Средствами защиты ответчика против иска являются и встречный иск

Рубрики Вопрос юристу

§ 4. Защита против иска и встречный иск

1. Защиту против исковых требований ответчик осуществляет путем совершения различных юридических действий. Наиболее значительным из них является составление и направление истцу процессуальной бумаги, содержащей ту или иную критику изложенных в исковых материалах аргументов (defence).

При анализе понятия права на иск говорилось о наличии у ответчика возможности просить аннулировать или приостановить производство либо отложить разбирательство на какой-то период. Мотивы для таких ходатайств разнообразны, но в конечном счете все ходатайства направлены на то, чтобы доказать отсутствие у истца права на обращение к суду или неудовлетворительную реализацию этого права. Согласно общему правилу такого рода аргументы должны быть выдвинуты немедленно после вручения ответчику копии приказа или искового заявления. Другими словами, оспаривать законность продолжения гражданского дела нужно до представления возражений по существу искового требования. Иначе суд будет считать, что ответчик добровольно и умышленно не использовал своих полномочий.

Конечно, запрещение оперировать возражениями процессуального характера на более поздних этапах рассмотрения дела, например в судебном заседании, создает некоторую преграду для явных злоупотреблений, имеющих целью заставить противника вести бесперспективное дело, нести крупные издержки, а затем натолкнуться на непреодолимый барьер в виде ссылки на тождество иска с уже разрешенным, арбитражную оговорку и т.п. Нельзя, однако, упускать из виду теневых аспектов указанного правила. Его формальное и безоговорочное применение способно жестоко наказать юридически мало осведомленное лицо, т.е. главным образом тяжущегося, который рискнул вести процесс без адвоката.

2. Если у ответчика нет возражений против процесса или суд их отклонил, наступает момент для оспаривания иска по существу или, как говорят, для защиты в материально-правовом смысле. Английской юриспруденции известно несколько форм такой защиты. Эти основные формы более или менее подробно исследуют авторы работ о гражданском судопроизводстве, причем различные трактовки можно обнаружить, лишь когда речь идет о деталях, а не о главных элементах проблемы. К числу форм защиты отнесены: простое отрицание, признание и возражение, возражения юридического характера. Одновременно анализируются еще такие понятия, как зачет и встречный иск.

Отрицание (traverse) на первый взгляд кажется очень простой формой защиты. Но это лишь видимость. Нормативные акты и еще в большей мере прецеденты значительно усложнили проблему, отдельные вопросы этой проблемы решаются вопреки здравому смыслу и логике. Например, разве не ясен характер общего заявления ответчика о том, что он отрицает все утверждения истца? А между тем подобного рода заявление суд неизбежно будет расценивать как безусловное признание.

Первое из двух главных правил, регулирующих форму защиты путем отрицания, гласит: каждое утверждение стороны относительно какого-либо факта считается признанным ее противником, если оно прямо им не опровергнуто. Это закреплено ст. 13(1) разд. 18 ПВС. Нужно заметить, что речь идет о фактах, а не о вопросах права: оспаривать юридические выводы нет необходимости. Кроме того, согласно ст. 13(4) разд. 18 ПВС указание на причиненные убытки и их размер считается оспоренным, поскольку данные факты не признаны другой стороной; ст. 8 разд. 80 ПВС не разрешает отождествлять с признанием неоспаривание фактов недееспособными лицами.

Второе основное правило требует отрицания каждого факта отдельно. Причем любопытно, что отрицание не должно быть слишком буквальным, педантичным. До сих пор английские авторы цитируют дело 1878 г. Исковое заявление содержало ссылку на предлагавшуюся ответчиком взятку размером в 500 фунтов стерлингов. Как указал ответчик, он никогда не предлагал истцу такой суммы. Эффект был неожиданным. Суд посчитал факт предложения взятки признанным, а оспоренным только ее размер. Ответчику надлежало говорить: истцу не предлагались деньги ни в сумме 500 фунтов стерлингов, ни в каком-либо ином размере.

Еще один метод защиты — признание и возражение (confession and avoidence). Он состоит из двух неразрывно связанных звеньев. Ответчик прежде всего признает факты основания иска. Это имело бы результатом удовлетворение требования, если бы далее не следовал другой ход, а именно: утверждение ответчиком новых обстоятельств с целью аннулирования или ослабления эффекта признания.

