст. 105, 131, 277, 295, 317 УК), особенности предмета преступления (ст. ст. 158, 164, 193 УК), способ действия (ст. ст. 160, 159, 163 УК и др.), место действия (ст. ст. 158, 161, 162 УК и др.), орудия преступления (ст. ст. 162, 205, 206, 207 УК и др.), незаконность, заведомость действий лица (ст. ст. 139, 158, 260 УК). Кроме того, сознанием субъекта виновного должны охватываться объективные и субъективные обстоятельства, смягчающие (ст. 61 УК) и отягчающие (ст. 63 УК) наказание , повторный учет которых также не допустим.
———————————
См.: Ткаченко В.И. Преступления с двойной формой вины // Законодательство. 1998. N 5.

Статья 25 УК РФ. Преступление, совершенное умышленно

Новая редакция Ст. 25 УК РФ

1. Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

2. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Комментарий к Статье 25 УК РФ

1. Психическое отношение лица к совершению запрещенного уголовным законом общественно опасного действия (бездействия) и его последствиям неоднозначно проявляется как с интеллектуальной, так и с волевой стороны психической деятельности. Интеллектуальная сторона психической деятельности при совершении лицом преступления характеризует степень осознания им общественной опасности и уголовной противоправности совершаемого деяния, предвидение возможности или неизбежности наступления определенных общественно опасных последствий такого поведения. Волевая сторона психического отношения лица к совершаемому деянию и возможным его последствиям проявляется в желании наступления предвидимых последствий своих действий (бездействия) или в нежелании их, но сознательном допущении наступления таких последствий либо в безразличном отношении к их наступлению.

2. В зависимости от степени выраженности осознания характера совершаемых действия (бездействия) и предвидения возможности либо неизбежности наступления последствий, а также в зависимости от особенностей волевого отношения лица к последствиям различают прямой и косвенный умысел. Косвенный умысел иногда называют эвентуальным.

3. Согласно ч. 1 коммент. статьи умышленным признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом. Если по УК РФ РСФСР понятия прямого и косвенного умысла были категориями науки уголовного права, то по УК РФ они стали категориями уголовного закона.

4. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. С точки зрения интеллектуального момента прямой умысел характеризуется осознанием общественной опасности своих действий (бездействия) и предвидением возможности или неизбежности общественно опасных последствий этих действий (бездействия). При прямом умысле лицо осознает не только общественную опасность своих действий (бездействия), но и, как правило, их уголовную противоправность. При прямом умысле лицо предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия). В одних случаях оно предвидит возможность наступления того или иного общественно опасного последствия либо нескольких альтернативных последствий, в других — неизбежность их наступления. Различие в предвидении возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий зависит от характера совершаемого действия (или бездействия). Например, выстрел из пистолета в голову потерпевшего дает лицу основание предвидеть неизбежность наступления его смерти, поскольку повреждения головного мозга жертвы преступного посягательства по общему правилу несовместимы с жизнью.

5. С точки зрения волевого момента при прямом умысле лицо желает наступления предвидимых общественно опасных последствий, так как эти последствия для виновного являются целью его преступной деятельности.

6. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

7. С точки зрения интеллектуального момента при косвенном умысле лицо осознает общественную опасность совершаемых действий (бездействия), предвидит возможность наступления общественно опасных последствий. Однако с точки зрения волевого момента это лицо не желает наступления предвидимого последствия, но сознательно допускает возможность его наступления либо относится к возможности его наступления безразлично.

8. Практическое значение умения различать прямой и косвенный умысел заключается не в том, что при установлении прямого умысла виновного в содеянном его следует наказать строже, а в том, что, во-первых, отдельные преступления могут совершаться только с прямым умыслом, а следовательно, запрещенное уголовным законом поведение лица не может рассматриваться как преступление данного вида при установлении в нем косвенного умысла, и, во-вторых, содеянное может признаваться приготовлением к преступлению или покушением на преступление также лишь при наличии у виновного прямого умысла.

9. В п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1 подчеркивается, что если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и т.п.).

