Конфискация ин рэм

Рубрики Наша практика

В России готовится революционный законопроект

Президент России Дмитрий Медведев поручил своей администрации к 1 сентября подготовить законопроект, позволяющий ему увольнять наряду с губернаторами и других чиновников на основании утраты доверия.

Инициатива главы государства прежде всего связана с выявлением недостоверно декларированных чиновничьих доходов. И основанием для утраты доверия по новому законопроекту может стать именно превышение расходов над доходами.

В мировой практике активно используется так называемый институт конфискации «ин рем», по которому чиновник обязан доказывать, что имущество, превышающее его официальный доход, нажито честным путем. Россия же до сих пор вводить такую меру отказывалась.

Если готовящийся к первому сентября законопроект будет внесен в Федеральное собрание, то его спустят и в думу Ставропольского края для пополнения предложениями и законодательными инициативами.

Председатель парламентского комитета по законодательству Сергей Горло даже место для интервью счел неслучайным. Разговор о борьбе с коррупцией у памятника автору строк о немытой России, стране рабов и стране господ в голубых мундирах вполне логичен.

«В обществе борьбу с коррупцией как называют? Пчелы против меда. То есть мы все прекрасно понимаем, что сегодня чиновник это: а) наиболее коррупционное звено в системе Российского государства; б) он безусловно ненавистен. И здесь президент идет на популярные шаги», — говорит Горло.

Он уверен: бороться с коррупцией необходимо. Главное — чтобы это не превратилось просто в антикоррупционную пиар-кампанию.

Другая крайность, которой надо остерегаться — чтобы от огульных увольнений по принципу «лес рубят — щепки летят» не пострадали невиновные люди.

«Нужно помнить еще и об их правах: если наниматель увольняет без четко прописанных причин — просто я тебе не доверяю и все, я лучше возьму на это место свою племянницу… Если таким образом — то у меня большие вопросы», — поясняет депутат.

Как будет работать закон об увольнении утративших доверие чиновников, проект которого только начинают писать, скоро узнаем. Ставропольский же законодатель делает собственные прогнозы: в России, как известно, строгость законов нивелируется их неисполнением.

Конфискация IN REM: Свет в конце туннеля?

Доходы богатых россиян выше доходов бедных в 800 раз. Почему?

№ 47(237) от 02.12.2010 [«Аргументы Недели », Надежда ПОПОВА ]

30 ноября Дмитрий Медведев выступил с третьим Посланием Федеральному собранию. Основное внимание он уделил демографии и модернизации страны. О необходимости борьбы с коррупцией президент сказал гораздо меньше. А проблема стоит очень серьезно. В последнее время все чаще идут разговоры о том, что в Уголовный кодекс нужно вернуть изрядно подзабытую статью о конфискации. Она была изъята из УК в 2003 году. Вернулась туда в 2006-м, но в весьма расплывчатой форме. Юристы утверждают: статья не работает. Но нужна ли большой и богатой России такая мера, как конфискация имущества? Может, у нас нет наглых воров и отпетых мошенников? И мы близки к модели шведского социализма? Отнюдь… Вот и Росстат недавно опубликовал данные о состоянии кошельков россиян. В крайней нищете в России живут 13,4% населения с доходом ниже 3422 рубля в месяц. В нищете пребывают 27,8% с доходом от 3422 до 7400 рублей. В бедности – 38,8% населения с доходом от 7400 до 17 тыс. рублей. «Богатыми среди бедных» являются 10,9% с доходом от 17 до 25 тыс. рублей. На уровне среднего достатка живут 7,3% с доходом от 25 до 50 тыс. рублей. К состоятельным относятся граждане с доходом от 50 до 75 тыс. рублей. Их число составляет 1,1%.

Криминальный шлейф

Т аким образом, нищие и бедные составляют 80% населения современной России, то есть почти 113 млн. человек. А вот состояние 100 российских валютных миллиардеров оценивается в 520 млрд. долларов. Доходы самых бедных и самых богатых жителей России различаются в 800 раз! В чем же причина столь поразительной разницы? Кто виноват в том, что произошел такой социальный провал? Говорят, все это произошло из-за дикой коррупции в… правоохранительных органах. Вспомним апрель с.г.: президент Дм. Медведев снял 17 высокопоставленных генералов МВД. За некоторыми из них тянулся длинный криминальный шлейф. Вот только об уголовных делах ничего не слышно! Похоже, реформа правоохранительных органов отчаянно буксует. А если буксует она, значит, не бывать благородным преобразованиям в здравоохранении, образовании, науке… Коррупция разъедает и эти сферы.

Из досье «АН»

Конфискация in rem применятся в международной практике в случаях, когда лицо невозможно привлечь к ответственности, но при этом имеются доказательства того, что имущество приобретено в результате коррупции. Конфискация in rem позволяет изымать имущество в таких случаях, когда его размер явно не соответствует законным источникам.

Валенки или телогрейка?

– Конфискация считалась одним из самых популярных наказаний в СССР, – рассказывает «АН» почетный адвокат России Александр Островский. – Изъятие имущества в пользу государства применялось в качестве наказания повсеместно. Осуждали с конфискацией за разбой, взятки, хищение в особо крупных размерах, валютные операции и измену Родине. Причем забирали не только нажитое нечестным путем, а все имущество, кроме небольшого перечня вещей, не подлежащих изъятию. В него, к примеру, входила единственная теплая вещь – телогрейка или валенки. После распада СССР конфискация оказалась в ст. 52 УК РФ, но применялась уже не так активно. Из 865 человек, привлеченных в 2002 г. к уголовной ответственности за взятки, лишь у 33 была проведена конфискаций. В итоге этот инструмент был исключен из Уголовного кодекса. А основной финансовой санкцией стал уголовный штраф, размер которого вырос до 1 млн. рублей. Выходит, наворовал на миллиарды, а штраф можно заплатить в 1 «лимон». Или еще меньше, как это случилось с заместителем министра Шойгу – генералом Ганеевым.

«Персидские сады» «оборотня в погонах»

Л ето 2003 года. По новостным каналам идут сообщения, что в солнечной Испании, в Марбелье, сотрудники Интерпола обнаружили особняки российских нуворишей. Хмурый обыватель готовился услышать про роскошную фазенду какого-нибудь Леши Хряка или Вахтанга Кутаисского, но прозвучали совсем иные имена. В частности, начальника собственной безопасности МЧС генерала Владимира Ганеева, а также фамилии 6 старших офицеров МУРа. Они были арестованы в Москве 25 июня 2003 года. Бандиты в погонах с целью шантажа подбрасывали гражданам оружие, боеприпасы и наркотики. Потом возбуждали уголовные дела. Их могли закрыть, если жертва соглашалась платить очень большие деньги. Ганеев был лидером в этой волчьей стае. Именно он предлагал уладить все вопросы «по рыночной цене». И те, кто соглашался, получал свободу. А отказавшимся подбрасывали героин. В СМИ за бандой Ганеева закрепилось название «оборотни в погонах». Помнится, министр Шойгу с пеной у рта доказывал, что генерала Ганеева подставили.