Примеры разнообразны. Ответчик согласен, что договор заключался, но добавляет: договор незаконен вследствие обмана, заменен иным соглашением, уже исполнен, исполнение стало крайне затруднительным, истек срок исковой давности и т.п. По делам о возмещении вреда личности ответчик может признать факт причинения ущерба, а затем указать на допущенную истцом неосторожность или объяснить свои действия необходимостью обороны от нападения. Доказывать все новые моменты должен ответчик, т.е. признание и возражение, как форма защиты, снимает с истца бремя доказывания основания требования. Это существенная черта данной формы.

Возражение юридического характера (objection in point of law) по содержанию является спором уже не о фактах, а о применении или толковании правовых норм. Как ранее отмечалось, в исковом заявлении сторона не обязана затрагивать юридических вопросов, хотя может это делать. То же самое следует сказать об ответчике, когда он организует защиту (ст. 11 разд. 18 ПВС). Отсюда вытекает, что юридические возражения допустимо ставить на различных этапах производства и возбуждать их дважды и более перед разными должностными лицами юстиции (мастером, судьей, судом вышестоящей инстанции). Тем самым создается известный простор для адвокатских маневров, внезапных ударов, неожиданных аргументов.

Возражения юридического плана неоднородны. Так, ответчик может утверждать, что изложенные истцом факты не создают надлежащего основания иска (заявлено требование о компенсации за незаконное увольнение, а факты свидетельствуют об отказе в приеме на работу). В других случаях он может ссылаться на отсутствие каких-либо важных элементов, без которых нет ответственности (в иске из нарушения договора упущено указание на его заключение). При обнаружении такого рода недостатков ответчик вправе ходатайствовать о ликвидации производства согласно ст. 19 разд. 18 ПВС.

3. Три формы защиты, конечно, не существуют обособленно. В реальных гражданских процессах они могут быть использованы в различных сочетаниях, взаимно дополнять друг друга. Это приемлемо для любой системы судопроизводства. Но английское право разрешает одновременно манипулировать доводами, которые несовместимы и один другому противоречат. Такие методы не укладываются в рамки нормальной логики и, если оценивать их с позиций нравственности, элементарной житейской порядочности.

Закон вполне лоялен к тому, кто сначала заявляет, будто он не наносил ударов потерпевшему, и тут же добавляет, что сделал это в порядке необходимой обороны. Юридически налицо два приема: отрицание и признание и возражение. Другой пример: ответчик по иску о диффамации оспаривает распространение им порочащих истца сведений и затем говорит о соответствии информации действительности. Возможен конгломерат всех трех методов защиты, причем они будут внутренне несовместимы. Например, из содержания составленной адвокатом бумаги вытекает: а) ответчик никогда не заключал с истцом договор (отрицание); б) ответчик заключал договор, но действовал как агент в интересах принципала (признание и возражение); в) договор не предусматривает достаточного встречного удовлетворения (возражение юридического характера). Требуется лишь, чтобы каждый из указанных пунктов был изложен точно, недвусмысленно, с соблюдением канонов процессуального формализма.

С точки зрения юридической ответчику, избравшему столь оригинальный план защиты, может угрожать только уплата расходов, вызванных исследованием вопросов, которые, по мнению суда, было нецелесообразно затрагивать. Причем расходы ему придется нести даже при выигрыше дела. Такая санкция не имеет серьезного значения для лица, располагающего достаточными экономическими ресурсами.

Допускаемую законодательством дисгармонию возражений против иска некоторые английские правоведы относят к числу неудачных конструкций. Но большинство теоретиков лишь излагают соответствующие нормы, не давая им никакой социальной оценки*(200). Вообще же нужно констатировать, что эти нормы вполне укладываются в рамки буржуазной юстиции, одним из коренных устоев которой является формальная истина.

Изменение защиты ответчиком допустимо примерно на тех же условиях, что и изменение истцом основания юридического требования (ст. 3 и 5 разд. 20 ПВС): без санкции суда ответчик может один раз изменить форму защиты до завершения обмена состязательными бумагами или в связи с изменением основания иска, в остальных случаях — с разрешения суда. Наибольшие трудности возникают, когда изменение защиты способно привести к пропуску истцом срока исковой давности. Так бывает, например, если новые аргументы ответчика перекладывают обязанность компенсации убытков на лицо, не участвующее в деле, а предъявлять к нему иск уже поздно. ПВС 1965 г. впервые установили законодательную норму, передающую разрешение указанного затруднения на усмотрение суда (ст. 5 разд. 20). Но эта норма фактически лишь закрепила уже сложившееся в практике направление.