10. Доктрина уголовного права и судебная практика различают и другие виды умысла по тем или иным критериям или признакам. В зависимости от степени предвидения определенных общественно опасных последствий различают определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный) умысел.

10.1. Практическое значение установления в содеянном определенного или неопределенного умысла виновного заключается в том, что при неконкретизированном умысле его действия квалифицируются по фактически наступившим последствиям, а если лицо действовало с конкретизированным умыслом, однако реализовать его полностью не удалось по не зависящим от этого лица обстоятельствам, то содеянное квалифицируется как покушение на преступление или как приготовление к преступлению.

11. По критерию времени формирования преступного умысла доктрина уголовного права различает также заранее обдуманный и внезапно возникший умысел. По общему правилу лицо, совершившее преступление с заранее обдуманным умыслом (или предумышленно), характеризуется как носитель более глубоких отрицательных установок, ценностных ориентаций и качеств, чем лицо, совершившее при прочих равных условиях преступление по внезапно возникшему умыслу. Это должно учитываться при назначении наказания.

12. Разновидностью внезапно возникшего умысла является так называемый аффектированный умысел, сформировавшийся в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Совершение преступления при аффектированном умысле находит отражение в привилегированном составе преступления (например, ст. 107, 113).

13. Умышленное совершение преступления всегда связано с определенными мотивами или целями виновного. Мотив и цель в качестве обязательного признака указываются лишь в некоторых составах преступлений (ст. 145, 166, 184, 186, 202, 294 и др.). Однако независимо от наличия или отсутствия указания в законе на мотив или цель преступления их установление является обязательным (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК). Мотив преступления дает нравственную оценку совершенному преступлению и личности виновного.

14. Под мотивом преступления понимается осознанное лицом внутреннее побуждение, сформировавшееся под влиянием потребностей этого лица. Различают мотивы хулиганские, мести и кровной мести, корыстные, карьеристские, мотивы национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, политические и иные. Под целью преступления понимается осознаваемый виновным конечный преступный результат, к достижению которого лицо стремится путем совершения преступления.

15. Совершение каждого умышленного преступления осуществляется на фоне определенного эмоционального состояния виновного. В уголовном праве учитывается лишь внезапно возникшее сильное душевное волнение (аффект) (см. п. 12 коммент. статьи). Эмоциональные состояния, переживаемые лицом при совершении изнасилования, кражи, вымогательства и других преступлений, не влияют на основания и пределы его УО.

Другой комментарий к Ст. 25 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Законодатель делит умысел как форму вины на прямой и косвенный умысел; судебная практика добавляет к этому деление умысла на заранее обдуманный и внезапно возникший, а также на определенный и неопределенный (в том числе альтернативный).

2. Прямой умысел с точки зрения его интеллектуального элемента предполагает осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия) и предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий.

Осознание лицом общественной опасности деяния основывается на понимании им фактических обстоятельств совершаемого, образующих юридически значимые объективные признаки конкретного состава преступления.

Предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий сводится к предвидению фактических изменений в окружающем мире в будущем, пониманию их социальной значимости и пониманию в общем и целом причинно-следственных связей между совершаемым и происходящим в будущем. Предвидение неизбежности наступления последствий означает такое представление лица о будущем, в котором он не допускает иного варианта развития событий. Предвидение реальной возможности наступления последствий означает такое представление лица о будущем, в котором оно допускает иной вариант развития событий, но обоснованно надеется на то, что произойдет именно так, как ему представляется.

Волевой элемент прямого умысла предполагает желание наступления общественно опасных последствий (при этом эмоциональное отношение лица к наступающим последствиям может быть различным, в том числе отрицательным).

3. Интеллектуальный элемент косвенного умысла совпадает с аналогичным элементом прямого умысла, за исключением того, что здесь нет предвидения неизбежности наступления общественно опасных последствий, которое в силу закона характеризует только прямой умысел.

Волевой элемент косвенного умысла характеризуется наличием сознательного допущения последствий или безразличного к ним отношения.

