Постановление по ст 1311 коап рф

Рубрики Вопрос юристу

Определение Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 г. № 1311-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лепина Андрея Викторовича на нарушение его конституционных прав рядом положений глав 25, 29 и 30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя О.С. Хохряковой, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.В. Лепина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Лепин оспаривает конституционность ряда положений глав 25 «Участники производства по делам об административных правонарушениях, их права и обязанности», 29 «Рассмотрение дела об административном правонарушении» и 30 «Пересмотр постановлений и решений по делам об административных правонарушениях» КоАП Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, постановлениями должностного лица Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Омской области А.В. Лепин был признан виновным в совершении административных правонарушений, предусмотренных статьей 8.1 «Несоблюдение экологических требований при осуществлении градостроительной деятельности и эксплуатации предприятий, сооружений или иных объектов» и частью 1 статьи 8.6 «Порча земель» КоАП Российской Федерации.

По мнению заявителя, положения, содержащиеся в главах 25, 29 и 30 КоАП Российской Федерации, не соответствуют статьям 2, 17 (части 1 и 2), 18, 19, 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 48 (часть 1), 50 (часть 1), 55 (части 1 и 3), 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации, поскольку не обеспечивают состязательность и равноправие сторон в процессе по делу об административном правонарушении, не предусматривают обязанность суда обеспечить участие в рассмотрении дела стороны, поддерживающей обвинение, и не устанавливают право должностного лица, вынесшего постановление по делу, обжаловать решения судов по результатам рассмотрения жалобы на данное постановление. Заявитель утверждает, что его дела об административных правонарушениях рассматривались на основе оспариваемых положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, тогда как должен был, с его точки зрения, применяться порядок, предусмотренный гражданским процессуальным законодательством.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.В. Лепиным материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что право на судебную защиту, как оно сформулировано в статье 46 Конституции Российской Федерации, не свидетельствует о возможности выбора гражданином по своему усмотрению того или иного способа и процедуры судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным категориям дел определяются федеральными законами (определения от 20 февраля 2014 года № 332-О, от 20 марта 2014 года № 574-О, от 22 апреля 2014 года № 806-О и др.).

Порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях устанавливается не Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, а Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, который основывается на Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах Российской Федерации (часть 2 статьи 1.1 данного Кодекса). При этом в силу статей 118 (части 1 и 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации производство по делам об административных правонарушениях осуществляется судом на основании принципов состязательности и равноправия сторон.

Главы 25, 29 и 30 КоАП Российской Федерации определяют права и обязанности участников производства по делу об административных правонарушениях, порядок рассмотрения дела об административном правонарушении и пересмотра постановлений (решений), вынесенных по результатам рассмотрения дела (жалоб, протестов). Следовательно, их положения составляют основу процедурного механизма производства по делам об административных правонарушениях, а потому в целом они не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права граждан.

Само по себе отсутствие должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, в числе участников производства по делу об административном правонарушении (глава 25 КоАП Российской Федерации) не означает возложение на суд обвинительной функции: процессуальные действия, направленные на сбор доказательств, осуществляются должностными лицами (статьи 26.3, 26.5, 26.9, глава 27 КоАП Российской Федерации и др.). Собранные же и представленные этими лицами доказательства — наряду с доказательствами, представленными участниками производства по делу, имеющими на это право, — исследуются судом, который тем самым осуществляет функцию правосудия, но не обвинения. Вместе с тем при рассмотрении дел о привлечении лиц к ответственности за административное правонарушение, а также по жалобам и протестам на постановления по делам об административных правонарушениях в случае необходимости не исключается возможность вызова в суд должностных лиц, составивших протокол об административном правонарушении, равно как и должностных лиц, вынесших постановление по делу об административном правонарушении (пункт 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

Что касается утверждения заявителя о том, что оспариваемые законоположения не предусматривают право должностного лица, вынесшего постановление по делу об административном правонарушении, обжаловать решение суда по жалобе на данное постановление, то они не соответствуют действительности. Указанные должностные лица, наряду с лицами, упомянутыми в части 1 статьи 30.1 данного Кодекса, могут обжаловать решение суда по результатам рассмотрения жалобы на вынесенное ими постановление, в том числе в порядке надзора (часть 5 статьи 30.9 и часть 4 статьи 30.12 КоАП Российской Федерации).

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лепина Андрея Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Федеральным законом от 07.02.2017 № 13-ФЗ внесены изменения в статью 13.11 КоАП РФ. Данные изменения вступают в законную силу с 01.07.2017.

Федеральным законом от 07.02.2017 № 13-ФЗ внесены изменения в статью 13.11 КоАП РФ. Данные изменения вступают в законную силу с 01.07.2017.

В настоящей редакции статьи 13.11 КоАП РФ была установлена ответственность лишь за нарушение порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных).

С 01.07.2017 ст.13.11 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за:

обработку персональных данных в случаях, не предусмотренных законодательством Российской Федерации в области персональных данных, либо обработка персональных данных, несовместимая с целями сбора персональных данных, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, —

обработку персональных данных без согласия в письменной форме субъекта персональных данных на обработку его персональных данных в случаях, когда такое согласие должно быть получено в соответствии с законодательством Российской Федерации в области персональных данных, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, либо обработка персональных данных с нарушением установленных законодательством Российской Федерации в области персональных данных требований к составу сведений, включаемых в согласие в письменной форме субъекта персональных данных на обработку его персональных данных,

невыполнение оператором предусмотренной законодательством Российской Федерации в области персональных данных обязанности по опубликованию или обеспечению иным образом неограниченного доступа к документу, определяющему политику оператора в отношении обработки персональных данных, или сведениям о реализуемых требованиях к защите персональных данных,

невыполнение оператором предусмотренной законодательством Российской Федерации в области персональных данных обязанности по предоставлению субъекту персональных данных информации, касающейся обработки его персональных данных,

невыполнение оператором в сроки, установленные законодательством Российской Федерации в области персональных данных, требования субъекта персональных данных или его представителя либо уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных об уточнении персональных данных, их блокировании или уничтожении в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки,

невыполнение оператором при обработке персональных данных без использования средств автоматизации обязанности по соблюдению условий, обеспечивающих в соответствии с законодательством Российской Федерации в области персональных данных сохранность персональных данных при хранении материальных носителей персональных данных и исключающих несанкционированный к ним доступ, если это повлекло неправомерный или случайный доступ к персональным данным, их уничтожение, изменение, блокирование, копирование, предоставление, распространение либо иные неправомерные действия в отношении персональных данных, при отсутствии признаков уголовно наказуемого деяния —

невыполнение оператором, являющимся государственным или муниципальным органом, предусмотренной законодательством Российской Федерации в области персональных данных обязанности по обезличиванию персональных данных либо несоблюдение установленных требований или методов по обезличиванию персональных данных.