4. К числу способов защиты английское процессуальное право относит зачет (set-off). Зачет согласно ст. 17 разд. 18 ПВС есть требование, которое ответчик выдвигает против истца с целью погасить его претензию целиком или частично. Оно должно быть четко изложено в документе, составленном вслед за получением искового заявления. Это требование не обязательно должно вытекать из того же юридического отношения, что и притязание истца. Например, поставщик взыскивает с покупателя стоимость товаров в размере 500 фунтов стерлингов, а покупатель желает сократить сумму до 200 фунтов стерлингов, так как поставщик занимал у него в долг 300 фунтов стерлингов и срок платежа наступил.

Нормативные акты и прецеденты формулируют ряд условий, соблюдение которых необходимо для надлежащего использования категории зачета. Так, прежде всего зачет может иметь лишь денежное выражение и быть выдвинут навстречу притязанию, также сводящемуся к взысканию какой-либо суммы денег. Зачет нельзя противопоставить иску об исполнении обязательства в натуре, о запрещении совершать некоторые действия, об установлении наличия или отсутствия правоотношений и т.п.

Взаимные расчеты в связи с зачетом допустимы исключительно между сторонами по делу. Притом каждая из них должна выступать в качестве, аналогичном тому, в котором она действует по основному иску. Например, против доверительного собственника, отстаивающего интересы выгодоприобретателей, запрещено выдвигать зачет, основанный на его личных долгах.

Еще одна черта зачета сводится к тому, что его размер не может превышать размера начального искового требования. Иначе говоря, ответчику, воспользовавшемуся данным методом защиты, суд ничего не присуждает с истца. Зачет лишь позволяет стороне парировать нападение или снизить объем взыскания. Отсюда вывод: судьба зачета полностью зависит от итогов разбирательства основного иска. Если заявление истца оставлено без рассмотрения, производство аннулировано, то исчезает и вопрос о зачете.

Процессуальные особенности конструкции, очевидно, способствовали распространению тезиса о том, что зачет — оружие оборонительное. Авторы теоретических работ цитируют фразу одного из судей конца прошлого века: зачет может служить щитом, но не мечом. С точки зрения юридической эта трактовка заслуживает критики. Признание ответчиком иска с одновременной ссылкой на необходимость применения зачета, возникшего из другого правоотношения, означает проигрыш им первого дела и выигрыш второго, если требование о зачете будет удовлетворено. В подобной ситуации ни о каком щите говорить не приходится, зачет здесь — наступательное оружие.

5. Наступательный характер зачета ясно обнаруживается в том, что его всегда можно оформить как встречный иск (counterclaim). А встречный иск английская юриспруденция уже не считает разновидностью защиты. Отсюда известная казуистичность теоретических построений, процессуальные моменты начинают заслонять содержание материально-правовых отношений. Но тому, кто ведет дело в английском суде, нельзя забывать и особенностей процедуры. Если любой зачет легко уложить в рамки встречного иска, то обратной зависимости не существует. Институт встречного иска имеет свои оригинальные черты (см. разд. 15 ПВС).

Встречный иск представляет собой юридическое требование ответчика к истцу, заявленное для одновременного рассмотрения с первоначальным иском. Эта норма конкретизирует ст. 43 закона о Верховном суде 1925 г., которая наделяет органы юстиции правом концентрировать и совместно разрешать все спорные вопросы между заинтересованными лицами, избегая множественности процессов. Цель — добиться хотя бы некоторого сокращения расходов, времени, усилий и тем самым несколько затушевать изъяны буржуазного правосудия.

Контрпритязание вполне самостоятельно по характеру. Английское право наделяет ответчика широкими возможностями для предъявления встречного иска. Его основание, предмет, содержание и объем защиты могут совершенно не зависеть от иска первоначального. Например, лицу, желающему получить с другого убытки от причинения вреда, противостоит требование об исполнении какого-либо договора в натуре или о возмещении ущерба от его неисполнения да еще на значительно большую сумму, чем иск из деликта. Обвинению в клевете можно противопоставить аналогичное обвинение, хотя бы один эпизод был отделен от другого временем и пространством. Однако суд, признав, что совместное рассмотрение направленных друг против друга притязаний затруднит или затянет производство либо причинит иного рода неудобства, может предписать провести отдельное разбирательство требования ответчика к истцу.

Самостоятельность встречного иска означает распространение на него норм, регулирующих нормальное производство по гражданским делам, только первоначальный ответчик занимает место истца, а истец — ответчика. Так, возможно рассмотрение встречного иска в упрощенном порядке, если против него не выдвинуто достаточных возражений (ст. 5 разд. 14 ПВС), или в особом порядке, установленном для случаев, когда противник не дает объяснений по делу (ст. 8 разд. 19 ПВС). При столкновении в едином производстве двух требований оно может завершиться единым решением или двумя решениями по каждому требованию отдельно. Выбор варианта зависит от дискреционного усмотрения суда. Ответчиком по встречному иску всегда должен выступать первоначальный истец. Но если имеет место активное соучастие, таким ответчиком может быть один из нескольких истцов или каждый из них по различным основаниям.