4. В зависимости от определенности представления субъекта о последствиях совершаемого деяния умысел может быть определенным и неопределенным, в том числе альтернативным.

При определенном умысле лицо четко предвидит наступающие последствия. В случае ненаступления предвиденных последствий преступление квалифицируется как покушение на соответствующее преступление.

При неопределенном умысле лицо предвидит как равно возможные к наступлению несколько последствий (при альтернативном умысле — два последствия). В этом случае преступление квалифицируется по фактически наступившим последствиям.

5. Умышленные преступления, не предполагающие наступление последствий в качестве обязательного признака объективной стороны (формальные составы), могут быть совершены только с прямым умыслом, когда лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействия) и желает их совершить.

Уголовный кодекс Украины (УК Украины) с комментариями к статьям

ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ (495) 662-98-20: 441

Стаття 25. Необережність та її види

1. Необережність делится на преступную самоуверенность и преступную небрежность.

2. Неосторожность является преступной самоуверенностью, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния (действия или бездействия), но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение.

3. Неосторожность является преступной небрежностью, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния (действия или бездействия), хотя должно было и могло их предвидеть.

1. УК четко фиксирует разделение неосторожной формы вины на два вида — преступное самоуверенность и преступную небрежность.

2. Интеллектуальный момент преступной самонадеянности характеризуется тем, что лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния.

Волевой момент заключается в том, что лицо легкомысленно рассчитывает на предотвращение этих последствий. Примером преступной самонадеянности является превышение скорости водителем, который рассчитывает в любой момент затормозить и избежать нежелательных последствий, но не успевает этого сделать и наносит средней тяжести или тяжелых телесных повреждений пешеходу.

При определении преступной самоуверенности закон не указывает на осознание лицом общественно опасного характера своего деяния. Однако это не означает, что виновный не понимает своих действий (бездействия). Он осознает их потенциальную общественную опасность и считает, что подобная его поведение хотя и может вызвать опасные последствия, в данном конкретном случае не приведет к такому результату.

3. Интеллектуальный момент преступной небрежности состоит в том, что лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния.

Волевой момент преступной небрежности указывает на реальную возможность виновного предвидеть общественно опасные последствия своего поведения, но несмотря на это, он не активизирует свои психические силы и способности для совершения волевых действий, необходимых для предотвращения таких последствий.

При определении психического отношения лица к последствиям своих действий (бездействия) в случаях преступной небрежности закон указывает, что лицо » должна была » и » могло их предвидеть «. Согласно приведенной формулы для решения вопроса о том, должен ли и мог виновный предвидеть наступление последствий, теория уголовного права, прокурорско-следственная и судебная практика используют два критерия — об ‘ объективный и суб ‘ объективный.

О ‘ объективный критерий преступной небрежности основном имеет нормативный характер и означает обязанность ‘ связь субъектов ‘ объекта (лицо должно было) предусмотреть возможность наступления общественно опасных последствий. Этот обязанности ‘ связь основывается на законе и определяется в специальных правилах (инструкциях, положениях) или договорах согласно должностного статуса работника, его профессиональных функций, технических и бытовых условий, отношений с другими лицами, в том числе с потерпевшим. Отсутствие обязанности ‘ связи предсказать возможный результат своего поведения исключает ответственность лица за фактически причиненный вред.

Положение тех или иных обязанности ‘ связей на конкретное лицо, совершившее или не совершил определенное действие, само по себе еще не является достаточным для обоснования ее уголовной ответственности. Для решения вопроса об уголовной ответственности конкретного лица при наступлении общественно опасных последствий необходимо установить, была ли у этого лица реальная возможность предвидеть последствия своих действий (бездействия). Итак, суб ‘ объективный критерий означает, что лицо могло (малая фактическую возможность) предвидеть наступление общественно опасных последствий своего деяния. Эта возможность эт ‘ связывается со следующими обстоятельствами: 1) конкретная ситуация, в которой совершается деяние, должна создавать для лица об ‘ объективную реальность предвидеть последствия 2) по своим индивидуальным характеристикам (возраст, образование, степень квалификации, знание общих и специальных правила предосторожности, наличие жизненного и профессионального опыта, состояние здоровья ‘ я и т.д.) лицо должно иметь возможность правильно оценить сложившуюся ситуацию и предусмотреть последствия. То есть не должно быть таких обстоятельств, касающихся ситуации и лица, создавали невозможность предсказания вредных последствий.

