Ст231 гк рф

Рубрики Процессы

Статья 231. Приобретение права собственности на безнадзорных животных

1. Если в течение шести месяцев с момента заявления о задержании безнадзорных домашних животных их собственник не будет обнаружен или сам не заявит о своем праве на них, лицо, у которого животные находились на содержании и в пользовании, приобретает право собственности на них.

При отказе этого лица от приобретения в собственность содержавшихся у него животных они поступают в муниципальную собственность и используются в порядке, определяемом органом местного самоуправления.

2. В случае явки прежнего собственника животных после перехода их в собственность другого лица прежний собственник вправе при наличии обстоятельств, свидетельствующих о сохранении к нему привязанности со стороны этих животных или о жестоком либо ином ненадлежащем обращении с ними нового собственника, потребовать их возврата на условиях, определяемых по соглашению с новым собственником, а при недостижении соглашения — судом.

Комментарий к Ст. 231 ГК РФ

1. В настоящей статье устанавливается порядок приобретения права собственности на безнадзорное животное.

Право собственности на животное может:

— быть сохранено за собственником в случае его обнаружения. При этом право собственности не будет считаться прерванным или прекращенным на период нахождения животного у другого лица в порядке ст. 230 ГК РФ;

— перейти лицу, нашедшему животное;

— перейти лицу, которому было передано безнадзорное животное в целях обеспечения его охраны и содержания;

— перейти в муниципальную собственность;

— перейти в собственность бывшего собственника животного, явившегося после того, как право собственности перешло к другому лицу в соответствии с п. 2 настоящей статьи.

В случае если собственник был найден, но отказался от животного, применяются нормы ст. 236 ГК РФ, что не исключает перехода права собственности лицу, которое нашло животное, или которому животное передано для охраны, или муниципальному образованию.

В п. 1 комментируемой статьи установлен срок для обнаружения собственника, совпадающий со сроком, указанным в ст. 228 ГК РФ, — шесть месяцев. Данный срок начинает течь с момента, когда милицией или органами местного самоуправления было получено заявление о задержании безнадзорного животного. По истечении указанного срока лицо, нашедшее животное, или лицо, которому животное было передано в соответствии со ст. 230 ГК РФ, автоматически становится собственником этого животного.

Данный срок в науке рассматривается как специальный срок приобретательной давности, как исключение из общего правила о пятилетнем сроке, установленном ст. 234 ГК РФ.

———————————
См., например: Масевич М.Г. Основания приобретения права собственности на бесхозяйные вещи // Проблемы современного гражданского права: Сб. статей. М., 2000. С. 175.

2. Лицо, которое владеет животным до перехода права собственности (лицо, нашедшее животное, или лицо, которому оно было передано на хранение) либо до возврата животного собственнику в пределах шести месяцев, в этот период времени несет ответственность за животное, в том числе как владелец источника повышенной опасности, в соответствии со ст. 1079 ГК РФ. В дальнейшем в соответствии со ст. 232 ГК РФ расходы, возникшие в связи с содержанием животного, в том числе при причинении им вреда как источником повышенной опасности в период, когда животное находилось без надзора, могут быть взысканы с собственника животного.

3. В п. 2 комментируемой статьи определены основания перехода права собственности на животное к прежнему собственнику:

— истечение шестимесячного срока со дня подачи заявления в милицию или органы местного самоуправления о задержании животного. В случае если такого заявления не было сделано, собственник имеет право истребовать животное независимо от истечения шестимесячного срока;

— переход права собственности лицу, нашедшему животное, либо лицу, которому животное было передано на сохранение, либо муниципальному образованию;

— сохранение к прежнему собственнику привязанности со стороны животного (это может быть выражение животным чувства тоски и грусти по бывшему собственнику и чувства радости и желания быть с ним при его появлении, причем в большей степени, чем в отношении нового собственника) либо ненадлежащее обращение нового собственника с животным. При этом согласно ст. 241 ГК РФ в случаях, когда собственник домашних животных обращается с ними в явном противоречии с установленными на основании закона правилами и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным, эти животные могут быть изъяты у собственника путем их выкупа лицом, предъявившим соответствующее требование в суд;

— поскольку право собственности принадлежит уже новому собственнику, то бывший собственник должен быть готов выкупить животное. По соглашению с новым собственником условия возврата животного могут быть и иными (например, договор мены). При недостижении соглашения суд определяет условия возврата на основании принципа определения цены в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК РФ.