Встречный иск имеет перед зачетом известные преимущества. Зачет разделяет судьбу первоначально заявленного требования. Встречный же иск будет рассмотрен независимо от того, что основное притязание уже разрешено, оставлено без движения, производство по нему приостановлено или прекращено.

С помощью встречного иска лицо иногда добивается результатов, которые были бы недостижимы, если бы оно предъявило то же самое требование для самостоятельного разбирательства. Например, когда субъективное право погашено давностью, его обладателю нет смысла возбуждать гражданское дело. Но, оказавшись в положении ответчика, он может это свое право противопоставить притязанию истца*(201). Или еще один пример. Не всегда есть возможность вручить копию вызова в британский суд иностранному гражданину или компании, находящимся за пределами Англии (разд. 11 ПВС). Но после того, как они сами начали процесс перед английским судом, против них ответчик всегда может предъявить встречный иск*(202).

Встречный иск и зачет в отношении английского государства (короны) принципиально допустимы, однако с рядом ограничений, предусмотренных ст. 6 разд. 77 ПВС. Эти действия невозможны, когда от имени государства предъявлено требование о взыскании недоимки по налогам или штрафа. Равным образом нельзя делать содержанием встречного иска или зачета требование о возврате излишне начисленного налога или неправильного штрафа. Ответчику, желающему использовать указанные процессуальные формы, в двух случаях надлежит получить разрешение суда: а) если в интересах государства действует учреждение, к которому встречный иск или зачет прямого отношения не имеют, и б) если от лица короны выступает генеральный атторней. Это остатки тех преимуществ, которыми было еще недавно наделено английское государство как участник гражданских процессов.

Согласно известному положению международного права иностранное государство нельзя привлекать в качестве ответчика без ясно выраженного на то согласия его компетентных органов. Это так называемый судебный иммунитет государства, непосредственно вытекающий из принципа суверенитета. Английская юстиция соблюдает указанное положение довольно последовательно в случаях, когда речь идет о прямом предъявлении исков к иностранным государствам*(203). Но в отношении встречного иска и зачета вопрос решается иначе. Если в суде Англии иностранным государством начато гражданское дело, то ответчик управомочен осуществлять защиту путем зачета и встречного иска при условии, что они вытекают из того же правоотношения и истребуемая по встречному иску сумма не превышает размера первоначального требования,

Несмотря на указанные ограничения, практика английской юстиции в отношении встречных исков и зачетов нарушает принцип судебного иммунитета иностранного государства. Это одно из проявлений существующей в империалистических странах тенденции к сокращению рамок действия данного принципа, особенно усилившейся после выхода на международную арену Советского Союза, который ведет коммерческие дела на началах государственной монополии внешней торговли*(204).

Проблемы понятия процессуального права, его источников и основных начал, участников гражданского дела, судебных доказательств и иска являются главными элементами общей части курса гражданского судопроизводства. Роль этих институтов исключительно велика. Составляющие их нормы действуют на всех этапах разбирательства и разрешения гражданско-правовых споров, определяют характер и содержание конкретных форм, методов, особенностей судебной процедуры. Надлежащее изучение указанных проблем дает возможность уверенно ориентироваться в вопросах, касающихся движения гражданского процесса, начиная от его возникновения и до исполнения вынесенного судом решения.

Гражданский процесс США

Органы юстиции США, как и других империалистических государств, выполняют свои главные задачи в области осуществления правосудия по гражданским делам путем рассмотрения таких дел с вынесением решений по существу конфликтов или урегулированием юридических споров иными установленными методами. Анализ с классовых позиций деятельности американских судов позволяет отнести к числу этих задач охрану частной собственности, капиталистического экономического оборота, угодного господствующей верхушке правопорядка, идеологическую обработку населения с целью внедрения в сознание людей уважения к институтам буржуазного строя. Следовательно, защищаются конкретные и реальные ценности буржуазного мира, а не эфемерная «справедливость», «права человека» вообще или прочие столь же неопределенного содержания объекты, как бы настойчиво ни выдвигали их на первый план пропагандисты «западного» образа жизни.