Но у того в Марбелье, в районе «Персидские сады», оказались апартаменты, записанные на супругу Инессу Ваговскую. Славный домик генерала Ганеева находился по соседству с коттеджами звезд Голливуда Антонио Бандераса и Шона Коннери. Какой же приговор получил Ганеев? 20 лет тюрьмы и 100 тыс. рублей штрафа. Конфискации имущества в России не было.

Информация к размышлению

По данным Научного центра против коррупции НИИ Российской правовой академии, по статье «Получение и дача взятки» в 2009 г. задержаны 779 человек.

По следам Саши Македонского

И спанские следователи сразу увидели то, что не хотел замечать генерал Шойгу: «оборотни в погонях» были тесно связаны с российскими криминальными авторитетами. В частности, они не чурались общения с членом преступной группировки, неким Андреем Пылевым (кличка Карлик). Он часто бывал в Марбелье. Россия по каналам Интерпола разыскивала Карлика по подозрению в убийстве киллера Александра Солоника (Саши Македонского). После того как арестовали Ганеева со товарищи, в Марбелье прошла операция «Белый кит». В ходе нее задержаны еще 58 человек (среди них были и наши граждане). В 28 банках власти Испании заблокировали более 72 млн. евро. И еще конфисковано свыше 400 объектов недвижимости.

Особняки всех наших подпольных миллионеров, включая фазенду генерала Ганеева, тоже конфисковали. Только не в доход России, хотя воровали оборотни здесь. Любопытная деталь. После задержания Ганеева под стражу были взяты еще 130 офицеров российской милиции.

Под «соусом» гуманизации

– Конфискация была исключена из мер наказания в 2003 году под «соусом» гуманизации системы наказаний и нежелания разорять семьи осужденных, – считает Александр Островский. – Но уже летом 2006 года депутаты вернули конфискацию в УК, озаботившись противодействием терроризму. Сегодня она грозит осужденным за убийство, похищение, тяжкий вред или незаконное лишение свободы человека, нарушение авторских и патентных прав, участие в преступном сообществе. Но на практике конфискация почти не применяется. В 2009 году под нее попали 511 человек. Верховный суд низкую эффективность нормы объясняет трудностями при доказательстве преступного происхождения имущества, подлежащего конфискации.

Но уже начались подвижки в этом направлении. 19 мая с.г. Генеральная прокуратура РФ направила письмо Владимиру Колесникову, заместителю председателя комитета Госдумы по безопасности. Законодателям предложено рассмотреть поправки к Уголовному кодексу – с тем, чтобы разрешить действия in rem (лат. – «против имущества»), направленные против собственности, а не против их владельца. Государство интересует в данном конкретном случае именно «вещь» в виде движимого и недвижимого имущества, происхождение которого владелец не может объяснить. Предлагаемые изменения соответствуют рекомендациям Группы государств против коррупции, сформулированным Советом Европы в 1999 году. В России о введении института конфискации заговорили потому, что страна вошла в Greco – группу государств, объединившихся против коррупции. И ратифицировала конвенцию Совета Европы. Именно эта группа предложила России разрешить конфискацию in rem. Эксперты Greco выдали России 26 рекомендаций. Но были ли они выполнены? Об этом – впереди.

Заметки на полях

В Государственной думе и Совете Федерации РФ заседают 12 миллиардеров, общее состояние которых более 40 млрд. долларов. Миллиардеры в России платят самые низкие в мире налоги (13%). Для сравнения: во Франции богатые платят 57%, в Дании – 61%, в Италии – 66%.

Мафия лезет в милицию

Р оссийские СМИ, казалось бы, много пишут о коррупции в правоохранительных органах. Но вот такого материала, который опубликовала влиятельная британская газета «Телеграф», у нас еще не было.

«Мафия и криминалитет скупают в России должности в милиции, прокуратуре и других правоохранительных органах», – пишет британский журналист Эндрю Осборн. В его руки попал доклад антикоррупционной организации «Чистые руки», в котором описывается, как преступники покупают места в правоохранительной системе. Оказывается, наибольшей популярностью пользуется должность инспектора ГИБДД за 50 тыс. долларов.

В докладе организации «Чистые руки» утверждается: размер взяток должностным лицам в России непрерывно растет. За шесть месяцев 2010 г. взятки выросли в два раза! А сколько было задержано людей в погонах?

Чемоданы генерала Руцкого

Почему же статья о конфискации вдруг «выпала» из Уголовного кодекса? Давайте вернемся в 1992 год.

4 апреля 1992 г. Борис Ельцин подписал Указ №361 о борьбе с коррупцией. Тот запрещал госслужащим заниматься предпринимательской деятельностью.

8 октября 1992 г. Создана межведомственная комиссия по борьбе с коррупцией. Комиссию возглавил генерал А. Руцкой.

16 апреля 1993 г. А.Руцкой собрал «11 чемоданов» компромата. В «черных» списках были: Егор Гайдар, Геннадий Бурбулис, Владимир Шумейко, Александр Шохин, Анатолий Чубайс и Андрей Козырев.

Декабрь 1995 г. Ельцин отклонил принятый Госдумой и одобренный Советом Федерации закон «О борьбе с коррупцией».

14 ноября 1997 г. ГД принимает закон о борьбе с коррупцией.

3 декабря 1997 г. СФ одобрил закон о борьбе с коррупцией.

19 декабря 1997 г. Ельцин отклонил Закон о борьбе с коррупцией.

Сентябрь 1998 г. ГД отклонила президентский Законопроект о борьбе с коррупцией.

28 февраля 2000 г. Обращение кандидата в президенты В. Путина к избирателям. Борьба с коррупцией не обозначена в числе приоритетов.

Ноябрь 2001 г. Законопроект «О противодействии коррупции» внесен в ГД и поступил в Комитет по безопасности.

2 ноября 2002 г. ГД принимает в первом чтении закон «О противодействии коррупции».

25 ноября 2002 г. В ГД приходит официальный отзыв правительства за подписью Алексея Кудрина. Депутатам сообщают, что их «антикоррупционные потуги противоречат отраслевому законодательству».

Странное ощущение от этих событий давно минувших дней. Казалось бы, кто-то постоянно и очень хладнокровно отодвигает принятие закона, столь необходимого стране, «разъедаемой коррупцией». И так же хладнокровно убирает статью о конфискации имущества.