Комментарий к статье 231 Гражданского кодекса РФ

Статья 231. Приобретение права собственности на безнадзорных животных

Комментарий к Ст. 231 ГК РФ:

1. В п. 1 комментируемой статьи сформулированы условия приобретения права собственности на безнадзорных животных.

2. Пункт 2 комментируемой статьи свидетельствует о развитии отечественного законодательства в сфере гуманного отношения к животным, так как учитывает возможную привязанность с их стороны к прежнему собственнику либо ненадлежащее обращение с ними нового собственника. В отличие от правил о находке, в данном случае допускается возврат животных прежнему собственнику даже и после перехода их в собственность другого лица. При недостижении соглашения об условиях возврата спор подлежит разрешению в судебном порядке.

3. В случае жестокого или ненадлежащего обращения с животными норма п. 2 комментируемой статьи применяется как специальная норма по сравнению с правилом ст. 241 ГК РФ.

Ст231 гк рф

ГК РФ впервые в истории российского гражданского законодательства среди объектов гражданских прав назвал животных (ст. 137 ГК).

Необходимость надлежащего правового регулирования отношений по использованию животных, цивилизованному совершению гражданско-правовых сделок с отдельными их семействами и видами давно назрела.

Заметим, что любых животных традиционно относят к вещам особого рода или одушевленным вещам. Такой вывод прямо следует из ст. 137 ГК РФ, предусматривающей, что к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Специфика правового положения животных как объекта гражданских прав, прямо закрепленная в ГК РФ, заключается в следующем.

Во-первых, при осуществлении гражданских прав не допускается жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности. Данная норма не распространяется на диких животных, находящихся в состоянии естественной свободы, попадающих под действие экологического и фаунистического законодательства, и касается либо домашних животных, либо животных, пребывающих в цирке, зоопарке и т.д.

Конструкция самой ст. 137 ГК РФ является очень лаконичной, не претендует на детальную регламентацию гражданских правоотношений по использованию животных, в частности псовых, но позволяет использовать для этого иные нормы Гражданского кодекса, в том числе и об оборотоспособности объектов гражданских прав.

Таким образом, действующим законодательством установлен различный правовой режим для объектов животного мира — диких животных и всех остальных животных домашних, сельскохозяйственных и иных.

Объект животного мира — организм животного происхождения или популяция (ст.1 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире). Основным критерием, позволяющим отличить дикое животное от одомашненного или иного, служит среда его обитания. Дикие животные обитают в состоянии естественной свободы и находятся под прямым контролем естественного отбора.

В связи с тем, что объекты животного мира в соответствии с Федеральным законом в совокупности представляют собой один из видов природных ресурсов, то, исходя из п.3 ст.209 ГК РФ, возникновение, изменение и прекращение имущественных прав на них имеет свои особенности [1] .

Выражается это, прежде всего в том, что согласно ч.1 ст.4 Федерального закона животный мир в пределах Российской Федерации находится в государственной собственности. При этом закрепляется, что разграничение прав собственности на объекты животного мира между Российской Федерацией и ее субъектами осуществляется в порядке, предусмотренном федеральным законом. Однако до сих пор такой закон не принят, что затрудняет решение множества вопросов и вызывает немало коллизий на практике.

В соответствии со ст.137 Гражданского кодекса РФ, а также с ч.6 ст.4 Федерального закона к животным применяются общие нормы гражданского права, касающиеся имущества.

Такая позиция законодателя не нова, поскольку еще в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. в соответствии со ст.140 «приплод животных», а следовательно, и сами животные признавались имуществом.

Таким образом, по отношению к животным как объектам гражданского права применяются общие правила, касающиеся возникновения, изменения и прекращения права собственности и иных вещных прав, за исключением особенностей, установленных названным выше Федеральным законом и Гражданским кодексом Российской Федерации.