Определение целей юстиции крупнейшей империалистической державы имеет большое значение. Но важно также знать формы, приемы, уловки, используемые для реализации основных функций правосудия, а равно для маскировки его антинародной сущности демократическими лозунгами. На современном этапе между диаметрально противоположными мировыми общественными системами идет неутихающая идеологическая борьба. «В борьбе двух мировоззрений не может быть места нейтрализму и компромиссам. Здесь нужна высокая политическая бдительность, активная, оперативная и убедительная пропагандистская работа, своевременный отпор враждебным идеологическим диверсиям»*(205).

Исследование социалистической правовой теорией механизма деятельности судебных органов США в плане раскрытия их истинного предназначения вполне оправдано и отвечает задачам, поставленным перед социалистической общественной наукой XXVI съездом КПСС*(206).

Необходимо также подчеркнуть, что изучение гражданского судопроизводства буржуазных стран диктуется конкретными практическими нуждами. Согласно ст. 28 и 29 Конституции СССР Советский Союз основывает свою внешнюю политику на принципах мирного сосуществования государств с различным социальным строем и сотрудничества между ними. Расширение контактов в областях экономики, транспорта, науки, культуры, спорта, туризма не обходится без юридических споров, вытекающих из контрактов, причинения вреда, наследования, нарушения прав авторов, изобретателей и др. Споры, которые их участники не смогли уладить, поступают в суды или арбитражи. Выбор места рассмотрения дела зависит от национального законодательства, международных соглашений или договоренности сторон*(207).

Таким образом, за рубежом возникают процессы, непосредственно или косвенно затрагивающие материальные интересы Советского государства, его организаций, граждан. Ведение такого рода процессов или наблюдение за их движением невозможно без достаточной информации относительно норм судопроизводства и практики органов юстиции соответствующих государств. Все это целиком применимо и по отношению к США*(208).

В последние годы, и особенно после прихода к власти администрации президента Рейгана, американское правительство, используя надуманные предлоги, осуществляет политику сокращения экономических, культурных, научных, спортивных и других связей между СССР и США. Достаточно указать на попытки сорвать XXII Олимпийские игры в Москве, запрещение фирмам и компаниям выполнять торговые договоры о поставках материалов и оборудования для строительства газопровода Уренгой — Западная Европа и т.д. Впрочем, нужно иметь в виду, что подобного рода дискриминационные меры способны привести и приводят к правовым спорам, порождающим судебные процессы в зарубежных судах.

Специфические затруднения, которые испытывают исследователи многих отраслей и институтов американского права, порождает федеративное устройство страны, где наряду с центральными учреждениями власти и управления действуют учреждения на уровне штатов. Отсюда так называемый дуализм судебной системы, т.е. параллельное существование разветвленной сети органов федеральной юстиции и обособленных органов юстиции в каждом из пятидесяти штатов, причем нельзя обнаружить даже двух тождественных структур судоустройства. Аналогична ситуация в области гражданского процессуального права. Поэтому весьма актуальна проблема определения границ предмета изучения. Иначе неизбежны путаница, нагромождение подробностей, дублирование, размывание главных направлений анализа.

Довольно ясно, что надлежит исследовать производство в федеральных судах, которое исторически складывалось под влиянием законодательства штатов и, напротив, оказывало на него сильное обратное влияние. Такой двусторонний обмен продолжает существовать и поныне, способствуя известной унификации процессуальных конструкций. Кроме того, эти суды рассматривают много крупных гражданских дел и споры с участием иностранных граждан, юридических лиц или государств.

Но здесь нужны некоторые уточнения. Центральными органами федеральной юстиции выступают суды районные (или окружные), апелляционные, Верховный суд США. Кроме них есть специализированные учреждения правосудия: Суд по внешней торговле, Претензионный суд, Федеральный окружной апелляционный суд, Временный чрезвычайный апелляционный суд*(209). Подведомственность каждого из них ограничена и сведена к рассмотрению юридических вопросов, возникающих из правоотношений специфического характера. Отсюда своеобразные черты процедуры. Поэтому при разработке основных проблем американского гражданского процесса ориентиром целесообразно избрать порядок деятельности инстанций, наделенных широкой компетенцией, раскрывая особенности практики специализированных судов лишь по мере необходимости.

Однако и в судах общей компетенции нет единообразного режима разбирательства всех без исключения правовых конфликтов. Для отдельных категорий споров установлены большие или меньшие отступления от стандартной процедуры. Например, изданы предписания, касающиеся дел о банкротствах, существуют дополнительные правила разбирательства морских дел и т.д. Очевидно, что такого рода детали изложить в работе ограниченного объема немыслимо.

Итак, путеводной нитью должен служить типовой регламент деятельности главных звеньев федеральной юстиции. Такой подход рационален, поскольку в указанном порядке разрешается большинство гражданских споров по поводу многочисленных контрактов, причинения вреда и др. Основные институты процесса играют решающую роль и при разбирательстве любых других видов гражданских дел (банкротства и т.д.).