Законодательное положение о том, что субъекты ‘ объект, кроме обязанности ‘ связи, должен иметь и возможность предвидеть общественно опасные последствия своего деяния, исключает об ‘ объективное отношение в вину.

4. На практике нередко возникают сложности при отграничении преступной самонадеянности от косвенного умысла. Это объясняется тем, что по признакам интеллектуального и волевого моментов они сходны между собой. И преступная самонадеянность и косвенный умысел характеризуются предвидением лицом возможности наступления общественно опасных последствий.

Однако при косвенном умысле предвидение носит конкретный характер, а при преступной самонадеянности — Абстрактный. При косвенном умысле виновный предвидит, что общественно опасные последствия могут наступить от его конкретного действия (бездействия), которая совершена в данный момент, в определенной обстановке и при определенных обстоятельствах. Совершая преступление с косвенным умыслом, виновный может надеяться, что по случайному стечению обстоятельств указанные последствия могут не наступить (» ведь ничего не случится «). Совсем иной смысл имеет интеллектуальный момент при преступной самонадеянности. Винный абстрактно предусматривает наступление преступных последствий своего деяния, то есть не осознает действительного развития причинной связи ‘ связи, хотя при должной мобилизации своих психических сил мог бы сознавать это. Он самоуверенно преувеличивает свои возможности или неправильно оценивает обстановку или конкретные об ‘ объективные обстоятельства, факторы (свои профессиональные навыки, действия других лиц или механизмов, силы природы и т.д.), которые, по его мнению, должны предотвратить наступление вредных последствий, чего в действительности не происходит (надежда на удачу).

Главное отличие преступной самонадеянности от умысла заключается в волевом моменте. При преступной самонадеянности суб ‘ объект не желает наступления вредных последствий и не предполагает их наступления. В этом случае он надеется предотвратить наступление вредных последствий, но его расчет оказывается неправильным, поскольку основывается хотя и на реальных факторах, однако без достаточных на то оснований.

5. От преступной небрежности следует отличать случай (казус) — причинение вреда без вины. Это такие ситуации, когда общественно опасные последствия, наступивших находятся в причинной связи ‘ связи с деянием лица, не предвидело и по обстоятельствам дела не должно было и/или не могло предвидеть их наступление. Случайная причинение вреда не влечет за собой уголовной ответственности из-за отсутствия субъектов ‘ объективной стороны (вины). В этих случаях отсутствуют одновременно оба критерия преступной небрежности — об ‘ объективный (Ctrl ‘ связь предсказания лицом общественно опасных последствий своего деяния) и суб ‘ объективный (реальная возможность такого предвидения) или хотя бы один из них.

6. Отдельные нормы Особенной части УК изложены таким образом, что их применение требует установления вины лица, совершившего преступление, отдельно относительно самого деяния и отдельно по наступления общественно опасных последствий. В этой ‘ связи с этим теория и практика используют понятие смешанной формы вины.

Смешанная форма вины характеризуется различным психическим отношением (в форме умысла и неосторожности) лица к самому деянию и общественно опасных последствий такого деяния. Существуют две группы преступлений со смешанной формой вины:

1) преступления, эт ‘ связанные с нарушением специальных правил, повлекшее определенные общественно опасные последствия (например, ст. 286)

2) преступления, в которых о ‘ объективная сторона характеризуется наступлением двух типов последствий — непосредственного и удаленного (например, ч. 2 ст. 121).

В первом случае для определения формы вины решающее значение имеет психическое отношение лица к наступлению последствий своего деяния. В целом такие преступления считаются неосторожными. Во втором — психическое отношение лица к деянию и первого, непосредственного следствия позволяет говорить об умысле, а относительно удаленного следствия вина может быть только неосторожной. В целом такие преступления с двумя типами последствий и двумя формами вины признаются умышленными.

