Приговор по ст 282 ч1 ук рф

Рубрики Вопрос юристу

Красноярский суд оставил в силе приговор для активистки за изображения во «ВКонтакте» из закрытого альбома

Красноярский краевой суд оставил в силе приговор в отношении активистки Оксаны Походун по ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды по признакам национальности, происхождения и отношения к религии). Об этом «Новой газете» сообщил адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Владимир Васин.

В ходе апелляционного заседания представитель прокуратуры, как и в суде первой инстанции, настаивал на реальном лишении свободы (1,5 года в колонии-поселении). Он обосновал свои требования на «особой общественной опасности содеянного».

В апреле Походун получила два года лишения свободы условно с испытательным сроком два года. По версии следствия, женщина на созданной под псевдонимом еще в 2012 году странице во «ВКонтакте» с 17 июля 2015 по 25 мая 2016 года разместила серию изображений, возбуждающих ненависть по признакам национальности, происхождения и отношения к религии. Картинки, в частности, касались отношения к событиям на Украине, некоторым священнослужителям и к президенту России Владимиру Путину.

Походун свою вину не признала. Адвокат уверен, что уголовное преследование Походун связано с ее гражданской активностью, а доступ к альбому во «ВКонтакте» имела только она.

На Алтае суд отменил неоязычнице Телегиной приговор по экстремистской статье

БАРНАУЛ, 10 октября. /ТАСС/. Индустриальный районный суд города Барнаула частично пересмотрел приговор Наталье Телегиной, которая в декабре 2017 года была приговорена к двум годам лишения свободы условно по делу об экстремизме и оскорблении чувств верующих.

С женщины, называющей себя неоязычницей, сняли судимость по ч. 1 ст. 282 статье, предусматривающей ответственность за экстремизм, но обвинения по статье за оскорбление чувств верующих пока не сняты, сообщил в среду ТАСС адвокат Телегиной Алексей Бушмаков.

«С Натальи Телегиной — сама себя она называет неоязычницей, сняли судимость по 282 статье, — сказал Бушмаков. — Мы все равно подали кассационную жалобу, еще мной направлена жалоба в Европейский суд [по правам человека]. Мы известим Европейский суд, [что судимость по 282 статье снята], у нее остается ч. 1 ст. 148 — «Оскорбление чувству верующих», — сказал Бушмаков.

По словам адвоката, поводом для преследования Телегиной стало изображение, размещенное в социальных сетях. На нем было изображение человеческой фигуры, занесшей молот скандинавского бога Тора над православным храмом. «Экспертам показалось, что это оскорбляет религиозные чувства верующих, но Телегина говорит, что эта картинка иллюстрирует исторический факт, когда викинги грабили христианские храмы», — пояснил Бушмаков.

Как сообщалось ранее, президент РФ Владимир Путин внес 3 октября на рассмотрение Госдумы пакет поправок в Уголовный кодекс РФ и Кодекс РФ об административных правонарушениях, предусматривающих частичную декриминализацию 282 статью УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Госдума может рассмотреть пакет президентских законопроектов о частичной декриминализации статьи 282 УК РФ в течение месяца.

За последний год в Алтайском крае были возбуждены несколько уголовных дел по обвинению в экстремизме. Экспертизы показали, что картинки, размещенные молодыми людьми в соцсетях, содержат признаки побуждения вражды и ненависти иной расы и превосходства людей одной расы над другой, оскорбляют чувства верующих. Истории с уголовными делами молодых людей получили широкий общественный резонанс, самым громким стало дело Марии Мотузной — ранее сообщалось, что 9 сентября ее дело было направлено на пересмотр прокурору.

Поиск по тегу «возбуждение ненависти»

Курским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Курской области возбуждено уголовное дело в отношении 30-летнего жителя Курского района Курской области, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

Первым отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Курской области завершено расследование уголовного дела в отношении 19-летнего жителя города Курска, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ (действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды по признакам расы и национальности с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»).