Изложенные соображения помогают наметить круг источников федерального процессуального права, которым нужно уделить главное внимание. Это — Конституция США 1787 г., разд. 28 Свода законов США, именуемый «Судоустройство и судопроизводство». Федеральные правила гражданского процесса для районных судов США 1938 г., Федеральные правила апелляционного производства 1967 г., Правила процедуры Верховного суда США 1980 г., а равно соответствующие ведущие прецеденты. Напротив, анализ нормативных актов, закрепляющих специфические черты деятельности специализированных учреждений юстиции*(210), должен иметь место только тогда, когда такие черты вызывают особый интерес.

Трудной проблемой является определение направления и контуров исследования гражданского процесса в судебных органах штатов США. Даже американские теоретики права не пытаются дать в какой-либо единой работе законченное изложение судопроизводства во всех штатах, очевидно, прежде всего по причине физической невозможности охватить необъятное. Количество первичной информации возрастает не только из-за большого числа штатов со своеобразными структурами учреждений юстиции, но еще и потому, что каждый штат имеет несколько типов судов первых и апелляционных инстанций с неодинаковыми регламентами; варьируются также формы рассмотрения отдельных категорий дел (семейных, наследственных и др.).

Тем не менее, необходимость изучения процессуального права штатов диктуется, по меньшей мере, двумя мотивами. Во-первых, нормы штатов применяют и учитывают в определенных ситуациях федеральные органы правосудия, во-вторых, суды штатов рассматривают большую часть (не менее 80%) гражданских дел. Но какой штат (или штаты) взять за основу? Из ряда соображений вытекает, что это должен быть штат Нью-Йорк. Он занимает важное место в американской экономике, а главное, издавна играет роль лидера в развитии процессуального законодательства. Достаточно напомнить, что именно здесь в 1848 г. был утвержден первый на территории США ГПК, послуживший эталоном для большинства остальных штатов при разработке ими аналогичных кодексов. Последующие значительные новеллы, осуществлявшиеся в этом штате, тоже нередко заимствовались. Они влияли и на федеральное законодательство. Ориентация на право штата Нью-Йорк не исключает освещения своеобразных и интересных форм деятельности судов иных штатов, особенно таких крупных, как Калифорния, Техас и др.

Конечно, при изучении процессуального права штатов в фокусе внимания должны быть институты, регулирующие порядок рассмотрения типичных гражданских дел в тех судах, которые составляют основу системы юстиции. Затрагивать деятельность низших судов ограниченной юрисдикции, выступающих под наименованиями мировых, муниципальных, малых исков и т.п., в настоящей работе нет необходимости, поскольку процедура здесь строго не регламентирована, многое зависит от усмотрения судей. Соответственно в число подлежащих изучению источников права штатов войдут такие ведущие нормативные акты, как Законы и правила гражданского процесса штата Нью-Йорк 1962 г., ГПК Калифорнии 1872 г. и др., наряду с прецедентами по применению содержащихся в них норм. Другие источники будут подвергнуты лишь ограниченному анализу.

Наконец, о структуре работы. Схема раскрытия избранной темы непосредственно зависит от хода производства, т.е. диктуется внутренней логикой его поступательного движения. Американские авторы обычно указывают, что гражданский процесс по первой инстанции складывается из предъявления иска, обмена состязательными бумагами, раскрытия доказательств, досудебного совещания судей с адвокатами, судебного заседания с вынесением вердикта присяжными и решения судом*(211). Группировка названных элементов позволяет считать основными этапами предъявление иска и подготовку дела к рассмотрению, судебное разбирательство, постановление вердиктов и решений. Следовательно, необходим последовательный анализ совершаемых на этих этапах заинтересованными лицами и судьями процессуальных действий.

Процессуальные средства защиты ответчика против иска

Закон, как известно, предоставляет в равной мере одинаковые возможности для защиты своих прав обеим сторонам процесса. Согласно ст. 34 ГПК ответчик может признать иск. Однако в большинстве случаев ответчик не признает иска и защищается против предъявленного к нему требования всеми способами, предоставленными ему законом.

Основными средствами защиты ответчика против предъявленного иска служат возражения. Возражения могут носить как материально-правовой, так и процессуальный характер. Материально-правовые возражения ответчика направлены против исковых требований. Процессуально-правовые возражения имеют своей целью опровергнуть правомерность процесса, его возникновения, продолжения.