Иными (кроме права собственности) вещными правами на животных (диких, домашних или сельскохозяйственных) являются права хозяйственного ведения и оперативного управления. Никто не запрещает собственнику Российской Федерации, ее субъекту или муниципальному образованию передать принадлежащих ему на праве собственности животных в хозяйственное ведение или оперативное управление государственному или муниципальному приюту, специально созданному для целей надлежащего содержания животных и их охраны. Соответственно, такие приюты могут быть созданы в виде государственного или муниципального унитарного предприятия или учреждения.

Рассмотрим особенности правового регулирования гражданского оборота объектов животного мира по Федеральному закону.

Поскольку дикие животные, в отличие от иных, не могут находиться в частной и муниципальной собственности, в соответствии со ст.33 Федерального закона они могут предоставляться органами государственной власти, уполномоченными осуществлять права собственника от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, юридическим лицам в долгосрочное пользование на основании лицензии и гражданам в краткосрочное пользование на основании именной разовой лицензии. Кроме того, закрепляется, что пользователь осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования объектами животного мира на условиях и в пределах, установленных законом, лицензией и договором с соответствующим органом государственной власти. Содержание прав на объекты животного мира определяется Федеральным законом на основании общих положений гражданского законодательства (абз.4 ст.33 Федерального закона).

По общему правилу, в соответствии со ст.210 ГК РФ бремя содержания принадлежащего ему имущества несет собственник.

Право собственности на сельскохозяйственных и домашних животных может приобретаться различными способами. Традиционно эти способы подразделяются на две группы: первоначальные, т.е. не зависящие от прав предыдущего собственника на животное, и производные, при которых право на животное возникает по воле предыдущего собственника.

Производные способы приобретения права собственности, которые могут быть распространены и на животных как объект гражданского права, перечислены в п.2 ст.218 ГК.

Остановимся на первоначальных способах приобретения права собственности на животных и проблемах, возникающих при их применении на практике.

Статьи 230-232 ГК регламентируют порядок приобретения права собственности на безнадзорных животных. Исходя из положений закона, можно сформулировать следующее определение: под безнадзорным понимается животное, имеющее собственника и временно выбывшее из его попечения, а также животное, собственник которого неизвестен.

Гражданским кодексом установлен шестимесячный срок приобретательской давности для возникновения права собственности на безнадзорное животное у лица, его задержавшего. Если указанное лицо откажется по истечении шести месяцев от права собственности на животное, оно поступает в муниципальную собственность (абз.2 п.1 ст.231 ГК).

Применение этого положения закона затрудняется тем, что муниципальные образования созданы не повсеместно и, соответственно, не во всех субъектах Российской Федерации существует муниципальная собственность. Названная норма носит императивный характер, и поэтому, исходя из ее содержания, безнадзорное животное не может поступить в собственность Российской Федерации или ее субъекта.

В качестве примера возьмем город Москву как субъект Федерации. На территории столицы до сих пор нет муниципальных образований, хотя их создание и предусмотрено Уставом города Москвы (ст.54). Поэтому безнадзорные животные до момента организации системы местного самоуправления и принятия закона города Москвы о разграничении собственности на городскую и муниципальную (ч.2 ст.22 Устава города Москвы) находятся во владении, пользовании и распоряжении субъекта Российской Федерации.

Этот вывод получил закрепление в проекте закона города Москвы «О животных».

22 октября 2002 г. правительство Москвы приняло постановление об утверждении проекта этого Закона. Этот комплексный правовой акт наряду с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона «О животном мире» регламентирует порядок содержания, охраны животных и обращения с ними на территории столицы. Проект рекомендован для внесения в Московскую городскую Думу [2] .

Однако статьи, устанавливающие порядок поступления в собственность безнадзорных животных, не могут распространяться на все имущественные отношения, объектом которых выступают бездомные животные. В частности, вряд ли целесообразно применять статьи, регламентирующие порядок поступления в собственность безнадзорных животных, если, например, собственник бездомной собаки был найден, но отказался от права собственности на животное. В таком случае, как представляется, могут быть использованы статьи ГК РФ, касающиеся возникновения права собственности на бесхозяйную вещь (ст.225 и 226 ГК РФ).

В соответствии с абз.2 п.2 ст.226 ГК «другие брошенные вещи поступают в собственность лица, вступившего во владение ими, если по заявлению этого лица они признаны судом бесхозяйными».