Следственными органами следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Курской области возбуждены уголовные дела в отношении 23-х и 18-летнего жителей Курска, подозреваемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

Солнцевским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Курской области возбуждено уголовное дело в отношении 36-летней жительницы села Конарево Солнцевского района, подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

Курским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Курской области возбуждено уголовное дело в отношении 19-летнего жителя села Полянское Курского района, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

Собранные следственным отделом по Центральному административному округу города Курска следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Курской области доказательства признаны судом достаточными для вынесения приговора отбывающему наказание в исправительной колонии 24-летнему мужчине. Он признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) и ч. 2 ст. 280 УК РФ (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности).

Приговор по ст 282 ч1 ук рф

Как известно, каучуковые изделия – шины, шланги, резиновые уплотнители, перчатки и презервативы – благодаря своей эластичности принимают форму объекта, с которыми соприкасаются, а также легко скручиваются, сгибаются и выпрямляются. Примерно так же каучуковую норму права можно подвести к любой ситуации и вывернуть самым причудливым способом. Эти нормы не дают нам чётких указаний, как поступать, и каждый судья, чиновник и полицейский может вложить в них свой смысл.

В идеале норма права должна быть понятной и конкретной. То есть при чтении закона должно быть ясно, кому и что запрещено, кто и что должен делать, у кого какие права и обязанности.

Не всегда это получается. Закон иногда не может учесть всё разнообразие жизни. В некоторых ситуациях нельзя сразу сказать, как применить норму права. В этом случае мы можем изучить правоприменительную практику – акты Верховного и Конституционного судов с толкованием этой нормы и судебные решения по конкретным делам.

Но часто бывает, что судебная практика не даёт даже примерного ответа. Происходит это потому, что законодатели оставили в законе очень расплывчатую формулировку, а суды толком не объяснили, как именно её применять в реальной жизни.

Такие нормы права называют «каучуковыми» или «резиновыми». Как известно, каучуковые изделия – шины, шланги, резиновые уплотнители, перчатки и презервативы – благодаря своей эластичности принимают форму объекта, с которыми соприкасаются, а также легко скручиваются, сгибаются и выпрямляются. Примерно так же каучуковую норму права можно подвести к любой ситуации и вывернуть самым причудливым способом. Эти нормы не дают нам чётких указаний, как поступать, и каждый судья, чиновник и полицейский может вложить в них свой смысл.

Каучуковые нормы часто (но не всегда) можно опознать по словосочетаниям «при наличии достаточных оснований», «по уважительным причинам», «с учётом всех обстоятельств», «явное неуважение», «в исключительных случаях», «а также в иных случаях». Как мы видим, такие фразы предельно неконкретны: кто-то признает случай исключительным, а кто-то не признает, кому-то причина покажется уважительной, а кому-то – нет.

Самый известный пример какучуковой нормы – статья 282 Уголовного кодекса РФ.

Отечественные националисты одно время называли её «русской статьёй», потому что по ней сажали за расистские высказывания. Но она в той же мере «русская», в какой и «антирусская», потому что по ней осуждают за пропаганду ненависти и к русским, и к нерусским, а также к чиновникам, полицейским и многим другим людям.

Процитирую первую часть этой статьи:

«Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», –

наказываются штрафом в размере от 100 тыс. до 300 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет, либо обязательными работами на срок до 360 часов, либо исправительными работами на срок до 1 года, либо принудительными работами на срок до 4 лет, либо лишением свободы на тот же срок»

Главное в этой статье – непонятно, что такое «действия, направленные на возбуждение ненависти» и какое объективное выражение они имеют? Возьмём для сравнения какие-нибудь настоящие преступления, например, убийство или кражу. Там преступник понимает, что он совершает действия, которые (если ничто ему не помешает) должны привести к определённым последствиям. Невозможно наносить удар ножом в сердце или вытаскивать из чужого рюкзака ноутбук, не понимая, что это приведёт в первом случае к смерти человека, а во втором – к нанесению имущественного вреда. Мы точно видим прямой умысел и квалифицируем действия человека как, соответственно, убийство либо кражу.

А вот с «действиями, направленными на возбуждение ненависти» так не получится. «Возбудитель ненависти» никак не может предвидеть, произойдёт ли в результате его действий повышение уровня ненависти в обществе – станет ли больше людей ненавидеть какую-то социальную группу или нет. Проще говоря, человек не может и не должен нести ответственность за чувства и эмоции неограниченного круга лиц. Ни у «возбудителя ненависти», ни у окружающих нет никаких критериев, которые позволили бы оценить неизбежность увеличения в обществе чувства ненависти к кому-то.