Это могут быть возражения, направленные на приостановление, прекращение процесса. Они всегда направлены против процесса и основаны на нормах гражданского процессуального права.

Материально-правовые возражения ответчика направлены на опровержение исковых требований истца, когда ответчик возражает против как фактической, так и правовой обоснованности иска. Эти возражения даются со ссылкой на нормы материального права и преследуют цель отказа в удовлетворении исковых требований истца по существу.

В качестве средства защиты ответчик может избрать простое отрицание иска или просить о зачете встречных требований.

Встречный иск. Согласно закону ответчик вправе до вынесения решения судом предъявить к истцу встречный иск для совместного рассмотрения с первоначальным иском. Предъявление встречного иска производится по общим правилам о предъявлении иска.

Встречный иск- это материально-правовое требование ответчика к истцу, заявленное для совместного рассмотрения с первоначальным иском.

Встречный иск предъявляется ответчиком для защиты против первоначального иска. Предъявляя встречный иск, ответчик добивается отклонения требований истца либо зачета своих требований.

Совместное рассмотрение в одном процессе первоначального и встречного исков имеет ряд преимуществ. Прежде всего это способствует экономии процессуальных средств по конкретному делу. В то же время такое рассмотрение служит гарантией защиты прав как истца, так и ответчика, гарантией правильности разрешения их спора, исключает возможность вынесения противоречивых решений по конкретному делу.

Правила предъявления встречного иска имеют определенную последовательность. Ответчик может предъявить встречный иск до того момента, пока суд не удалится в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

Стороны при предъявлении встречного иска меняются процессуальным положением, истцом становится ответчик, а место ответчика по встречному иску занимает истец по первоначальному требованию.

Поскольку право предъявления встречного иска является важнейшим диспозитивным правом истца, то судья в порядке подготовки дела к судебному разбирательству, разъясняя сторонам их процессуальные права и обязанности, должен назвать среди них право предъявления встречного иска (п. 2 ст. 142 ГПК). В необходимых случаях это же право должно быть разъяснено ответчику в ходе судебного разбирательства.

Предъявление встречного иска происходит по общим правилам предъявления иска. Для предъявления встречного иска закон устанавливает особое правило подсудности. В соответствии со ст. 121 ГПК встречный иск независимо от его подсудности принимается для его совместного рассмотрения в суде по месту предъявления первоначального иска.

Ответ на заявленное встречное требование должен быть дан в судебном решении одновременно с ответом по первоначально заявленному иску истца. При этом удовлетворение встречного иска влечет за собой отказ либо уменьшение в удовлетворении первоначального иска. Стороны могут заключить мировое соглашение как по первоначальному, так и по встречному иску в процессе рассмотрения спора.

Закон предусматривает определенные условия принятия встречного иска к производству суда вместе с первоначально предъявленным исковым требованием в случаях:

1) если встречное требование направлено к зачету первоначального требования;

2) если удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворения первоначального иска;

3) если между встречным и первоначальным иском имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров.

Для принятия встречного иска достаточно одного из условий, предусмотренных законом. Как правило, встречный иск подлежит принятию к производству для совместного рассмотрения с первоначальным, если он направлен к зачету или же на отклонение первоначального требования.

Требование о зачете может быть оформлено в виде встречного иска и в то же время может быть заявлено ответчиком и в форме возражения против удовлетворения первоначального иска. В данном случае это возможно, если встречное требование не превышает по своим размерам первоначального требования.

Принятие встречного иска допустимо лишь при наличии взаимной связи с первоначальным исковым требованием. Так, возможно предъявление встречного иска о признании брака недействительным совместно с первоначальным иском о расторжении брака, поскольку он направлен на подрыв первоначального иска.

Средства защиты ответчика против иска

1. Гражданские дела в судах рассматриваются на основе равенства сторон в процессе (ст. 19 ГПК). В связи с этим закон предоставляет истцу и ответчику равные возможности для защиты своих прав в суде. Согласно ст. 251 ГПК, средствами защиты ответчика против иска являются возражения против иска и встречный иск.

2. Возражения против иска — объяснения ответчика, которыми обосновывается неправомерность предъявленного к нему иска.

Возражения против иска могут быть заявлены в устной или письменной форме.

В соответствии со ст. 252 ГПК ответчик после получения копии искового заявления вправе представить суду письменные возражения против иска. По сложным делам, а также по делам, связанным со значительным объемом расчетов, судья может обязать ответчика представить до начала судебного разбирательства письменные возражения против иска.

Возражения против иска могут касаться: а) незаконности или необоснованности требований истца; б) отсутствия у истца права на обращение в суд либо наличия препятствий к возбуждению дела в суде. Исходя из этого, возражения против иска можно разделить на материально-правовые и процессуальные.

