Конституция осуществление правосудия только судом

Рубрики Вопрос юристу

3. Принцип осуществления правосудия только судом

Данный принцип закреплен в ст. 118 Конституции РФ. Статья 49 Конституции РФ указывает, что лицо может быть признано виновным только по приговору суда. Статья 1 Закона «О судебной системе РФ» определяет, что никто, кроме судов в лице судей, присяжных, народных и арбитражных заседателей, не вправе принимать на себя осуществление правосудия.

Функция осуществления правосудия предоставлена только суду в связи с тем, что ни один другой государственный правоохранительный орган не обладает такими возможностями для принятия законного и обоснованного решения по делу. Именно в стадии судебного разбирательства проявляются все принципы судопроизводства и правосудия. Невозможно на данный момент, к примеру, обеспечить состязательность и равноправие сторон в стадии предварительного расследования, а в ходе судебного заседания это вполне реально. В стадии судебного разбирательства больше прав имеют возможность реализовать обвиняемый, его защитник. Все это способствует установлению истины по делу, вынесению справедливого приговора. Причем и приговор, и решение суда может изменить или отменить только вышестоящий суд. Попытки создать внесудебные органы в «советское» время обернулись беззаконием и произволом.

Реализация принципа осуществления правосудия только судом обеспечивается нормами судоустройственного и процессуального права. Закон «О судебной системе РФ» перечисляет все суды, действующие на территории РФ, и запрещает создавать чрезвычайные суды. УПК, ГПК, Арбитражный процессуальный кодекс детально регламентируют процедуру осуществления правосудия. Вмешательство в осуществление правосудия является серьезным правонарушением.

Обращения в правоохранительные органы. Наряду со специализированными природоохранными органами существуют правоохранительные органы, .

4.2.5 Осуществление правосудия только судом

Правовая основа данного принципа содержится не только в ст. 118 Конституции РФ, но и в ст. 49 Конституции РФ, где говорится, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Из названного положения вновь следует правило, что именно суд устанавливает виновность лица. Так как под правосудием по уголовным делам понимается деятельность суда, направленная прежде всего на установление виновности или невиновности подсудимого, то смысл закрепленной в ст. 49 Конституции РФ нормы можно прочитать и несколько иначе: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока не будет осуществлено правосудие в предусмотренном федеральным законом порядке вступившим в законную силу приговором суда».

Осуществление правосудия только судом — это принцип, положение отражающие сущность и демократизм правосудия Российской Федерации. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации». Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», не допускается (ст. 4 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»).

Правосудие в уголовно, гражданском и арбитражном процессах — это деятельность суда по рассмотрению уголовных и гражданских дел в первой, апелляционной, кассационной инстанциях, в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам (ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств), направленная на установление виновности подсудимых, применение к ним мер наказания либо на оправдание невиновных, а по гражданским делам на разрешения дела по существу.

Существуют и иные — особые формы правосудия. Во- первых, это деятельность суда по рассмотрению дел об административных правонарушениях, направленная на установление виновности лица в совершении правонарушения, наложение административного взыскания либо на прекращение дела производством.

Высший орган правосудия нашего государства требует по каждому факту вынесения неправосудного приговора тщательно выяснять причины допущенной судебной ошибки и принимать меры к привлечению виновных судей к установленной ответственности,

вплоть до постановки вопроса о прекращении их полномочий .

Правосудие по уголовным делам осуществляется только судами общей юрисдикции, а по гражданским делам и делам об административных правонарушениях — судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Деятельность арбитражных судов урегулирована АПК и КоАП, а деятельность судов общей юрисдикции — УПК, ГПК и КоАП. К федеральным судам общей юрисдикции относятся Верховный Суд РФ, верховные суды субъектов РФ (республик, входящих в состав Российской Федерации, краев, областей, города Москвы и С.- Петербурга, автономной области и автономных округов), районные суды, а также военные и специализированные суды (ст. 1 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»). Правосудие осуществляется не только федеральными судами. Согласно ч. 2 ст. 1, ч. 2 ст. 11 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» правосудие осуществляется также судами общей юрисдикции субъектов Российской Федерации — мировыми судьями.

Система арбитражных судов состоит из Высшего Арбитражного Суда РФ; федеральных арбитражных судов округов; арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов первой инстанции в республиках, краях, областях, городах федерального значения, автономной области, автономных округах (ст. 3 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации).

Приведенный перечень судов общей юрисдикции и арбитражных судов исчерпывающий. Он расширительному толкованию не подлежит. Третейские суды, комиссии по трудовым спорам и другие формирования, имеющие отношение к разрешению гражданско- правовых споров, правосудия не осуществляют.

§ 3. Осуществление правосудия только судом

Правосудие может осуществляться только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным конституцион­ным законом «О судебной системе Российской Федерации». Соглас­но названному Закону (ст. 4) в России не допускается создание чрез­вычайных судов (например, судов ad hoc — для рассмотрения кон­кретного дела) и каких-либо иных судов, не предусмотренных указанным Законом. Никакие другие государственные органы и должностные лица не вправе брать на себя судейские функции и осу­ществлять правосудие по уголовному делу.

Исключительное право суда на осуществление правосудия по уго­ловному делу обусловлено тем, что деятельность суда осуществляется в особом правовом режиме, который создает наиболее благоприятные условия для всестороннего и объективного рассмотрения и разреше­ния уголовного дела. Ни одна форма государственной правопримени­тельной деятельности не заключает в себе большего числа правовых гарантий для вынесения по делу законного и справедливого решения, нежели правосудие.

Особенности правового порядка рассмотрения и разрешения дела при осуществлении правосудия определяют содержание многих принципов уголовного судопроизводства. Рассмотрение уголовного дела при осуществлении правосудия происходит в форме открытого, устного судебного заседания. Процедура судебного заседания предпо­лагает непосредственное исследование всех доказательств, собранных по уголовному делу: допросы свидетелей, осмотр вещественных дока­зательств, оглашение документов и т. д.

Важной чертой судебных заседаний является участие сторон обви­нения и защиты, наделенных равными процессуальными правами. Состязание сторон, каждая из которых наделена правом представле­ния доказательств, помогает суду всесторонне рассмотреть дело и вы­нести по нему обоснованный приговор (постановление, определение).

Процедура вынесения судом приговора, исключающая какое бы то ни было постороннее воздействие, с соблюдением тайны совеща­тельной комнаты, также является характерным признаком правосу­дия. Судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и за­кону. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда с целью помешать осуществлению правосудия является преступ­лением. Разрешая уголовное дело, суд оценивает представленные сторонами доказательства по внутреннему убеждению, руководству­ясь при этом законом и совестью (ст. 17 УПК). Только в рамках та­кой процедуры лицо может быть признано виновным в совершении преступления и подвергнуто уголовному наказанию, что и определя­ет содержание принципа презумпции невиновности.

Правосудие осуществляется не только при рассмотрении уголов­ного дела судом первой инстанции, а охватывает собой производство по делу во всех судебных инстанциях.

Как подчеркнул Конституционный Суд РФ, «правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости. » [186] , а возложение на суд обя­занности в той или иной форме подменять деятельность органов и лиц, осуществляющих уголовное преследование, «препятствует неза­висимому и беспристрастному осуществлению правосудия судом, как того требует ст. 120 (ч. 1) Конституции Российской Федерации» [187] . «Наделение суда полномочиями по возбуждению уголовного пресле­дования не согласуется с конституционными положениями о незави­симом правосудии» [188] . Именно поэтому в УПК из круга полномочий суда исключены все те полномочия, которые ориентированы на осу­ществление уголовного преследования и реализуются следователем, дознавателем и прокурором.

Граждане России участвуют в отправлении правосудия в качестве присяжных заседателей в порядке, предусмотренном УПК.

Рассматриваемый принцип включает в себя и положение ч. 3 ст. 8 УПК, согласно которому подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено уголовно-процессуальным законом. Это положение воспроизводит аналогичное правило, закрепленное в ч. 1 ст. 47 Кон­ституции РФ. Нарушение указанного конституционного права во всех случаях влечет отмену приговора.

Так, отменяя приговор, Судебная коллегия по уголовным делам Вер­ховного Суда РФ указала следующее. В силу ч. 3 ст. 8 УПК подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде, к подсудности которого оно отнесено.

Органами предварительного следствия установлено, что преступление совершено на территории Ленинского административного округа г. Мур­манска, и, таким образом, дело подлежало рассмотрению Ленинским рай­онным судом г. Мурманска. Однако по ходатайству председателя Ленин­ского районного суда г. Мурманска постановлением и. о. заместителя председателя Мурманского областного суда территориальная подсудность по уголовному делу изменена и оно направлено на рассмотрение в Севе­роморский городской суд Мурманской области, что противоречит нормам УПК. В соответствии со ст. 35 УПК председатель суда обладает самостоя­тельной инициативой ставить вопрос перед вышестоящим судом по изме­нению территориальной подсудности уголовного дела только в двух слу­чаях:

1) если все судьи данного суда ранее принимали участие в производст­ве по рассматриваемому уголовному делу (подп. «а» п. 2 ч. 1 ст. 35 УПК),

2) если не все участники уголовного судопроизводства по данному уголовному делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция данного суда, и все обвиняемые согласны на изменение тер­риториальной подсудности данного уголовного дела (подп. «б» п. 2 ч. 1 ст. 35 УПК).

Ни одного из этих обстоятельств по делу не установлено. Таким обра­зом, суд нарушил права подсудимого, предоставленные ему ч. 3 ст. 8 УПК [189] .

Касаясь этого вопроса, Конституционный Суд РФ признал не со­ответствующим Конституции РФ произвольное изменение подсудно­сти уголовных дел во внепроцессуальной форме и при отсутствии прямо указанных в законе оснований и условий для этого [190] .

Статья 118 Конституции РФ

1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.

2. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

3. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается.

Комментарий к Статье 118 Конституции РФ

1. Комментируемая статья открывает гл. 7 Конституции, посвященную судебной власти. Предписания, содержащиеся в данной главе и статье, конкретизируют относящиеся к основам конституционного строя ст. 10 и ч. 1 ст. 11 Конституции, рассматривающие судебную власть как разновидность государственной власти, осуществляемую судами самостоятельно. Сущностное же отличие судебной власти определено именно ч. 1 комментируемой статьи — на нее возложено осуществление правосудия. Эта функция составляет монополию судов: правосудие не может быть возложено ни на какие другие органы. Как особый способ осуществления судебной власти оно по своему содержанию и форме отличается от законотворческой деятельности и от правоприменительной и правоохранительной деятельности органов исполнительной власти.

«Отправление правосудия является особым видом осуществления государственной власти. Применяя общее правовое предписание (норму права) к конкретным обстоятельствам дела, судья дает собственное толкование нормы, принимает решение в пределах предоставленной ему свободы усмотрения» (п. 4 мотивировочной части Постановления КС РФ от 25.01.2001 N 1-П*(1110)). Присущие правосудию процедуры, предполагающие, что рассмотрение любого правового конфликта может быть передано его участниками для определения их прав и обязанностей независимому беспристрастному и компетентному суду с тем, чтобы дело было рассмотрено в открытом судебном заседании при предоставлении каждому возможности на равных основаниях отстаивать свои права и чтобы исполнение вынесенного судом решения обеспечивалось принудительной силой государства, позволяют признать правосудие наиболее эффективным средством защиты прав и законных интересов. Осуществление функции правосудия другими органами не только противоречило бы принципу разделения властей и прямому запрету, содержащемуся, по сути, в ч. 1 ст. 118 Конституции, но и нарушало бы не подлежащее ограничению право на доступ к правосудию и судебную защиту (см. ст. 19, 46, ч. 3 ст. 55, ч. 3 ст. 56 Конституции).

В то же время правосудие составляет исключительное предназначение судов — на них не могут возлагаться какие-либо другие полномочия, противоречащие юридической природе правосудия и несовместимые с принципом разделения властей.

2. Комментируемая статья употребляет наряду с понятием правосудия также понятие судопроизводства. Это отражает реальные и теоретически оправданные особенности, присущие: а) деятельности самого суда по осуществлению правосудия и б) всей совокупности связанных с рассмотрением дел в суде процедур, основанных на актив ном участии в судопроизводстве не только суда, но и иных заинтересованных или уполномоченных субъектов. Их состав, характер их спора и складывающихся между ними правоотношений, а также продиктованная этим специфика процессуальной деятельности объективно обосновывают признание и закрепление в ч. 2 комментируемой статьи различных видов судопроизводства, посредством которых осуществляется судебная власть.

Конституция обозначает четыре вида судопроизводства: конституционное, гражданское, административное и уголовное, каждый из которых предполагает осуществление процессуальных прав и обязанностей их участниками, включая суды в строго установленном законом порядке. Этот порядок определен для конституционного судопроизводства — в Законе о Конституционном Суде РФ; для гражданского судопроизводства — в ГПК и АПК; для административного судопроизводства — в ГПК, АПК и КоАП; для уголовного судопроизводства — в УК.

Закрепление правил конституционного судопроизводства в федеральном конституционном законе предопределено прямым предписанием ч. 3 ст. 128 Конституции. Полномочия по принятию ГПК, АПК, УПК согласно п. «о» ст. 71 Конституции отнесены к исключительному ведению Федерации. Административно-процессуальное законодательство, составляющее совместное ведение Федерации и ее субъектов (п. «к» ст. 72), также урегулировано федеральным законом в соответствии с ч. 2 ст. 76, признающей приоритет федерального законодателя и для области совместного ведения (см. комментарии к ст. 71, 72, 76).

3. Дела, возникающие из гражданских и административных правоотношений, рассматриваемые в процедурах гражданского и административного судопроизводства, в действующем процессуальном законодательстве не имеют единой регламентации и закреплены в разных кодифицированных актах (ГПК, АПК, а в части административного процесса также в КоАП). Однако такое регулирование само по себе не расходится с комментируемой нормой ч. 2 ст. 118 Конституции. Она не предопределяет, что каждая из названных в ней процедур требует единого кодифицированного акта и не исключает, что разные виды судопроизводства могут осуществляться в одном суде и, напротив, одинаковые по своей природе и характеру регулирующих их материально-правовых норм споры рассматриваются в судах разной специализации.

Суды общей юрисдикции (см. комментарий к ст. 126) рассматривают дела по правилам гражданского, административного и уголовного судопроизводства (т.е. в процедурах, предусмотренных ГПК, УПК и КоАП), арбитражные же суды действуют в процедурах либо гражданского, либо административного судопроизводства, но находящих свое закрепление в едином АПК (см. п. 3 мотивировочной части Определения КС РФ от 06.11.2003 N 390-О*(1111)).

Таким образом, действующее регулирование не исходит из строгого разграничения компетенции различных судов ни по характеру спорных правоотношений, ни по такому критерию, как виды судопроизводства, которые используются судами для рассмотрения дел.

Такое положение, однако, требует особого внимания к соблюдению конституционных правил ст. 47 о рассмотрении каждого дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом, и ст. 19 о равенстве перед законом и судом. При установлении подсудности дел и процедур их рассмотрения законодатель должен соблюдать конституционный запрет дискриминации по любым основаниям и учитывать, что одинаковые материальные права должны обеспечиваться равными по своим процессуальным параметрам возможностями судебной защиты. По действующим ГПК и АПК, например, собственник, защищая свое право собственности на основе ст. 35 Конституции и ГК, пользуется разными процессуальными возможностями в судах общей и арбитражной юрисдикции — в арбитражных судах ему предоставляется право ходатайствовать о рассмотрении дел с участием арбитражных заседателей, а также обжаловать решение любого суда первой инстанции в апелляционном порядке, что не предусмотрено по ГПК, согласно которому дела рассматриваются единолично судьей и в большинстве случаев допускается только их кассационное обжалование, которое не предполагает повторное рассмотрение дела вышестоящим судом по правилам первой инстанции (см. комментарий к ч. 3 ст. 50).

Различия в процедурах по АПК и ГПК послужили основанием для оспаривания в Конституционном Суде РФ положений ч. 5 ст. 59 АПК РФ, не допускавших в процесс, в отличие от ГПК, в качестве представителей организаций, являющихся сторонами, юристов, не состоявших в их штате или не являющихся адвокатами. Согласно правовой позиции Конституционного Суда организации, участвующие в гражданском и арбитражном судопроизводстве, при выборе представителя не могут находиться в неравном положении и вправе свободно выбирать способ защиты своих интересов, исходя из принципа диспозитивности, ограничение которого для организаций — участников арбитражного судопроизводства не может быть оправдано, так как не отвечает конституционно значимым целям, формулируемым ч. 3 ст. 55 Конституции (см. комментарий к этой статье) (Постановление КС РФ от 16.07.2004 N 15-П*(1112)).

Существующее разграничение компетенции между судами не исключает, однако, иного решения вопроса. Постоянно дискутируется создание отдельной судебной структуры — административных судов, с тем чтобы только на них возлагалось осуществление административного судопроизводства, а также сосредоточение гражданского судопроизводства внутри одной ветви судебной юрисдикции.

4. Определив правосудие как исключительную функцию судебной власти и все виды судопроизводства, в которых она реализуется, комментируемая норма в ч. 3 характеризует и способы создания институциональной основы этой деятельности — судебной системы РФ, которая составляет предмет регулирования самой Конституции (см. ст. 125-127) и федерального конституционного закона.

Из этого вытекает, что только конституционный законодательный корпус, уполномоченный изменять Конституцию и принимать законы, для одобрения которых требуется квалифицированное большинство голосов в Государственной Думе и Совете Федерации, вправе установить, какие суды создаются и действуют в Российской Федерации (см. ст. 108, 136 Конституции).

Это одно из полномочий в сфере судоустройства, которое (согласно п. «о» ст. 71 Конституции) отнесено к ведению РФ.

Понятие «судоустройство» рассматривается как синоним понятия «организация судебной системы». Но оно позволяет увидеть многосторонность этого предмета федерального, в том числе конституционного, ведения, возложенного исключительно на законодательную ветвь власти. Судоустройство включает: а) перечень действующих судов, б) процедуру учреждения судов, в) их внутреннюю структуру (или устройство). При этом Конституция ограничивает полномочия законодателя, учреждающего суды, не допуская создание чрезвычайных судов. Это значит, что компетенция судов не может по воле законодателя передаваться каким-либо специальным органам, уполномочиваемым на разрешение отдельных дел, в том числе в отношении отдельных лиц или на временное рассмотрение каких-либо конкретных конфликтов, обычно разрешаемых судами. Любые дела, по которым суды осуществляют правосудие, не могут изыматься из ведения ординарной судебной системы, как она устанавливается Конституцией и федеральным конституционным законом. Иначе не было бы обеспечено осуществление судебной власти только судом; законодательная же и исполнительная власть, выбирая каждый раз по своему усмотрению органы для разрешения конкретных конфликтов, получила бы возможность произвольных решений, нарушающих также принцип разделения властей*(1113).

5. В Конституции нет полного перечня судов, входящих в судебную систему Российской Федерации, она называет только три высших суда, а именно Конституционный Суд, Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд РФ. Полный перечень судов, действующих в Российской Федерации, определен Законом о судебной системе РФ. Согласно ч. 1 ст. 4 данного Закона создание судов, не предусмотренных им, не допускается. Названный Закон приобретает, таким образом, значение основного источника регулирования судебной системы. Все другие акты по данному предмету должны быть основаны на нем и не могут ему противоречить. Поэтому какое-либо изменение судебной системы не может иметь места без внесения изменений в данный Закон. Тем самым обеспечивается стабильность судебной системы и право каждого на рассмотрение его дела законным судом (см. комментарий к ч. 1 ст. 47).

С этой целью федеральный законодатель, определяя действующую судебную систему в Российской Федерации и пути ее развития в Законе о судебной системе РФ, а) исчерпывающим образом обозначает суды, образующие федеральную судебную систему (федеральные суды); б) называет все виды судопроизводства (в соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции) и закрепляет их осуществление за судами, тем самым разграничивает юрисдикцию судов; в) предусматривает возможность создания в будущем новых видов юрисдикции (специализированных судов по административным, гражданским делам и делам в отношении несовершеннолетних); г) называет все звенья судов, относящихся к каждому из видов юрисдикции; наконец, д) указывает, какие суды могут или должны быть созданы в субъектах Федерации на основе их собственных законов.

Обеспечению стабильности судебной системы и права на законный суд служит также вытекающий из Конституции и закрепленный в Законе о судебной системе РФ порядок создания и упразднения судов (ст. 17). Суды, перечисленные в Конституции, могут быть упразднены только путем внесения поправок в Конституцию. Другие федеральные суды создаются и упраздняются только федеральным законом. Таким образом, суд, относящийся к любому из перечисленных в Законе о судебной системе РФ ее звеньев и видов судов на конкретной территории — в районе, субъекте Федерации, в судебных округах — в случае изменения административно-территориального или административно-государственного деления (например, при объединении или разделении субъектов Федерации, образовании новых судебных округов и т.д.), может быть создан, реорганизован или упразднен только путем принятия федерального закона о таком конкретном суде.

6. Федеральная судебная система в соответствии с Конституцией включает в себя в настоящее время суды трех видов юрисдикции: Конституционный Суд, который осуществляет конституционное судопроизводство (см. комментарий к ст. 125); возглавляемые Верховным Судом суды общей юрисдикции, осуществляющие гражданское, административное и уголовное судопроизводство (см. комментарий к ст. 126); арбитражные суды во главе с Высшим Арбитражным Судом, которые осуществляют гражданское и административное судопроизводство по делам, вытекающим из экономических споров (см. комментарий к ст. 127).

Понятие «судебная система» применительно к организации судов обусловлено, однако, не только тем, что суды подразделяются по названным видам юрисдикции. Внутри одной юрисдикции суды также образуют упорядоченную систему. Это связано с потребностью распределения дел между судами на разных территориях (по горизонтали — на основе территориальной подсудности дел) и с наличием судов разного уровня (по вертикали) для распределения дел по степени их сложности (на основе предметной подсудности).

Распределение дел по территориальному принципу решает задачу обеспечения каждому возможности обратиться к суду за защитой (ст.46 КРФ) там, где возник правовой конфликт. Без этого доступ к правосудию был бы нереален.

Иерархическая организация судов по вертикали служит организации проверки в вышестоящих судах решений нижестоящих судов и определяет движение дел по судебным инстанциям. Такая необходимость также обусловлена конституционными нормами о праве каждого на обжалование в суд любых действий и решений государственных органов (ст. 46 Конституции Российской Федерации), что в полной мере распространяется на решения судов. Обязанность государства обеспечить каждому право на пересмотр в вышестоящем суде вынесенного по уголовному делу обвинительного приговора специально оговорена в ч. 3 ст. 50 Конституции. Таким образом, нормы гл. 2 Конституции предопределяют иерархическое построение судебной системы. Это затем находит отражение в ст. 126 и 127 Конституции, посвященных двум отделенным друг от друга, иерархически построенным подсистемам федеральных судов — судам общей юрисдикции и арбитражным судам.

7. Действующее конституционное регулирование не предусматривает существования наряду с федеральной судебной системой также региональных судов, создаваемых самими субъектами РФ на основе их законов. Самостоятельность последних в установлении системы собственных представительных и исполнительных органов власти (см. комментарий к ч. 1 ст. 77) не распространяется на сферу судоустройства (п. «о» ст. 71). Конституция принципиально не предполагает ни разграничения между Федерацией и ее субъектами полномочий в этой сфере, ни какого-либо их делегирования с федерального на региональный уровень на основе федеральных законов либо договоров (п. 2 мотивировочной части Определения КС РФ от 12.03.1998 N 32-О*(1114)). Закрепляя существование единой федеральной судебной системы, действующей на основе единого федерального процессуального законодательства и обеспечивающей защиту прав и свобод граждан по единому федеральному стандарту (см. комментарий к ст. 19), Конституция не допускает в субъектах РФ замену федеральных судов судами, не входящими в федеральную судебную систему, но имеющими такую же компетенцию и осуществляющими правосудие именем РФ.

Вместе с тем не противоречит Конституции, если в учредительных актах субъекта Федерации под его судебной системой понимаются федеральные суды, чья подсудность определяется пределами его территории и которые действуют в соответствии с предписаниями Конституции и федерального законодательства (см. п. 9 мотивировочной части Постановления КС РФ от 01.02.1996 N 3-П*(1115)). Включение же в конституции и уставы субъектов Федерации положений о том, что федеральные суды, существующие в соответствующих административно-территориальных единицах этих субъектов, образуются и действуют в соответствии не только с федеральным законом, но и с законом субъекта РФ, противоречит Конституции, так как установление системы федеральных судов и порядка их деятельности относится к исключительному ведению Федерации и определяется Конституцией и Законом о судебной системе РФ (см. п. 7 мотивировочной части Постановления КС РФ от 07.06.2000 N 10-П).

8. Закон о судебной системе РФ предусмотрел создание в субъектах Федерации не только федеральных судов, но также двух видов судов субъектов РФ, а именно конституционных (уставных) судов и мировых судей.

Их компетенционные, организационно-правовые, статусные, функциональные особенности, как и предусмотренные Законом о судебной системе РФ учредительные полномочия субъектов РФ в отношении этих видов судов, различаются более кардинально, чем у федеральных судов, относящихся к разным видам юрисдикции.

9. Конституционные (уставные) суды создаются согласно Закону о судебной системе РФ исключительно по усмотрению конституционного законодателя субъекта Федерации, который свободен при установлении их компетенции в области конституционного судопроизводства и его процедур, определении требований к судьям, сроков их полномочий, порядка назначения, а также финансирования суда.

Единый федеральный масштаб в этом виде конституционного контроля, осуществляемого судами субъектов РФ, действует постольку, поскольку в нем должно обеспечиваться самостоятельное и независимое осуществление судебной власти на ее конституционно-правовой основе, закрепленной в Конституции; критерием судебной проверки выступает учредительный акт субъекта Федерации; предметом проверки является нормативно-правовое регулирование субъекта РФ, а решения таких судов имеют обязательную силу и не могут быть пересмотрены иным судом, в том числе федеральным (ст. 27 Закона о судебной системе РФ). Таким образом, конституционные (уставные) суды не вписаны в иерархически выстроенную судебную систему ни в субъекте Федерации, ни по федеральной линии.

Поскольку ни один суд в Российской Федерации не освобожден от обязанности следовать Конституции и федеральному закону, судебный конституционный контроль в судах субъектов Федерации реально служит — при всей их формальной обособленности в судебной системе России — охране ее Конституции и может развиваться в этом его значении как предваряющий федеральное конституционное судопроизводство и помогающий Конституционному Суду РФ более экономно и эффективно выполнять соответствующую задачу. Согласно немецкому опыту региональным конституционным судам доверено и распространение позиций Федерального конституционного суда ФРГ в области защиты прав и свобод, исходя из единого их каталога на уровне федеральной и местных конституций*(1116).

10. Мировые судьи в субъектах Федерации создаются на основе Закона о мировых судьях; на них распространяются гарантии статуса судьи, установленные Законом о статусе судей и иными федеральными законами (ст. 28 Закона о судебной системе РФ, ст. 2 Закона о мировых судьях).

Учреждение мировых судей является обязанностью законодателя субъекта РФ, только Федерация определяет их компетенцию, общее число мировых судей и судебных участков (хотя и по согласованию с субъектом Федерации), минимальные требования, предъявляемые к мировым судьям, альтернативные виды процедур назначения или избрания на должность, минимальные и предельные сроки полномочий, размеры должностных окладов и социальных выплат, финансирование которых осуществляется за счет средств федерального бюджета (ст. 3-8, 10 Закона о мировых судьях).

Особое положение мировых судей определяется тем, что они являются первым (низшим) звеном судебной системы РФ, относятся к судам общей юрисдикции, возглавляемым Верховным Судом РФ, т.е. организационно и инстанционно встроены в судебную иерархию, где непосредственно вышестоящим по отношению к ним является федеральный районный суд, проверяющий судебные акты мировых судей в качестве суда апелляционной инстанции (ст. 21 Закона о судебной системе РФ). Мировые судьи выносят свои судебные акты именем Российской Федерации.

К ведению субъектов Федерации согласно названным федеральным законам относятся: установление дополнительных требований к мировым судьям, создание и упразднение на основе своих законов судебных участков, где дислоцируются мировые судьи, и их должностей (при соблюдении установленного Законом их числа); выбор процедуры — из предложенных Законом вариантов — назначения на должность мирового судьи, организация его аппарата, сотрудники которого отнесены к государственным служащим субъекта РФ, и материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей.

Таким образом, мировые судьи, не являясь федеральными судами, не могут быть признаны и относящимися исключительно к судебной системе судов субъекта Федерации — в отличие от их конституционных (уставных) судов. Принципиально, что область судоустройства, связанная с определением параметров мировой юстиции, не выводится из ведения Федерации (п. «о» ст. 71), что полномочия ее субъектов по отношению к мировым судьям осуществляются в рамках, установленных федеральным законом.

Поскольку в сфере организации судов не признается ни совместное ведение РФ и ее субъектов, ни тем более исключительные прерогативы последних, то парадигма разграничения законодательного ведения относительно мировой юстиции более всего аналогична делегированию конкретизации первичного федерального регулирования в строгих рамках, определенных федеральным законом, при достаточно узких возможностях субъектов Федерации.

Принцип осуществления правосудия только судом

Правосудие по уголовным, гражданским, административным делам в соответствии с Конституцией может осуществлять только суд (ст. 118). Применительно к правосудию по уголовным делам Конституция устанавливает, что лицо может быть признано виновным лишь приговором суда (ст. 49). Статья 8 УПК, находящаяся в соответствии с приведенными конституционными положениями, устанавливает, что только суд в своем приговоре может признать лицо виновным в совершении преступления и подвергнуть уголовному наказанию. В отношении ключевого положения суда, его исключительной роли в осуществлении правосудия по гражданским делам положения ст. 118 Конституции конкретизируются в соответствующих нормах ГПК (ст. 5) и АПК (ст. 4).

Судебная власть в Российской Федерации, как указано в Законе о судебной системе, осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия (ч. 1 ст. 1). При этом необходимо отметить наметившуюся тенденцию к усилению профессионального начала в деятельности судов. В арбитражном процессе, например, арбитражные заседатели участвуют в рассмотрении дел, если об их участии заявит ходатайство какая-либо из сторон (ч. 3 ст. 17 АПК). В уголовном и гражданском судопроизводстве в первой инстанции дела рассматриваются в основном судьями единолично, а в составе трех профессиональных судей – в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 2 ст. 30, ч. 3 ст. 31 УПК, ч. 1 ст. 14 ГПК). По ходатайству обвиняемого по делам, подсудным среднему и высшему звеньям федеральных судов общей юрисдикции, предусмотрено рассмотрение уголовных дел судьей и коллегией в составе 12 присяжных заседателей (п. 2 ч. 2 ст. 30, ч. 3 ст. 31 УПК).

Конституция не только четко определяет исключительные полномочия суда в осуществлении правосудия, но и устанавливает порядок назначения судей федеральных судов первого и второго звеньев – Президентом РФ, а судей высшего звена по его представлению – Советом Федерации (п. «е» ст. 83, и. «ж» ст. 102). Необходимо к тому же принять во внимание установление Конституцией правила о несменяемости и неприкосновенности судей (ст. 121, 122). Эти и другие положения свидетельствуют о том, что Конституция не только провозгласила самостоятельность судебной власти (ст. 10), но и, как никогда прежде, на высшем законодательном уровне предусмотрела правовые средства обеспечения независимости судей.

В развитие положений ст. 118 Конституции в Законе о судебной системе дан полный перечень федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов (ч. 3 ст. 4).

В соответствии со ст. 4 Закона о судебной системе в Российской Федерации действуют федеральные суды, а также конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов РФ, составляющие судебную систему РФ, в которую входят:

а) Конституционный Суд РФ;

б) Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции;

в) Высший Арбитражный Суд РФ, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов РФ, составляющие систему федеральных арбитражных судов.

Наряду с системой федеральных судов Закон о судебной системе предусмотрел существование судов субъектов РФ: конституционные (уставные) суды субъектов РФ, мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов РФ. При этом указанный Закон исходит из единства судебной системы в Российской Федерации (ст. 3).

Суду предоставлены исключительные полномочия по осуществлению правосудия, поскольку ни один другой государственный орган не обладает такими возможностями, как суд, для принятия решения на основе непосредственного всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела в условиях гласного и устного судебного разбирательства при обеспечении состязательности и равноправия сторон.

В соответствии с нормами УПК в стадии судебного разбирательства находит наиболее полную реализацию вся система принципов судопроизводства и правосудия. В этой стадии уголовного судопроизводства более широкие права, чем на других этапах процесса, предоставлены обвиняемому (подсудимому), его защитнику и законному представителю, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям. Все это обеспечивает именно суду наибольшие возможности для установления объективной истины и вынесения справедливого приговора. При этом в законе установлено, что приговор суда может быть изменен или отменен только вышестоящим судом по основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законом (ст. 379, 409 УПК).

Сказанное можно дополнить указанием на то, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (ч. 4 ст. 302 УПК). В результате судебного разбирательства суд может вынести обвинительный или оправдательный приговор. Обвинительный приговор суд не обязательно выносит по тому обвинению, которое сформулировано в обвинительном заключении. Хотя судебное разбирательство производится лишь но обвинению, по которому назначено слушание дела, суд вправе изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту (ст. 252 УПК).

В системах судов общей юрисдикции и арбитражных судов правосудие осуществляют суды первой инстанции, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Рассмотрение дел по первой инстанции судьи осуществляют как единолично, так и в коллегиальном составе. Коллегиальное рассмотрение дел по первой инстанции осуществляется судом в составе трех профессиональных судей, а по ходатайству обвиняемого (в случаях, предусмотренных законом) – в составе судьи и 12 присяжных заседателей (п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК). Рассмотрение дел в апелляционном порядке осуществляется в районном суде – судьей единолично, в вышестоящих судах – судом в составе трех судей (ч. 3 ст. 30 УПК; ч. 4 ст. 17 АПК), в кассационном порядке – также судом в составе трех судей, а в порядке надзора – в составе не менее трех судей (ст. 17 АПК, ст. 14 ГПК) большинством членов Президиума Верховного Суда РФ (ст. 30 УПК).

Конституционный Суд РФ рассматривает дела только в коллегиальном составе. При этом решение Конституционного Суда обязательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после провозглашения (ст. 79 Закона о Конституционном Суде).

Установление запрета на создание чрезвычайных судов является одной из важнейших гарантий реального обеспечения прав человека и гражданина, предусмотренных Конституцией (ст. 45–52).