Кроме того, составление протоколов по административным делам данной категории с 01.07.2017 отнесено к компетенции должностных лиц Роскомнадзора.

Старший помощник прокурора района Тлеулеева С.Р.

Постановление по ст 1311 коап рф

К делу № 5-721/2015

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

24 декабря 2015 г. г. Ейск

Мировой судья судебного участка № 19 г. Ейска, Краснодарского края, Сушков С.И., рассмотрев поступивший из Ейской межрайонной прокуратуры, административный материал в отношении Севастьяновой В. В., г.р., уроженки г. , зарегистрированной и проживающей по адресу: , по ч. 4 ст. 5.27 КоАП РФ, ранее привлекавшейся к административной ответственности по Постановлению Федеральной службы по труду и занятости государственной инспекции труда в Краснодарском крае № 4-1311-15-СП/0030/37/2 от 02.09.2015 года по ч.1 ст. 5.27 КоАП РФ. Проверив постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, приобщенные другие материалы, рассмотрев ходатайство лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении,

У С Т А Н О В И Л:

Севастьянова В.В., являясь генеральным директором ООО «Ейская Управляющая компания №2», ранее подвергавшаяся административному наказанию за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, вновь допустила аналогичное нарушение законодательства о труде и об охране труда, выразившееся в несвоевременной оплате заработной платы работникам ООО и образованию задолженности перед работниками по заработной плате по состоянию на 29.10.2015 года в сумме 954394,73 рубля.

Согласно поданного суду ходатайства Севастьянова В.В. вину признала, просила рассмотрение дела провести в ее отсутствие.

Согласно ст. 26.1 КоАП РФ при разбирательстве по делу об административном правонарушении выяснению подлежат обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а именно: наличие события административного правонарушения, виновность лица в совершении административного правонарушения, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

В соответствии с ч.1 ст.2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Исследовав и оценив собранные по делу доказательства, мировой судья приходит к выводу о наличии в действиях должностного лица Севастьяновой В.В., состава административного правонарушения, предусмотренного ч.4 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и вина лица по данному правонарушению подтверждается материалами дела.

-постановлением о возбуждении дела об административном производстве от 11.12.2015 года, мировой судья считает, что указанное постановление соответствует требованиям ст. 26.2 КоАП РФ, что с учетом положений ст. 28.4 КоАП РФ, позволяет его использовать в качестве доказательства по делу об административном правонарушении;

-копией постановления № 4-1311-15-СП/0030/37/2 от 02.09.2015 года, которым генеральный директор ООО «Ейская Управляющая компания №2» Севастьянова В.В. привлечена к административной ответственности по ч.1 ст. 5.27 КоАП РФ к наказанию в виде штрафа в размере 1000,00 рублей;

— копией ответа генерального директора ООО « УК-№2 » Севастьяновой В.В. на запрос прокуратуры исх. 725 от 11.12.2015 года;

-копия перечня работников предприятия ООО « УК-№2 » с указанием задолженностей по заработной плате на 03.10.2015 года;

-копией устава ООО « УК-№2 »;

-копией свидетельства о регистрации юридического лица ООО « УК-№2 »;

-копией свидетельства о постановке на учет в налоговый орган юридического лица ООО « УК-№2 »;

-копией приказа №53/1 от 11.04.2013 года о вступлении в должность генерального директора ООО «Ейская Управляющая компания №2» Севастьяновой В.В.;

-копией коллективного договора на 2014-2017 годы от 14.04.2014 года;

-копией Правил внутреннего трудового распорядка ООО « УК-№2 »;

-копией Положения об оплате труда работников ООО « УК-№2 ».

Оснований не доверять всем представленным доказательствам не имеется. При этом суд исходит из презумпции правомерности, добросовестности должностных лиц, выявивших административное правонарушение и лица составившего административный материал.

В силу п.3 ст. 37 Конституции РФ каждый имеет право на вознаграждение за труд.

Согласно ст.2 Трудового Кодекса РФ основными принципами правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений, является право каждого работника на своевременную и в полном объеме выплачиваемую заработную плату.

Статья 22 Трудового Кодекса РФ предусматривается обязанность работодателя соблюдать трудовое законодательство и иные правовые нормативные акты.

В соответствии со ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признаётся противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом установлена административная ответственность.

В соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ «Судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу»

Анализ приведенных доказательств в их совокупности приводит суд к выводу об установлении виновности Севастьяновой В.В. в совершении вменяемого ей административного правонарушения и наличия в ее бездействии состава административного правонарушения, предусмотренного ч.4 ст. 5.27 КоАП РФ – совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение.

Севастьянова В.В. в ходатайстве вину во вменяемом ей правонарушении признает в полном объеме.

Процессуальных нарушений при составлении письменных доказательств, которые послужили бы основанием к прекращению производства по делу не допущено. Письменные доказательства являются допустимыми и могут быть положены в основу вынесенного постановления.

В связи с приведенным выше, имеются основания для привлечения должностное лицо Севастьянову В.В. к административной ответственности, предусмотренной ч. 4 ст. 5.27 КоАП РФ и назначения ей административного наказания.

При назначении наказания в соответствии со ст.4.1 КоАП РФ суд руководствуется общими правилами назначения административного наказания.