Генерал Цукрук:из коммерции – в милицию

В мае 2007 г. в Волгограде был арестован начальник ГУВД генерал-майор Михаил Цукрук. Он обвинялся в организации поборов в ГИБДД, а также в получении взяток. Скандальный шлейф за Цукруком тянется с давних времен. Еще в 2005 г. он был главным милиционером Бурятии. Уже тогда генерала обвиняли в пособничестве нелегальной продаже леса и перевозке спирта. Далее. Якобы для нужд ГУВД Цукрук в 2005 г. приобрел шикарные иномарки. Они покупались «для сопровождения машин президента и премьера». За 8 млн. бюджетных рублей. Как потом выяснило следствие, ездили на этих иномарках сам генерал и члены его семьи. Далее. Цукрук открыто конфликтовал с главой Бурятии Леонидом Потаповым.

– Признаюсь, – рассказывал журналистам в 2002 г. Леонид Потапов, – у меня были серьезные сомнения в целесообразности назначения на должность министра генерала Цукрука. Он тогда возглавлял милицию общественной безопасности УВД Иркутской области. Но его отрицательно характеризовало руководство. Для меня и теперь загадка: как он умудрился прийти на службу в милицию из коммерческой организации?

Потапов оказался прав. Уже в 2003 г. прокуратура Бурятии установила: в ведомстве Цукрука укрывают преступления. Прокуроры выявили более 500 таких фактов. В 2004 г. – более 1300!

Какой приговор вынесен Цукруку? Два года лишения свободы условно. Никакой конфискации не было. За такие-то дела и два года условно? Недавно четыре года безо всяких «условно» получил мужик, укравший гуся у соседки в Рязанской области. Выходит, закон у нас работает, как флюгер?

Бюро по расследованию коррупции

Поучителен сингапурский опыт борьбы с коррупцией и применением конфискации.

«Коррупция была одной из черт нашего азиатского образа», – пишет в своей книге «Сингапурская история: из «третьего мира» – в первый» бывший премьер-министр Ли Куан Ю. В Сингапуре по его инициативе создали Бюро по расследованию коррупции. Директор бюро был уполномочен вести расследования против любого министра. Судам разрешили считать доказательством взяток несоответствие зарплаты чиновника имуществу или образу жизни. В 10 раз был увеличен штраф за коррупцию. И разрешена конфискация. Вскоре в сети попалась первая крупная рыба: член парламента Фей Ю Кок был обвинен в преступном злоупотреблении властью. Следом за Ю Коком попались и другие взяточники. Их начали массово сажать. И отбирать имущество. Пример личной честности подавал глава кабинета. Его официальная резиденция принадлежала правительству. У премьера не было никаких льгот, не было даже автомобиля с шофером! И жил он очень скромно.

К слову, власти оставили очень высокие зарплаты для судей. И Сингапур полностью победил коррупцию.

Что мешает нам создать Бюро по расследованию коррупции? И устроить несколько показательных процессов?

Агентство по контролю имущества мафии

– Конфискация in rem активно используется в законодательстве многих стран, – рассказывает Александр Островский. – В Италии конфискация in rem действует с 1980-х годов. За последние годы у мафии конфисковано почти 10 тысяч объектов недвижимости. В начале 2010 года итальянцы даже создали Агентство по контролю за имуществом мафиозных кланов. К слову, только за два года на Апеннинах арестовано более 5800 лиц, подозреваемых в связях мафией. К примеру, недавно полиция арестовала сицилийского предпринимателя Вито Никастри. У Никастри конфисковали собственность на 2 мрлд. евро. Значительная часть мафиозных инвестиций была вложена в 43 ветряные и солнечные энергетические компании. Позже было опечатано 100 вилл, участков земли и складов. Кстати, куда же идут средства, конфискованные у мафии? Они идут на социальные программы: на создание рабочих мест, на дома престарелых и хосписы. Были также созданы специальные консорциумы для решения вопросов использования земли, конфискованной у мафии. Эти участки стали передаваться кооперативам. Они начали производить экологически чистую продукцию под маркой «Стерилизовано законом».

Итальянские эксперты считают: изъятие имущества является сильным ударом по мафиозной организации: некоторые осужденные мафиози готовы были провести в тюрьме еще 10 лет, но только не лишаться собственности! Почему бы России не воспользоваться итальянским опытом?

Тотальные антимафиозные операции

Сегодняшняя ситуация в России напоминает Гонконг семидесятых. Именно в те годы полиция страны относилась к числу наиболее коррумпированных институтов власти. Коррупционеры в департаменте полиции создали собственный нелегальный синдикат. Получилась своего рода «синдикатная» коррупция в лице целых групп чиновников. Борьба с ней в Гонконге началась с ликвидации коррупции в органах полиции, потому что коррумпированная полиция способствовала ее распространению и в других правительственных органах. Расцвет коррупции поставил под угрозу приток инвестиций в экономику, что сделало невозможным проведение реформ. Разве не то же самое происходит сегодня в России?

Для искоренения коррупции был назначен новый генерал-губернатор Гонконга. Он предпринял очень решительные шаги. Была создана Независимая комиссия против коррупции. У нее были свой собственный бюджет и возможность нанимать персонал – не только следователей, но и бухгалтеров, экономистов и юристов. НКПК за короткое время удалось покончить с коррупцией.

Что мешает нам создать такую Независимую комиссию? Или перенять опыт Китая? Ежегодные Тотальные антимафиозные операции (с 1983 г.) позволили ликвидировать 1 200 000 преступных формирований. Ликвидации шли с помощью народной армии, милиции и органов госбезопасности. Всех мафиозных лидеров расстреляли. Никто не призывает к пролитию крови, но ситуацию с продажными правоохранителями надо переламывать. И вряд ли в этом поможет только новый Закон «О полиции».

Конфискация и защита свидетелей

И дем дальше. Объемы арестованного имущества в России мизерны. В 2007 г. ущерб от раскрытых коррупционных преступлений составил 5,632 млрд. руб., а имущества арестовали всего-то на 608 тысяч. Зато неуклонно растет количество нищих в России. И оба процесса очень тесно связаны! Об этом знают российские следственные органы.

Председатель Следственного комитета при Генеральной прокуратуре (СКП) Александр Бастрыкин предложил возобновить конфискацию имущества у осужденных. И не просто конфисковывать, а продавать. И на вырученные деньги обеспечивать защиту свидетелей. Об этом глава СКП заявил на совещании, посвященном защите свидетелей («АН» тоже поднимали эту горячую тему в материале «Свидетель требует парик и броневик», №156, 14.05.2009 г.). Казалось бы, очень хорошая идея! Но предложение прозвучало в апреле, а сегодня уже декабрь…

Ко всему прочему Россия не торопится выполнять рекомендации Совета Европы. В частности, из 26 рекомендаций выполнены лишь 12. Не были созданы административные суды для обжалования действий органов власти; не сокращен список лиц, пользующихся иммунитетом от уголовного преследования. Не введен запрет на подарки для чиновников. И не расширено число коррупционных статей, по которым может применяться конфискация имущества. Кто же опять тормозит процесс? Кому так не хочется, чтобы Россия стянула со своей шеи коррупционную петлю? И начала осуществлять конфискацию in rem.