Отсюда следует, что лицо, обнаружившее брошенное животное, вправе обратиться в суд общей юрисдикции, представив соответствующие доказательства отказа собственника от своих прав на животное, с иском о признании указанного животного бесхозяйным. В случае удовлетворения иска истец приобретет право собственности на такое животное.

Итак, можно отметить: несмотря на то, что животные являются имуществом особого рода, к вещным правоотношениям, объектом которых они выступают, должны применяться соответствующие положения раздела II ГК РФ, касающиеся возникновения, изменения и прекращения права собственности и иных вещных прав.

Исходя из толкования положений Федерального закона (ст.40, 47), можно сделать вывод, что бремя содержания объектов животного мира в соответствии с условиями, закрепленными в лицензии, несет пользователь.

Специфика правового положения животных как объекта гражданских прав заключается в следующем. Во-первых, при осуществлении гражданских прав не допускается жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности. Это положение не распространяется на диких животных, находящихся в состоянии естественной свободы, подпадающих под действие экологического и фаунистического законодательства, а касается либо домашних животных, либо животных, пребывающих в цирке, зоопарке и т.д. Вне зависимости от принадлежности животного к диким или домашним, УК РФ (ст. 245) предусматривает уголовную ответственность за жестокое обращение с животными, что следует рассматривать как крайнюю степень негуманного отношения.

Во-вторых, после перехода животных в собственность другого лица прежний собственник вправе при наличии обстоятельств, свидетельствующих о сохранении к нему привязанности со стороны этих животных или о жестоком либо ином ненадлежащем обращении с ними нового собственника потребовать их возврата на условиях, определяемых по соглашению с новым собственником, а при недостижении согласия — через суд (п. 2 ст. 231 ГК РФ). Закон связывает определенные правовые последствия (основания приобретения и прекращения права собственности) с действиями или поведением животного — объекта гражданских прав.

В-третьих, когда собственник домашних животных обращается с ними в явном противоречии с установленными на основании закона правилами и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным, животные могут быть изъяты у собственника путем их выкупа лицом, предъявившим соответствующее требование в суд (ст. 241 ГК РФ) [3] .

Как объект гражданских правоотношений животный мир по критерию оборотоспособности подразделяется на следующие три группы (ст. 129 ГК РФ):

· объекты, разрешенные в обороте или свободно обращаемые, — могут свободно, без разрешения органов публичной власти переходить от одного лица к другому в результате гражданско-правовых сделок (купли-продажи, дарения, мены, завещания и др.);

· объекты, ограниченно оборотоспособные, — могут принадлежать лишь отдельным участникам оборота либо находиться в обороте по специальному разрешению органов публичной власти;

· объекты, изъятые из гражданского оборота, — не могут быть предметом гражданско-правовых сделок и менять на законных основаниях собственника.

В целях сохранения и воспроизводства объектов животного мира и среды их обитания осуществление отдельных видов пользования животным миром, а также пользование определенными объектами животного мира могут быть ограничены, приостановлены или полностью запрещены на определенных территориях и акваториях или на определенные сроки решением органа исполнительной власти России или органа исполнительной власти субъекта Федерации в пределах их компетенции по представлению соответствующего специально уполномоченного государственного органа по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания (ст. 21 Закона о животном мире).

Объекты животного мира могут предоставляться органами государственной власти, уполномоченными осуществлять права собственника от имени России и субъектов Федерации, юридическим лицам в долгосрочное пользование на основании долгосрочной лицензии и гражданам в краткосрочное пользование на основании именной разовой лицензии (ст. 33 Закона о животном мире). Примерные виды пользования таким животным миром, в частности охота, перечислены в ст. 34. Следовательно, объекты животного мира (дикие животные), на которые можно приобрести право собственности на основе специального разрешения (лицензии), следует относить к ограниченно оборотоспособным. В дальнейшем отношения между охотниками и пушнозаготовительными конторами, в которые сдаются шкуры убитых животных на основании соответствующих документов (лицензии), строятся на основе гражданско-правового договора.