Учитывая установленные в суде фактические обстоятельства дела, личность правонарушителя, с мягчающие вину обстоятельства в соответствии со ст. 4.2 КоАП РФ установлены признание вины , отягчающих вину обстоятельств в соответствии со ст. 4.3 КоАП РФ не установлено .

Р уководствуясь ст. ст. 4.1, 4.2 , 4.3 , ч.4 ст.5.27, 26.2, 28.2 , 29.9 КоАП РФ, мировой судья,

П О С Т А Н О В И Л :

Признать генерального директора ООО «Ейская Управляющая компания №2» Севастьянову В.В. зарегистрированную и проживающую по адресу: Краснодарский край, г. по ч. 4 ст. 5.27 КоАП РФ, виновной в совершение правонарушения, предусмотренного ч.4 ст.5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, назначить ей административное наказание в виде административного штрафа в размере 15000 (пятнадцать тысяч) рублей 00 копеек в доход бюджета.

Копию постановления направить в Ейскую межрайонную прокуратуру – для сведения.

Постановление может быть обжаловано в Ейский городской суд в течение 10 суток с момента его получения через мирового судью судебного участка № 19 г. Ейска, Краснодарского края.

Статья 7.12. Нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав

СТ 7.12 КоАП РФ

1. Ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода в случаях, если экземпляры произведений или фонограмм являются контрафактными в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и смежных правах либо на экземплярах произведений или фонограмм указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав, а равно иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 14.33 настоящего Кодекса, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения.

2. Незаконное использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 14.33 настоящего Кодекса, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели либо промышленного образца до официального опубликования сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей.

Комментарий к Ст. 7.12 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Объектом правонарушения являются отношения в области охраны интеллектуальной собственности.

Предметом правонарушения выступают объекты авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав.

Примерный перечень объектов авторского права определен в ст. 1259 ГК РФ, а исчерпывающий перечень объектов смежных прав — в ст. 1304 ГК РФ. К объектам изобретательских и патентных прав относятся результаты интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, отвечающие установленным ГК РФ требованиям к изобретениям и полезным моделям, и результаты интеллектуальной деятельности в сфере художественного конструирования, отвечающие установленным ГК РФ требованиям к промышленным образцам.

На изобретения, содержащие сведения, составляющие государственную тайну (секретные изобретения), положения ГК РФ распространяются, если иное не предусмотрено специальными правилами ст. ст. 1401 — 1405 ГК РФ и изданными в соответствии с ними иными правовыми актами.

Полезным моделям и промышленным образцам, содержащим сведения, составляющие государственную тайну, правовая охрана в соответствии с ГК РФ не предоставляется.

Не могут быть объектами патентных прав: способы клонирования человека; способы модификации генетической целостности клеток зародышевой линии человека; использование человеческих эмбрионов в промышленных и коммерческих целях; иные решения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали.

Для практики применения норм комментируемой статьи важное значение имеет Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.04.2007 N 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака», которое разъясняет такие понятия, как экземпляр произведения, контрафактные экземпляры, приобретение, хранение контрафактной продукции и т.п.

Гражданско-правовая ответственность за использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без согласия правообладателя регламентируется ст. ст. 1253, 1301, 1311, 1472, 1515, 1537 ГК РФ.

2. Объективная сторона правонарушения выражается в действиях граждан, должностных лиц, юридических лиц, незаконно использующих произведения или фонограммы (ввоз, вывоз, сдача в прокат или иное незаконное использование), которые являются контрафактными либо на них указана ложная информация об их изготовителях, месте их производства, обладателях авторских и смежных прав, а равно иным образом нарушающие авторские и смежные права в целях извлечения доходов, а также незаконно использующих изобретения, полезные модели либо промышленные образцы до официального опубликования сведений о них, присваивающих авторство или принуждающих к соавторству.

3. Субъективная сторона правонарушения характеризуется прямым умыслом и обязательным наличием цели — извлечение дохода.

4. Субъектами правонарушения являются граждане, должностные лица, юридические лица. Авторские и смежные права, изобретательские и патентные права иностранных физических и юридических лиц признаются на территории Российской Федерации в соответствии с международными договорами РФ.

5. Административное наказание по ч. 1 комментируемой статьи включает обязательную конфискацию контрафактных экземпляров произведений или фонограмм.

6. Санкции, предусмотренные ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи, применяются с учетом ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ.

7. Протоколы об административных правонарушениях составляют должностные лица органов внутренних дел (полиции) (п. 1 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ), кроме этого, по ч. 1 данной статьи — должностные лица таможенных органов (п. 12 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ), а по ч. 2 — должностные лица органов, уполномоченных в области защиты патентных прав (п. п. 58, 75 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ).

8. Дела об административных правонарушениях по анализируемой статье рассматриваются судьями (ч. 1 ст. 23.1 КоАП РФ).

Вопросы ответственности за нарушение авторских и смежных прав в Российской Федерации

(Еременко В. И.) («Законодательство и экономика», 2011, N 8) Текст документа

ВОПРОСЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ АВТОРСКИХ И СМЕЖНЫХ ПРАВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Статья доктора юридических наук, начальника отдела права Евразийского патентного ведомства В. И. Еременко посвящена комплексу вопросов гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав. Автор также анализирует некоторые решения высших судебных органов страны в указанной сфере.

В ранее действовавшем Законе РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» за незаконное использование произведений или объектов смежных прав либо иное нарушение предусматривалась гражданско-правовая, административная и уголовная ответственность (ст. 48). Гражданский кодекс РФ, являясь сугубо цивилистическим актом, упоминает в статьях 1250, 1253, 1301, 1311 способы защиты, в том числе меры ответственности гражданско-правового характера. Вместе с тем целесообразно рассмотреть в настоящей статье также иные виды ответственности за нарушения в сфере авторских и смежных прав: административную и уголовную.