Конфискация ин рэм

(Доклад Московского бюро по правам человека)

Содержание
Значимость зарубежного опыта противодействия коррупции 2
Важнейшие принципы противодействия коррупции 4
Публичность органов власти 4
Подконтрольность органов власти обществу 5
Реальное обеспечение прав и защиты частной собственности 5
Неотвратимость наказаний за совершение коррупционных действий 5
Презумпция виновности чиновников в коррупции 6
Необходимость защиты свидетелей в уголовных и гражданских судебных разбирательствах против коррупционеров 7
Необходимость профилактики совершения коррупционных действий 8
Другие принципы противодействия коррупции 8
Нормы международного законодательства как результаты интеграции мирового опыта противодействия коррупции 9
Необходимость принятия Россией статьи 20 Конвенции ООН против коррупции 9
Понимание коррупции, принятое в Европейском Союзе 10
Рекомендации ГРЕКО для России 11
Конфискация “in rem” при публичности и общественном контроле 13
Нормы законодательства необходимо применять в комплексе с другими мерами противодействия коррупции 14
Зарубежный опыт, который может быть полезен в России 15
Швеция 15
Сингапур 16
Южная Корея 17
Китай 18
Гонконг 23
США 25
Заключение 27

Значимость зарубежного опыта противодействия коррупции
В современной России коррупция стала массовым явлением на всех уровнях государственного и муниципального управления, в частном бизнесе, в некоммерческой и общественной деятельности, а также в быту большинства российских граждан. Более того, в нашей стране коррупция уже давно стала составной частью практик в политике, экономике, общественной и частной жизни, а потому воспринимается, как своеобразная норма осуществления взаимодействий и как совокупность реальных способов решений самых разнообразных проблем в этих сферах. На уровне публичных высказываний должностных лиц разного уровня государственного и муниципального управления, частного бизнеса и общественной деятельности коррупция представляется отклонением в поведении. Большинство респондентов социологических исследований отвечают примерно также на соответствующие вопросы анкет. Но это отношение к коррупции относится большинством и должностных лиц, и бизнесменов, и граждан к другим, но не к ним самим. Исследования показывают, что, попадая в ситуации, когда с помощью взяток или иных коррупционных действий должностные лица, бизнесмены и граждане могут решить свои проблемы, многие из них так и поступают, т.е. используют коррупцию для решений своих проблем, проблем своих семей или корпораций частного бизнеса.
Взятки, коммерческие подкупы, откаты и другие коррупционные действия частного бизнеса в отношении должностных лиц государственной и муниципальной служб стали настолько массовым явлением, что для многих категорий государственных и муниципальных служащих стали существенными источниками доходов, естественно, нелегальных. В современной России сформировались сети постоянных неформальных и нелегальных взаимодействий должностных лиц и бизнесменов, связанных взаимными обязательствами. Эти сети взаимодействий формируются между государственными и муниципальными служащими по вертикали управления в одном органе власти, а также по горизонтали на различных уровнях управления между органами разных ветвей власти и частным бизнесом. Особенность текущего периода развития России в том, что через такие сети неформальных и нелегальных взаимодействий, а не через нормативные контрактные отношения между различными органами власти, включая суды и правоохранительные органы, между органами власти и частным бизнесом, проходит значительно большая доля валового национального продукта (ВНП), чем в развитых государствах мира.
Вследствие участия в деятельности таких сетей неформальных и нелегальных взаимодействий, а не только вследствие взяточничества, реальные доходы, а особенно расходы многих государственных и муниципальных служащих, принимающих участие в принятии решений, значительно превышают их легальные доходы. Более того, для высокопоставленных российских государственных и муниципальных служащих, их теневые доходы, получаемые от таких сетей, стали основной частью их реальных располагаемых доходов. Даже относительно честные чиновники, не берущие взяток ни за какие услуги, через сети неформальных и нелегальных взаимодействий получают настолько значительные доли своих доходов, что не смогут существовать вне этих сетей и, соответственно, противостоять реализации их корпоративных интересов. В результате государственные и муниципальные служащие в своей работе руководствуются своими обязательствами перед сетями неформальных и нелегальных взаимодействий не меньше, чем интересами государства и местных сообществ. В этом основная причина неэффективности государственного и муниципального управления, работы правоохранительных органов и судов, и эта неэффективность постоянно прогрессирует. При этом взя-точничество перестало быть основной формой коррупции в России, поскольку оно уголовно наказуемо и намного менее эффективно, чем получение нелегальных доходов через участие в сетях неформальных и нелегальных взаимодействий.
Эти сети стали настолько развитыми, что увольнение даже высокопоставленных государственных или муниципальных служащих, даже сопровождающееся полной сменой всех их подчинённых, вряд ли приведёт к снижению уровня коррупции в соответствующих сферах деятельности. С высокой вероятностью новые должностные лица установят неформальные и нелегальные взаимодействия с оставшимися участниками этих сетей и продолжат осуществлять коррупционные действия, возможно, уже несколько иными способами. В результате в современной России не осталось никаких органов власти, которые были бы настолько свободны от коррупции, чтобы с их помощью можно было существенно снизить уровень коррупции в системах государственного и муниципального управления, в частности, в их взаимодействиях с частными бизнесами, некоммерческими и общественными организациями и гражданами.
Мировой опыт показывает, что полностью избавиться от коррупции не удаётся ни в одной стране, но существенно снизить его вполне возможно. Во многих развитых и развивающихся странах мира уровень коррупции был сравним с нынешним российским и даже превышал его, но им удавалось и снизить уровень коррупции, и добиться того, чтобы явления коррупции не становились непреодолимым препятствием для модернизации этих стран, развития их экономик и социумов. Можно надеяться, что существующий сейчас довольно высокий уровень распространённости коррупции в нашей стране не означает невозможности эффективного противодействия этому социальному явлению с целью снижения его уровня до приемлемого. Каким должен быть этот приемлемый уровень коррупции – необходимо устанавливать в широких общественных дискуссиях, потому что это должен быть осознанный выбор подавляющего большинства российских граждан. И, если такой выбор будет в пользу активного и эффективного противодействия коррупции, то можно будет использовать зарубежный опыт, полученный в ходе решений ана-логичных задач в тех или иных странах мира.
Использование зарубежного опыта в нашей стране не может производиться с помощью простого копирования тех или иных мер государственного или муниципального управления, ассоциаций частного бизнеса или общественных организаций, которые показали свою эффективность в других странах. Коррупция постоянно адаптируется к изменению политических, экономических и социальных условий деятельности, имеет национальные особенности и стереотипы восприятия. Поэтому те меры, которые несколько лет назад, а тем более, несколько десятилетий назад были эффективны в других странах мира, вряд ли будут эффективны в современной России. Эти меры всегда необходимо будет адаптировать для применения в нашей стране, приспособления к российской специфике. Кроме того, для реального снижения уровня коррупции в силу её широкого распространения в нашей стране, необходимо будет применять не одну какую-то антикоррупционную меру, а всю систему мер и условий, обеспечивающих эффективность противодействия коррупции.