Правильное решение вопроса о том, какая из двух предусмотренных в законе форм вины (умышленная или неосторожная) является определяющей для данного преступления в целом, имеет практическое значение для: 1) правильной квалификации деяния, 2) определение типа уголовно-исполнительного учреждения, где положено отбывать наказание лицу, осужденному к лишению свободы на определенный срок; 3) назначение наказания по совокупности преступлений (ч. 2 ст. 70), применение условно-досрочного освобождение от отбывания наказания (пункты 1 — 3 ч. 3 ст. 81, пункты 1 — 3 ч. 3 ст. 107) 4) замены неотбытой части наказания более ‘ которым (пункты 1 — 3 ч. 4 ст . 82) 5) освобождение от отбывания наказания беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет (ч. 1 ст. 83) 6) применение закона об амнистии и т.п..

7. Лицо, совершающее конкретное общественно опасное деяние, может допускать ошибки относительно свойств и последствий своего поведения. Такие ошибки по-разному влияют на решение вопросов о виновности и уголовной ответственности лица.

Ошибка в уголовном праве — это неправильное представление лица о юридических свойствах или фактические признаки совершенного деяния и его последствий. В зависимости от содержания тех обстоятельств, которые неправильно воспринимает суб ‘ объект, различают два вида ошибки — юридический и фактический.

Юридическая ошибка (error juris) — это ошибочное представление лица о правовой сущности или правовые последствия совершенного деяния. Видами такой ошибки является ошибка в отношении: а) преступности или непреступности деяния б) квалификации преступления, в) наказания.

Ошибка в преступности деяния означает, что лицо считает свои действия (бездействие) преступлением, хотя УК их таковыми не признает (воображаемый преступление). В таких случаях отсутствует обязанность ‘ Обязательная признак преступления — уголовная противоправность и поэтому лицо не может подлежать уголовной ответственности.

Иногда, напротив, суб ‘ объект считает, что его деяние не влечет уголовной ответственности, однако по закону оно признается преступлением (ошибка по непреступности деяния). В подобных случаях лицо признается виновным в совершенном преступлении и подлежит уголовной ответственности. В соответствии со ст. 68 Конституции Украины » незнание законов не освобождает от юридической ответственности «. Однако это положение Основного Закона Украины не следует понимать буквально. Возможны ситуации, когда лицо, совершившее преступление, не только не знала об уголовной наказуемости своего деяния, но и не могла этого знать в тех условиях, в которых она находилась в момент нарушения закона.

Ошибка в квалификации преступления основывается на ложном представлении лица относительно правовой оценки совершенного деяния. Ошибка относительно наказания характеризуется неправильным представлением лица о виде и размере наказания, предусмотренного уголовным законом за совершенное им преступление. В обоих этих случаях лицо подлежит уголовной ответственности.

Таким образом, юридическая ошибка лица, совершившего преступление, по сути, отражает незнание ею уголовного закона и по общему правилу не влияет на квалификацию деяния, вид и меру наказания, поскольку ответственность за преступление наступает независимо от субъектов ‘ объективной оценки его виновным.

Фактическая ошибка (error facti) — это ошибочное представление лица о характере или фактические последствия своего деяния. Видами фактической ошибки есть ошибка в отношении: а) о ‘ объекта преступления б) предмета преступления в) средств совершения преступления г) развития причинной связи ‘ связи д) квалифицирующих признаков преступления.

