Косвенные убытки гк рф

Рубрики Вопрос юристу

Убытки в гражданском праве (Добровинская А.В.)

Дата размещения статьи: 13.01.2016

Общее для всех случаев гражданско-правовой ответственности понятие убытков раскрывается в ст. 15 ГК, к которой имеется прямая отсылка в ст. 393 ГК, закрепляющей обязанность должника возместить убытки. Возмещение убытков — это мера гражданско-правовой ответственности. Поэтому ее применение возможно лишь при наличии условий применения ответственности, предусмотренных законом. В теории гражданского права давно выработаны условия привлечения лица к гражданско-правовой ответственности. Данные условия образуют состав гражданского правонарушения или рассматриваются как юридическое основание ответственности. Так, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать, во-первых, факт нарушения обязательства контрагентом, во-вторых, наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками и, в-третьих, размер требуемых убытков. Доказывать вину нарушителя обязательства не требуется, ибо она предполагается (п. 2 ст. 401 ГК), а в некоторых случаях обязанность возместить убытки вообще наступает независимо от вины нарушителя обязательства (п. 3 ст. 401 ГК). Необходимо учитывать, что возникновение убытков может быть связано и с правомерным поведением причинителя убытков (деянием, осуществляемым в рамках закона), но тогда возможность возмещения убытков должна быть прямо установлена в законе.
Сам ущерб, как известно, может выражаться в разных формах: в повреждении имущества, дополнительных затратах, неполученных доходах и т.д. Поэтому в нормах ГК РФ отчетливо отражено возникновение в обороте убытков разных категорий и подчинение их правовому режиму, имеющему существенные особенности, что требует выявления и разграничения отдельных категорий убытков.
Чаще всего убытки являются следствием правонарушений и подпадают под действие общих правил ст. 15 ГК. Однако убытки могут возникнуть и в результате правомерных действий, когда их возмещение производится только при наличии специального указания в законе (п. 3 ст. 1064 ГК), которым могут вводиться специальные правила в отношении компенсации таких убытков. Убытки от правонарушений, которые практически являются наиболее частым случаем возникновения убытков, в свою очередь, распадаются на две большие группы, их можно именовать договорными и деликтными убытками. Первые — последствия несоблюдения договорных и иных обязательств, вторые возникают вне обязательственных отношений вследствие неправомерных действий — деликтов.
Независимо от оснований возникновения убытков они в своем содержании согласно ст. 15 ГК могут быть имущественными потерями двоякого рода, которые сокращенно именуются реальным ущербом и упущенной выгодой. Данное деление убытков — их важнейшая классификация, которая влечет важные правовые последствия. Исторически она имеет свои корни в римском праве и используется гражданским законодательством большинства современных стран, а также во многих международных договорах с участием РФ.
———————————
Римское право: Учебник. М., 1948. С. 337.

В свою очередь, реальный ущерб согласно п. 2 ст. 15 ГК включает убытки двух видов: расходы для восстановления нарушенного права и утрату или повреждение имущества.
Новеллой ГК РФ 1994 г. является включение в даваемое п. 2 ст. 15 ГК определение убытков — будущих расходов потерпевшего лица, которые должны быть произведены для восстановления нарушенного права.
Другим юридически более сложным видом убытков является упущенная выгода — неполученные доходы, которые кредитор получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. К определению упущенной выгоды, содержащемуся в п. 2 ст. 15 ГК, введено существенное дополнение в п. 4 ст. 393 ГК, согласно которому при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. Это правило призвано исключать получение кредитором искусственных и завышенных доходов.
Обычно исходят из того, что сумма убытков в виде упущенной выгоды должна определяться из размера дохода, который могла бы получить понесшая убытки сторона при нормальном производстве и реализации своей продукции за период вынужденного простоя, за вычетом затрат, не понесенных ею в результате остановки производства (стоимости неизрасходованного сырья, неоплаченной энергии и т.п.) . Между тем действующее законодательство позволяет лицам избежать инфляционных процессов с помощью механизмов, закрепленных в нормах права. «Реальность» подлежащих возмещению убытков находит выражение при установлении исходной для подсчета убытков величины, когда речь идет о цене. Общее указание на этот счет, которое в равной мере привязано к цене товаров, работ или услуг, сводится к следующему: в основу надлежит положить цену, существовавшую в месте, в котором обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если указанное требование кредитора добровольно не было удовлетворено, — в день, когда иск о возмещении убытков был предъявлен в суде. Суду предоставляется возможность принять во внимание цену, которая существовала в день вынесения решения (п. 3 ст. 393 ГК).
———————————
См., например: Вестник ВАС РФ. 1998. N 2. С. 29.