Содержание и разведение объектов животного мира в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания допускаются только по лицензиям специально уполномоченных государственных органов по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания (ст. 26 Закона о животном мире). На эти объекты животного мира (дикие животные) распространяются ограниченная оборотоспособность и возможность их иного использования лишь по специальному разрешению [4] .

Домашние животные не подпадают под действие норм Закона о животном мире, в законодательстве нет специальных указаний насчет их оборотоспособности, что позволяет их отнести к свободно обращаемым в гражданском обороте.

Таким образом домашние животные обладают всеми признаками движимого имущества, а именно вещей.

[1] Гасников К.Д. Животные как объект гражданских прав // Законодательство и экономика, 2002, N 12. С 17-19.

[2] Гасников К.Д. Животные как объект гражданских прав // Законодательство и экономика, 2002, N 12. С 17-19.

[3] Анисимов А.П., Копылов Д.Э., Мохов А.А. Правовой режим животных как объекта гражданских и иных правоотношений // Современное право. — М.: Новый Индекс, 2007, № 4. — С. 93-98

[4] Лицензионное право РФ. Учебно-практическое пособие / Багандов А.Б.; Под общ. ред.: Дмитриев Ю.А. — М.: Изд-во «Эксмо», 2004. С. 482.

Статья 231 ГК РФ. Приобретение права собственности на безнадзорных животных (действующая редакция)

1. Если в течение шести месяцев с момента заявления о задержании безнадзорных домашних животных их собственник не будет обнаружен или сам не заявит о своем праве на них, лицо, у которого животные находились на содержании и в пользовании, приобретает право собственности на них.

При отказе этого лица от приобретения в собственность содержавшихся у него животных они поступают в муниципальную собственность и используются в порядке, определяемом органом местного самоуправления.

2. В случае явки прежнего собственника животных после перехода их в собственность другого лица прежний собственник вправе при наличии обстоятельств, свидетельствующих о сохранении к нему привязанности со стороны этих животных или о жестоком либо ином ненадлежащем обращении с ними нового собственника, потребовать их возврата на условиях, определяемых по соглашению с новым собственником, а при недостижении соглашения — судом.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 231 ГК РФ

1. Порядок приобретения права собственности на безнадзорных животных аналогичен порядку приобретения права собственности на находку. Лицо, задержавшее безнадзорных животных и заявившее о данном факте в полицию или в орган местного самоуправления, имеет право приобрести на них право собственности при наличии такого желания и при условии, что с момента заявления о факте обнаружения безнадзорных животных в полицию или орган местного самоуправления прошло не менее шести месяцев, в течение которых собственник не был обнаружен или сам не заявил о своем праве на них.

В случае если лицо, задержавшее безнадзорное животное, откажется от приобретения в отношении его права собственности, такое животное поступает в муниципальную собственность. В судебной практике имеются примеры спора о праве в случае приобретения права муниципальной собственности на безнадзорных животных. Так, в Хабаровском крае ООО «Агрофирма Эльбан», имевшая на праве собственности крупный рогатый скот, перестало кормить часть животных, что привело к развитию массового заболевания. Глава Эльбанского городского поселения, посчитав, что юридическое лицо фактически бросило своих животных, вынес постановление о приобретении на них права собственности. Затем его постановление было обжаловано индивидуальным предпринимателем Тимофеевым Александром Ивановичем в связи с тем, что были нарушены его права и главой Эльбанского городского поселения не был соблюден шестимесячный срок. Однако суд не усмотрел нарушений прав данного предпринимателя этим постановлением, а кроме того, на момент его вынесения шестимесячный срок для приобретения уже был соблюден.

2. В отличие от находки в комментируемой статьи урегулирован вопрос о возврате безнадзорных животных в собственность прежнего собственника в случае его явки. Прежний собственник имеет право потребовать возврата ему животных при наличии следующих условий:

1) привязанность к нему со стороны животных. Такая привязанность может быть подтверждена только поведением со стороны самих животных, поскольку документарно доказать ее возможности нет;

2) жестокое или ненадлежащее обращение с животными со стороны нового собственника. Под жестоким обращением следует понимать такое обращение, которое связано с нанесением животному побоев, истязаниями, совершением иных действий, которые могут повлечь гибель животного, причинение ему вреда, травмы, увечья, а также длительное голодание животного. Ненадлежащее обращение — обращение, которое не соответствует правилам содержания животного данного вида, например лишение собаки прогулок, отсутствие медицинского ухода (необходимых прививок, операций и т.д.).