Общим правилом для всех видов фактической ошибки является то, что ответственность в этих случаях должна наступать с учетом прежде того, что именно виновный сознавал или должен был осознавать в момент совершения им деяния, было возложено на него обязанности ‘ связь и мог ли он предвидеть наступление общественно опасных последствий. Учитываются также юридические свойства отдельных признаков определенного состава преступления и фактические обстоятельства дела. Например, ошибка в об ‘ объекта преступления состоит в неправильном представлении лица, совершающего преступление, о содержании об ‘ объекта посягательства. В этих случаях лицо причиняет ущерб другим общественным отношениям, а не тем, что хотела. Такая ошибка не влияет на квалификацию, и виновный будет отвечать за оконченное преступление, если речь идет о юридически равноценны и однородные об ‘ объекты (например, жизнь различных граждан, различные формы собственности). Когда ошибка касается неоднородных об ‘ объектов преступления, ответственность наступает с учетом направленности умысла — содеянное квалифицируется как покушение на преступление (например, виновный намеревался лишить жизни работника милиции, а убил другое лицо).

Статья 25. Неосторожность и ее виды

1. Неосторожность подразделяется на преступную самоуверенность и преступную небрежность.

2. Неосторожность является преступной самоуверенностью, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния

(действия или бездействия), но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение.

(действия или бездействия), хотя должно было и могло

1. Уголовное законодательство предусматривает ответственность не только за умышленные преступления, но и

за совершение преступлений по неосторожности. Это обусловлено тем, что в результате совершения преступлений

по неосторожности так же может быть причинен реальный материальный и моральный ущерб.

К преступлениям, которые могут быть совершены по

неосторожности, принадлежат, как правило, те, обязательным признаком которых является наличие общественно

опасных последствий, то есть это преступления с материальным составом. Вместе с тем имеется небольшое число

неосторожных преступлений с формальными составами (например, нарушение установленных законодательством требований пожарной безопасности — ст. 270 УК, нарушение

правил экологической безопасности — ст. 236 УК).

Комментируемая статья по своему содержанию охватывает два вида неосторожности: преступную самоуверенность и преступную небрежность.

2. Согласно ч.2 ст. 25 УК Украины преступная самоуверенность будет в случае, когда лицо: а) предвидело возможность наступления общественно опасных последствий

своего деяния (действия или бездействия) — интеллектуальный момент; б) легкомысленно рассчитывало на их предотвращение — волевой момент. Следовательно, при преступной самоуверенности лицо осознает общественную

опасность своего деяния.

При преступной небрежности лицо: а) не предвидит

возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния (действия или бездействия); б) должно было предвидеть такие последствия; в) могло их предвидеть. В настоящем случае виновный не осознает общественной опасности своего поведения, поэтому не предвидит

возможности наступления общественно опасных последствий своего поведения.

3. При преступной самоуверенности, как уже отмечалось, необходимо наличие ряда условий:

1) лицо предвидит лишь возможность наступления

общественно опасных последствий своего деяния, то есть

сознает фактическую сторону совершаемого деяния, соответствующую объективным признакам состава преступления, предусмотренного законом;

2) рассчитывает на реальные силы, при этом надеется не на случай, а на собственные личные качества (зна69

ние, опыт, умение, мастерство), на действия других лиц

или механизмов, на силы природы, а также на другие

вполне реальные обстоятельства, которые позволят избежать наступления общественно опасных последствий;

3) его расчеты были легкомысленными и такие последствия наступили.

В данном случае виновный, с одной стороны, недооценивает значения обстоятельств, могущих вызвать наступление вредных последствий, а с другой — переоценивает

свои возможности либо другие обстоятельства. И в том и

в другом случаях он действует неосмотрительно и легкомысленно. Необоснованный и неправомерный риск при

преступной самоуверенности выражается именно в переоценке возможности предотвращения вредных последствий. Например, водитель, развивая недозволенную скорость,

легкомысленно рассчитывает, что ему удастся благодаря

своему опыту и ловкости избежать наезда на пешехода, но,

тем не менее, такой наезд произошел.

Интеллектуальный признак преступной самоуверенности, заключающийся в предвидении возможности наступления общественно опасных последствий, сближает ее с

косвенным умыслом и одновременно отграничивает от

преступной небрежности. Самоуверенность отличается от

косвенного умысла по волевому признаку: при косвенном умысле лицо сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, а при преступной самоуверенности — легкомысленно рассчитывает на их предотвращение.