Объяснения ответчика, направленные на обоснование незаконности или необоснованности требований истца, называются материально-правовыми возражениями. Эти возражения основаны на нормах материального права. С их помощью ответчик опровергает исковые требования истца по существу. Например, возражая против иска о возмещении вреда, ответчик утверждает, что в момент причинения вреда он находился в другом месте (алиби). Ответчик, отрицая предъявленный к нему иск об установлении отцовства, приводит доводы, свидетельствующие о происхождении ребенка от другого лица, и т.д.

Выдвигая материально-правовые возражения, ответчик вправе отрицать или опровергать наличие фактов, входящих в основание иска, указывать на наличие по делу иных юридических фактов; может обратить внимание суда на недостоверность или подложность представленных истцом доказательств, на их противоречие другим доказательствам по делу и т д.

Ответчик вправе опровергать не только фактические, но и правовые основания иска. Например, возражая против требования о разделе совместно нажитого имущества лиц, состоящих в фактических брачных отношениях, ответчик ссылается на то, что к спорным правоотношениям должны быть применены нормы гражданского, а не семейного права.

Объяснения ответчика, в которых он обосновывает неправомерность возникновения процесса или его продолжения, называются процессуальными возражениями. Эти возражения направлены против развития процесса и основаны на нормах гражданского процессуального права.

Выдвигая процессуальные возражения, ответчик указывает на отсутствие у истца права на обращение в суд либо на наличие у него препятствий к возбуждению дела, предусмотренных ст. 245, 246 ГПК. Так, ответчик, защищаясь против предъявленного иска, ссылается на неподведомственность или неподсудность дела суду, несоблюдение истцом порядка предварительного внесудебного разрешения спора и т.д.

Процессуальные возражения (в случае признания их судом обоснованными) влекут прекращение производства по делу, оставление иска без рассмотрения либо приостановление производства по делу.

3. Ответчик вправе до вынесения судом решения по делу предъявить к истцу встречный иск для совместного рассмотрения с первоначальным иском.

Встречный иск это материально-правовое требование, заявленное ответчиком в уже возникшем процессе для совместного рассмотрения с первоначальным иском, с целью защиты нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса.

При предъявлении встречного иска ответчик по первоначальному иску становится истцом по встречному иску, а истец по первоначальному иску — ответчиком по встречному иску.

Встречный иск должен быть определенным образом связан с первоначальным иском. Их совместное рассмотрение в одном процессе позволяет суду более полно и правильно исследовать спорное материальное правоотношение между сторонами и по результатам рассмотрения двух исков вынести законное и обоснованное решение по делу. Кроме того, совместное рассмотрение первоначального и встречного исков исключает опасность вынесения судом противоречивых решений.

В случае процессуального соучастия (ст. 62 ГПК) возможно предъявление встречного иска одним из соответчиков, а также совместное предъявление встречного иска всеми соответчиками по делу.

Встречный иск — самостоятельное требование. Оно может быть заявлено безотносительно к данному делу. Суд обязан рассмотреть и разрешить встречный иск даже в тех случаях, когда вследствие каких-либо причин решение по первоначальному иску не выносится (например, в связи с отказом истца от иска).

Встречный иск в гражданском процессе предъявляется по общим правилам предъявления иска: оформляется отдельным исковым заявлением с соблюдением всех реквизитов (ст. 109,243 ГПК), оплачивается государственной пошлиной и тд.

Совместное рассмотрение встречного иска с первоначальным иском может быть обязательным и факультативным.

Обязательное совместное рассмотрение этих исков установлено законом (ч. II ст. 253 ГПК) в следующих случаях: 1) если встречный иск направлен в зачет первоначального иска; 2) если удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска; 3) если между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение ведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров.

Примером обязательного совместного рассмотрения первоначального и встречного исков может быть следующий случай из судебной практики. Ответчик, к которому был предъявлен иск о взыскании алиментов на ребенка, обратился в суд со встречным иском об исключении своего отцовства в отношении этого ребенка. В данном случае удовлетворение встречного иска полностью исключило удовлетворение первоначального иска.

По общему правилу отказ в первоначальном иске влечет за собой удовлетворение (полностью или в части) встречного иска. Вместе с тем суд может одновременно отказать в удовлетворении первоначального и встречного исков. Так, возможен отказ в удовлетворении первоначального иска по мотивам его необоснованности, а встречного иска — по мотивам пропуска срока исковой давности.

Стороны могут заключить мировое соглашение как по первоначальному, так и по встречному иску.