Потребовать возврата животных прежний собственник может как по соглашению сторон, так и в судебном порядке. По соглашению сторон могут определяться условия возврата животного (например, особенности возмещения расходов на содержание животного, выплата вознаграждения (см. комментарий к ст. 232 ГК РФ)). Если соглашение по условиям возврата не достигнуто, то такие условия определяются в судебном порядке в рамках искового производства.

3. Судебная практика:

— Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2009 N 06АП-5141/2009 по делу N А73-8972/2009.

Апелляционное определение Московского городского суда от 16 января 2014 N 33-743/14 (ключевые темы: клейма — безнадзорные животные — задержание — незаконное владение — полиция)

Апелляционное определение Московского городского суда от 16 января 2014 N 33-743/14

1 инстанция: Судья Аверьянова И.Е. гр. Дело N 33-0743

16 января 2014 года г. Москва

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Грибова Д.В.,

и судей Сорокиной Л.Н., Павловой И.П.,

при секретаре Леоничевой Е.А.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Сорокиной Л.Н.

дело по апелляционной жалобе Кондрашовой А.В. на решение Измайловского районного суда города Москвы от 23 сентября 2013 года по иску Кондрашовой А.В. к Тарасову Д.Ю. о признании права собственности на собаку, истребовании собаки из чужого незаконного владения, которым в удовлетворении исковых требований отказано,

Истец Кондрашова А.В. обратилась в суд с иском к Тарасову Д.Ю. о признании права собственности на собаку породы «Русская псовая борзая», кобель, белого цвета с рыжими отметинами, кличка Алтай. Истец также просила суд обязать ответчика Тарасова Д.В. вернуть в ее собственность указанную собаку. Свои требования Кондрашова А.В. мотивировала тем, что 04.06.2010г. ей с интернет-сайта «Клуб любителей борзых имени ИнныЭстриной» безвозмездно передали собаку породы «Русская псовая борзая», кобель, белого цвета с рыжими отметинами, кличка Алтай, возраст около 10 лет. Собака была потеряна, тяжело больна, нуждалась в лечении и уходе. Объявления о находке собаки и поиске бывшего владельца располагались на трех крупнейших российских кинологических форумах. Истцом собака была вылечена, сделаны необходимые прививки, оформлен ветеринарный паспорт, в дальнейшем истец оплатила лечение онкологического заболевания собаки. Истец считает, что собака на основании ст. 231 ГК РФ перешла в ее собственность. Ответчик объявился летом 2011 года, представился бывшим хозяином собаки, хотел забрать собаку, но документы, представленные ответчиком, вызывали сомнение у истца, она узнала, что несколько собак ответчика погибли от голода и плохого ухода. Истец отказалась вернуть собаку ответчику, однако 13.06.2012г. ответчик указанную собаку забрал. Истец также просила суд при наличии заявления ответчика об утрате собаки взыскать с ответчика стоимость собаки, убытки, понесенные истцом по содержанию животного, и компенсацию морального вреда.

В суде первой инстанции истец Кондрашова А.В. исковые требования поддержала в полном объеме.

Ответчик Тарасов Д.Ю. исковые требования не признал.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с решением суда, истец Кондрашова А.В. обжаловала его в апелляционном порядке.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения истца Кондрашовой А.В., ответчика Тарасова Д.Ю., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда как принятого в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и действующими нормами материального и процессуального права.

Установив по делу фактические обстоятельства, на которых основаны исковые требования и которые явились предметом судебной проверки, что нашло отражение в мотивировочной части решения, суд пришел к выводу об отсутствии в данном случае оснований для удовлетворения иска.

Судом первой инстанции установлено, что у ответчика Тарасова Д.Ю. в середине 2010 года пропала собака породы «Русская псовая борзая» по кличке Антей (домашняя кличка Антон), палево-пегого окраса, клеймо Е***. Собака жила у него с рождения, т.е. 7 лет. Поиски собаки по горячим следам не дали результата, в связи с чем ответчиком 06.06.2010г. на крупнейшем сайте пропавших собак было размещено соответствующее объявление.