Анализ зарубежного опыта противодействия коррупции по этим причинам может помочь не столько выбрать из мирового опыта набор антикоррупционных мер, сколько понять, во-первых, что коррупции можно противодействовать и в более сложных условиях, чем в сложившихся в современной России. Во-вторых, что существуют проверенные опытом, как принципы и методы эффективного противодействия коррупции, так и показатели, позволяющих обоснованно судить об уровне эффективности применяемых антикор-рупционных мер.
Важнейшие принципы противодействия коррупции
На основе зарубежного опыта противодействия коррупции можно описать важнейшие принципы, существенно повышающие эффективность антикоррупционной деятельности и вполне применимые в нашей стране. Эти принципы необходимо соблюдать одновременно, в комплексе, нарушение хотя бы одного из них может привести не к снижению уровня коррупции, а к его росту.
Публичность органов власти
В современном государстве органы власти должны быть публичными в двух смыслах одновременно. Во-первых, органы власти должны быть публичны в том смысле, что они должны действовать в интересах общества, решать его проблемы, способствовать его развитию. Во-вторых, органы власти должны быть публичными в смысле информационной открытости для общества всей своей деятельности за исключением очень узких сфер секретных, определяемых исключительно необходимостью обеспечения безопасности общества и государства.
Публичными должны быть все органы власти, включая исполнительную, законодательную и судебную власти, не должно делаться исключение для правоохранительных органов и специальных служб. В большинстве случаев даже секретные сведения должны через определённые законодательством периоды после того, как они пере-стают быть актуальными, становиться доступными для изучения исследователям, заинтересованным гражданам и организациям.
Подконтрольность органов власти обществу
Подконтрольность органов власти обществу возможна только при осуществлении их открытости. В таких условиях сведения обо всех готовящихся решениях органов власти, процедурах их принятия и исполнения, должны быть доступны организациям гражданского общества и всем заинтересованным гражданам. В частности, любые организации и граждане должны иметь возможность доступа к детальным описаниям исполнения и планирования бюджетов деятельности любых органов власти. В обобщённом виде статьи их бюджетов представляются организациям и гражданам только в тех случаях, когда детализация этих бюджетов может повредить безопасности общества или государства.
Всепроникающий характер коррупции предполагает не иерархический, как в органах власти, а сетевой принцип противодействия ей. Поэтому важнейшим ресурсом реального противодействия коррупции в соответствии с мировым опытом признаётся деятельность гражданского общества, ведь именно оно способно противопоставить сетевому и всепроникающему характеру коррупции свои сетевые и присутствующие во всех сферах деятельности ресурсы объединений граждан.
Реальное обеспечение прав и защиты частной собственности
Легальная частная собственность должна быть защищена органами власти от любых посягательств, частные предприниматели должны обладать всеми правами на владение и распоряжение своей легально полученной собственностью. В таких условиях становится невозможным для органов власти или криминальных организаций отобрать у предпринимателей частную собственность, осуществить незаконную рейдерскую операцию по передаче частной собственности другим лицам, заставить частных предпринимателей осуществлять незаконные платежи или давать взятки за продолжение пользования своей собственностью.
Неотвратимость наказаний за совершение коррупционных действий
Для обеспечения эффективности противодействия коррупции признана необходимость осуществления неотвратимости наказания за совершение коррупционных действий. Неотвратимость наказания за совершение коррупционных действий должна означать, во-первых, что коррупционеры практически никогда не смогут уйти от справедливого наказания, иначе может произойти только случайно. Во-вторых, неотвратимость наказания означает, что справедливо будут наказаны любые коррупционеры, независимо от их должностей в системе органов власти, частного бизнеса, некоммерческой или общественной сферы. Неотвратимость наказаний за совершение коррупционных действий не является единственным условием, обеспечивающим снижение уровня коррупции в стране. Но отсутствие неотвратимости наказаний за совершение коррупционных действий всегда способствует росту коррупции.
Причина в том, что отсутствие неотвратимости наказаний за совершение коррупционных действий воспринимается коррупционерами как предоставление им органами власти возможностей такие действия осуществлять. При высоком уровне скрытности коррупционных действий и отсутствия неотвратимости наказаний за их совершение большинство коррупционеров останутся без наказания. Это покажет всем остальным должностным лицам, имеющим возможности совершения коррупционных действий, что такие действия можно осуществлять безнаказанно, для этого им необходимо только быть достаточно скрытными и обладать необходимыми связями в правоохранительных органах, судах и других органах власти.
Презумпция виновности чиновников в коррупции
Презумпция виновности чиновников в коррупции означает, что, во-первых, каждый из них постоянно подозревается в совершении коррупционных действий, а, во-вторых, что при обнаружении фактов коррупции обвинения в участии в коррупционных действиях, прежде всего, предъявляются чиновникам, а не гражданам и не бизнесменам, которые могли принимать участие в таких действиях. В обоих этих случаях чиновники должны самостоятельно находить и предъявлять доказательства их невиновности в совершении коррупционных действий. Ещё одной особенностью реализации презумпции виновности чиновников в коррупции является то, что правоохранительные органы и суды доверяют свидетельствам граждан и СМИ о совершении коррупционных действий чиновниками, а потому всегда проверяют такие свидетельства, независимо от личностей тех, кто их представил даже без полного набора доказательств.
Следствием презумпции виновности чиновников в коррупции является необходимость публичных представлений ими деклараций доходов и расходов, как своих, так и своих родственников. При реализации презумпции виновности чиновников в коррупции такие публичные декларации доходов и расходов при их соответствии уровню легальных доходов чиновников являются для них обоснованиями их непричастности к коррупции. Это обстоятельство поддерживает мотивацию чиновников публично представлять декларации о своих доходах и расходах.
Презумпция виновности чиновников в коррупции применяется в Китае и в некоторых других странах, не являясь обязательным принципом противодействия коррупции. Но в современной России реализация этого принципа в комплексе с другими существенно способствовала бы снижению уровня коррупции.
Необходимость защиты свидетелей в уголовных и гражданских судебных разбирательствах против коррупционеров
Успехов в противодействии коррупции, как показывает опыт разных стран мира, можно добиться только при использовании свидетельств участников и потерпевших от коррупционных действий. Причина в том, что такие действия всегда совершаются скрытно, поэтому многие факты и обстоятельства, которые необходимы для вынесения судебных решений об уголовных наказаниях за коррупционные действия, являются известными только участникам этих действий и потерпевшим от коррупции. Но, поскольку коррупционные действия, особенно, наносящие крупные ущербы государству и обществу, чаще всего осуществляются согласованными действиями нескольких лиц, любые свидетели фактов и обстоятельств коррупции находятся под угрозой применения насилия к ним со стороны со-участников коррупционных преступлений в процессе их расследования, проведения судебных процессов и даже после их окончания. Поскольку свидетельские показания участников и потерпевших от коррупционных действий необходимы для обоснования обвинений коррупционеров, необходимо обеспечить защиту таких свидетелей от насилия по отношению к ним со стороны соучастников коррупционных преступлений.
Важнейшие принципы защиты свидетелей, выработанные в соответствии с мировым опытом, представлены в нормах принятой 29 ноября 1985 года Генеральной Ассамблей ООН Декларации об основных принципах правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью . К этим принципам, в частности, относятся требования государствам принять меры для сведения к минимуму неудобств для жертв, при необходимости охраны их личной жизни, обеспечения защиты от запугивания и мести, а также безопасности их самих, их семей и свидетелей с их стороны. Кроме того, необходимо относиться к жертвам преступлений с состраданием и уважать их достоинство, обеспечивать их право на доступ к правосудию и на скорейшую компенсацию без неоправданных задержек за нанесенный им ущерб.
Эти же принципы необходимо применять и к жертвам коррупционных действий, когда сами эти действия не квалифицируются как преступления, а также к любым свидетелям фактов коррупции. Они описаны в статье 32 Конвенции ООН против коррупции: «Каждое государство-участник принимает надлежащие меры, в соответствии со своей внутренней правовой системой и в пределах своих возможностей, с тем, чтобы обеспечить эффективную защиту от вероятной мести или запугивания в отношении свидетелей и экспертов, которые дают показания в связи с преступлениями, признанными таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, и, в надлежащих случаях, в отношении их родственников и других близких им лиц» .
Только при осуществлении реальной защиты свидетелей у них могут возникнуть достаточно сильные мотивы сотрудничать со следствием и судами для формирования обоснованных обвинений участников коррупционных действий. Защиту свидетелей могут осуществлять как органы власти, так и общественные и некоммерческие организации, что определяется национальными законодательствами. В тех случаях, когда такими свидетелями являются участники коррупционных действий, сообщающие о фактах, подтверждающих вовлечённость в них других лиц, этим свидетелям нужна не только защита, но и снижение уровня их наказаний.
Необходимость профилактики совершения коррупционных действий
Профилактика совершения коррупционных действий признаётся необходимой потому, что коррупция приносит высокие потери для общества, экономики и государства, а в силу их скрытного характера собирать юридические доказательства совершения коррупционных действий всегда очень сложно. Активная и эффективная профилактика коррупции позволяет предотвращать совершение коррупционных действий, снижает потери от коррупции, способствует повышению шансов выявления фактов коррупции правоохранительными органами за счёт снижения нагрузки на каждого из их сотрудников.
Профилактика совершения коррупционных действий предполагает целенаправленное изменение сознания чиновников, бизнесменов и граждан, формирование у них негативного отношения и негативных оценок коррупции.
Другие принципы противодействия коррупции
В различных странах мира применяют и многие другие принципы противодействия коррупции, к которым, чаще всего относят: необходимость независимой судебной власти, обеспечения верховенства закона, независимости СМИ и наличия реальной политической конкуренции. Реализация этих принципов в комплексе с другими может существенно способствовать снижению уровня коррупции, что использовалось во многих странах мира. Но в современной России все эти принципы невозможно реализовать в ближайшей перспективе без существенного снижения уровня и распространённости коррупции. Поэтому в нашей стране скорее снижение уровня коррупции приведёт к повышению вероятности реализации этих принципов, чем эти принципы можно будет использовать в противодействии коррупции.
Нормы международного законодательства как результаты интегра-ции мирового опыта противодействия коррупции
Опыт противодействия коррупции различных стран обобщается не только в нормах их национальных законодательств, но и в нормах международных конвенций и договоров, выработанных в продолжительных дискуссиях с привлечением ведущих экспертов со всего мира. Общепризнанные понимания коррупции и наиболее эффективные системы антикоррупционных мер описаны в трёх важнейших международных конвенциях: ООН против коррупции и двух – Совета Европы – Об уголовной ответственности за коррупцию и О гражданско-правовой ответственности за коррупцию .
Необходимость принятия Россией статьи 20 Конвенции ООН против коррупции
Конвенция Организации Объединённых Наций против коррупции (UNCAC) была принята Генеральной Ассамблеей ООН (резолюция № A/RES/58/4 от 21 ноября 2003 года). В этой Конвенции представлены согласованное мировым сообществом понимание коррупции, её природа, а также меры противодействия коррупции. В Конвенции ООН против коррупции признаётся, что коррупция подрывает развитие, ослабляет демократию, борьбу с организованной преступностью, терроризмом и другими угрозами всеобщей безопасности. Конвенция ООН против коррупции имеет целью развивать антикоррупционное сотрудничество на международном уровне.
Россия в числе первых стран мира, подписавшая Конвенцию 9 декабря 2003 года, ратифицировала её в 2006 году. При этом Россия не ратифицировала статью 20 Конвенции ООН против коррупции, в которой даётся определение понятию «незаконное обогащение», понимаемое как «значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать» . Мировое сообщество признаёт полезность признания незаконного обогащения «в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно» , потому что расхождение декларируемых доходов и реальных расходов коррупционеров существенно легче обосновать, чем совершение ими конкретных коррупционных действий.
В соответствии с нормами статьи 20 Конвенции ООН против коррупции рекомендуется, чтобы можно было признавать незаконное обогащение основанием для уголовного наказания. Это существенно повышает для коррупционеров риски наказаний за коррупцию, даже в случаях недоказанности их участия в тех или иных конкретных коррупционных действиях, а потому создаёт и поддерживает мотивацию отказа от коррупции. По этой причине России необходимо ратифицировать Конвенцию ООН против коррупции в полном объёме, включая статью 20, а затем включить в национальное законодательство соответствующие её содержанию нормы.
Понимание коррупции, принятое в Европейском Союзе
В Европейском Союзе введена не только уголовная ответственность за коррупцию, но и гражданско-правовая, т.е. не связанная с уголовными обвинениями, а предполагающая разбор в судах гражданских исков, в частности, о нарушениях прав и свобод, материальных и нематериальных интересов сторон. В частности, гражданские иски от понесших ущерб в результате коррупции, могут подаваться в суды в целях получения полного возмещения ущерба, что в современной России не реализовано.
Такое понимание коррупции должно постепенно вводиться и в России, поскольку наша страна подписала Конвенцию Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию от 4 ноября 1999 года. Во второй статье этой Конвенции приводится следующее понимание коррупции:
«Для целей настоящей Конвенции «коррупция» означает просьбу, предложение, дачу или принятие, прямо или косвенно, взятки или любого другого ненадлежащего преимущества или обещания такового, которые искажают нормальное выполнение любой обязанности, или поведение, требуемое от получателя взятки, ненадлежащего преимущества или обещания такового» .
В странах Европейского Союза, как и в других странах, включая и Россию, обвинения в коррупционных преступлениях довольно редко могут быть юридически обоснованы. Но для обоснования гражданских исков к коррупционерам в Европейском Союзе необязательно доказывать существенность вреда и связи их действий с имеющимися у них должностными полномочиями. В результате опасность быть признанным коррупционером в таких судебных разбирательствах настолько высока, что подавляющее большинство должностных лиц коррупционные действия не осуществляют. Ведь иначе они рискуют никогда больше не получить никакой значимой должности ни в органах государственного или муниципального управления, ни в частном бизнесе, ни в некоммерческих или общественных организациях. Их карьеры просто навсегда закончатся после совершения всего лишь одного коррупционного действия в период исполнения той или иной должности. Это с высокой вероятностью произойдёт ещё и потому, что европейские суды доверяют свидетельствам совершения коррупционных действий, получаемых от граждан и СМИ, а организации гражданского общества в европейских странах заставляют быть информационно открытыми органы власти, организации частного бизнеса, неком-мерческие и общественные.
Принятие Россией понимания коррупции, используемого в странах Европейского Союза, а также практики предъявления коррупционерам гражданских исков с вынесением решений о компенсации ими нанесённого гражданам вреда, в комплексе с другими антикоррупционными мерами существенно способствовало бы снижению мотивации совершать коррупционные действия.
Рекомендации ГРЕКО для России
Совет Европы выбрал для своей деятельности три приоритетных аспекта в противодействии коррупции, которыми стали: «разработка общеевропейских норм и стандартов, контроль за их соблюдением, а также предоставление технического содействия и реализация программ адресной помощи странам и регионам» . Реализация разработанных Советом Европы международно-правовых документов в сфере противодействия коррупции была поручена существующей с 1999 года Группе государств по борьбе с коррупцией – ГРЕКО. Задачами этой организации являются помощь в выявлении недостатков национальной антикоррупционной политики и предоставление национальным государствам рекомендаций по проведению необходимых для исправления этих недостатков законодательных, институциональных и практических реформ. ГРЕКО содействует также обмену «передовым опытом в области предупреждения и выявления коррупции» . При этом в ГРЕКО могут состоять не только государства-члены Совета Европы, но все страны мира, подписавшие конвенции Совета Европы об уголовной или о гражданско-правовой ответственности за коррупцию, и по этой причине согласившиеся с применяемыми ГРЕКО процедурами оценки противодействия коррупции в этих странах .
В настоящий период в ГРЕКО состоят 48 членов: 47 государств Европы и Соединенные Штаты Америки. Российская Федерация – член группы ГРЕКО с 1 февраля 2007 года, после того, как нашей страной 4 октября 2006 года была ратифицирована Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию . Конвенцию Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию наша страна не подписывала и, соответственно, не ратифицировала , и в современной России гражданско-правовая ответственность за коррупцию применяется весьма ограниченно. В соответствии с целями и задачами своей деятельности организация ГРЕКО провела в апреле 2008 года «мониторинг выполнения Российской Федерацией международных обязательств, обусловленных присоединением России к антикоррупционным конвенциям, итоговый документ которого составили подготовленный сводный доклад по Российской Федерации и перечень рекомендаций ГРЕКО» .
Предложенные России в 2009 году рекомендации ГРЕКО не являются обязательными для исполнения, но их существенным преимуществом является системность предлагаемых мер, повышающая вероятность реального снижения уровня коррупции в стране при введении их в действие. Этих рекомендаций в докладе ГРЕКО от апреля 2009 года очень много, только основных – 26. Все эти рекомендации невозможно ввести в действие одновременно в силу сложности их реализации, но этого организация ГРЕКО и Совет Европы от России и не требуют. Но предлагаемые ГРЕКО рекомендации в России необходимо вводить системно, возможно, некоторыми блоками, чтобы не давать возможности коррупционерам адаптироваться к введению новых норм противодействия коррупции. Такими рекомендациями ГРЕКО для нашей страны, в частности, является такой комплекс антикоррупционных мер: обеспечение прозрачности для граждан и контролирующих органов деятельности всех органов власти, публичность детальных деклараций о доходах и расходах государственных и муниципальных служащих, «сократить число категорий лиц, обладающих иммунитетом от уголовного преследования, до минимума, требуемого в демократическом обществе» , а также «внести поправки в статью 104.1-3 Уголовного кодекса, с тем чтобы обеспечить конфискацию доходов от коррупции в случае любых коррупционных преступлений в соответствии с Уголовным кодексом, а также других преступлений, которые могут быть связаны с коррупцией, и обеспечить эффективное изъятие в таких случаях, и рассмотреть возможность введения в уголовное законодательство понятия конфискации in rem» . При этом для получения в дальнейшем возможностей оценок рисков и угроз введения новых антикоррупционных мер было бы желательно «разработать системы всеобъемлющего, объективного и непрерывного мониторинга практических результатов принимаемых антикоррупционных мер в различных соответствующих секторах, включая изменение уровня коррупции в этих секторах с течением времени. Следует обеспечить, чтобы гражданское общество имело возможность участвовать в таком мониторинге и выражать свое мнение относительно его результатов» , что также было включено в состав рекомендаций организации ГРЕКО в 2009 году.
Конфискация “in rem” при публичности и общественном контроле
Конфискация “in rem” осуществляется не в уголовном, а в гражданском порядке. Её принцип – изъятие денег, ценных бумаг и имущества обвиняемого в совершении преступления, если их размер «не соответствует законным источникам доходов этого лица, и имеются обоснованные подозрения, что оно нажито преступным путем, в частности, за счет коррупции. Введение такого правового института предполагает возложение бремени доказывания законности происхождения имущества на заинтересованное лицо» . В мировой практике такая конфискация в гражданском порядке не требует осуждения и не ограничена собственностью виновного, т.е. может применяться к собственности третьих лиц, например, родственников или соучастников совершённых преступлений. Не является для такой конфискации препятствием и недоступность для правосудия подозреваемого в совершении преступления .
В гражданском порядке на самого подозреваемого в совершении преступления, в том числе, и коррупционного, переносится бремя доказательства того, что деньги, ценные бумаги и имущество, подлежащие конфискации, имеют законное происхождение. В современном мире конфискация имущества в гражданском порядке у подозреваемых в совершении преступлений применяется во многих странах мира, и стала существенным фактором снижения уровня организованной преступности и коррупции. В частности, такая конфискация действует в Италии с 1980-х годов и в 2008-2009 годах позволила конфисковать у мафии почти 10 тысяч объектов недвижимости, для управления которыми пришлось даже создать в начале 2010 года специальное агентство по контролю за имуществом мафиозных кланов. В Норвегии институт так называемой «расширенной конфискации» позволяет изымать все имущество нарушителя, если он не докажет его законное происхождение, а также имущество его бывшей или нынешней супруги. В США под конфискацию в гражданском порядке может попасть подозреваемый в совершении одного или нескольких преступлений из более чем 60 типов, конечно, «если существуют доказательства, что имущество было получено в период совершения преступления и законные источники его получения отсутствуют» .