Поскольку доказывание реального ущерба и упущенной выгоды, особенно в условиях инфляции, связано с весьма серьезными затруднениями и, как минимум, требует определенного времени и дополнительных затрат, в торговом обороте, главным образом для договоров купли-продажи, как в российском, так и в зарубежном законодательстве появилась более упрощенная форма определения возникающих убытков, которые исчисляются как разница между ценой, согласованной в договоре, и ценой, сложившейся на рынке на момент, когда неисполненное в срок обязательство подлежало исполнению согласно условиям договора. Если сложившаяся на рынке цена окажется выше договорной (при истребовании убытков покупателем) или ниже договорной (при истребовании убытков продавцом), разница в ценах считается понесенным убытком. Такие убытки получили наименование абстрактных, порядок исчисления которых закреплен в ст. 524 ГК РФ. Однако следует учитывать, что положения ст. 524 ГК об абстрактных убытках применимы лишь в случаях, когда договор расторгнут вследствие нарушения обязательства продавцом или покупателем. Важным является также то, что при исчислении абстрактных убытков должна применяться во внимание цена, применяющаяся в месте передачи товара. Также следует учитывать, что исходя из положения п. 4 ст. 524 ГК удовлетворение требований о взыскании абстрактных убытков не освобождает сторону, не исполнившую или ненадлежаще исполнившую обязательство, от возмещения иных убытков, причиненных другой стороне, на основании ст. 15 ГК, т.е. реального ущерба и упущенной выгоды. Здесь следует отметить, что по своему внутреннему содержанию формулировка ст. 524 ГК подпадает под понятие абстрактных убытков, выработанное в теории, и в частности в международном праве (Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (ст. ст. 75, 76), т.е., как уже указывалось ранее, это разница в цене, которая восполняет возможные потери стороны по неисполненному договору. При заключении нового договора потерпевшей стороне для восстановления своего положения придется оплачивать действительно существующую цену (текущую цену) на момент заключения нового договора, таким образом, она с необходимостью понесет материальные потери, которые и будут составлять разницу между новой и старой ценой.
Известный ученый Е.А. Васильев также неоднократно указывал на то, что в зарубежных государствах применяется аналогичный способ исчисления убытков, когда товар, являющийся предметом продажи, имеет биржевую или рыночную цену. В этом случае как покупатель, так и продавец при нарушении контрагентом своих обязательств всегда имеет право взыскать с него разницу между договорной и рыночными ценами (абстрактные убытки) . Данный способ исчисления сложился в практике торгового оборота и получил признание в зарубежных законах (абз. 2 § 276 ГГУ; абз. 3 ст. 191, абз. 2 ст. 215 Швейцарского обязательственного закона; ст. ст. 50, 51 английского Закона о продаже товаров; п. 1 ст. 2-708 и ст. 2-713 Единообразного торгового кодекса США) .
———————————
Васильев Е.А. Гражданское и торговое право капиталистических государств. М., 1992. С. 284, 328.
См.: Там же.

В Принципах международных коммерческих договоров аналогичные положения о конкретных и абстрактных убытках приобретают всеобщий применительно к любым видам договорных обязательств характер. К примеру, право кредитора на возмещение убытков закреплено в ст. 7.4.6 Принципов. Согласно данной статье, если потерпевшая сторона прекратила договор и не совершила заменяющую сделку, однако в отношении предусмотренного договором исполнения имеется текущая цена, сторона может получить разницу между договорной ценой и текущей ценой, существующей на момент прекращения договора, а также возмещение любого последующего ущерба. При этом под текущей ценой понимается цена, взимаемая обычно за поставленные товары или оказанные услуги в сравнимых обстоятельствах в месте, где должен быть исполнен договор, либо если в этом месте отсутствует текущая цена, то таковой является текущая цена в таком ином месте, которое представляется разумным для справочной информации .
———————————
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 1997. С. 529.

В гражданском законодательстве и цивилистической литературе издавна проводится деление убытков на прямые и косвенные, корни которого лежат в римском праве . Данное деление имеет доктринально различную оценку. Гражданский кодекс не содержит каких-либо указаний по этому вопросу, т.е. термин «косвенные убытки» просто не используется. Однако следует отметить, что разграничение убытков на прямые и косвенные имеет определенное практическое значение. Представляется, что оно непосредственно связано с пределами имущественной ответственности причинителя. Принято считать, что прямые убытки являются прямым, непосредственным следствием нарушения обязательства и поэтому подлежат возмещению. Косвенные убытки связаны с неисполнением обязательства лишь косвенно, случайно, и поэтому здесь нет оснований возлагать на должника их возмещение . Критерием деления признается причинная связь как необходимое основание гражданско-правовой ответственности, которое отсутствует или недостаточно при косвенных убытках. Подобной классификации убытков уделялось внимание и в дореволюционном праве России. В частности, Г.Ф. Шершеневич указывал: «Наше законодательство обязывает виновника к возмещению только прямых убытков» . Анализируя понятие косвенных убытков, Г.Ф. Шершеневич полагал, что испытанный имуществом вред, причиненный ему непосредственно и исключительно данным действием, составляющим правонарушение, это прямые убытки. Напротив, в тех случаях, когда убытки создаются не только правонарушительным действием, но и другими сопутствующими обстоятельствами, неожиданно увеличивающими вред, мы имеем косвенные убытки. Вся сумма убытков в последних случаях создается рядом причин, в котором правонарушение является только первым звеном. Если бы, однако, не было этой первой причины, то и следующие не существовали бы . Деление убытков на прямые и косвенные проводили и другие ученые. Так, Г.К. Матвеев, указывая на то, что, если убыток возник в результате действия необходимых причин, это прямой убыток; если же в связи со случайными обстоятельствами — косвенный убыток. Таким образом, к классификации убытков на две указанные группы прибегают, когда хотят выяснить объем ущерба, т.е. установить его размеры; очевидно, что убытки всегда меньше, если иметь в виду только положительный ущерб и не учитывать одновременно упущенную выгоду, а прямой убыток всегда ограничение, если не принимать также и косвенный ущерб, порожденный различными привходящими обстоятельствами . При этом целесообразность разделения убытков на прямые и косвенные в нашей литературе неоднократно оспаривалась, причем как в советское время, так и в более поздний период. К примеру, Л.Л. Лунц полагал, что это разграничение убытков основано на неопределенных и шатких критериях, которые не могут всерьез приниматься во внимание в процессе оперативной деятельности судебных и арбитражных органов . Более современным суждением по этому вопросу может служить высказывание М.И. Брагинского, который полагает, что с научной точки зрения непонятен смысл выделения в составе убытков «косвенных убытков», которые, как оказывается, вовсе и не убытки, поскольку и не подлежат возмещению кредитору. М.И. Брагинский полагает, что с практической точки зрения появление в литературе вместо единого понятия «убытки», составными частями которых являются реальный ущерб и упущенная выгода, двух терминов «прямые убытки» и «косвенные убытки» ничего, кроме путаницы, не принесет .
———————————
Римское частное право: Учебник. М., 1948. С. 378 — 379.
Поздняков В.С., Садиков О.Н. Правовое регулирование отношений по внешней торговле СССР. М.: Международные отношения, 1985. Ч. 1. С. 160.
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Изд. Бр. Башмаковых, 1915. Т. 2. Изд. 11. С. 235.
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995. С. 396.
Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М.: Юридическая литература, 1970. С. 137 — 138.
Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1954. С. 372.
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 525.

Однако деление убытков на две указанные категории (прямые и косвенные) отражает реалии современной жизни, нередко используется законодательством, прочно вошло в доктрину и известно судебной и арбитражной практике, поэтому вряд ли есть смысл опровергать данную классификацию. Несмотря на то что в законодательстве нет определения понятия косвенных убытков, само это понятие используется. Например, в соответствии со ст. 143 КВВТ: «В общую аварию включаются только такие убытки, которые являются прямым следствием акта общей аварии. Убытки, вызванные задержкой судна во время рейса, его простоем, изменением цен, и другие косвенные убытки не признаются общей аварией». Правила оказания услуг подвижной радиотелефонной связи МТС содержат условие о том, что косвенные убытки возмещению не подлежат (ст. 16) .
———————————
Российская газета. 2006. 19 декабря.

Таким образом, категория косвенных убытков имеет в отечественном гражданском праве исторические корни, выражена в ряде норм действующего законодательства и получает свое отражение в заключаемых договорах и выносимых судебных решениях. Отрицать ее необходимость и полезность нет оснований.
Наряду с рассмотренными выше видами убытков, гражданскому праву известно еще одно понятие убытков — предвидимые убытки (предвидимый ущерб). Такая характеристика также используется в отечественной литературе и в международных конвенциях. Так, считается, что сторона знает об обстоятельствах, позволяющих ей предвидеть последствия нарушения договора, поэтому убытки, которые будет обязан возместить нарушитель договора, будут ограничены размером ущерба, который можно было предвидеть, исходя из обычных условий аналогичных договоров. Например, если обратиться к актам международного частного права, то Венской конвенцией о договорах международной купли-продажи товаров установлено, что убытки за нарушение договора одной из сторон составляют сумму, равную тому ущербу, включая упущенную выгоду, который понесен другой стороной вследствие нарушения договора. Такие убытки не могут превышать ущерба, который нарушившая договор сторона предвидела или должна была предвидеть в момент заключения договора как возможное последствие его нарушения, учитывая обстоятельства, о которых она в то время знала или должна была знать (ст. 74) . В юридической литературе существуют разные точки зрения по этому вопросу. Так, М.И. Брагинский полагает, что в таком контексте предвидимость со стороны должника ущерба, который может быть причинен кредитору при нарушении обязательства, скорее относится к понятию вины, как необходимому условию ответственности по обязательствам, нежели к системе критериев для классификации убытков . Однако непредвидимость возможных убытков ведет к уменьшению размера их возмещения. Представляется, что, учитывая приведенные ранее доводы, с такими высказываниями М.И. Брагинского согласиться нельзя. В английском праве существует такое понятие, как «отдаленность убытков». Речь идет о том, что некоторые убытки могут быть слишком «отдаленными» (remote), и истец не вправе претендовать на их компенсацию. Обоснование позиции права в этом вопросе дано в решении Эльдерсона в суде Государственного казначейства по делу Hadiey v. Baxendale (1854). «Когда две стороны заключают договор, оказавшийся нарушенным одной из них, убытки, которые другая сторона может требовать вследствие нарушения договора, должны быть такими, какие можно справедливо и разумно считать нормальными, т.е. вытекающим из обычного хода вещей, следствием нарушения договора, или же такими, какие обе стороны могли разумно предполагать в момент совершения договора как вероятный результат его нарушения». Основной принцип возмещения убытков подобного рода состоит в том, что потерпевшая сторона управомочена лишь на возмещение той части ущерба, которая действительно возникла вследствие нарушения договора и которая на момент его заключения разумно предполагалась в качестве последствия нарушения, влекущего ответственность. Что в этот момент можно разумно предвидеть, зависит от информации, которой обладают стороны или, во всяком случае, сторона, которая позднее допускает нарушение .
———————————
Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. М.: Юридическая литература, 1974. С. 174.
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. С. 531.
Ансон В. Договорное право. М.: Юридическая литература, 1984. С. 347 — 348.

Анализируя основные виды убытков в гражданском праве, следует обратить внимание и на моральные убытки, случаи возмещения которых законом ограничены. Терминология ГК РФ в отношении моральных убытков является иной: говорится о компенсации морального вреда (ст. ст. 151, 1099, 1100 ГК). Однако правовой механизм такой компенсации во многом схож с возмещением убытков: необходимо наличие противоправного поведения, причинной связи, учитывается виновность причинителя вреда, а сам термин «вред», используемый в ГК РФ, представляется равнозначным понятию убытков и используется также в отношении имущественного вреда. Особенностью подобного рода убытков является то, что компенсацию морального вреда нельзя отождествлять с имущественной ответственностью. Цель компенсации — не компенсировать денежные потери потерпевшего, а загладить моральный вред . В юридической литературе по данному вопросу существуют разные точки зрения. Например, А.М. Эрделевский полагает, что физический (органический) вред, т.е. вред, причиненный организму, — это вред материальный и вместе с тем неимущественный. Вредоносные изменения приводят или могут привести к негативным последствиям в состоянии психического благополучия и (или) в имущественной сфере личности. Негативные изменения в состоянии психического благополучия могут выражаться в своего рода страданиях (моральный вред), а в имущественной сфере — в расходах, связанных с коррекцией или функциональной компенсацией телесных недостатков, утрате дохода (заработка) (имущественный вред) .
———————————
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (часть первая) / Под ред. проф. Т.Е. Абовой и проф. А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, 2002. С. 389.
Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. М.: Инфра-М, 1997. С. 8.

В свете приведенных выше норм действующего законодательства об убытках было бы также полезно проанализировать некоторые правовые особенности введения пределов для требований о возмещении убытков. Известно, что для российского гражданского права традиционным в основном является принцип полного возмещения убытков — expressis verbis (реальный ущерб и упущенная выгода).
И в юридической доктрине на протяжении большого периода времени довольно четко пропагандировался принцип именно полного возмещения убытков. К примеру, Д.М. Генкин применительно к возмещению убытков указывал на то, что оно должно быть полным: «. кредитор имеет право требовать и должник обязан уплатить такую сумму денег, которая поставила бы кредитора в положение, в котором он (кредитор), находился бы, если бы обязательство было должным образом и в срок исполнено» .
———————————
Советское гражданское право / Под ред. Д.М. Генкина. М.: Юридическая литература, 1956. Т. 1. С. 445.

О том, что в гражданском праве действует принцип полного возмещения убытков, а сторона, нарушившая обязательство, должна возместить другой стороне все понесенные ею убытки — как положительный ущерб в имуществе, так и неполученные доходы, не однократно писал и О.С. Иоффе . Такой же позиции относительно объема ответственности придерживался О.А. Красавчиков: «Сущность принципа возмещения убытков заключается в том, что причиненные должником убытки, в какой бы форме они ни выразились, должны быть им возмещены в том размере, в каком они возникли» .
———————————
Советское гражданское право / Под ред. О.С. Иоффе. Л.: Изд-во ЛГУ, 1950. Т. 1. С. 413; Иоффе О.С. Размышления о праве. Статьи. Комментарии. Практика. Астана, 2002. С. 66.
Советское гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. М.: Высшая школа, 1968. Т. 1. С. 499.

Однако реалиям современной жизни и хозяйственного оборота нередко присущи ситуации, когда возникающие вследствие правонарушений убытки достигают столь значительных размеров, что их полное возмещение оказывается нереальным. Правовым следствием подобных ситуаций явилось введение в ГК и дополняющие его законы так называемой ограниченной ответственности и, как следствие, возможности возмещения убытков в ограниченном размере (ст. 400 ГК). В современных условиях рынка убытки могут достигать астрономических сумм. Поэтому практическое возмещение таких убытков способно существенно затруднять нормальный экономический оборот. Данный вывод подтверждается тем, что даже самые крупные страховые компании не берут на себя обязательств по возмещению очень больших убытков в 100-процентном размере.
Несложно заметить, что ограничение убытков допускается уже самой ст. 15 Гражданского кодекса, дающей общее определение убытков. В этой норме говорится о том, что под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). По сравнению с ГК РСФСР 1964 г. ключевым в данном случае является такое понятие, как обычные условия гражданского оборота, которое в ст. 219 ГК РСФСР отсутствовало. Несмотря на то что в данном контексте закон не раскрывает само понятие «обычные условия гражданского оборота», представляется понятным, какой именно смысл вкладывался законодателем в данную статью. Разумность этой нормы подтверждается в первую очередь последними событиями реальной жизни. Здесь можно привести в качестве примера обстоятельства, не так давно имевшие место в нашем государстве. Так в 90-х годах имела место очень высокая инфляция, итогом которой были значительные денежные потери граждан, а также организаций, а в августе 1998 г. случился крупный финансовый кризис, благодаря которому большинство россиян также понесли серьезные материальные убытки, полное возмещение убытков оказалось практически невозможным.
Примерно такую же ситуацию можно было наблюдать и не так давно во время мирового финансового кризиса 2008 — 2010 гг., не говоря уже о нетипично быстром росте инфляции и, как следствие, спекулятивном росте цен на необходимые товары повседневного обихода в наши дни. Последствия такого скачка инфляции весьма жестко ощущаются в России сегодня во всех отраслях экономики. Именно поэтому в современных условиях рынка значимость нормы о возмещении убытков в рамках общих условий гражданского оборота состоит в том, что в случае их возмещения в условиях высокой инфляции, кризиса или военных действий убытки должны исчисляться с учетом этих экстремальных событий. Такого рода имущественные катаклизмы нельзя считать обычными условиями гражданского оборота, а практическое возмещение всех понесенных убытков оказывается просто невозможным. В связи с чем несложно прийти к выводу о том, что действие принципа полного возмещения убытков в гражданских правоотношениях ни действующим законодательством, ни реальной судебной практикой в полном объеме не обеспечивается. Многочисленные нормы об ограничении размера возмещаемых убытков получили наименование «ограниченная ответственность». В юридической литературе вопросы ограниченной ответственности обычно рассматриваются применительно к обязательствам, вытекающим из договоров перевозки грузов и энергоснабжения. Однако ближайшее рассмотрение института ограниченной ответственности показывает, что она установлена во многих важных сферах имущественного оборота. В качестве примеров можно назвать приобретателей акций акционерных обществ (п. 1 ст. 96 ГК), паев в обществе с ограниченной ответственностью (п. 1 ст. 87 ГК), а также исполнителей научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (п. 2 ст. 777 ГК), заказчиков по договору подряда (ст. 717 ГК), хранителей по договору безвозмездного хранения (п. 2 ст. 902 ГК) и др. Кроме того, как свидетельствует ознакомление с современной договорной практикой, включение в заключаемые договоры условий об ограниченной ответственности сторон в последнее время стало весьма распространенным явлением. Либерализация экономической деятельности в условиях свободы перемещения товаров, услуг и финансовых средств способствовала возрастанию в законодательной базе случаев ограниченной ответственности. Анализ современного законодательства показывает, что за последнее время круг случаев ограниченной ответственности значительно расширился, только в ГК РФ содержится более 30 норм об ограниченной ответственности совершенно в разных сферах .
———————————
См.: Добровинская А.В. Ограничение размера возмещаемых убытков в гражданском праве РФ. М.: Инфотропик Медиа, 2012.

Как показывает практика последних лет, некоторую сложность качественного доказывания убытков можно объяснить тем, что на структуру убытков оказывают влияние самые разнообразные факторы, такие как характер нарушения договора, географическое положение сторон, вид и назначение товара, продолжительность нарушения. Убытки как имущественные потери независимо от причин их возникновения всегда имеют экономическую основу, которая состоит в умалении имущества потерпевшего лица и оценивается в деньгах.
Существенно, однако, что в основе применяемого к убыткам законодательного регулирования неизменно лежат традиционные понятия гражданского права: реальный ущерб и упущенная выгода, использование института ограниченной ответственности, но полное возмещение убытков при грубой вине нарушителя. Такой единый подход свидетельствует о жизненности основополагающих понятий гражданского права и одновременно облегчает понимание и применение норм о возмещении убытков, способствуя тем самым развитию имущественного оборота и справедливому разрешению возникающих в этой области имущественных споров, которые зачастую являются сложными и значительными по сумме.

1. Ансон В. Договорное право. М.: Юридическая литература, 1984. С. 347 — 348.
2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 1997. С. 529.
3. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 525, 531.
4. Васильев Е.А. Гражданское и торговое право капиталистических государств. М., 1992. С. 284, 328.
5. Гражданское право: В 4 т. / Под ред. проф. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2004. Т. 1. С. 601 — 602.
6. Добровинская А.В. Ограничение размера возмещаемых убытков в гражданском праве РФ. М.: Инфотропик Медиа, 2012.
7. Иоффе О.С. Размышления о праве. Статьи. Комментарии. Практика. Астана, 2002. С. 66.
8. Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Л.: Из-во Ленинградского университета, 1958. С. 437.
9. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (часть первая) / Под ред. проф. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, 2002. С. 389.
10. Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М.: Юридическая литература, 1970. С. 137 — 138.
11. Поздняков В.С., Садиков О.Н. Правовое регулирование отношений по внешней торговле СССР. М.: Международные отношения, 1985. Ч. I. С. 160.
12. Советское гражданское право / Под ред. О.С. Иоффе. Л.: Изд-во ЛГУ, 1950. Т. 1. С. 413.
13. Советское гражданское право / Под ред. Д.М. Генкина. М.: Юридическая литература, 1956. Т. 1. С. 445.
14. Советское гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. М.: Высшая школа, 1968. Т. 1. С. 499.
15. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М.: Спарк, 1995. С. 396.
16. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Изд. Бр. Башмаковых, 1915. Т. 2. Изд. 11. С. 235.
17. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. М.: Инфра-М, 1997. С. 8.

Статья 15. Возмещение убытков

1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Комментарий к Ст. 15 ГК РФ

1. В комментируемой статье понятие убытков связывается с правонарушением и характеризуется как категория юридической ответственности. Следует, однако, иметь в виду, что чрезвычайно широко распространено (в том числе и в законодательстве) и иное понимание убытков. Нередко под убытками разумеются неблагоприятные последствия (чего-либо) в имущественной сфере субъекта, выражающиеся в умалении этой сферы (например, утрата имущества), необходимости нести расходы и (или) сохранении этой имущественной сферы в неизменном виде, хотя она должна была пополниться (расшириться). Причем возложение обязанности возместить убытки в таких случаях нельзя квалифицировать как привлечение к гражданско-правовой ответственности. По-видимому, это мера защиты. Так, в случае принятия Российской Федерацией закона, прекращающего право собственности, убытки, причиненные собственнику в результате принятия этого акта, в том числе стоимость имущества, возмещаются государством (ст. 306 ГК). При изъятии у собственника жилого помещения в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд ему выплачивается рыночная стоимость жилого помещения, а также возмещаются все убытки (в том числе те, которые он несет в связи с изменением места проживания, переездом, оформлением права собственности на другое жилое помещение и т.п., и, кроме того, упущенная выгода) (ст. 239 ГК, ст. 32 ЖК).

Независимо от того, взыскиваются ли убытки как гражданско-правовая санкция за правонарушение (как говорится в рассматриваемой статье) или взыскание убытков производится в качестве применения меры защиты (при отсутствии правонарушения), в соответствующих случаях действуют правила комментируемой статьи о понятии убытков и о принципе полного возмещения убытков (об этом далее).

2. Взыскание убытков как санкция за правонарушение или как мера защиты является универсальным правовым средством. Оно может производиться в целях защиты любого субъективного гражданского права (вещного, обязательственного, исключительного) независимо от того, есть ли на этот счет указания в специальных нормах (о собственности, обязательствах и пр.).

Кроме того, универсальность рассматриваемого средства проявляется и в том, что убытки могут взыскиваться одновременно с взысканием неустойки (по общему правилу — в части, не покрытой неустойкой), процентов за пользование чужими денежными средствами (в части, не покрытой процентами) (см. ст. ст. 394, 395 ГК и комментарий к ним) и т.д. Вообще убытки в ряде случаев взыскиваются наряду с применением иных гражданско-правовых санкций. И это, кстати, опровергает широко распространившееся мнение о существовании принципа недопустимости применения двух (и более) санкций за одно правонарушение. В гражданском праве никогда такого принципа не было и нет.

3. В законе говорится о взыскании убытков, возмещении вреда или ущерба, компенсации расходов или издержек и т.п. Вопрос о соотношении соответствующих терминов (и понятий) остается предметом дискуссий уже несколько десятилетий . Анализ гражданско-правовых норм свидетельствует о том, что в некоторых случаях эти термины используются как синонимы. Так, в ст. 796 ГК РФ речь идет о возмещении ущерба, причиненного в случае утраты, недостачи или повреждения (порчи) груза либо багажа. Понятно, что речь идет об убытках (реальном ущербе). В других случаях указанными терминами обозначаются разные понятия. Например, на лицо, ответственное за причинение вреда, может быть возложена обязанность «возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15)» (ст. 1082 ГК).

———————————
Об этом см., например: Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М.: Статут, 2009. С. 9, 50 — 57.

Таким образом, всякий раз необходимо выяснять истинный смысл употребления того или иного термина, если, конечно, это имеет какое-либо правовое значение .

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения. М.: Статут, 1997. С. 515.

4. Гражданское законодательство исходит из того, что убытки должны быть возмещены в полном объеме. Таково общее правило, сформулированное в комментируемой статье в развитие одного из основных начал гражданского законодательства: гражданское законодательство основывается в том числе на необходимости обеспечения восстановления нарушенных прав (см. ст. 1 ГК и комментарий к ней). Взыскание убытков в большем объеме, нежели пострадала имущественная сфера потерпевшего, приводило бы к неосновательному обогащению . Напротив, взыскание убытков в меньшем размере приводит к тому, что нарушенные права восстанавливаются лишь частично.

———————————
См., например, Определение Верховного Суда РФ от 7 мая 2009 г. N КАС 09-184.

Сказанное отнюдь не означает, что гражданско-правовые санкции обладают компенсационной природой (ныне это чрезвычайно популярная точка зрения). Действительно, существует общее правило, в соответствии с которым нарушенное право должно быть восстановлено (потери компенсированы и т.д.). Применительно к убыткам справедливо отмечается существование принципа полного их возмещения. Однако из этого правила есть множество исключений, причем как в ту, так и в другую сторону. Например, возможно взыскание неустойки сверх убытков (субъект получает больше того, что потерял, см. ст. 394 ГК и комментарий к ней). В рассматриваемой статье предусмотрена возможность установления законом или договором правила, в соответствии с которым убытки взыскиваются не в полном объеме, но в меньшем размере.

Установление в законе ограничений при взыскании убытков достаточно широко распространено (как в случаях, когда взыскание производится в виде санкции, так и в ситуациях, когда оно происходит в качестве применения меры защиты). Только в ГК РФ соответствующих указаний несколько десятков . Например, заказчик по договору возмездного оказания услуг может отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов (п. 1 ст. 782 ГК). В случае утраты или недостачи груза либо багажа перевозчик возмещает ущерб в размере стоимости утраченного или недостающего груза либо багажа (п. 2 ст. 796 ГК).

———————————
Садиков О.Н. Указ. соч. С. 135.

Встречаются и ограничения иного рода. Так, ст. 717 ГК РФ устанавливает максимальный предел возмещения убытков в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения договора подряда. Так, подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с заказчика убытков, возникших в результате отказа последнего от исполнения договора строительного подряда, в размере разницы между договорной ценой и суммой, выплаченной за выполненную работу. Суд первой инстанции удовлетворил иск в полной сумме со ссылкой на ст. 717 ГК РФ, согласно которой в случае отказа заказчика от договора он обязан возместить подрядчику убытки в указанном в этой статье размере. Суд кассационной инстанции решение отменил и передал дело на новое рассмотрение по следующим основаниям. Заказчик до истечения срока действия договора и сдачи ему результата работы в порядке, установленном ст. 717 ГК РФ, отказался от исполнения договора, известив об этом подрядчика. В соответствии с п. 1 ст. 15 ГК РФ причиненный ущерб возмещается полностью, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Статьей 717 ГК РФ определено, что помимо уплаты подрядчику части установленной договором цены пропорционально объему работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора, заказчик обязан возместить убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу. Данная норма не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и не освобождает истца от обязанности доказывания возникших у него убытков, а лишь ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 января 2000 г. N 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда» (п. 19).

Допустимость установления ограниченной ответственности договором есть одно из проявлений принципа свободы договора (см. ст. ст. 1, 421 ГК и комментарий к ним). Вместе с тем для усмотрения сторон существуют некие пределы, устанавливаемые законом. Наиболее общее правило включено в п. 4 ст. 401 ГК РФ: заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно. Недействительно также заранее заключенное соглашение. После нарушения, в том числе умышленного, ограничить размер ответственности, по-видимому, все же можно (в частности, посредством достижения мирового соглашения).

С целью защитить слабую сторону в п. 2 ст. 400 ГК РФ указывается на ничтожность соглашения об ограничении ответственности должника по договору присоединения или по иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя.

Существуют и иные нормы, ограничивающие усмотрение сторон, предусмотренные ГК РФ (п. 3 ст. 75, п. 2 ст. 461, п. 4 ст. 723, п. 2 ст. 793, ст. 1046), а также иными актами (в частности, транспортного законодательства) .

———————————
См. об этом: Садиков О.Н. Указ. соч. С. 144 — 147.

Ограничение ответственности может происходить также в результате установления исключительной неустойки (см. ст. 394 ГК и комментарий к ней).

Соглашение об ограничении размера или состава взыскиваемых убытков может быть достигнуто как до их появления, так и после того, как понесены убытки.

Законом или договором можно предусмотреть возмещение убытков в меньшем размере, но нельзя установить, что возможно взыскание большей суммы, нежели понесенные убытки, или указать на недопустимость взыскания убытков.

5. Как следует из п. 2 комментируемой статьи, согласно традиции убытки подразделяются на реальный ущерб и упущенную выгоду.

6. Реальный ущерб может выразиться в следующем.

Во-первых, в расходах, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления права. Имеются в виду как те ситуации, когда право прекратилось, но может быть восстановлено, так и случаи, когда право продолжает существовать в деформированном виде. Например, передана вещь ненадлежащего качества и понесены (должны быть понесены) расходы на исправление недостатков.

При взыскании расходов, которые лицо должно будет понести для восстановления нарушенного права (будущих расходов), суды исходят из того, что необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг, договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п. .

———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 10).

В состав реального ущерба входят также расходы на представительство в суде и юридические услуги, понесенные в связи с обращением к суду за защитой нарушенного права (другое дело, что законодательством установлен специальный порядок взыскания такого ущерба) .

———————————
Определения Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2002 г. N 22-О «По жалобе открытого акционерного общества «Большевик» на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации», от 19 января 2010 г. N 88-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Трофименко Зинаиды Ивановны на нарушение ее конституционных прав статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью первой статьи 98 и частью первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»; информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. N 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» (п. 1).

Во-вторых, реальный ущерб может быть выражен в утрате имущества (о «многоликости» понятия имущества см. ст. 128 ГК и комментарий к ней).

Под имуществом в этом случае понимаются прежде всего вещи. Убытки выражаются в гибели вещи (ее исчезновении), что приводит к умалению имущественной сферы. Утратой имущества следует считать также прекращение права, если оно не может быть восстановлено. Взысканные убытки в этих случаях представляют собой денежную сумму, компенсирующую данные потери. Так, товарищество обратилось в арбитражный суд с иском об обязании предприятия передать в натуре две трехкомнатные квартиры, как это предусмотрено договором на участие в строительстве. При разрешении спора в суде первой инстанции ответчик признал иск, но сослался на невозможность исполнения обязательства, так как весь дом заселен. В связи с этим истец изменил предмет иска и просил взыскать убытки в виде стоимости квартир. Суд первой инстанции удовлетворил иск, взыскав с ответчика денежную сумму, внесенную истцом в размере сметной стоимости квартир на момент заключения договора. Обжалуя решение, истец указал на то, что присужденная сумма в связи с инфляцией не позволяет ему приобрести две трехкомнатные квартиры и, следовательно, восстановить свои имущественные права, нарушенные ответчиком вследствие неисполнения им договорного обязательства. Постановлением апелляционной инстанции решение изменено: в пользу истца взыскана денежная сумма, необходимая для покупки двух трехкомнатных квартир, адекватных по качеству тем, которые подлежали передаче истцу в построенном сторонами доме, по ценам, действовавшим в день предъявления иска. При этом арбитражный суд исходил из следующего. Поскольку ответчик не выполнил свои обязательства по передаче квартир, истец вправе требовать в соответствии со ст. 15 ГК РФ возмещения убытков. При определении размера убытков следует руководствоваться п. 3 ст. 393 ГК РФ .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 июля 2000 г. N 56 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с договорами на участие в строительстве» (п. 10).

В-третьих, реальный ущерб может состоять в повреждении имущества. Речь идет только о вещах. Повреждение означает, что вещь утрачивает какие-либо свойства, понижаются ее качественные характеристики и т.д. Очевидно, что в этом случае говорится как о собственно повреждении вещи как следствии механического воздействия, так и о порче как результате развития органических процессов.

Умаление имущественной сферы потерпевшего состоит в сумме разницы между стоимостью вещи до ее повреждения и ее стоимостью после повреждения.

В судебной практике иногда понятие «ущерб» конкретизируется при применении норм процессуального законодательства. Так, Президиум ВАС РФ указал, что понятие «ущерб», использованное в ч. 2 ст. 90 АПК РФ, охватывает как ущерб, определяемый по правилам комментируемой статьи ГК РФ, так и неблагоприятные последствия, связанные с ущемлением чести, достоинства и деловой репутации .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. N 83 «О некоторых вопросах, связанных с применением части 3 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (п. 2).

7. Упущенная выгода (неполученные доходы) представляет собой то мыслимое (предполагаемое) пополнение имущественной сферы потерпевшего, которое произошло бы при нормальном развитии событий (при обычных условиях гражданского оборота), если бы право не было нарушено .

———————————
См., например: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 января 2002 г. N 67 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами» (п. 10).

8. Правило, включенное в абз. 2 п. 2 комментируемой статьи, само по себе заслуживающее поддержки, «работоспособно» лишь в очень малом числе случаев. Хотя бы по той простой причине, что потерпевшему весьма непросто, а чаще всего невозможно доказать получение дохода правонарушителем, а тем более обосновать его размер.

9. При рассмотрении случаев, когда спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, следует учитывать, что гражданское законодательство может быть применено к указанным правоотношениям только при условии, что это предусмотрено законодательством.

Судебная практика исходит из того, что граждане и юридические лица на основании правил комментируемой статьи и ст. 16 ГК РФ могут предъявлять требования о возмещении убытков, вызванных необоснованным взиманием экономических (финансовых) санкций налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами .

———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 2).

10. Взыскание убытков с практической точки зрения — дело весьма трудоемкое. И дело не столько в сложности рассматриваемых материально-правовых норм, сколько в том, что они оперируют оценочными категориями. Следовательно, необходимо доказать факт наличия убытков, а также материального права на их возмещение, отсутствие процессуальных препятствий для взыскания убытков, их размер и т.д. .

———————————
См. об этом: Дегтярев С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе. 2-е изд. М., 2003 (1-е изд. — 2001).

Смотрите также ст. 393 ГК РФ и комментарий к ней.