Наконец, не совсем ясно, почему государство должно наказывать за увеличение уровня ненависти к какой-то группе граждан, если против этой группы при этом не происходит никаких конкретных действий. В конце концов, ненависть – это всего лишь мыслительный процесс, происходящий в голове человека и сам по себе никак не вредящий другим людям. Если мы пока что не наказываем людей за то, что они испытывают к кому-то ненависть, почему мы должны наказывать человека, который увеличивает уровень этой ненависти?

Судебная практика не отвечает на эти философские вопросы, да и не пытается. Большинство осуждённых по этой статье – это просто люди, которые устно или письменно выражали свою нелюбовь к какой-либо группе лиц. Иногда, впрочем, достаточно не группы, а всего лишь одного лица. Ведь любой человек входит в ту или иную социальную группу (например, «представители власти», «женщины», «пенсионеры», «горожане» и т. д.) и выражение ненависти к нему можно расценить как выражение ненависти ко всей социальной группе.

В итоге суды не устанавливают и не пытаются установить, насколько увеличился в обществе уровень ненависти и знал ли точно человек о возможности такого увеличения, а просто осуждают по этой статье тех, кто не очень хорошо о ком-то отозвался.

При этом все мы знаем, насколько высок уровень агрессии в нашем обществе и насколько часто люди любят у нас ругать («возбуждение ненависти либо вражды») чиновников, гаишников, мигрантов, депутатов («социальная группа») в общественном транспорте, на улице, на работе («публично») или социальных сетях, блогах и на форумах («с использованием информационно-телекоммуникационных сетей»).

Такая формулировка приводит к тому, что по этой статье при желании можно посадить на четыре года любого (подчеркиваю – любого) жителя нашей страны. Исключением могут быть разве что глухонемые люди, не умеющие читать и писать.

Случаев использования этой статьи великое множество. Десятки людей в разных городах страны сидят за это «преступление», а сотни выплачивают штрафы или отбывают обязательные работы. Вот лишь несколько примеров.

В 2009 г. Кировский районный суд Республики Татарстан осудил по ч. 1 ст. 282 казанского журналиста и политического активиста Ирека Муртазина и посадил его на 1 год 9 месяцев за критическую оценку региональных властей. Цитата из приговора: «Формируя у населения общее негативное отношение к представителям власти республики в образе врага и способствуя разжиганию социальной розни, он убеждает население в необходимости активного оборонительного поведения по отношению к власти республики с целью защиты собственного социального статуса. Так он, в целях реализации своего преступного умысла, в своей книге приводит утверждения о полярной противоположности и несовместимости интересов одной социальной группы с интересами других. Противопоставление категорий «Мы» и «Другие», в соотнесенности категорий «Добро» и «Зло»: В целом категорию «Другие» составляют люди, занимающие ответственные посты в структурах исполнительной и законодательной власти, финансовых структурах. Категория «Другие» – люди, объединенные по социальному признаку, это представители власти региона, которым приписываются резко негативные характеристики».

Мы видим, что от свободы слова, которая провозглашена Конституцией РФ, ничего не остаётся. Никакая легальная общественно-политическая деятельность невозможна без критики действующей власти и методов её работы. А это, как мы видим, можно трактовать как «возбуждение вражды либо ненависти».

В 2011 г. Верховный суд РФ попытался немного уменьшить «каучуковость» этой нормы. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» указано, что «под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц».

Что ж, уже немного легче. Значит, говорить, что «гаишники / чиновники / русские / нерусские – плохие люди» – это не преступление (по крайней мере, не то, которое предусмотрено ст. 282 УК РФ). А вот «перевешал бы их всех» – это уже «высказывание, обосновывающее необходимость применения насилия», и автора такого высказывания без вопросов можно посадить на несколько лет.

Однако это постановление пленума ВС РФ, как и все остальные его акты, носят лишь рекомендательный характер.