Способы защиты гражданских прав закреплены в статье 12 ГК РФ, в которой изложен примерный перечень таких способов, в том числе признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, самозащита права, возмещение убытков, компенсация морального вреда. С принятием части четвертой ГК РФ упомянутый выше перечень дополнен тремя новыми способами защиты интеллектуальных прав: публикация решения суда о допущенном нарушении, выплата компенсации за нарушение исключительного права вместо возмещения убытков, изъятие из оборота и уничтожение некоторых видов имущества. Статья 1251 ГК РФ посвящена защите личных неимущественных прав автора. Так, в соответствии с пунктом 1 данной статьи в случае нарушения личных неимущественных прав автора их защита осуществляется, в частности, путем признания права, восстановления положения, существующего до нарушения права, пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, компенсации морального вреда , публикации решения суда о допущенном нарушении. ——————————— В соответствии с пунктом 3 ст. 49 Закона об авторском праве возмещение морального вреда допускалось в случае нарушения как личных неимущественных, так и имущественных прав авторов. В части четвертой ГК РФ отсутствует норма о возмещении вреда в случае нарушения исключительного права на произведение или объект смежных прав.

Согласно пункту 2 данной статьи режим защиты личных неимущественных прав применяется также к защите прав лиц, организовавших создание сложного объекта, издателей энциклопедий, сборников научных трудов, газет, журналов и других периодических изданий; изготовителей аудиовизуальных произведений; работодателей, которым принадлежит только право использования служебного произведения; изготовителей фонограмм; изготовителей баз данных; публикаторов. В литературе упомянутые выше права предложено называть квазиличными неимущественными правами, а также сделан логичный вывод: наследники и иные правопреемники авторов (и других указанных выше лиц) не имеют права требовать публикации решения суда о нарушениях личных неимущественных прав . ——————————— Гаврилов Э. П. Публикация решения суда о нарушении интеллектуальных прав // Патенты и лицензии. 2011. N 1. С. 26.

Следует полагать, что положение о квазиличных неимущественных правах распространяется также на исполнителей, поскольку они согласно статье 1315 ГК РФ обладают правом авторства, правом на имя и правом на неприкосновенность исполнения. Единственными в сфере гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительного права на произведения и объекты смежных прав являются соответственно статьи 1301 и 1311 ГК РФ. Однако ограничиться только их анализом не представляется возможным. Для полноты исследования необходимо привлечь общие нормы о способах защиты гражданских прав, о внедоговорной (деликтной) ответственности, а также соответствующие общие положения главы 69 ГК РФ. Ответственность за нарушение исключительного права на произведение или объект смежных прав (зачастую применяется термин «контрафакция») является одним из видов гражданско-правовой, деликтной (т. е. внедоговорной или ответственности за причинение вреда) ответственности. Для наступления деликтной ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего следующие основания (условия): причинение вреда, противоправность поведения правонарушителя (делинквента), наличие причинной связи между противоправным поведением и причиненным вредом, вина правонарушителя (делинквента). Указанные основания (условия) считаются общими и установлены в статье 1064 ГК РФ (глава 59 «Обязательства вследствие причинения вреда»). Так, согласно пункту 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившем вред. Данная норма — специальная по отношению к общей норме пункта 1 ст. 15 ГК РФ. В общей норме статьи 15 установлена диспозиция, согласно которой законом или соглашением сторон может быть ограничен размер подлежащих возмещению убытков. В случае, указанном в пункте 1 ст. 1064 ГК РФ, требование императивно: вред должен быть возмещен в полном объеме. Более того, допускается увеличение объема ответственности на основании закона либо соглашения сторон. Указанная норма представляет собой исключение из общего принципа компенсаторной направленности гражданско-правовой ответственности. Правило полного возмещения вреда предполагает компенсацию не только имущественного, но и в случаях, предусмотренных законом, морального вреда (ст. ст. 151, 1099 — 1101 ГК РФ). Вред возмещается либо в натуре (например, предоставляется вещь того же рода и качества), либо в виде возмещения убытков, состоящих как из реального ущерба, так и из упущенной выгоды (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а под убытками — неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. Убытки в форме упущенной выгоды наиболее распространены в рассматриваемой сфере, поскольку нарушается прежде всего монопольное положение правообладателя на рынке вследствие появления на нем контрафактной продукции. Вопрос об исчислении размера убытков, учитывая особенности объекта нарушения как нематериальной категории, — один из самых сложных в делах о контрафакции. Поэтому возмещение убытков представляет собой самый важный и трудоемкий по реализации способ защиты исключительного права на произведение или объект смежных прав. В статье 1252 ГК РФ предусмотрены способы защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, изложенные в виде примерного перечня. Так, защита исключительных прав осуществляется, в частности, путем предъявления требования: — о признании права — к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя; — о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним; — о возмещении убытков — к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб; — об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 5 настоящей статьи — к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю; — о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя — к нарушителю исключительного права. В пункте 5 данной статьи законодателем допущена техническая ошибка, поскольку об изъятии материального носителя речь идет в пункте 4 настоящей статьи, а в пункте 5 указано об изъятии из оборота оборудования, прочих устройств и материалов, что также представляет собой способ защиты исключительного права на произведение или объект смежных прав. В соответствии с пунктом 3 ст. 1250 ГК РФ публикация решения суда о допущенном нарушении и пресечении действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляется независимо от вины нарушителя и за его счет. Следует особо рассмотреть вопрос о такой мере защиты, как публикация решения суда о допущенном нарушении исключительного права на произведение или объект смежных прав. О возможности применения судом такой меры защиты личных неимущественных прав автора указывалось ранее при анализе статьи 1251 ГК РФ. В отношении исключительного права на произведение или объект смежных прав дать однозначный ответ не представляется возможным по ряду причин. Прежде всего обращает на себя внимание правовая неопределенность, допущенная разработчиками части четвертой ГК РФ при составлении общих (глава 69) и специальных положений, закрепленных в ее отдельных главах, по рассматриваемому вопросу. С одной стороны, согласно подпункту 5 п. 1 ст. 1252 ГК РФ публикация решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя должна применяться к нарушителям исключительных прав на все результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. С другой стороны, только в статьях 1407 (глава 72 «Патентное право») и 1447 (глава 73 «Право на селекционное достижение») предусмотрена такая мера защиты интеллектуальных прав, как публикация решения суда о допущенном нарушении. Кроме того, в отличие от статьи 46 ранее действовавшего Закона РФ от 23 сентября 1992 г. N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», где такая мера была предусмотрена в отношении незаконного использования товарного знака и наименования места происхождения товара, в статьях 1515 и 1537 ГК РФ, посвященных ответственности за незаконное использование товарного знака и наименования места происхождения товара, отсутствуют нормы о публикации решения суда о нарушении исключительного права. Положение осложняется еще и тем, что по данному вопросу нет соответствующего решения высших судебных органов страны. В сложившейся ситуации нет единства и в доктрине. В одних литературных источниках этот вопрос не затрагивается, в других — утверждается без должного обоснования, что требование о публикации решения суда о допущенном нарушении может быть предъявлено к любому нарушителю исключительного права в целях защиты авторских и смежных прав . ——————————— Близнец И. А., Леонтьев К. Б. Авторское право и смежные права: Учебник / Под ред. И. А. Близнеца. М.: Проспект, 2011. С. 221 — 223.