Согласно объяснениям ответчика, в марте 2011 года он нашел свою собаку, которая проживала у Кондрашовой А.В., сообщил истцу номер клейма, описал приметы собаки. Кондрашова А.В. согласилась с тем, что клеймо собаки совпало, но отдавать собаку оказалась. При первой встрече собака узнала ответчика, но Кондрашова А.В. увела собаку домой.

На момент рассмотрения дела в суде первой инстанции собака находилась у ответчика.

Из материалов дела также следует, что Кондрашова А.В. получила потерянную собаку через пользователей интернет-сайта, на котором было размещено ее объявление о том, что она готова взять в квартиру «потеряшку, отказника или плембрак». Согласно объяснениям истца, спорная собака породы «русская псовая борзая» была привезена и передана ей незнакомым мужчиной. Тарасов Д.Ю., который считает себя хозяином спорной собаки, объявился почти через год после передачи ей данного животного.

Разрешая настоящий спор по существу, суд первой инстанции исходил из того, что условий, предусмотренных ст.ст. 230 , 231 ГК РФ, необходимых для признания права собственности на безнадзорное животное за истцом Кондрашовой А.В., не установлено.

Судебная коллегия полагает, что выводы суда об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований соответствуют действующим нормам материального права.

В соответствии со ст. 137 ГК РФ к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Согласно п. 1 ст. 225 ГК РФ бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен, либо вещь, от права собственности, на которую собственник отказался.

В соответствии со ст. 230 ГК РФ, лицо, задержавшее безнадзорных домашних животных, обязано возвратить их собственнику, а если собственник животных или место его пребывания неизвестны, не позднее трех дней с момента задержания заявить об обнаруженных животных в полицию или в орган местного самоуправления, которые принимают меры к розыску собственника.

В силу п. 1 ст. 231 ГК РФ, если в течение шести месяцев с момента заявления о задержании безнадзорных домашних животных их собственник не будет обнаружен или сам не заявит о своем праве на них, лицо, у которого животные находились на содержание и в пользовании, приобретает право собственности на них.

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении требований истца Кондрашовой А.В. о признании за ней права собственности на спорную собаку, поскольку при рассмотрении дела установлено, что истец в полицию, орган местного самоуправления или в иные уполномоченные органы об обнаружении собаки не заявляла. Доказательств того, что заявление в уполномоченные органы было подано иным лицом, первоначально задержавшим спорную собаку, суду первой инстанции истцом также представлено не было.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что несоблюдение истцом установленного законодательством порядка приобретения права собственности на безнадзорное животное, что подтверждается установленными судом вышеуказанными обстоятельствами, препятствует возникновению у истца, содержавшей спорную собаку, права собственности на безнадзорное животное по истечении установленного законом шестимесячного срока.

Судебная коллегия также не может согласиться с доводом апелляционной жалобы Кондрашовой А.В. о том, что суд не принял во внимание тот факт, что ответчиком не были предприняты предусмотренные законодательством действия для истребования спорной собаки у истца. Указанные обстоятельства исследовались судом первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка.

Выводы суда первой инстанции соответствуют положениям ст. 231 ГК РФ, согласно которой истечение шестимесячного срока со дня подачи заявления в милицию или органы местного самоуправления о задержании животного является основанием для перехода права собственности на задержанное животное к прежнему собственнику.

При таких обстоятельствах исковые требования Кондрашовой А.В. о признании за ней права собственности на собаку не могут быть удовлетворены.

Отказывая Кондрашовой А.В. также в удовлетворении иска об истребовании собаки из чужого незаконного владения ответчика Тарасова Д.Ю., суд первой инстанции исходил из следующего.

Ответчиком Тарасовым Д.Ю. суду первой инстанции были представлены справка о происхождении собаки, а также метрика щенка, выданная Союзом кинологических организаций России, согласно которой владельцем щенка породы «Русская псовая борзая», 22.08.2003 г.р., кобеля половопегого окраса, клеймо N Е*** является Тарасов Д.Ю., проживающий по адресу: г.Москва, ул. Н***, д. **, кв. **.

