Подать в суд в черногории

Рубрики Вопрос юристу

Осторожно: Черногория!


Что такое Черногория, сегодня россиянам объяснять не надо. За последние десять лет в этой крошечной стране с потрясающими пейзажами, растянувшейся вдоль Адриатического побережья, наших соотечественников побывало едва ли не больше всех. В основном они приезжают для кратковременного отдыха. Однако есть немало и таких, кто облюбовал эти места с дальним прицелом и приобрел местную недвижимость, чтобы в любое время можно было отправить сюда для оздоровления родителей-пенсионеров с детьми, ну и, разумеется, приехать самим. Благо, квартирка, как и домик в деревне, здесь стоит значительно дешевле, чем, например, в Москве или Сочи, поэтому позволить себе кусочек рая на этой земле могут не только олигархи.

Здорово, да? Однако, как оказалось, не все так просто. Если прибывающие на отдых «набегами», не получив удовлетворения, могут в следующий раз объехать Черногорию стороной, то для рискнувших вложить свои кровные в покупку недвижимости этот разрекламированный рай зачастую превращается в ад. Причем – на многие годы.

Вот одна из множества таких показательно-вопиющих историй, на фоне которых даже Россия с ее коррупцией, кажется, выглядит не так уж и плохо.

Мило Джуканович не управляет страной?

«Наша семья шесть лет назад купила в районе Поди, пригороде Герцег Нови, небольшой домик с мансардой и террасой — 80 квадратов, двор с садиком в две сотки — киви, виноград, цитрусовые деревья, — рассказывает москвич Александр. — Мы не могли нарадоваться, глядя, как хорошо здесь нашим внукам после холодной Москвы».

Однако, как говорится, недолго музыка играла. Через год в полуметре от ограды соседи «навесили» над этой пасторалью огромный, под десять метров в высоту, трехэтажный дворец, «утопив» ее в глубокой тени. При этом никакого разрешения на строительство у них не было. Да и не могло быть – по черногорскому закону расстояние от соседней ограды до дома должно составлять не менее двух с половиной метров.

«Мы обратились в общину Герцег Нови, за защитой: ведь дом без солнца «съедает» плесень – это знает каждый черногорец, — говорит Александр. — Инспекция приняла решение о запрете строительства и сносе здания – так велит закон. Однако оказалось, что никто и не собирался его выполнять. Объяснение было примитивным, как двери в коровнике: мол, техника для сноса должна приехать из горных районов Черногории, а там скользкая дорога».

Не дождавшись, пока в горах Черногории растает снег и подсохнут дороги, москвичи обратились в прокуратуру. Почти два года потребовалось местным прокуратуре и суду, чтобы рассмотреть это «архисложное» уголовное дело и осудить нарушителей – им выписали смешной штраф в сотню евро.

Думаете, после этого местная власть во главе с мэром общины Деяном Мандичем кинулась выполнять решение о сносе? Нет, там дождались, пока осел сдох. Функции инспектирования строительства были переданы по новому закону в министерство устойчивого развития. В нем, разумеется, хорошо играют в футбол, но все же со второй попытки нашим соотечественникам посочувствовали и приняли решение о сносе нелегально построенного — на уровне республики. «А в конце 2012-го шеф кабинета этого министерства Ивана Булатович уже раздраженно нам отвечала: что вы еще хотите от нас — мы уже передали эти функции новому ведомству – Uprava za inspeksijske poslove (Управа по инспектированию работ), туда и обращайтесь. Управа, на которую тогда «посадили» известного в стране коррупционера, нам даже не ответила», — сетует Александр.

Куда дальше? В запасе оставался хозяин земли черногорской премьер-министр Мило Джуканович. Прием у шефа его кабинета Райко Ковачевича и советника Йованы Бойович опять обнадежил. Однако через некоторое время был получен потрясающий ответ: оказывается, власти почти пять лет не выполняют решение, потому что ну никак не могут найти собственников дома. Над этим смеялись даже черногорские куры: ведь соседи (сербы Благоевчи, проживающие в Австрии) ежегодно по нескольку раз пересекают границу Черногории.

А после повторного обращения к Джукановичу, который, как сообщила его советник, дал распоряжение министру устойчивого развития Бранимиру Гвозденовичу и новому директору Управы Божидару Вуксановичу покончить, наконец, с этим безобразием, случилось и вовсе невероятное. Но — очевидное. Община Герцег Нови в лице главы департамента урбанизации Милована Баждара срочно выдала осужденным за нелегальное строительство разрешение на него, узаконив то, что три раза запрещалось строить, и относительно чего два раза принималось решение о сносе – в том числе и самой общиной.

Но, похоже, Управа, пытающаяся сохранить хорошую мину при плохой игре, выступает здесь в роли главного «разводящего». «Инспекторы, прибывшие по нашей просьбе остановить незаконную стройку, продолжающуюся после вмешательства премьера Мило Джукановича и его главного политического советника, бывшего посла Югославии в СССР Милана Рочена, проявляли прямо чудеса изобретательности. И все для того, чтобы помочь нарушителям закона избежать очередного запрета на строительство и сноса понастроенного даже больше, чем позволено уже и в незаконном разрешении», — обескураженно говорят москвичи.

Однажды, вместо того, чтобы составить протокол о незаконной стройке, два инспектора – Аница Воеводич и Горанович – шесть часов сидели с хозяйкой дома за столом под виноградной террасой, что-то там пили и сами руководили на виду у всего поселка строителями — как и что им нужно перестраивать. Ну и в очередном протоколе, ясное дело, все выглядело в лучшем виде. Где еще такое встретишь?

А что же прокуратура? «Местный прокурор Герцег Нови Снежана Зейналагич – милейший человек, — рассказывают соотечественники, — мы с ней уже подружились за пять лет обращений, она обо всем знает и очень нам сочувствует. Однако все время твердит: сделать ничего нельзя, только Управа может решить этот вопрос». А помощник директора Управы Биляна Якич разражается в ответ тирадой: если бы я была прокурором, я бы давно всех нарушителей посадила в затвор (тюрьму — ред.)! Это прокуратура ничего не делает, она может все решить!» А зампрокурора Герцег Нови Рист Стивович на аудиенции пожурил наших: «Ну вы же можете тоже построить еще один этаж выше». Мол, недогадливые, сами виноваты.

По словам Александра, они несколько раз за пять лет обращались к генеральному прокурору Черногории Ранке Чарапич, но ни разу даже формального ответа не получили. А ведь генеральная прокуратура вполне могла бы поинтересоваться не только положением дел в общине Герцег Нови и министерстве устойчивого развития, но и выяснить, отчего работают спустя рукава инспекторы и управы. В силу каких непреодолимых обстоятельств они не сумели даже квалифицированно составить и вовремя подать жалобу в общину Герцег Нови на незаконное разрешение строительства, а также всячески затягивали принятие решений и реагирование на неправые действия общины.

Но самое абсурдное во всей этой истории заключается в том, что, оказывается, правоохранительная машина устроена в Черногории так, что в подобных случаях без ответа на жалобу от главного администратора общины Герцег Нови обратиться в Административный суд напрямую на произвол сотрудников общины, выдавших незаконное разрешение на строительство, невозможно. А главный администратор имеет на ответ 60 дней (!). Причем обратиться к нему можно только в том случае, если ты сумел доказать в общине на специальной «расправе» (рассмотрении с твоим присутствием) в этом же управлении, которое выдало незаконное разрешение, что являешься заинтересованной стороной. Иначе получишь от ворот поворот. (Нашим соотечественникам в этой истории трижды отказывали в таком статусе.) Но если даже ты и получишь такое подтверждение, то это еще ничего не значит – противоположная сторона тут же обжалует его — через того же самого главного администратора, который, опять-таки, может ответить на 60-й день.

А в то время, пока бумаги перекидываются туда-сюда, как уже догадался проницательный читатель, незаконная стройка будет идти полным ходом. «И ты хоть убейся в этой прекрасной и солнечной Черногории, ничего никому не докажешь», – с горечью резюмирует мой собеседник. Сетовала на то, что не может обратиться в суд и заместитель генерального прокурора Черногории Миляна Радович. Почему? А потому же — нет ответа от главного администратора общины Герцег Нови. В общем, оказывается, главный администратор в Черногории главнее самого генерального прокурора. И эта страна собирается в Европейский союз!

Не заинтересовала пятилетняя коррупционная история и антикоррупционную комиссию в Скупщине (парламенте) во главе с Предрагом Булатовичем — так же, как и самого ее главу Ранко Кривокапича. А из офиса президента Филиппа Вуяновича спустя несколько месяцев пришла копия убогой оправдательно-объяснительной записки директора Управы. В общем, мертвая зона.

Судя по действиям министерства устойчивого развития, которое играет на стороне осужденных за незаконное строительство, а также соотнося их с таким же алгоритмом из других ведомств, куда семья Александра обращалась за пять лет десятки раз, складывается стойкое впечатление, что многоголовая черногорская хоботница (спрут — ред.), неровен час, просто задушит страну, ее граждан, а также инвесторов в своих объятиях. «Лицемерие, вранье и наглый обман — вот главные качества почти всех людей в черногорской власти, с которыми нам пришлось столкнуться, опрометчиво вложив сюда свои деньги», — говорит Александр.

Слушая историю об этом удручающем и беспрецедентном марафоне и имея в запасе еще с десяток подобных, возникает логичный вопрос: а кто же на самом деле правит в Черногории, если даже распоряжения премьера Джукановича отправляются в известное место? Если черногорская власть не в состоянии за пятилетку элементарно выполнить собственные решения, наплевав на свои же законы, то как она может решать более глобальные вопросы в интересах страны и людей? И еще: сколько, интересно, стоит в Черногории вытереть ноги о распоряжение премьер-министра Мило Джукановича?

Лидер группы «Коррозия металла» готовится подать в суд на Черногорию

Сергей Троицкий планирует отсудить у государства десятки тысяч евро

Приморье24. Лидер группы «Коррозия металла» Сергей «Паук» Троицкий, осужденный, а затем оправданный в Черногории, намерен добиваться компенсации от этого государства в десятки тысяч евро, сообщила РИА Новости его дочь Екатерина Троицкая.

«Сергей намерен добиваться возмещения ущерба. Делом занимается его адвокат в Черногории», — сказала Троицкая.

Троицкий в 2016 году был приговорен к лишению свободы черногорским судом за причинение ущерба чужому имуществу, провел под арестом в общей сложности шесть месяцев и был освобожден после обжалования приговора.

По словам Екатерины, размер ущерба за период отбывания несправедливого наказания может составить десятки тысяч евро. Вместе с тем, она отметила, что также и прокуратура может обжаловать оправдательный приговор.

Сейчас, как сообщила Троицкая, музыкант находится в России и готовится к продолжению концертной деятельности.

Подать в суд в черногории

Лидер группы «Коррозия металла» Сергей Троицкий, известный как Паук, планирует получить компенсацию в десятки тысяч евро от Черногории, где был приговорен к тюремному сроку. Об этом сообщила его дочь Екатерина Троицкая, передает «РИА Новости».

«Сергей намерен добиваться возмещения ущерба. Делом занимается его адвокат в Черногории», — заявила она.

В октябре 2016 года музыкант был приговорен в Черногории к лишению свободы на десять месяцев за причинение ущерба чужому имуществу, но был освобожден в марте 2017 года после обжалования приговора.

Как рассказала Троицкая, ее отец намерен получить компенсацию за отбывание, по его мнению, несправедливого наказания. Она рассказала, что прокуратура Черногории также может обжаловать оправдательный приговор.

Инцидент, за который Троицкий был приговорен к тюремному сроку, произошел 3 сентября 2016 года в курортном городе Сутоморе. В доме, который принадлежал гражданину России с инициалами Е.К., произошел пожар. Его причиной был назван поджог, а Троицкий был задержан как главный подозреваемый. Музыкант свою вину не признал.

Регистрация расторжения брака

Для государственной регистрации расторжения брака заявители (граждане Российской Федерации, проживающие за пределами Российской Федерации) лично представляют в консульское учреждение по месту жительства супругов (одного из супругов) или по месту государственной регистрации заключения брака следующие документы.

При расторжении брака по взаимному согласию супругов, не имеющих общих детей, не достигших совершеннолетия:

  1. Совместное заявление о расторжении брака.
  2. Документы, удостоверяющие личности заявителей.

В случае, если один из супругов не имеет возможности явиться в консульское учреждение для подачи заявления о расторжении брака, волеизъявление супругов может быть оформлено отдельными заявлениями о расторжении брака. Подпись такого заявления супруга, не имеющего возможности явиться в консульское учреждение, должна быть нотариально удостоверена.

Государственная регистрация расторжения брака производится в присутствии хотя бы одного из супругов по истечении месяца со дня подачи супругами совместного заявления о расторжении брака.

При расторжении брака по заявлению одного из супругов:

  1. Заявление о расторжении брака одного из супругов.
  2. Решение суда о признании другого супруга безвестно отсутствующим или недееспособным либо приговор суда об осуждении другого супруга к лишению свободы на срок свыше трех лет.
  3. Документ, удостоверяющий личность заявителя.

Заявление о расторжении брака подается одним из супругов в случае, если другой супруг признан безвестно отсутствующим, недееспособным или осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет.

Государственная регистрация расторжения брака по заявлению одного из супругов производится в его присутствии по истечении месяца со дня подачи в консульское учреждение заявления о расторжении брака.

При расторжении брака на основании решения суда о расторжении брака:

  1. Заявление о расторжении брака супругов (одного из супругов).
  2. Решение суда о расторжении брака, вступившее в законную силу.
  3. Документы, удостоверяющие личности бывших супругов (одного из супругов).

Государственная регистрация расторжения брака на основании решения суда о расторжении брака производится в день обращения заявителя в консульское учреждение при условии представления всех оформленных надлежащим образом документов.

Формы заявлений о расторжении брака можно получить в консульском учреждении.

Соответствующие решения суда должны быть получены в суде, вынесшем такое решение.

Суд в Черногории оштрафовал адвокатов обвиняемых в пророссийском путче

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

В столице Черногории Подгорице 6 сентября начался суд над двумя россиянами и 12 гражданами Сербии и Черногории, которых власти обвиняют в подготовке государственного переворота.

Черногорская Специальная прокуратура утверждает, что россияне Эдуард Шишмаков и Владимир Попов, которых судят заочно, являются сотрудниками спецслужб и готовили в Черногории переворот во время выборов в октябре 2016 года, чтобы сорвать вступление страны в НАТО.

Пророссийский и просербский оппозиционный Демократический фронт называют обвинения фальсификацией, которую власти страны устроили с политическими целями.

Среди подсудимых — два лидера Демократического фронта, Милан Кнежевич и Андрия Мандич.

В первый день процесса председатель судейской коллегии Сюзанна Мугоша удалила из зала группу поддержки подсудимых и оштрафовала на 500 евро адвокатов Кнежевича и Мандича — и тех и других за выкрики и реплики.

«Меня оштрафовали за то, чего я не делал, — сказал Би-би-си адвокат Мандича Мирое Йованович. — Судья нервничает, потому что это самый громкий процесс в регионе, а она не умеет вести суд по стандартам развитой демократии».

Адвокат из Сербии Йованович пояснил, что по этим стандартам его возражения против вопросов прокуратуры надо было вносить в протокол, а не штрафовать его за них.

«Мы не видим в материалах обвинения никаких документов, которые показывали хоть какую-нибудь причастность моего клиента к этой якобы имевшей место попытке переворота», — добавил адвокат Йованович.

С другой стороны, по словам адвоката, у него с коллегами есть документы, которые они уже подали в суд, и эти документы опровергают показания главного свидетеля обвинения Саши Синджелича.

Пророссийски настроенный деятель Синджелич, по версии обвинения, был связующим звеном между россиянами и рядовыми участниками попытки переворота.

Синджелич, как утверждает прокуратура, согласился сотрудничать со следствием и за это вместо обвиняемого стал свидетелем.

По его словам, в сентябре 2016 года он был в Москве, где обсуждал детали заговора. Синджелич утверждает, что получил деньги — 200 тысяч евро — на организацию переворота и убийство многолетнего правителя Черногории Мило Джукановича.

Однако адвокаты добыли ответ сербских властей на запрос Интерпола (Синджелич объявлен Хорватией в розыск за убийство), в каковом ответе говорится, что Синджелич с начала 2016 года и до конца октября того же года не пересекал границу страны.

Фабула дела о перевороте, по версии обвинения, такова: обвиняемые с подачи россиян собирались 16 октября, в день выборов в парламент, устроить стрельбу на митинге возле здания парламента, спровоцировать беспорядки, захватить здание и затем другие учреждения и свергнуть Мило Джукановича и его Демократическую партию социалистов.

Целью всего этого была отмена готовившегося вступления Черногории в НАТО.

Однако в результате совместных действий черногорских и сербских спецслужб заговорщики были арестованы в день выборов. Чуть позже сербская пресса сообщила, что в Сербии были задержаны и затем депортированы некие российские шпионы.

Затем было объявлено, что организаторами заговора были сотрудники ГРУ Шишмаков и Попов. Местная пресса предполагает, что именно они были задержаны в Сербии.

Большинство в парламенте получила партия Джукановича, Скупщина ратифицировала договор с НАТО и в июне этого года Черногория стала членом альянса.

«Мы имеем множество убедительных свидетельств того, что Россия имела свой интерес и была вовлечена и в процесс (прошлогодних) выборов в Черногории, и в данную историю, — говорит глава черногорского аналитического Центра гражданского просвещения Далиборка Ульяревич. — Но большой вопрос: было ли все так, как рассказывает прокуратура, или же это было нечто гораздо менее серьезное».

Убедительных доказательств того, что подсудимые действительно планировали кровопролитие, Ульяревич не видит и потому считает очень важным для черногорского общества, чтобы в ходе процесса все разъяснилось.

«Потому что люди у нас до сих пор расколоты — одни поддерживают одну сторону, другие — другую. А вообще обе версии разрушительны для общества — и та, согласно которой у нас в 2016 году была политическая структура, которая считала возможным такой способ смены власти, и та, согласно которой ДПС все сфальсифицировала», — рассуждает Ульяревич.

В первый день процесса суд допросил главного, по версии прокуратуры, организатора мятежа из числа тех, кто сидит на скамье подсудимых — бывшего генерала полицейского спецназа Югославии и Сербии Братислава Дикича.

«Обвинение полностью безосновательно, просто вымышлено. Спецпрокуратура придумала какую-то сказку», — заявил Дикич в длинной вступительной речи.

Дикич сказал, кроме прочего, что он, ветеран правоохранительных органов и спецслужб, ни в коем случае не стал бы пытаться организовать переворот так непрофессионально, как его описывает прокуратура.