Наиболее близка к реальному положению дел точка зрения Э. П. Гаврилова, согласно которой публикация решения суда о допущенном нарушении интеллектуальных прав является специальным способом защиты гражданских прав. Она не указана в статье 12 ГК РФ, поэтому этот способ защиты может применяться только в случаях, подпадающих под указанные выше статьи (ст. 1251 о защите личных неимущественных прав; ст. 1252 о защите исключительных прав; ст. 1407 о защите патентных прав; ст. 1447 о защите прав на селекционные достижения) . ——————————— Гаврилов Э. П. Указ. соч. С. 27.

В подпункте 3 п. 1 ст. 1252 ГК РФ предписано, что требование о возмещении убытков может быть предъявлено к лицу, неправомерно использовавшему результаты интеллектуальной деятельности без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб. Пример последнего правонарушения приведен в пункте 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г. N 15 «О вопросах, возникающих у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах»: «Экземпляры произведений и фонограмм, изготовленные и (или) распространенные с нарушением существенных условий договора о передаче исключительных прав, являются контрафактными. В частности, если произведение превышает тираж, предусмотренный в договоре, то превышение тиража следует рассматривать как нарушение авторских и смежных прав. Контрафактными являются и экземпляры произведений и объектов смежных прав, в которых наряду с правомерно используемыми объектами авторского права и смежных прав используются неправомерно воспроизведенные (например, глава в книге, рассказ или статья в сборнике либо фонограмма на любом материальном носителе)» . ——————————— Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 8.

Согласно пункту 3 ст. 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права, которая подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Кроме того, компенсация определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. При этом правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом. Применительно к авторским и смежным правам упомянутые выше общие нормы пункта 3 ст. 1252 детализированы соответственно в статьях 1301 и 1311 ГК РФ, которые текстуально практически совпадают. Так, в случае нарушения исключительного права на произведение (объект смежных прав) автор или иной правообладатель (обладатель исключительного права) наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных Кодексом (ст. ст. 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 ст. 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: — в размере от 10 тыс. до 5 млн. руб., определяемой по усмотрению суда; — в двукратном размере стоимости экземпляров произведения (фонограммы) или двукратном размере стоимости права использования произведения (объекта смежных прав), определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения (такого объекта). Как следует из вышеизложенного, право выбора способов взыскания компенсации принадлежит автору или правообладателю. Размер компенсации определяется по судейскому усмотрению только тогда, когда автором (правообладателем) заявлено требование о ее выплате в установленных законом пределах (т. е. в виде фиксированной суммы). В доктрине существуют несколько точек зрения относительно правовой природы компенсации. В частности, высказывается предложение рассматривать компенсацию в качестве законной неустойки. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в пункте 14 информационного письма от 13 декабря 2007 г. N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» высказался по поводу компенсации за нарушение товарного знака. Следует полагать, что указанная позиция ВАС РФ имеет силу и в отношении компенсации за нарушение авторских и смежных прав. По мнению Президиума ВАС РФ, суд не вправе (со ссылкой на положения статьи 333 ГК РФ) уменьшить размер взыскиваемой суммы компенсации ниже минимального, поскольку обязательство нарушителя исключительных прав по выплате компенсации вместо возмещения убытков не является неустойкой. При этом статья 333 не может быть применена и по аналогии, поскольку в силу пункта 1 ст. 6 ГК РФ аналогия закона применяется, если соответствующие отношения не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применяемый к ним обычай делового оборота; в данном же случае существует специальное регулирование. ——————————— Вестник ВАС РФ. 2008. N 2.

В совместном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» изложены некоторые условия применения статей 1301 и 1311 о взыскании компенсации. Так, несмотря на то что размер, подлежащий взысканию компенсации, которая носит имущественный характер, определяется по усмотрению суда (абзац второй ст. 1301, абзац второй ст. 1311), в исковом заявлении должна быть указана цена иска в твердой валюте, в противном случае суд выносит определение об оставлении соответствующего заявления без движения (п. 43.1 Постановления N 5/29). ——————————— Российская газета. 2009. 22 апреля.

Согласно пункту 43.2 Постановления N 5/29 компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков. В соответствии с пунктом 43.3 Постановления N 5/29 при определении размера компенсации, который должен быть обоснован, суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения. Как следует из вышеизложенного, данный пункт Постановления N 5/29 дополняет положение пункта 3 ст. 1252 ГК РФ, что компенсация определяется в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Кроме того, в соответствии с содержанием данного пункта высшие судебные органы руководствуются компенсаторным принципом гражданско-правовой ответственности, основное назначение которой состоит в восполнении негативных последствий нарушения. В абзаце первом п. 43.3 Постановления N 5/29 определены особенности рассмотрения дела о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. руб.: «Суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311». Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения (п. 43.4 Постановления N 5/29). Как следует из вышеизложенного, суд может уменьшить заявленный автором (правообладателем) размер компенсации только в случае ее фиксированных сумм. Высшие судебные органы не сформулировали свою позицию относительно уменьшения размера компенсации при ее взыскании в двукратном размере стоимости экземпляров произведения либо стоимости права использования произведения в случае очевидного несоответствия размеров заявленной компенсации негативным последствиям правонарушения. Материалы судебной практики свидетельствуют о проблемах с применением положений о взыскании компенсации за нарушение авторских и смежных прав, возникающих при буквальном применении положений пункта 3 ст. 1252, статей 1301 и 1311 ГК РФ, многие из которых не затронуты в Постановлении N 5/29. В целом можно отметить отсутствие единых подходов в судебной практике к определению размера компенсации. С одной стороны, наблюдается неоправданное снижение размера взыскиваемой компенсации, а с другой — возникают проблемы в связи с существенным размером компенсации, который может превосходить размер причиненных убытков, что противоречит компенсаторному характеру внедоговорной гражданско-правовой ответственности. В юридической литературе в связи с этим на основании анализа соответствующих судебных решений справедливо отмечается: завышенный размер компенсации возможен как при истребовании фиксированных размеров компенсации (при совместном толковании пункта 3 ст. 1252, статей 1301 и 1311 ГК РФ), так и при взыскании компенсации в двукратном размере стоимости экземпляров или права использования . ——————————— Ситдикова Р. Определение размера компенсации при рассмотрении споров о нарушении авторских и смежных прав // ИС. Авторское право. 2009. N 11. С. 40 — 49.

Сказанное выше дает основание утверждать, что при нынешнем состоянии правового регулирования и судебной практики компенсация представляет собой специальную меру гражданско-правовой ответственности, во многих случаях с элементами штрафного характера. Показательным в этом отношении является Постановление Президиума ВАС РФ от 30 ноября 2010 г. N 10521/10 о пересмотре в порядке надзора Постановления ФАС Центрального округа от 21.06.2010 по делу N А23-4426/09Г-20-238 Арбитражного суда Калужской области . Суть указанного дела вкратце состоит в следующем. Правообладатель (ООО) обратился с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании 200000 руб. компенсации за незаконное использование 20 музыкальных произведений и фонограмм автора-исполнителя Воробьева Михаила Владимировича (Михаила Круга), содержащихся на компакт-диске формата MP3 «Лучшее. Михаил Круг MP3», продажу которого осуществил ответчик. ——————————— Вестник ВАС РФ. 2011. N 2.

Решением Арбитражного суда Калужской области от 8 декабря 2009 г. исковое требование было удовлетворено, а Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 марта 2010 г. решение суда первой инстанции было оставлено без изменения. Однако ФАС Центрального округа Постановлением от 21 июня 2010 г. упомянутые выше решение и Постановление изменил: с ответчика взыскана компенсация за нарушение исключительных прав правообладателя в сумме 10000 руб., поскольку по заключению кассационной инстанции упомянутый выше компакт-диск был признан новым единым сложным самостоятельным произведением. Этот вывод суда кассационной инстанции, по мнению Президиума ВАС РФ, не соответствует пункту 1 ст. 1240 ГК РФ, содержащему исчерпывающий перечень сложных объектов, а компакт-диск, содержащий музыкальные произведения и фонограммы, представляет собой материальный носитель для их воспроизведения и не является самостоятельным объектом авторского права. Отменяя постановление суда кассационной инстанции и оставляя без изменения решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, Президиум ВАС РФ указал: суд кассационной инстанции взыскал компенсацию за нарушение исключительных прав в размере ниже низшего предела, установленного пунктом 3 ст. 1252, статьями 1301 и 1311 ГК РФ, что не соответствует разъяснениям, содержащимся в пункте 43.3 Постановления N 5/29. Пункт 3 ст. 1252 допускает довольно-таки странную альтернативу: «Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом». В Постановлении N 5/29 отсутствует толкование первой части данной альтернативы, в результате чего нет анализа ситуации, когда правонарушение характеризуется незаконным использованием одного компакт-диска, на котором записано несколько произведений и фонограмм. Такой анализ отсутствует и в Постановлении Президиума ВАС РФ от 30 ноября 2010 г., имеется только констатация факта, что правообладатель требовал взыскания компенсации за каждый случай неправомерного использования произведений, при этом суд вопрос о возможности взыскания компенсации за правонарушение в целом не рассматривал. Подобная отстраненная позиция высших судебных органов способствует имитации борьбы с пиратством, поскольку вся карательная мощь экономических санкций (200000 руб. за компакт-диск, лицензионная цена которого составляет 200 руб.) перекладывается на розничных торговцев — индивидуальных предпринимателей, не затрагивая интересы крупных изготовителей контрафактной продукции, производство которой зачастую осуществляется на закрытых предприятиях. В статьях 1302 и 1312 ГК РФ предусмотрены обеспечительные меры, которые могут быть приняты по делам о нарушении авторских и смежных прав. Так, согласно пункту 1 ст. 1302 суд может запретить ответчику или лицу, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно является нарушителем авторских прав, совершать определенные действия (изготовление, воспроизведение, продажу, сдачу в прокат, импорт либо иное предусмотренное настоящим Кодексом использование, а также транспортировку, хранение или владение) в целях введения в гражданский оборот предположительно контрафактных экземпляров произведения. Данная норма сформулирована не вполне корректно, поскольку указанная в ней цель («введение в гражданский оборот») не может относиться к конкретным видам введения в гражданский оборот, указанным в данной норме (продажа, сдача в прокат). В пункте 44 Постановления N 5/29 предписано: порядок принятия обеспечительных мер определяется соответствующим процессуальным законодательством. Кроме того, в данном пункте имеется указание: перечень, содержащийся в статье 1302 ГК РФ, не является исчерпывающим; в связи с этим возможно применение обеспечительных мер в виде запрета лицу на опубликование произведения или на его распространение до разрешения спора об авторстве этого произведения. В данном пункте сравниваются разнородные понятия, поскольку опубликование как разновидность обнародования произведения является личным неимущественным правом автора, которое по определению не может состоять в перечне, содержащемся в статье 1302 ГК РФ, представляющем собой примерный перечень исключительных имущественных прав автора. Вместе с тем ценность рассматриваемого пункта заключается в том, что обеспечительные меры могут применяться и в отношении личных неимущественных прав автора в сочетании с его исключительными имущественными правами. Согласно пункту 2 ст. 1302 ГК РФ суд может наложить арест на все предположительно контрафактные экземпляры произведения, а также материалы и оборудование, используемые или предназначенные для их изготовления или воспроизведения. Кроме того, при наличии достаточных данных о нарушении авторских прав органы дознания или следствия обязаны принимать меры для розыска и наложения ареста на эти экземпляры произведения, а также на материалы и оборудование, используемые для изготовления или воспроизведения указанных экземпляров произведения, включая в необходимых случаях меры по их изъятию и передаче на ответственное хранение. ——————————— Здесь законодателем допущена неточность, так как в соответствии с пунктом 2 ст. 1270 ГК РФ термины «изготовление» и «воспроизведение» являются синонимами.

В соответствии со статьей 1312 ГК РФ в целях обеспечения иска по делам о нарушении смежных прав к ответчику или к лицу, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно является нарушителем смежных прав, а также к объектам предположительно контрафактных смежных прав соответственно применяются меры, предусмотренные статьей 1302 Кодекса. Одним из нововведений части четвертой ГК РФ является ответственность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за неоднократное или грубое нарушение исключительных прав согласно статье 1253 ГК РФ, выражающееся в ликвидации такого юридического лица или прекращении деятельности гражданина в качестве индивидуального предпринимателя. Данные меры носят карательный публично-правовой характер и не имеют ничего общего с компенсаторными восстановительными мерами гражданско-правовой ответственности. В статьях 1299 и 1309 ГК РФ предусмотрены технические средства защиты авторских и смежных прав (любые технологии, технические устройства или их компоненты, контролирующие доступ к произведению (объекту смежных прав), предотвращающие либо ограничивающие осуществление действий, которые не разрешены автором (правообладателем) в отношении произведения (такого объекта). В случае нарушения указанных выше технических средств защиты (в частности, устранение ограничений использования произведения (объекта смежных прав), установленных путем применения технических средств защиты) на правонарушителя возлагаются меры гражданско-правовой ответственности (возмещение убытков или выплата компенсации), сходные с применяемыми в отношении нарушителя исключительного права на произведение или объект смежных прав. Такие же меры гражданско-правовой ответственности предусмотрены за правонарушения в отношении информации об авторском праве (ст. 1300 ГК РФ) и в отношении информации о смежных правах (ст. 1310 ГК РФ). Нормы о технических средствах защиты авторского и смежных прав и информации об авторском и смежных правах были включены в 2004 г. в ранее действовавший Закон об авторском праве (ст. ст. 48.1 и 48.2) под воздействием соответствующих положений Договора ВОИС 1996 г. по авторскому праву (ст. ст. 11 и 12) и Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам (ст. ст. 18 и 19).

За нарушение авторских и смежных прав к правонарушителям могут быть применены меры административной или уголовной ответственности, которые входят в сферу публичного права. Вследствие этого обстоятельства административная и уголовная ответственность (в отличие от статьи 48 ранее действовавшего Закона об авторском праве) не упоминаются в части четвертой ГК РФ. В соответствии с частью 1 ст. 7.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях нарушением авторских и смежных прав признаются: — ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода, если экземпляры произведений или фонограмм являются контрафактными в соответствии с законодательством Российской Федерац ии об авторском и смежных правах либо на экземплярах произведений или фонограмм указана ложная информация об их изготовителях, месте их производства, а также обладателях авторских и смежных прав; — иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 ст. 14.33 Кодекса. В части 2 ст. 14.33 КоАП РФ предусмотрены более жесткие административные наказания за недобросовестную конкуренцию, выразившуюся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации. Как следует из вышеизложенного, диспозиция данной статьи содержит две бланкетные нормы, отсылающие в первом случае к части четвертой ГК РФ («иное незаконное использование»), а во втором случае — к иным нарушениям авторских и смежных прав, которые в КоАП РФ исчерпаны частью 2 ст. 14.33, являющейся исключением из данных случаев. Перечень способов использования (в том числе незаконного) произведения (ст. 1270 ГК РФ) является примерным, что не исключает широкое судейское усмотрение при рассмотрении данной категории дел. Субъективная сторона административного правонарушения, предусмотренного частью 1 ст. 17.12 КоАП РФ, характеризуется умыслом и наличием цели — извлечения дохода. Административное наказание по данной статье включает административный штраф (основное наказание) и конфискацию (дополнительное наказание). Совершение административного правонарушения влечет за собой наложение административного штрафа: на граждан — от 1500 до 2000 руб.; на должностных лиц — от 10000 до 20000 руб.; на юридических лиц — от 30000 до 40000 руб. Кроме того, подлежат обязательной конфискации контрафактные экземпляры произведений и фонограмм, а также материалы и оборудование, используемые для их воспроизведения, и иные орудия совершения административного правонарушения. В соответствии со статьей 32.4 КоАП РФ конфискованные экземпляры произведений и фонограмм, материалы и оборудование, используемые для их воспроизведения, и иные орудия совершения административного правонарушения, предусмотренного частью 1 ст. 7.12 Кодекса, подлежат уничтожению, за исключением случаев передачи конфискованных экземпляров произведений или фонограмм обладателю авторских или смежных прав по его просьбе. Упомянутая выше норма соответствует норме о конфискации контрафактных экземпляров или фонограмм, предусмотренной в статье 49.1 ранее действовавшего Закона об авторском праве. В настоящее время такого соответствия между нормами ГК РФ и КоАП РФ о конфискации не наблюдается. Как указывалось ранее, контрафактные материальные носители по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, а оборудование, прочие устройства и материалы, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав, по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации (п. п. 4 и 5 ст. 1252 ГК РФ). Как образно отмечает Э. П. Гаврилов, нельзя не восхищаться элегантностью этой нормы, в которой термин «конфискация» отсутствует, но по сути дела речь идет, конечно, о ней . В данном случае речь идет о комментарии нормы пункта 4 ст. 1252 ГК РФ, однако все доводы и положения этого комментария применимы и к пункту 5 данной статьи. ——————————— Гаврилов Э. П., Еременко В. И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009. С. 160, 161.

Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав предусмотрена статьей 146 УК РФ. В соответствии с частью 1 данной статьи присвоение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю, наказывается штрафом в размере до 200000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев. Данный состав преступления является материальным, поскольку обязательным его признаком является крупный ущерб, с которым связан момент окончания преступления. Часть 1 ст. 146 УК РФ охватывает только один вид личных неимущественных прав — право авторства. Понятие «крупный ущерб» не определено в законе, оно является оценочным и в каждом конкретном случае должно устанавливаться судом. В пункте 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. N 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» разъяснено: суды при установлении крупного ущерба должны исходить из обстоятельств каждого конкретного дела, например из наличия и размера реального ущерба, размера упущенной выгоды, размера доходов, полученных лицом в результате нарушения им прав на результаты интеллектуальной деятельности. ——————————— Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 7.

В пункте 3 Постановления N 14 указано: при установлении факта нарушения авторских прав путем присвоения авторства (плагиата) суду надлежит иметь в виду, что указанное деяние может состоять, в частности, в объявлении себя автором чужого произведения, выпуске чужого произведения (в полном объеме или частично) под своим именем, издании под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другими лицами, без указания их имени. Два остальных состава преступления, установленных в частях 2 и 3 ст. 146 УК РФ, являются формальными, поскольку в них предусмотрен такой конкретный признак, как совершение преступления соответственно в «крупном размере» и «в особо крупном размере» . ——————————— В соответствии с примечанием к данной статье деяния, предусмотренные в ней, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышает 50000 руб., а в особо крупном размере — 250000 руб.

Согласно части 2 ст. 146 УК РФ незаконное использование объектов авторского или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, наказываются штрафом в размере до 200000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо лишением свободы на срок до двух лет. Уголовная ответственность за нарушение исключительных имущественных авторских и смежных прав дифференцирована, поскольку в части 3 ст. 146 УК РФ указаны три квалифицирующих признака: совершение деяния, предусмотренного частью второй настоящей статьи, либо группой лиц по предварительному сговору, либо в особо крупном размере, либо лицом с использованием своего служебного положения. По части 3 данной статьи могут быть назначены следующие санкции: лишение свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до 500000 руб. или заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового. Как следует из вышеизложенного, максимальная уголовная санкция за квалифицированные виды преступлений — лишение свободы на срок до шести лет, что дает основание для их отнесения к разряду тяжких преступлений со всеми вытекающими из этого обстоятельства правовыми последствиями. В заключение целесообразно рассмотреть важную проблему, связанную с уголовной ответственностью за нарушение авторских и смежных прав, которая возникла с принятием части четвертой ГК РФ. Отличающийся от мировой практики подход к перечню контрафактных действий в российском гражданском законодательстве (речь идет о примерном перечне действий по использованию произведения согласно пункту 2 ст. 1270 ГК РФ) чреват серьезными осложнениями, особенно в сфере уголовной ответственности за контрафакцию . ——————————— В ранее действовавшем Законе об авторском праве (п. п. 2 и 2.1 ст. 16) перечень способов использования произведений, которые охватываются авторским правом, является исчерпывающим, т. е. закрытым. В отличие от исключительного права на произведение (п. 2 ст. 1270 ГК РФ) в отношении исключительного права на исполнение (п. 2 ст. 1317 ГК РФ) и исключительного права на фонограмму (п. 2 ст. 1324 ГК РФ) предусмотрены закрытые (исчерпывающие) перечни способов использования.

Указанное опасение подтверждается разъяснениями, данными судам Пленумом Верховного Суда РФ в пункте 4 Постановления от 26 апреля 2007 г. N 14: «Устанавливая факт незаконного использования объектов авторских и смежных прав, суд должен выяснить и указать в приговоре, какими именно действиями были нарушены права авторов произведений, их наследников, исполнителей, производителей фонограмм, организаций кабельного и эфирного вещания, а также иных обладателей этих прав. Такими действиями могут являться совершаемые без согласия автора или обладателя смежных прав воспроизведение (изготовление одного или нескольких экземпляров произведения либо его части в любой материальной форме, в том числе запись произведения или фонограммы в память ЭВМ, на жесткий диск компьютера), продажа, сдача в прокат экземпляров произведений или фонограмм, публичный показ или публичное исполнение произведения, обнародование произведений, фонограмм, исполнений, постановок для всеобщего сведения посредством их передач по радио или телевидению (передача в эфир), распространение в сети Интернет, перевод произведения, его переработка, переработка фонограммы, модификация программы для ЭВМ или базы данных, а также иные действия (выделено мной. — В. Е.), совершенные без оформления в соответствии с законом договора либо соглашения». Использование в упомянутом выше перечне способов использования произведений и объектов смежных прав слов «а также иные действия» означает, что Пленум Верховного Суда РФ согласен с примерным (открытым) перечнем контрафактных действий в сфере уголовной ответственности за нарушение исключительных имущественных авторских и смежных прав, что открывает возможность привлечения к уголовной ответственности за деяния, которые непосредственно не указаны в Законе, что грубо нарушает принципы наступления уголовной ответственности.

Гаврилов Э. П. Публикация решения суда о нарушении интеллектуальных прав // Патенты и лицензии. 2011. N 1. Гаврилов Э. П., Еременко В. И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009. Близнец И. А., Леонтьев К. Б. Авторское право и смежные права: Учебник / Под ред. И. А. Близнеца. М.: Проспект, 2011. Ситдикова Р. Определение размера компенсации при рассмотрении споров о нарушении авторских и смежных прав // ИС. Авторское право. 2009. N 11.