4. Преступная небрежность выражается в непредвидении виновным общественно опасного последствия своего

деяния (действия или бездействия). Это один из признаков, отличающих небрежность от видов умысла и от преступной самонадеянности. Вторым признаком, характеризующим небрежность, является обязанность и возможность лица предвидеть общественно опасные последствия

своего деяния (действия или бездействия).

в преступной небрежности. Существенное значение имеет

фактическая возможность лица предвидеть указанные последствия. Эта возможность связана как с некоторыми

субъективными свойствами лица (уровнем специальных

знаний в конкретной области, его жизненным и практическим опытом), так и с теми конкретными условиями, в

которых действовало данное лицо.

При совершении некоторых преступлений, главным образом состоящих в нарушении каких-либо правил, возможно различное психическое отношение виновного к совершаемому деянию (действию или бездействию) и их последствиям. При умышленном нарушении правил психическое

отношение лица к возможности наступления общественно

опасных последствий может выразиться как в форме умысла,

так и неосторожности.

6. Виновное причинение вредных последствий необходимо отличать от причинения вреда в результате казуса

(случая). Казус характерен тем, что лицо не должно было

и не могло предвидеть последствий своего деяния (действия или бездействия). Тем самым казус исключает уголовную ответственность лица.

7. Иногда само лицо имеет ошибочное представление о

свойствах и последствиях совершаемых им действий. Допущенная им ошибка может, в известных случаях, учитываться при решении судом вопроса об уголовной ответственности. В теории уголовного права различают два вида

ошибок: юридическую и фактическую.

Юридическая ошибка заключается в неправильном

представлении лица о том, что совершаемое им Деяние не

является уголовно наказуемым. Такая ошибка не освобождает виновное лицо от уголовной ответственности, но это

обстоятельство может быть учтено судом при избрании

Фактическая ошибка состоит в неправильном представлении лица о характере или фактических последствиях

своих действий. В отличие от юридической ошибки она

охватывает не весь состав преступления, а лишь отдельные элементы: объект, предмет, средства, объективную сторону, либо квалифицирующие обстоятельства.

— Ошибка в объекте выражается в неправильном понимании лицом вида, характера и других особенностей

общественного отношения, на которое оно посягает. Лицо

направляет свое действие на причинение вреда одному объекту, но в силу его ошибки вред фактически причиняется

другому объекту. Лицо, допустившее такую ошибку (задумано преступление в отношении работника милиции, а фак71

тически пострадал другой гражданин), несет ответственность за оконченное преступление и покушение на

преступление, т.к. фактически вред не причиняется тому

объекту, на который хотел посягнуть виновный.

Поскольку объект является тем элементом состава, который, прежде всего, определяет характер общественной

опасности и его правильную квалификацию, неверное представление лица об объекте влияет на его вину и ответственность, и совершенное преступление при наличии ошибки в объекте квалифицируется в зависимости от направленности умысла:

— ошибка в действии или в иных фактических обстоятельствах, относящихся к объективной стороне состава преступления, влечет ответственность лишь в том случае, когда лицо, совершая то или иное деяние, должно было и

могло предвидеть наступление общественно опасных последствий;

— ошибка в предмете посягательства — это заблуждение лица, относительно характеристик предметов в рамках тех общественных отношений, на которые посягало

лицо. К этой разновидности ошибок относят посягательство на отсутствующий предмет и заблуждение относительно качества предмета (иногда эту ошибку называют

-негодный- объект, -негодный- предмет). В этих случаях

не наступают те последствия, которые охватывались сознанием виновного, а поэтому содеянное следует квалифицировать как покушение на совершение преступления;

— ошибка в личности потерпевшего заключается в том,

что виновный, заблуждаясь, причиняет вред другому лицу,

принимая его за выбранную жертву (ошибочно убивает

другого). Как и при ошибке в предмете посягательства,

ошибаясь в личности потерпевшего, виновный причиняет

вред намеченному объекту (в приведенном примере виновный посягает на жизнь). Следовательно, такая ошибка

не оказывает влияния на форму вины и на квалификацию содеянного, если потерпевший не является обязательным признаком конкретного вида преступления.