Согласно заключению N 01/13 от 17.06.2013 года судебно-ветеринарной экспертизы, проведенной экспертом ООО «Цербер Плюс» на основании определения Измайловского районного суда г.Москвы с целью определения соответствия татуировочного клейма, имеющегося у спорной собаки, клейму, указанному в метрике щенка Тарасова Д.Ю., клеймо у спорной собаки нечитаемо, и определить татуировку собаки породы «русская псовая борзая», кобеля, не представляется возможным. Происхождение данного клейма не определено, по имеющемуся рисунку овальной формы сделать это практически невозможно. Фигура в виде овала размером 8х4 см может указывать на то, что поверх старой татуировки была нанесена новая. Первичным документом о происхождении щенка является «метрика щенка», которая подлежит обмену на «родословную» в возрасте от 4 до 12 месяцев. Экспертом также указано в заключении, что «метрика» щенка на данный момент не является основным документом, свидетельствующим о происхождении собаки и принадлежности к конкретному владельцу.

Между тем, при изучении обстоятельств дела, судом первой инстанции принято во внимание, что истец Кондрашова А.В. в судебном заседании подтвердила утверждение ответчика Тарасова Д.Ю., что при отыскании Тарасовым Д.Ю. собаки Кондрашова А.В. подтверждала совпадение цифр клейма найденной собаки клейму, указанному в «метрике щенка», находящейся у Тарасова Д.Ю.

Замечания на протокол судебного заседания от 23.09.2013г. в соответствии со ст. 231 ГПК РФ истцом не были поданы.

Проанализировав установленные обстоятельства, оценив в совокупности все представленные по делу доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в материалах дела нашли свое подтверждение доводы ответчика о принадлежности ему спорной собаки.

Достоверных и бесспорных доказательств того, что спорная собака не принадлежит ответчику, в материалах дела не имеется.

Судебная коллегия соглашается с судом первой инстанции, учитывая, что получение родословной является правом владельца собаки, а указанные в представленной ответчиком «метрике щенка» основные приметы собаки, ее возраст совпадают с возрастом и описанием спорной собаки. Кроме того, в суде апелляционной инстанции ответчик Тарасов Д.Ю. указал, что у его собаки имеются особые приметы, которые совпали с приметами спорной собаки: шрам на носу, особое расположение пальцев на одной из лап, наличие на задней лапе нескольких шрамов. Истец Кондрашова Д.В. не отрицала наличие указанных примет у спорной собаки.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Собранным по делу доказательствам суд дал надлежащую правовую оценку в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Таким образом, решение суда первой инстанции судебная коллегия считает законным и обоснованным.

В соответствии с ч.1 ст. 327.1 ГПК РФ судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Доводы апелляционной жалобы истца о том, что суд применил норму права, не соответствующую обстоятельствам дела, и не применил положений ст. 231 ГК РФ, не могут быть признаны состоятельными, так как сводятся к повторному изложению исковых требований, к несогласию с оценкой суда установленных по делу обстоятельств, основаны на неверном толковании норм материального права применительно к рассматриваемым правоотношениям, что не может рассматриваться в качестве основания для отмены решения суда первой инстанции.

При разрешении данного спора судом первой инстанции правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда соответствуют требованиям действующего законодательства, регулирующего правоотношения сторон, на нормы которого суд правомерно сослался.

Поскольку выводы суда основаны на установленных по делу обстоятельствах и материалах дела, судебная коллегия соглашается с ними и не принимает довод апелляционных жалоб о том, что суд вынес решение, не установив всех обстоятельств по делу.

У суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для иной оценки представленных и исследованных доказательств, выводы суда не противоречат материалам настоящего дела и заявителем жалобы объективно не опровергнуты.

С учетом вышеизложенного доводы апелляционной жалобы являются несостоятельными, они не опровергают правильность выводов суда, с которыми согласилась судебная коллегия, а направлены в полном объеме на переоценку исследованных судом доказательств по делу, что не может служить основанием для отмены решения суда.

Предусмотренных ст. 330 ГПК РФ оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы судебная коллегия не усматривает. Нарушений норм ГПК РФ, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328 , 329 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Измайловского районного суда города Москвы от 23 сентября 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Кондрашовой А.В. — без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: