Сущность понятия система права

Рубрики Вопрос юристу

2.Понятие и функции системы права.

Право как система представляет собой некое целостное образование, состоящее из множества элементов, находящихся между собой в соответствующей зависимости (соподчинения, координации, функциональной связи).

Понятие системы права можно трактовать по – разному: это обусловленная экономическим и социальным строем структура права, выражающая внутреннюю согласованность и единство юридических норм и одновременно их разделение на отрасли и институты; это обусловленное типом правовой системы, культурными, историческими условиями внутреннее строение (структура) права, образуемое связью его норм, институтов, отраслей, разделов, которые обеспечивает целостность и регулятивное свойство права.

В качестве основных признаков системы права можно назвать следующие.

Единство и согласованность правовых норм. Все нормы, из которых складывается система права, представляют собой части целого; они тесно связаны между собой и согласованы друг с другом. Ф. Энгельс ещё в XIX в. писал: «Право должно не только соответствовать общему экономическому положению, не только быть его выражением, но также быть внутренне согласованным выражением, которое не опровергало само себя в силу внутренних противоречий». [135]

Дифференциация системы права. Разделение на нормы, институты, отрасли, а также соответствующие разделы неизбежно, ибо нормы каждой отрасли регулируют разные по содержанию и характеру общественные отношения.

Объективность системы права. Данный признак предполагает соответствие системы права реальным общественным отношениям. Следует отметить, что складывающаяся социальная жизнь обусловливает систему права. Последняя не результат усмотрения законодателя, это своего рода «слепок» с действительности, юридическое выражение данного общества. В этом и заключается объективная обусловленность системы прав, её детерминация экономическими, культурными, национальными и иными факторами. Система права – явление объективное, складывающееся под непосредственным влиянием господствующих отношений, психологии, культуры, образа жизни людей. Объективность системы права подтверждается тем, что независимо от характера правовой системы имеются группы отраслей права, идентичные во всех странах (конституционное, гражданское, уголовное, административное, семейное и др.).

Объективная природа системы права отнюдь не означает, что законодатель здесь абсолютно безволен. Например, осознав потребность в этом, он может выделить ту или иную отрасль права, но в целом система права от него не зависит; её нельзя заново создать, отменить или перестроить. Государственная власть может лишь в известных пределах влиять на сложившуюся систему права, способствовать её совершенствованию и развитию, но не более.

Иерархичность системы права проявляется в том, что она складывается из норм разной юридической силы: есть нормы высшего и нормы низшего порядка, подчиненные нормам вышестоящим.

Система права в той или иной правокультурной среде выполняет следующие функции:

1) обеспечивает устойчивые связи между различными элементами права, которые могут быть причинно – следственными, функциональными, внутренними, внешними и горизонтальными. Причинно – следственные связи отражают такое взаимодействие, когда одни элементы системы права (нормы, институты) предусматривают принятие и функционирование других; функциональные связи, прежде, всего, выражаются в том, что каждый элемент системы права выполняет свою специфическую социальную функцию; внутренние связи отражают единство, целостность и непротиворечивость системы права таким образом, что все элементы этой системы являются необходимыми и взаимосвязанными, при этом изменение какого-либо из элементов приводит к качественным изменениям во взаимодействии между всеми элементами; внешние связи можно представить с двух сторон: во-первых, система права взаимодействует с внешней средой, что обусловливает характер связей между элементами и их структурную композицию, а, во-вторых, определенные нормы права образуют единые институты с нормами морали, обычаев и т.д.; горизонтальные связи представлены в качестве структурной организации элементов права, где каждый её элемент занимает особое, свойственное ему место.

2) информационная функция, суть которой сводится к тому, что система права аккумулирует, воспринимает и хранит социальную информацию в целях урегулирования общественных отношений. Как замечает в этой связи В.Н. Синюков, «на использование этого свойства права строятся различные автоматизированные системы хранения и поиска правовой информации», «в этом смысле система права служит своеобразной внутренней «картой» права, пользуясь которой правоприменитель может легко отыскать нужную ему норму»; [137]

3) обеспечивает совокупный регулятивный эффект от реализации многочисленных юридических норм. Этот эффект в науке называется синергетическим – совместным, согласно действующим. Суть его в том, что право влияет на поведение людей как через отдельные нормы, так и в большей степени через институты и отрасли, устанавливающие правовой режим в той или иной сфере общественной жизни. Именно благодаря системному действию достигается главный результат правового регулирования – упорядочение не только отдельных ситуаций, но и целого вида – системы общественных отношений. Данная функция указывает на то, что в результате согласованного (системного) действия элементов системы права возникает новое качество, недостижимое на уровне отдельных её элементов. Этот совокупный (синергетический) эффект действия всех элементов формирует основные характеристики и признаки системы права, её общесоциальную или классовую направленность;

4) функция обеспечения стабильности в правовом регулировании развивающихся общественных отношений. Вообще право является самым стабильным из всех социальных регуляторов, и его основной целью является обеспечение порядка и социальной стабильности [138] . Ж.-Л. Бержель вполне обоснованно писал, что посредством юридических институтов обеспечивается интеграция индивидов, упорядочиваются отношения между ними, их деятельность и поведение, а также устойчивость, стабильность и воспроизводство общественных отношений, значимых форм и способов социально – правового общения [139] . Думается, что данная функция актуализируется при различного рода преобразованиях. Система права – явление устойчивое, оно в известной степени зависит от воли и желаний законодателя, поэтому реформы, планируемые как изменения в содержании норм права, осуществляются сообразно схеме, заданной объективным, неподвластным законодателю строением права. В своё время Р. Давид пиал: «Нормы права могут меняться от росчерка пера законодателя, но в них немало таких элементов, которые не могут быть произвольно изменены, поскольку они теснейшим образом связаны с нашей цивилизацией и нашим образом мыслей. Законодатель не может воздействовать на эти элементы, точно так же, как на наш язык или нашу манеру размышлять»; [140]

5) функция преемственности. Данную функцию можно рассматривать как с юридической, так и с социальной точки зрения.

С юридической точки зрения, система права служит механизмом преемственности правового развития, имея в виду сохранение выработанной многовековой практикой юридических структур – норм, институтов, отраслей.

С социальной точки зрения, система права обеспечивает преемственность в правовом регулировании общественных отношений, особенно в процессе трансформации (реформирования) государства и права. При этом преемственность правового регулирования обеспечивает стабильность правопорядка в обществе на всех этапах его развития, тем самым воссоздавая каждый раз специфическую конфигурацию правовых институтов, обеспечивающих особый характер институционально- правового регулирования. [141]

Понятие системы права. Предмет и метод правового регулирования

Под системой права понимается определенная внутренняя его структура (строение, организация), которая складывается объективно как отражение реально существующих и развивающихся общественных отношений. Она не результат произвольного усмотрения законодателя, а своего рода слепок с действительности. Фактический социальный строй общества, государства определяет в конечном счете ту или иную систему права, его отрасли, институты, другие подразделения. Система права показывает, из каких частей, элементов состоит право и как они соотносятся между собой.

Системность — общее свойство всех типов права, в то время как систематика или систематизация правовых норм не является таковой. Каждому историческому типу права присуща своя система, отражающая особенности этого типа и всей общественной формации. Структура права — это юридическое выражение структуры данного общества.

В этом заключается объективная социальная обусловленность системы права, ее детерминация экономическими, культурными, национальными и иными факторами. Например, рабовладельческое, феодальное и современное право отличаются друг от друга не только своими сущностями, но и внешними признаками, т.е. формальными атрибутами, в том числе системного характера, на которых лежит печать времени.

При этом не следует смешивать понятия «система права» и «правовая система». В первом случае речь идет, как указано выше, о внутреннем строении права, взятом в качестве отдельного явления, а во втором — о правовой организации всего общества, совокупности всех юридических средств, институтов, учреждений, существующих и функционирующих в государстве. Система права выступает лишь одним из слагаемых правовой системы.

Право есть совокупность создаваемых и охраняемых государством норм. Но это не случайное и не хаотичное их нагромождение, не механическая масса, а строго согласованная и взаимозависимая целостная система, в которой нормы выстраиваются, группируются в определенном порядке. Перед нами — сложное системное иерархическое образование, пронизываемое процессами интеграции и дифференциации. В любом типе права между конкретными его нормами всегда присутствуют элементы общего и единичного, сходства и отличия, самостоятельности и зависимости.

Система права характеризуется такими чертами, как единство, различие, взаимодействие, способность к делению, объективность, согласованность, материальная обусловленность. Единство юридических норм, образующих право, определяется: во-первых, единством выраженной в них государственной воли; во-вторых, единством правовой системы, в рамках которой они существуют и действуют; в-третьих, единством механизма правового регулирования, его исходных принципов; в-четвертых, единством конечных целей и задач.

В то же время нормы права различаются по своему конкретному содержанию, характеру предписаний, сферам действия, формам выражения, предмету и методам регулирования, санкциям и т.д. Поэтому они подразделяются на отдельные части — отрасли, институты. В основе такого обособления лежат указанные выше особенности, и прежде всего разнообразие, специфика самих общественных отношений.

Однако объективная природа системы права не означает, что законодатель не может на нее повлиять. Он может вносить в систему права известные коррективы, изменения (например, выделить, осознав потребность в этом, ту или иную отрасль права или, напротив, объединить их, установить тот или иной институт, принять те или иные нормы, акты и т.д.), но в принципе система права от него не зависит, нельзя ее заново создать, отменить, «перестроить».

Обособить можно только то, что объективно обособляется. Иными словами, государство, власть могут в известных пределах влиять на сложившуюся систему права, способствовать ее совершенствованию, развитию, но не более того. Они не могут по своему «хотению» учредить, ввести декретом нужную, желаемую систему права.

Объективность — важнейшее свойство системы права в отличие от систематизации права, которая носит субъективный характер, т.е. зависимый от государственной воли. Там, где есть право, всегда есть и определенная его система, в то время как систематизации может и не быть (например, в Великобритании право не систематизировано).

Систематизация — это всего лишь сознательно проводимое упорядочение действующих правовых норм в целях удобства пользования ими на практике. Но любое право имеет свою систему, даже если оно не систематизировано. Система показывает, из каких частей, элементов состоит право и как они соотносятся между собой.

Структурными элементами системы права являются: а) норма права; б) отрасль права; в) подотрасль права; г) институт права; д) субинститут. Именно они образуют юридическую ткань рассматриваемого явления.

Правовая норма — первичный элемент системы права. Это исходящее от государства общеобязательное правило поведения властного характера.

Отрасль права представляет собой обособившуюся внутри данной системы совокупность однородных правовых норм, регулирующих определенную область (сферу) общественных отношений. Объективная необходимость предрешает выделение отрасли права. Законодатель лишь осознает и оформляет (протоколирует) эту потребность.

Для образования самостоятельной отрасли права имеют значение следующие условия: а) степень своеобразия тех или иных отношений; б) их удельный вес; в) невозможность урегулировать возникшие отношения с помощью норм других отраслей; г) необходимость применения особого метода регулирования.

Качественная однородность той или иной сферы общественных отношений вызывает к жизни соответствующую отрасль права. И наоборот, наличие или отсутствие той или иной отрасли права зависит от наличия или отсутствия соответствующих областей общественных отношений, нуждающихся в правовом регулировании. Отрасль не «придумывается», а рождается из социальных и практических потребностей.

Хотя все отрасли права взаимосвязаны и проникнуты органическим единством, они не равнозначны по своему значению, объему, роли в процессе воздействия на общественные отношения. Такое положение объясняется тем, что различные сферы этих отношений далеко не одинаковы по широте и составу.

Поэтому в рамках наиболее крупных правовых отраслей выделяются подотрасли. Например, в гражданском праве — авторское право, патентное, жилищное, наследственное, арбитражное; в конституционном — избирательное право; в трудовом — пенсионное; в земельном — горное, водное, лесное и т.д. Эти подотрасли регулируют отдельные массивы общественных отношений, характеризующихся своей спецификой и известной родовой обособленностью.

Институт права — это сравнительно небольшая, устойчивая группа правовых норм, регулирующих определенную разновидность общественных отношений. Если юридическая норма — «исходный» элемент, «живая» клеточка правовой материи, то правовой институт представляет собой первичную правовую общность (С.С. Алексеев).

Правовые институты призваны регламентировать отдельные участки, фрагменты, стороны общественной жизни. Институт — составная часть, блок, звено отрасли. В каждой отрасли их множество. Они обладают относительной автономией, так как касаются в известной мере самостоятельных вопросов.

Примеры правовых институтов: в уголовном праве — институт необходимой обороны, институт крайней необходимости, невменяемости; в гражданском праве — институт исковой давности, институт дарения, сделки, купли-продажи; в государственном праве — институт гражданства; в административном — институт должностного лица; в семейном праве — институт брака и т.д. Все институты функционируют в тесной взаимосвязи друг с другом — как внутри данной отрасли, так и вне ее.

Термин «институт» часто употребляется в литературе и печати в неопределенно широком смысле: говорят, например, о социальных, политических, общественных институтах, институтах демократии, парламентаризма, подразумевая под этим весьма разнородные и аморфные явления. В данном же случае это понятие берется в сугубо юридическом его значении — как конкретное нормативное установление государства, закона, т.е. как правовой институт.

Виды правовых институтов. Прежде всего, институты делятся по отраслям права на гражданские, уголовные, административные, финансовые и т.д. Сколько отраслей — столько соответствующих групп институтов. Отраслевая принадлежность правовых институтов — наиболее общий критерий их дифференциации. По этому же признаку они подразделяются на материальные и процессуальные. Далее институты классифицируются на отраслевые и межотраслевые (или смешанные), простые и сложные (или комплексные), регулятивные, охранительные и учредительные (закрепительные).

Внутриотраслевой институт состоит из норм одной отрасли права, а межотраслевой — из норм двух и более отраслей. Например, институт государственной собственности, институт опеки и попечительства.

Простой институт, как правило, небольшой и не содержит в себе никаких других подразделений. Сложный или комплексный, будучи относительно крупным, имеет в своем составе более мелкие самостоятельные образования, называемые субинститутами. Например, институт поставки в гражданском праве включает институт штрафа, неустойки, ответственности.

Регулятивные институты направлены на регулирование соответствующих отношений; охранительные — на их охрану, защиту (типичны для уголовного права); учредительные — закрепляют, учреждают, определяют положение (статус) тех или иных органов, организаций, должностных лиц, а также граждан (характерны для государственного и административного права).

Таким образом, система права представляет собой сложное, полиструктурное динамическое образование, в котором четко выделяются четыре ступени: 1) структура отдельного нормативного предписания; 2) структура правового института; 3) структура правовой отрасли; 4) структура права в целом. Все эти уровни субординированы, логически и функционально предполагают друг друга. Вместе взятые они образуют достаточно сложную конструкцию Материальное и процессуальное право. В правовой науке все юридические нормы подразделяются на материальные и процессуальные. Первые — регулируют реально складывающиеся между людьми и их объединениями отношения, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом, его куплей-продажей, формами собственности, трудовой и политической деятельностью, государственным управлением, реализацией субъектами прав и обязанностей, вступлением в брак и т.д.

Вторые — определяют порядок разрешения споров, конфликтов, расследования и судебного рассмотрения преступлений и иных правонарушений, т.е. регламентируют чисто процедурные или организационные вопросы, имеющие, однако, важное, принципиальное значение.

В соответствии с Конституцией РФ (ч. 2 ст. 118) судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Рассуждая по аналогии, можно на основе ст. 127 Конституции выделить и арбитражное судопроизводство, осуществляющееся в соответствии с АПК РФ.

В итоге систему права можно кратко определить как совокупность взаимосвязанных между собой юридических норм, институтов и отраслей, характеризующихся внутренним единством и различием в соответствии с особенностями регулируемых общественных отношений.

Предмет и метод правового регулирования как основания деления права на отрасли и институты. В основе деления права на отрасли и институты лежат два критерия: 1) предмет правового регулирования; 2) метод правового регулирования. Они и выступают системообразующими факторами.

Под предметом понимается то, что регулирует право, т.е. определенные виды общественных отношений. Последние представляют собой сложную, многоаспектную категорию. В структуру предмета правового регулирования входят следующие элементы: а) субъекты — индивидуальные и коллективные; б) их поведение, поступки, действия; в) объекты (предметы, явления) окружающего мира, по поводу которых люди вступают во взаимоотношения друг с другом и к которым проявляют свой интерес; г) социальные факты (события, обстоятельства), выступающие непосредственными причинами возникновения или прекращения соответствующих отношений.

Предмет в данном случае — это все то, что подпадает под действие правовых норм. Иными словами, сфера, на которую распространяется право и которая находится под его юрисдикцией. Подобные общие рамки (границы) нередко называют правовым или юридическим полем. За пределами этого поля находится неправовое пространство.

Под методом понимаются определенные приемы, способы, средства воздействия права на общественные отношения. Метод отвечает на вопрос, как право осуществляет свою регулятивную роль, ибо правовые нормы регулируют не только разнохарактерные отношения, но и различным образом. От методов в значительной мере зависит эффективность правового регулирования, достижение выдвигаемых при этом целей.

Предмет является главным, материальным критерием разграничения норм права по отраслям, поскольку он имеет объективное содержание, предопределен самим характером общественных отношений и не зависит в принципе от воли законодателя. Метод же служит дополнительным, юридическим критерием, так как производен от предмета. Самостоятельного значения он не имеет. Однако в сочетании с предметом способствует более строгой и точной градации права на отрасли и институты. Ведь наличие различных видов общественных отношений еще не создает само по себе системы права, не порождает автоматически его отраслей.

Именно предмет прежде всего диктует необходимость выделения той или иной отрасли, а когда отрасль выделяется, появляется и соответствующий метод регулирования, который в значительной мере зависит от воли законодателя. Последний, находясь в рамках необходимости и учитывая характер регулируемых отношений, может избирать тот или иной способ правового воздействия на них. Он может варьировать эти способы, используя их в различных комбинациях. В этом заключается субъективность метода, отличающая его от предмета. Но оба они играют важную роль в построении системы права, тесно взаимодействуют друг с другом.

Группировка норм по отраслям и институтам зависит прежде всего от видового разнообразия общественных отношений, их качественной специфики. Однако не всегда по одному лишь предметному признаку можно отличить одну отрасль права от другой, так как существуют такие отношения, которые опосредуются нормами ряда отраслей.

Например, отношения собственности во всех ее формах регулируются гражданским правом, уголовным, административным, конституционным. В таких случаях на помощь приходит метод регулирования, ибо каждая правовая отрасль имеет свой, характерный для нее способ воздействия на поведение субъектов (либо их сочетание).

Словом, одного материального ориентира недостаточно: если руководствоваться только им, то трудно было бы разграничить смежные отрасли и институты. Тем более что в праве не существует абсолютно независимых отраслей, так как они — части единой системы. Если бы основанием для деления права служил только предмет, то отраслей оказалось бы слишком много.

В общее понятие метода правового регулирования (как собирательной категории) входят следующие компоненты, дающие представление о том, каким образом государство с помощью права воздействует на происходящие социальные процессы: а) установление границ регулируемых отношений, что, в свою очередь, зависит от ряда объективных и субъективных факторов (особенности этих отношений, экономические и иные потребности, государственная заинтересованность и др.); б) издание соответствующих нормативных актов, предусматривающих права и обязанности субъектов, предписания о должном и возможном их поведении; в) наделение участников общественных отношений (граждан и юридических лиц) правоспособностью и дееспособностью, позволяющих им вступать в разнообразные правоотношения; г) определение мер ответственности (принуждения) на случай нарушения этих установлений.

В целом правовой метод представляет собой известный набор юридического инструментария, посредством которого государственная власть оказывает необходимое воздействие на волевые общественные отношения в целях придания им желательного развития.

Указанная специфика отличает данный вид социального упорядочения от других форм нормативной регуляции общественной жизни. Значение описанного правового механизма состоит в том, что он во многом определяет эффективность и результативность действия права.

Однако наряду с общим существуют конкретные методы правового регулирования, характерные для тех или иных отраслей права и опосредуемых ими отношений. К ним относятся:

Императивный и диспозитивный методы, используемые главным образом в уголовном и гражданском праве (соответственно). В разной степени они присущи и другим отраслям. Ведь всякая правовая норма — это властное предписание, веление государства; в то же время она дает субъектам известную альтернативную возможность выбора вариантов поведения в рамках закона. Указанные методы в какой-то мере носят универсальный характер.

Такое же сквозное значение имеют дозволения, обязывание и запрет, свойственные в различных комбинациях всему правовому регулированию. Разрешая (дозволяя) одни действия, предписывая в обязательном порядке другие, запрещая под угрозой санкции третьи, право тем самым придает поведению субъектов строго целенаправленный характер, вводит общественные отношения в нужное русло.

В административном праве действует метод субординации и властного приказа, позволяющий эффективно регулировать управленческую, служебную, оперативную и иную деятельность государственных органов и должностных лиц. Исполнительская дисциплина, строгая подчиненность одних субъектов другим, обязательность решений и распоряжений вышестоящих звеньев госаппарата для нижестоящих — характерные черты указанного метода.

Поощрения свойственны в основном трудовому праву, где действуют разного рода премиальные системы, направленные на стимулирование моральной и материальной заинтересованности в росте производительности труда, повышении работниками своей квалификации, приобретении новых профессий и т.д. Нормы, устанавливающие порядок награждения граждан орденами и медалями, присвоения почетных званий, также считаются поощрительными, но они относятся к административному праву.

Метод автономии и равенства сторон типичен для процессуальных отраслей права, где истец и ответчик, другие участники судебного разбирательства находятся в одинаковом процессуальном положении друг перед другом, законом и судом, их отношения характеризуются самостоятельностью. Равенством субъектов отличаются также многие гражданские отношения.

В сельскохозяйственном праве применяется метод рекомендаций, обусловленный тем, что крестьянские (фермерские) хозяйства, колхозы — не государственные организации и по отношению к ним властно-императивные средства воздействия неприемлемы. Государство оказывает на них свое влияние лишь путем разрешений, содействия, организационной помощи, рекомендательных актов, советов.

В качестве особых методов правового регулирования используются убеждение и принуждение, характерные как для права в целом, так и отдельных его отраслей, разумеется, в разных сочетаниях.

В последнее время в связи с развитием рыночных отношений и предпринимательства все большее распространение получает индивидуальный метод регулирования (или метод свободного волеизъявления), под которым понимается форма самостоятельной юридической деятельности субъектов, направленной на упорядочение единичных общественных отношений с помощью правовых средств, не обладающих качеством юридической общеобязательности. Например, путем принятия ненормативных актов, заключения различных договоров, соглашений, сделок, добровольного установления обязательств и т.д. (Т.В. Кашанина).

Все рассмотренные выше методы тесно взаимосвязаны, переплетены, действуют не изолированно, а в сочетании друг с другом. Вместе с тем они относительно самостоятельны, имеют свои особенности, что и позволяет их классифицировать.

1.11. Понятие права. Система права и система законодательства Российской Федерации

Одной из фундаментальных задач науки является познание природы действующего права, раскрываемой главным образом че­рез его сущность и содержание. Без решения этой сложной и мно­гогранной задачи невозможно получить полноценное представление о праве, о его структуре, источниках, субъектах, действии и т.д.

Осмысление природы права имеет многовековую историю. Из­вестны, например, следующие доктрины права:

Все они существенно отличаются друг от друга. Если для одной из них право есть прежде всего природное, естественное явление (Цицерон[1], Локк[2]), то для другой — выражение исторически скла­дывающегося духа народа (Савиньи[3], Пухта[4]), для третьей — защи­щенный государством интерес (Иеринг[5], Трубецкой[6]), для четвер­той — императивное переживание людей (Петражицкий[7]), для пя­той — внешний регулятор социальной жизни (Штаммлер[8], Кель- зон[9]), для шестой — система правоотношений, поведения людей (Шершеневич[10]) и т.д. Однако при всех различиях многие из таких доктрин представляли собой какой-либо шаг в познании природы права, и то универсальное отрицание всего «домарксистского и не­марксистского», которое господствовало в отечественной литерату­ре в недавнем, не имело под собой прочного научного основания. В действительности почти каждая доктрина наряду с идеями, оказав­шимися неоправданными, содержит определенные рациональные моменты, которые служат неким вкладом в общее учение о праве.

Сущность права. Как и для любого другого социального фено­мена, она заключается в тех его внутренних, закономерных, устой­чивых и существенных свойствах, в которых раскрываются много­образие и противоречивость форм его бытия, закономерности су­ществования, функционирования и развития.

Свойства права, носящие сущностный характер, необходимы и неотъемлемы, постоянны и устойчивы, находят свое выражение в правовых явлениях, относящихся как к содержанию (внутренней субстанции) права, так и к его функционированию. Они находятся в органическом единстве, исключающем возможность дробления единой сущности права на обособленные части, и показывают:

• какими объективными историческими факторами обусловле­ны право, его содержание и действие;

• чью организованную волю они выражают;

• кем такая воля официально формируется;

• в какой форме она возводится во всеобщий, обязательный ранг.

Неразрывность цепи этих свойств права объективно предопре­делена самой логикой происхождения и существования права. Оно появилось на определенном этапе развития человеческого общества вместе с государством, когда в силу известных исторических факто­ров в дополнение к прежним правилам общежития первобытнооб­щинного строя потребовалось создание новых норм — общеобяза­тельных и обеспеченных государством. Реальный механизм всякого правообразования был и остается таковым, что определенные про­цессы в жизнедеятельности общества предстают как объективные потребности, осознание таких потребностей сопряжено с появлени­ем соответствующих интересов, мотивов и целей людей, их общно­стей и образований. На этой почве вырастает социальная воля как результат согласования различных интересов, воля, которая при определенных условиях превращается в общеобязательную, возво­дится в ранг правовых норм, права.

Соответственно под сущностью права следует понимать обу­словленную экономическими, социальными, политическими и ду­ховными условиями жизнедеятельности общества и в известной мере согласованную волю стоящих у власти социальных групп (сло­ев), превращенную в общеобязательную, выраженную в виде право­вых норм.

Содержание права. Органическим продолжением сущности права в любом классовом обществе является его мобильное содержание, нахо­дящееся с ней в диалектическом единстве. Сущность и не поглощает содержания права, и не оторвана от него. Сущностные свойства права развертываются, конкретизируются в его содержательных свойствах, которые вместе с ними раскрывают его единую природу.

Содержание права складывается из всех его внутренних элемен­тов, из единства всех его компонентов. B нем сущность права пред­ставлена не в зеркальном виде. Она трансформирована таким обра­зом, что отдельные ее стороны (моменты) расчленены, выделены и перегруппированы по новым закономерным свойствам, носящим уже другой, содержательный, характер.

B содержательном плане праву свойственны нормативность, формальная определенность, регулятивность, системность. Причем эти свойства права имеют отчетливо выраженную связь с государст­вом, в чем состоит одно из коренных его отличий от других, непра­вовых социальных регуляторов. Именно благодаря этому обстоя­тельству право характеризуется обязательной нормативностью и государственной обеспеченностью.

«Государственное происхождение» права не свидетельствует о его подчиненности государству или о его несовместимости с естест­венными, вытекающими из самой человеческой природы правами и свободами личности. Bзаимосвязи и взаимозависимости между пра­вом и государством основываются не на подчинении или приорите­тах, а на других началах, характеризующих их происхождение, слу­жебную роль, функционирование и т.д. Что касается прирожденных прав и свобод личности, то большинство государств давно закрепи­ло их в своих нормативных актах (например, американская Декла­рация независимости 1776 г. и французская Декларация прав и свобод гражданина 1789 г.). Позднее они были подтверждены в междуна­родных документах.

Конституция РФ 1993 г. признала не только неотчуждаемость основных, в том числе естественных, прав и свобод личности, но и включила общепризнанные принципы и нормы международного права в национальную, российскую систему права в качестве ее со­ставной части (ст. 15 и 17). Таким образом, естественные права и свободы подтверждены государством, превращены им в органиче­ский компонент нормативно-правовых регуляторов. Ныне в циви­лизованном обществе нет оснований для противопоставления есте­ственного права и позитивного (т.е. созданного) права, поскольку последнее закрепляет и защищает естественные права человека, составляя единую систему правового регулирования.

Там, где нормативная юридическая сила придается обычаям, традициям, религиозным правилам, правоприменительным преце­дентам или учредительным документам хозяйствующих субъектов, также наблюдается санкционирование их государством, позволяю­щее говорить об их нормативности, формальной определенности и других содержательных правовых свойствах.

Несомненно, что нормативность права означает масштабы по­ведения разной степени общности: в этой плоскости, скажем, пра­вовая норма, регулирующая куплю-продажу, существенно отличает­ся не только от норм-принципов, но и от многих других норм пра­ва. Формальная определенность тоже выражается в закреплении содержательных элементов права в разных документах. Bсе это, од­нако, не умаляет значения рассматриваемых содержательных свойств права.

Сказанное выше позволяет заключить, что по своему содержа­нию право есть система формально-определенных, общеобязатель­ных и специально обеспеченных норм, установленных или санк­ционированных уполномоченными на то органами (лицами) для регулирования тех или иных общественных отношений в согласо­ванных ими социальных интересах. При этом, разумеется, следует помнить развернутую в системе норм сущность права.

B приведенной выше формулировке явно выражены такие со­держательные свойства (признаки) права, как:

• формальная определенность, т.е. их обозначенность в словес­но-документальном виде;

• обязательность для участников регулируемых отношений;

• государственная обеспеченность, придающая праву надеж­ность и реальную осуществимость.

Право по содержанию не тождественно закону. Будучи одной из форм выражения права, закон может и не выражать сути права как целостной системы нормативных регуляторов, соотнесенных с объ­ективными мерилами справедливости, свободы и правды, с ценно­стями и приоритетами земной цивилизации. Аристотель[11] считал, что «правда заключается (. ) в том, чтобы (. ) иметь в виду не за­кон, а законодателя, не букву закона, а мысль законодателя, не са­мый поступок, а намерение человека, не часть, а целое»[12].

Г.Д. Торо[13] писал: «Закон не может делать людей свободными: сами люди должны делать закон свободным»[14]. Такой «закон» носит, скорее, антиправовой характер. Он должен в установленном поряд­ке признаваться недействительным. Статья 125 Конституции РФ 1993 г., наделяя Конституционный Суд РФ полномочиями по про­верке конституционности федеральных законов, прямо предусмат­ривает, что «акты или их отдельные положения, признанные не­конституционными, утрачивают силу» (п. 2 и 6).

Подробная характеристика права не сводится, несомненно, к определению его содержания. Она охватывает анализ его целей, назначения, закономерностей, этапов развития, управленческой природы и т.п. На этом пути нет пределов совершенствованию на­ших знаний, ибо каждый шаг вперед способствует более полному раскрытию всей суммы реальных социальных благ, опосредствуе­мых правом в жизнедеятельности общества. Однако следует согла­ситься и с тем, что дальнейшее углубление трактовки природы пра­ва, аккумулирующей его сущность и содержание, не должно быть связано с ослаблением и стиранием граней, отличающих его от ос­тальных правовых, государственных и иных социальных явлений.

Только на такой основе можно глубоко осмыслить все то, что в ин­тегрированном виде выражено и гарантировано в правовых нормах, что проявляется в процессе реализации этих норм или выступает в качестве результата их благотворного воздействия на жизненные отношения и на сознание их участников.

Понятие, слагаемые и значение формы права. Право как качест­венно своеобразное целостное образование имеет свою специфиче­скую форму. Если под сущностью и содержанием права олицетво­ряется все то, из чего состоит право и чем характеризуется его при­рода, то формой фиксируются его очертания и границы, способы проявления вовне, самостоятельного существования, упорядочива­ния и функционирования.

Соответственно под формой права следует понимать организа­цию его собственного содержания, способы существования, прояв­ления, упорядочения и функционирования такого содержания.

B специальной литературе различаются внутренняя и внешняя формы. Причем чаще всего под внутренней формой подразумевают систему права, структуру содержания или систему права и его структуру, а под внешней — источники права, систему нормативно­правовых актов и систематику права, его кодификацию.

Само содержание права внутренне организовано в виде множе­ства перекрещивающихся систем и структур, образуемых по разным признакам, и его облик меняется в зависимости от этих признаков, уровня и характера связей между элементами системы и структуры. Его внешнее устройство тоже многогранно, представлено в виде опять-таки различных систем нормативных источников, имеющих часто неодинаковые структуры и группируемых по целому ряду признаков.

1. Внутренняя форма права как его система. Bо внутренней фор­ме содержание права высвечивается прежде всего в виде общепра­вовых принципов и основанной на них системы отдельных отрас­лей, каждая из которых, в свою очередь, состоит из общеотрасле­вых принципов и системы определенных институтов, образующихся опять же из системы норм со всеми их структурными элементами.

Если институт права являет собой систему отдельных юриди­ческих норм, сплоченных однородностью объекта и оснований воз­никновения регулируемых отношений, то отрасль — систему ин­ститутов и норм, сцементированных качественной близостью раз­личных признаков регулируемых отношений, входящих в одну сфе­ру (область) жизнедеятельности общества.

Отрасли — единственные крупные подразделения системы пра­ва на завершающем уровне, характеризующиеся обособленностью, относительной самостоятельностью, устойчивостью и автономно­стью функционирования. В один ряд с ними может быть поставле­на лишь группа норм, регулирующих общие принципы действую­щего права, однако эта группа, имея стержневое значение, не отде­лена от отраслей, а, напротив, полностью их пронизывает.

Специализация, интеграция и тому подобные явления касаются не столько самих отраслей и институтов права, сколько норматив­но-правовых предписаний. Если не идти по скользкому пути раз­мывания граней между этими предписаниями и целостными право­выми нормами, то логичнее считать, что названные явления сказы­ваются в основном на внешней форме права. Разные же плоскости внутренней формы права дают разные — отраслевую, федератив­ную, по видам норм и т.д. — системы организации его содержания.

Некоторые отрасли права комплексны в том смысле, что они состоят из комплекса менее крупных структурных подразделений (подотраслей, генинститутов), в которых скомпонованы те или иные нормы, выраженные в комплексе нормативно-правовых ак­тов, в которых нередко содержатся относящиеся к двум и более от­раслям правовые нормы. Таковым, например, является гражданское право, нормы которого регулируют имущественные и личные не­имущественные отношения, объединены в подотрасли и институты, имеют своим нормативным источником Гражданский кодекс РФ, Семейный кодекс РФ, десятки отдельных федеральных законов и ряд подзаконных правовых актов.

Комплексный характер носит и финансовое право, складываю­щееся из существенно отличающихся друг от друга норм, которые призваны регулировать бюджетные, налоговые, банковские и стра­ховые отношения в вертикальном срезе и соответственно содержат­ся в бюджетном, налоговом, банковском и страховом законодатель­ствах.

Речь, по сути, идет о комплексных правовых образованиях и при выделении в странах с рыночной экономикой частного и пуб­личного права. Это деление, начало которого исторически уходит в седую древность, отражает существенные особенности регулируе­мых отношений и специфику методов правового регулирования. Частное право складывается из норм, которые призваны регулиро­вать отношения по горизонтали, где их участники равноправны, автономны, обладают широкими юридическими правами и свобо­дами, поступая по принципу «разрешено все, что не запрещено за­коном», и действуют главным образом в собственных интересах, выполняя таким образом «частное дело» на договорных началах. Публичное право объединяет нормы, имеющие предметом своего воздействия отношения по вертикали, где их участники находятся в определенном соподчинении, в зависимости друг от друга или меж­ду ними существует субординация, а их действия связаны с пуб­личным интересом, с решением каких-то публичных дел, а основ­ной правовой принцип звучит так: «Разрешено только то, что пред­писано законом».

B Древнем Риме, где частное право получило наибольшее раз­витие, по сути, оно представляло собой гражданское право. Рим­ский юрист Ульпиан (Ulpianus)[15] утверждал: «Публичное право от­носится к благосостоянию Римского государства в целом, частное право имеет в виду интересы отдельных лиц, поскольку одни вещи относятся к публичной, а другие к частной выгоде»[16]. B современ­ной литературе его нередко сводят тоже к гражданскому праву. Но есть основания отнести сюда также некоторые нормы других отрас­лей российского права, таких как предпринимательское право, тру­довое право, семейное право и т.д., если ими регулируются отно­шения по горизонтали между равноправными лицами, отношения, возникающие, изменяющиеся и прекращающиеся по свободной воле на договорных началах.

Публичный характер носят государственное право, администра­тивное право, уголовное право, арбитражно-процессуальное право, уголовно-процессуальное право и т.д., поскольку ими регулируются отношения иного (публичного) порядка. «B публичном праве, по меньшей мере, одной из заинтересованных сторон будет являться публичная власть в той или иной форме. Частное же право касается правовых отношений между частными лицами, — считает профес­сор Института восточноевропейского права и россиеведения Лей­денского университета Ф. Фельдбрюгге. — Присутствие публичной власти в публично-правовых отношениях влечет за собой ряд по­следствий. Одним из них является неравенство, присущее таким отношениям. Публичная власть не только сильнее de facto, но и является либо создателем правовых норм, либо вплотную вовлечена в создание и приведение в исполнение этих норм. Поэтому отно­шения с публичной властью напоминают игру в шахматы против игрока, который может менять правила игры. По этой причине публичная сторона должна быть связана более строгими правилами, чем частный контрагент. Осуществление права или полномочия, предоставленного публичным правом, обычно считается ограни­ченным целью, для которой оно было предоставлено. Частное лицо не может злоупотреблять своим правом, но во всем остальном не связано целью, для которой оно использует свои права. Публичная сторона, даже когда ей дано такое право, не может действовать по своему усмотрению, но должна осуществлять право таким образом, чтобы реализовать ту цель, для которой были предоставлены пол­номочия»[17].

Несомненно, что во многих отраслях современного российского права можно найти нормы, которые не вполне соответствуют их основной «прописке». B гражданском праве, например, есть нормы публичного характера, регулирующие иерархию юридической силы нормативных актов в этой сфере, регистрацию индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, регистрацию прав на не­движимость, эмансипацию, опеку, попечительство, банкротство (ст. 23, 25, 27, 31—38, 51, 65, 131 ГК РФ) и т.д. B предприниматель­ском праве наряду с нормами, регулирующими горизонтальные от­ношения между хозяйствующими субъектами, немало норм пуб­личного характера, призванных регулировать отношения между предпринимателем и государственными органами в вертикальном срезе, с учетом соответствующих зависимостей (регистрация, ли­цензирование и др.). И наоборот, в государственном (конституци­онном) праве существуют нормы, регулирующие отношения по го­ризонтали между равноправными, автономными субъектами (мест­ное самоуправление, проведение собраний граждан и др.).

Этим, однако, не умаляется значение разграничения частных и публичных отраслей права, тем более что, как мы уже говорили, в частном праве каждый действует по принципу «разрешено все, что не запрещено законом», тогда как в публичном праве господствует принцип «разрешено лишь то, что предусмотрено законом». Это совершенно разные подходы, положенные в основу правового регу­лирования жизненных отношений в зависимости от того, на каких началах они складываются и кто — граждане, хозяйствующие субъ­екты или государственные органы и должностные лица — являются их участниками.

2. Внешняя форма права как его нормативные источники в сис­теме. Поскольку внешняя форма права представляет собой наруж­ное устройство его содержания, упорядоченные способы выражения его вовне — в виде систематизированных нормативных источников, в ней можно различать три взаимосвязанных компонента: норма­тивные источники права, структуру таких источников и их система­тизацию.

B принципе нормативными источниками права могут быть:

• акты компетентных государственных органов и должностных лиц;

• обычаи и традиции;

• судебный или административный (правоприменительный) прецедент.

В семействе религиозно-общинных правовых систем, кроме то­го, таким источником признаются также религиозные правила. По­скольку из всех названных источников «извлекаются» нормы права, представляется целесообразным называть их именно нормативными источниками, чтобы не смешивать их с иного рода источниками правообразования.

В России наиболее распространенным нормативным источни­ком права служат соответствующие акты государственных органов и должностных лиц. К ним примыкают международные документы (конвенции, договоры и др.) в той мере, в какой содержащиеся в них нормы становятся частью российской национальной системы права. Внутригосударственные договоры признаются нормативны­ми источниками права, если речь идет о федеративном договоре, о договорах и соглашениях между федеральными и региональными органами страны или между регионами, о коллективных договорах в сфере трудовой деятельности, об учредительных договорах хозяй­ствующих субъектов и иных юридических лиц и т.д. Деловые, бан­ковские и иные обычаи приобретают значение нормативного ис­точника права при наличии соответствующей отсылки на них в нормативных актах, как это сделано, к примеру, в ст. 5 ныне дейст­вующего Гражданского кодекса РФ (Общая часть), где предусмот­рено, что юридическое значение имеют обычаи делового оборота, если они не противоречат закону и договору.

Нормативные правовые акты как источник права представляют собой изданные в установленном порядке компетентными государ­ственными органами или должностными лицами акты, в которых содержатся правовые нормы с той или иной сферой действия во времени, в пространстве, по лицам и по юридической силе. Ими служат законы и подзаконные нормативные акты.

Законы — это нормативно-правовые акты представительных ор­ганов власти (парламентов), имеющие высшую юридическую силу по отношению ко всем остальным правовым актам. Они подразде­ляются прежде всего на конституционные и иные (обычные), из которых первые принимаются по конституционным вопросам ква­лифицированным большинством голосов и имеют наивысшую юридическую силу, вторые — по остальным вопросам требующим законодательного регулирования, и не могут противоречить консти­туционным законам. Наряду с Конституцией РФ и конституциями республик в составе России конституционными являются, напри­мер, федеральные законы «О референдуме Российской Федерации», «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации», «О чрезвычайном положении», «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и т.д. Обычными (т.е. не относящимися к разряду конституцион­ных) признаются федеральные законы, например: «Об акционерных обществах», «О производственных кооперативах», «О рынке ценных бумаг».

B федеративных государствах, кроме того, различают законы федеральные, принимаемые федеральным парламентом, и законы субъектов федерации, принимаемые представительным органом власти того или иного субъекта федерации и действующие на его территории. Такими субъектами, как об этом будет сказано подроб­нее в следующем разделе нашей работы, могут быть республики, штаты, земли и т.д.

С учетом указанных выше оснований в России ныне различа­ются:

1) федеральные конституционные законы;

2) федеральные законы;

3) конституционные законы субъектов Федерации;

4) законы субъектов Федерации (например, Республики Татар­стан).

По своей юридической силе они находятся между собой в той же иерархии, в какой перечислены выше.

Федеральные законы принимаются по предметам ведения цен­тральных органов власти России. Они издаются также по предме­там совместного ведения центра и регионов, но в этой сфере в со­ответствии с федеральными законами допускаются законы и подза­конные нормативные акты регионального характера. За этими пре­делами правовое регулирование осуществляется республиками, краями, областями, городами федерального значения (Москва, Санкт-Петербург), автономными областями и округами. Bсе это предусмотрено в ст. 76 Конституции РФ.

Подзаконными нормативными правовыми актами считаются: ука­зы Президента РФ и президентов республик в составе России; нор­мативные постановления и распоряжения Правительства РФ и пра­вительств субъектов РФ; нормативные приказы и инструкции госу­дарственных комитетов, министерств и других федеральных ве­домств и соответствующих ведомств субъектов РФ; нормативные решения и распоряжения местных органов власти и управления; нормативные приказы и инструкции руководителей государствен­ных и муниципальных учреждений (организаций, предприятий), нормативные акты органов местного самоуправления и норматив­ные договоры.

К подзаконным нормативным правовым актам относятся и норма­тивные документы Центрального банка России, Государственной нало­говой службы РФ и Государственного таможенного комитета РФ.

Итак, во всей системе нормативных актов высшей юридической силой обладают конституционные законы, а за ними следует теку­щие законы, принимаемые в установленном порядке представи­тельными органами государственной власти и регулирующие наи­более значимые общественные отношения и «подвластные» верхо­венству конституционных законов. Bсе остальные нормативные правовые акты должны приниматься на основе закона и в точном соответствии с ним, хотя в России пока этот основополагающий прин­цип порою игнорируется (см., например, п. 3, 4, 7 ст. 3 ГК РФ).

Bнутри же подзаконных нормативных правовых актов существу­ет такая иерархия: указы и нормативные распоряжения Президента РФ; постановления и нормативные распоряжения Правительства РФ; нормативные акты государственных комитетов, министерств и других ведомств; региональные, местные и локальные нормативные акты.

Bопрос же о том, к какой ступеньке этой иерархической систе­мы относятся общепризнанные международные документы, пока остается без ответа. B действующем российском законодательстве содержится указание лишь на то, что правила международных дого­воров с участием Российской Федерации имеют приоритет в своей юридической силе, да и то «кроме случаев, когда из международно­го договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта» (ст. 15 Конституции РФ, ст. 7 ГК РФ).

Такова иерархическая соподчиненность нормативно-правовых актов, дополняемая сопоставлением их «компетентности» по гори­зонтальному и вертикальному положению издавшего их органа в общей системе механизма государства.

Bерховенство закона признается одной из общечеловеческих ценностей, принципом жизнедеятельности всей мировой цивилиза­ции и подтверждается в международных договорах России с други­ми странами.

Нормативным правовым актам присуща в достаточной мере вы­раженная структура. Они снабжены указаниями о времени, а по­рою и о месте принятия, а равно подписями надлежащих должно­стных лиц. Даже простые акты, в которых содержится незначитель­ный по объему нормативный материал, так или иначе структуриро­ваны. Наиболее объемные источники, например Гражданский ко­декс РФ, разделены на части. Многие другие кодексы, а равно наи­более крупные некодифицированные законы (скажем, Закон об акционерных обществах) разбиты на разделы, главы, статьи и т.п. Знание структурных особенностей того или иного нормативного правового акта необходимо не только для нахождения в нем тре­буемых норм, но и для правильного понимания их содержания.

В тех же целях осуществляется систематизация действующих в стране нормативных правовых актов.

Систематизация нормативных актов. Поскольку в стране одно­временно действует множество различных нормативных правовых актов с неодинаковой юридической силой, принимаемых на разных уровнях по большому кругу вопросов, весь нормативно-правовой массив нуждается в последовательном упорядочении и совершенст­вовании. Отсюда важность еще одной стороны проблемы внешней формы права — систематизации нормативных правовых актов.

Под систематизацией следует понимать целенаправленные упо­рядочение и совершенствование нормативных правовых актов пу­тем их обработки, перегруппировки и изложения по целостной сис­теме в виде сборников, собраний или сводных актов.

Принимая во внимание всю совокупность этих факторов, раз­личаются два основных вида систематизации — инкорпорация и кодификация.

Инкорпорация заключается в упорядочении нормативно­правовых актов путем полного или частичного объединения их тек­стов в единые сборники (собрания), располагая их по хронологиче­ской, алфавитной, предметной или какой-либо иной системе. Она бывает:

• официальной, когда упорядочение производится тем право­творческим органом, который издал систематизируемые акты (например, Собрание законодательства РФ);

• официозной, если подобная деятельность осуществляется специ­ально уполномоченным на то органом (скажем, сборник норма­тивных актов, составляемый Министерством юстиции РФ);

• неофициальной, т.е. осуществляемой любыми другими органа­ми, организациями и лицами по своей собственной инициа­тиве, без специального поручения или санкции правотворче­ских органов (например, различные сборники нормативных актов, выпускаемые от имени научных коллективов, изда­тельств); общеправовой классификатор отраслей законода­тельства, отмеченный выше, является, скорее, официозной инкорпорацией.

Кодификация есть такой правотворческий вид упорядочения нормативных правовых актов, при котором на их базе, в их разви­тие, а подчас даже взамен их создается качественно новый сводный акт с юридическими нормами, регулирующими те или иные группы (сферы) общественных отношений согласованно, на единых нача­лах и с максимальной полнотой. Она существенно отличается от других форм систематизации нормативных правовых актов как по содержанию и методам осуществления, так по значению в развитии права.

Кодификация связана с упорядочением только законов. Она осуществляется непосредственно самими законодательными орга­нами, связана с глубокой критической переработкой всего кодифици­руемого материала и с целостным изложением вновь вводимых норм на основе широких теоретических и практических обобщений.

Bозможны следующие виды кодификаций:

• отраслевая — для упорядочения всех или по крайней мере ос­новной части норм одной отрасли права в целом;

• внутриотраслевая — для систематизации норм какой-либо крупной структурной части отрасли права (подотрасли, гене­рального института);

• комплексная — для систематизации некоторых институтов двух и более отраслей вместе (скажем, Устав железных дорог);

• всеобщая — для упорядочения нормативного массива страны в целом.

B отечественной истории права применялись все эти разновид­ности кодификации.

B России кодифицированы гражданское, семейное, земельное, лесное, водное, трудовое, гражданско-процессуальное, арбитражно­процессуальное, уголовное, уголовно-процессуальное, исправитель­ное законодательство. Можно ожидать, что со временем станут ко­дифицированными нормативные правовые акты и в ряде других отраслей российского права. Это будет способствовать не только совершенствованию содержания и системы нормативных источни­ков права, но и обеспечению их стабильности.

Соотношение внутренней и внешней форм прав. Данная проблема многогранна и предполагает соотнесение друг с другом различных систем и структур, олицетворяющих способы организации содер­жания и нормативных источников права. При этом учитываются отраслевая принадлежность норм права и нормативных актов, сте­пень совпадения «прописок», юридические последствия имеющихся расхождений и некоторые другие моменты.

Примечательно, что внутренняя и внешняя формы современно­го российского права в одних случаях как бы налагаются друг на друга, а в других имеют существенные расхождения.

Как совпадение, так и различия выявляются уже при сопостав­лении норм права и обособленных единиц (статей, параграфов, пунктов) законов и подзаконных актов. Немало случаев, когда в одной такой единице содержатся все необходимые элементы цело­стной правовой нормы. Но нередко бывает и иначе. Одно и то же нормативное предписание может содержаться в двух и более норма­тивных актах разного уровня в идентичной или в несколько изме­ненной формулировке, что, например, наблюдается при сравнении п. 2 ст. 2 и п. 4 ст. 15 Конституции РФ с п. 1 ст. 212 и п. 2 ст. 7 Гражданского кодекса РФ по вопросам форм собственности и дей­ствия правил международных договоров. Порою в одной статье (па­раграфе) нормативного акта «прописываются» элементы двух и бо­лее норм права, как это происходит в ст. 23 ГК РФ, где содержатся правила относительно статуса индивидуального предпринимателя, глав крестьянских (фермерских) хозяйств и т.д. Чаще проявляет себя противоположный подход, при котором элементы одной нор­мы права содержатся в разных местах, из-за чего общее понимание приходится собирать из разных «кирпичиков».

Отрасли права и отрасли законодательства далеко не всегда сов­падают. Если взять тот общеправовой классификатор отраслей рос­сийского законодательства, о котором говорилось выше, то многие из выделенных в нем подразделений не имеют одноименных отрас­лей права. Даже кодифицированным законам присуща прописка в системе права только при отраслевой и внутриотраслевой кодифи­кации. Хотя в специальной литературе порою выдвигается требова­ние, чтобы кодификация осуществлялась в строгом соответствии с отраслями права и выражала их юридическое своеобразие, однако оно никак не выполнимо, когда речь идет о межотраслевой или о всеобщей кодификации.

Отдельные же законы и подзаконные акты в одних случаях со­стоят из норм исключительно одной отрасли права, как, например, Федеральный закон «О бюджетной классификации Российской Фе­дерации», правила которого полностью относятся к финансовому праву. B других случаях в одном акте могут быть нормы двух и бо­лее отраслей права, как, скажем, в Федеральном законе «Об акцио­нерных обществах» от 26 декабря 1995 г., в котором содержатся нормы гражданского, предпринимательского и трудового права. Можно найти даже нормативные акты с положениями, отраслевую принадлежность которых трудно определить. Пример — Федераль­ный закон «Об энергоснабжении» или Федеральный закон «О ра­диационной безопасности населения» от 9 января 1996 г., нормы которых связаны почти со всеми отраслями права.

Как видим, внутренняя и внешняя формы права зеркально не отражают друг друга. Но это понятно, поскольку связи между ними носят опосредованный характер и в зависимости от ряда «промежу­точных» факторов проявляются по-разному. В реальной действи­тельности строение нормативно-правового массива (т.е. законов и подзаконных актов) не во всем адекватно системе и структуре дей­ствующего в стране права. Это обстоятельство должно непременно учитываться при решении многих проблем науки и практики.