В частности, оно не помешало осудить публициста и общественно-политического деятеля Константина Крылова, который неодобрительно высказался об экономических показателях северокавказских республик.

На митинге в Москве в октябре 2011 г. он произнёс следующую речь: «Когда последний раз вы покупали в магазине дешевые и качественные чеченские товары? Кто хоть раз покупал продукцию чеченского производства? Есть такие? Нет? Нет, значит, в магазинах продукции чеченского производства. Я, честно говоря, не видел в магазинах и ингушских товаров, и дагестанских телевизоров почему-то нет. Я точно так же не вижу адыгейской электроники. И много чего я еще не вижу. У меня есть такое подозрение, друзья мои, что они не производят там ни-че-го. Может быть, на Кавказе перепроизводство кавказцев и недопроизводство всего остального? Пора кончать с этой странной экономической моделью».

Этот фрагмент, разумеется, нельзя считать обоснованием применения насилия. Однако она была расценена судом как преступление по ч. 1 ст. 282 УК РФ. В январе 2013 г. Замоскворецкий районный суд Москвы признал Крылова виновным в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 282 УК РФ. К счастью, приговор был сравнительно мягким – 120 часов обязательных работ (Право.Ру).

И ещё несколько известных примеров.

7 июля 2008 г. судья Сыктывкарского городского суда Любовь Сухарева приговорила жителя Сыктывкара Савву Терентьева к году заключения условно по ч. 1 ст. 282 УК РФ за разжигание ненависти к милиционерам. Цитата из приговора (орфография оригинала сохранена): «Терентьев С.С., реализуя свой преступный умысел на возбуждение ненависти и вражды к социальной группе – сотрудникам милиции. публично, зная, что текстовое сообщение будет доступно неограниченному числу пользователей сети «Интернет», оставил текстовое сообщение под заголовком «Киберполицию юзают на выборах» (http://suranov.livejournal.com/33990.html), следующего содержания: «ненавижу ментов, сцуконах» «не согласен с тезисом «у милиционеров остался менталитет репрессивной дубинки в руках властьимущих», во-первых, у ментов, во-вторых, не остался, он просто напросто неискореним. Мусор – и в Африке мусор. Кто идёт в менты – быдло, гопота – самые тупые, необразованные представители жив(отн)ого мира. было бы хорошо, если б в центре каждого города россии, на главной площади (в сыктывкаре – прям в центре стефановской, где елка стоит – чтоб всем видно было) стояла печь, как в освенциме, где церемониально, ежедневно, а лучше дважды в сутки (в полдень и полночь например) – сжигали бы по неверному менту, народ, чтоб сжигал, это был бы первый шаг к очищению общества от ментовско-гопотской грязи», в содержании которого имеется прямой призыв к возбуждению ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по принадлежности к социальной группе – сотрудникам милиции».

В мае 2015 г. Юрий Проскуряков, судья Первоуральского райсуда Свердловской области приговорил 23-летнюю Эльвиру Султанахметову к уголовному наказанию по ст. 282 УК РФ за призыв не отмечать Новый год. 25 декабря 2013 г. она написала в соцсети «ВКонтакте» развернутый ответ на вопрос знакомого «Может ли мусульманин отмечать Новый год?». Султанахметова заявила, что этот праздник является «гнусным язычеством». «Начиная с детского сада детей учат взывать не к Аллаху, а к Санта-Клаусу и Деду Морозу, – написала девушка. – Это не что иное, как великий обман детей и воспитание их многобожниками». За это судья Проскуряков приговорил девушку к 120 часам обязательных работ. Свердловский областной суд оставил приговор без изменений.

В феврале 2016 г. Железнодорожный районный суд Екатеринбурга вынес приговор по ст. 282 УК РФ Екатерине Вологжениновой, обвиняемой в экстремизме. Поводом для обвинения стали опубликованные на её страничке «ВКонтакте» фотографии и ссылки на тексты из групп «Украинской народной самообороны» и «Правого сектора», смысл которых был направлен против политики России на Донбассе. В частности, на одной картинке был изображен мужчина, похожий на российского президента, который занес нож над картой Донбасса. Под ним красовалась надпись «Останови заразу!». В другой публикации изображалась девушка с автоматом, а внизу слова «Я – бандеровка. Смерть московским оккупантам!». Суд решил, что всё это направлено на возбуждение ненависти к русским и жителям востока Украины. В итоге Вологженинову приговорили к 320 часам обязательных работ, кроме того, суд постановил уничтожить «орудия преступления» – ноутбук с зарядным устройством и компьютерную мышь.

В апреле 2016 г. блогеру Антону Носику было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 282 УК РФ за пост в «Живом Журнале» и участие в передаче на радио «Эхо Москвы» в октябре 2015 г., где он одобрил российские авиаудары по Сирии. «Я считаю, если название Сирии исчезнет с карты, то никому плохо не будет, а наоборот. Да, такую страну неплохо бы стереть с лица земли, как в свое время стерли нацистскую Германию, которой больше нет на карте», — сказал тогда Носик. Экспертиза установила, что в тексте Носика содержатся «лингвистические признаки возбуждения розни и вражды по отношению к группе лиц «сирийцы», выделяемой по национально-территориальному признаку». В итоге судья Пресненского районного суда г. Москвы Евгений Найденов признал его виновным и приговорил к штрафу в 500 тыс. руб. Позже Мосгорсуд снизил размер штрафа до 300 тыс. руб.

Кому-то может показаться, что в перечисленных примерах «возбудители ненависти» писали грубо, агрессивно и действительно разжигали ненависть к тем или иным группам людей. Однако, как я уже сказал, это не имеет никакого значения. Коль скоро человеку не запрещено ненавидеть кого-то, то он может и говорить или писать об этом. Уверен, что все вы не раз в сердцах восклицали или писали что-то вроде «перевешал бы их всех!», «убить их мало!» или «Сталина на вас нет!» – т.е. те самые выражения, обосновывающие необходимость применения насилия в отношении какой-то группы лиц. И если покопаться в том, что вы когда-то написали, перепостили или сказали, то, повторюсь, любого из вас можно осудить по ст. 282 УК РФ.

Чтобы избежать этого, лучше договориться о следующем. Раз уж Конституция провозглашает свободу слова, то каждый из нас должен иметь возможность выражать любые свои взгляды в любой форме. И мы должны наказывать человека лишь в двух случаях – либо если он совершил конкретные действия против жизни, здоровья и имущества других лиц, либо если он был соучастником таких действий. В частности, в статье 33 УК РФ в качестве соучастников указаны организатор, подстрекатель и пособник. И если из-за чьих-то слов было совершено преступление – например, политик-националист на митинге призвал сжечь общежитие с мигрантами или гей-бар, а собравшиеся пошли выполнять его указания, – тогда человек должен быть осуждён как подстрекатель соответствующего преступления. Никакая 282-я статья для этого не нужна.

Но если нет чёткой причинно-следственной связи между словами человека и каким-то реальным преступлением, мы должны оставить его в покое. Пусть он и дальше выражает ненависть или призывает к актам насилия в отношении кого угодно – полицейских, чиновников, русских, нерусских, либералов, националистов, мужчин, женщин, геев или натуралов – пока отсутствуют конкретные действия, право в эти вопросы вмешиваться не должно. В этом и заключается суть свободы слова. А она, как известно, либо существует для всех, либо не существует вовсе.

«Правоведение для всех» — базовый источник знаний о российском праве. Книга рассказывает о главных правовых терминах и принципах, признаках и видах государств и о том, как в России работают суды и полиция. Она написана просто и доступно и содержит яркие и наглядные примеры из российской действительности.

Родился в 1986 г. в городе Урай (Ханты-Мансийский автономный округ), вырос в Уфе, сейчас живу в Москве. В 2006 г. закончил журфак МГУ им. Ломоносова, в 2013 г. – МГЮА им. Кутафина. Работаю журналистом, юристом, преподавателем. Автор нескольких книг и путеводителей. Занимаюсь судебной защитой прав потребителей, пишу статьи на юридические темы и преподаю право и обществознание.

Статья 282 УК РФ. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (действующая редакция)

1. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», —

наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от одного года до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

2. Те же деяния, совершенные:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) организованной группой, —

наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до шестисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от трех до шести лет.