В условиях современной России конфискацию “in rem” можно вводить только при условии обеспечении публичности и общественном контроле принятия решений о таких конфискациях. В противном случае такие конфискации, как и конфискации в уголовном порядке будут использоваться коррупционерами с широкими связями в правоохранительных органах и судах для устранения конкурентов за доступ к распределению бюджетных средств и получению нелегальных доходов.
Нормы законодательства необходимо применять в комплексе с другими мерами противодействия коррупции
Все нормы международного законодательства, несмотря на то, что в них интегрирован обширный опыт различных стран по противодействию коррупции, необходимо применять в комплексе с другими антикоррупционными мерами. Зарубежный и российский опыт противодействия коррупции показывают: если оно осуществляется преимущественно мерами уголовно-правового характера, то не является эффективным. Напротив, противодействие коррупции преимущественно мерами уголовно-правового характера может стать опасной для общества и государства, поскольку не исключит коррумпированность государственных служащих и руководителей органов власти, а лишь повысит с их стороны ставки за совершение коррупционных действий. Это произойдёт из желания коррупционеров обеспечить себе материальные компенсации за возросшие риски получения уголовных наказаний. Противодействие коррупции мерами уголовно-правового характера не позволяет решить проблемы профессиональной и моральной подготовки государственных служащих к осуществлению их профессиональной деятельности без коррупции. Это следствия общих особенностей уголовного права, о которых ещё в 1909 году российский правовед и философ права Н.М. Коркунов писал, что «уголовная репрессия слишком дорого обходится обществу и материально и нравственно, вместе с тем сама уголовная кара не уничтожает совершившегося правонарушения, сама по себе не восстанавливает попранного права, не возмещает причиненного преступником вреда. К карательным мерам приходится прибегать, когда нет других способов противодействия правонарушению или способы эти недостаточны, не соответствуют тяжести противозаконного посягательства. В связи с чем недаром законы с карательной санкцией называются менее совершенными законами» .
Зарубежный опыт, который может быть полезен в России
Швеция
Швеция до середины XIX века считалась страной, насквозь пораженной коррупцией. Но после принятого элитой и руководством страны стратегического решения о полной модернизации страны в ней был разработан и начал исполняться комплекс мер, направленных на полное исключение меркантильных соображений у чиновников. Гос-регулирование было основано на стимулах честного и ответственного управления – через налоги, льготы и субсидии, а не с помощью запретов и разрешений, получаемых из тех или иных органов власти. Для граждан был открыт доступ к внутренним документам государственного управления, позволивший всем желающим понимать, как работает государство, а главное – была создана независимая и эффективная система правосудия.
Одновременно шведский парламент и правительство установили высокие этические стандарты для чиновников и стали добиваться их исполнения. Спустя всего несколько лет честность стала престижной нормой среди государственной бюрократии. Зарплаты чиновников поначалу превышали заработки рабочих в 12-15 раз. Однако со временем целенаправленными усилиями правительства страны эта разница снизилась до двукратной. Сегодня в Швеции один из самых низких уровней коррупции в мире.
В Швеции большую роль в противодействии коррупции играют церковь и общественное мнение, благодаря которым в этой стране с подозрением отнесутся к любому бизнесмену, который сумел за короткий период получить очень высокий доход, или к чиновнику, доходы которого существенно ниже его расходов. Общественное мнение превратит такого бизнесмена в неприкасаемого, потому что ему никто не будет доверять ни в бизнесе, ни в бытовом общении. И общественное мнение, в первую очередь, вынудит такого чиновника уйти с должности и не позволит ему никогда больше получить работу ни на государственной службе, ни в частном бизнесе. Общественное мнение превратило проявления коррупции, вообще нечестность и в частном бизнесе, и в государственном управлении в крайне редкое явление. Никакими мерами законодательного регулирования или даже уголовными наказаниями такого результата достичь бы не удалось.
Сингапур
В момент обретения независимости в 1965 году Сингапур был страной с очень высоким уровнем коррупции . За относительно короткий исторический период с момента получения самоуправляемости в составе Британской империи в 1959 году до 1990 года уже в статусе полностью независимой страны Сингапур прошёл путь от бедной страны до высокоразвитой, с высоким уровнем жизни и постиндустриальными секторами экономики. Этот путь стал реализацией выбора, сделанного в 1959 году премьер-министром Сингапура Ли Куан Ю. Именно он решил из портового города, в который завозилась даже пресная вода и строительный песок, сделать финансовый и торговый центр Юго-Восточной Азии. Для этого было необходимо существенно снизить уровень коррупции. Стратегия её снижения была комплексной. Регламентировали действия чиновников, устраняли двусмысленности во всех законах, отмену многих разрешений и лицензирования, последовательно и неукоснительно соблюдали принцип верховенства закона и равенства всех перед законом, упрощали процедуры деятельности органов власти, стали строго следить за соблюдением этических стандартов .
Центром противодействия коррупции стало независимое Бюро по расследованию случаев коррупции с широкими полномочиями. Туда граждане могут обращаться с жалобами на госслужащих и требовать возмещения убытков. Когда началась антикоррупционная кампания это Бюро инициировало расследования даже против министров правительства Ли Куан Ю и его близких родственников. И некоторые министры, которые оказались уличёнными в коррупции, были приговорены к реальным срокам заключения. Этими действиями Ли Куан Ю доказал всем гражданам государства, что в его правительстве министры и другие ответственные должностные лица могут быть только неподкупными и высококвалифицированными. Снижая уровень коррупции Ли Куан Ю сумел показать сингапурцам, что упорный и квалифицированный труд всегда будет иметь высокую оплату и приводить к высокому уровню жизни. И это вместе с созданием образа Сингапура как безопасного и свободного от коррупции государства привлекло внутренние и иностранные инвестиции в экономику, способствовало быстрому экономическому росту страны.
Но этот результат достигается только при постоянном противодействии коррупции. Для этих целей, в частности, антикоррупционное законодательство Сингапура постоянно пересматривается с целью сокращения возможностей совершения коррупционных действий и ухода от ответственности тех, кто, тем не менее, сумел их совершить. Одновременно с этим укрепляется судебная система, судьям кроме привилегированного статуса дали и высокие оклады. Были введены и жесткие экономические санкции за взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях. Предприняли и неординарные акции, вплоть до поголовного увольнения сотрудников таможни и других коррумпированных государственных служб. Сегодня Сингапур занимает лидирующее место в мире по отсутствию коррупции, экономической свободе и развитию.
Таковы в кратком изложении важнейшие элементы антикоррупционной стратегии Сингапура. Её нельзя копировать в нашей стране, но её изучение и творческая адаптация к российским условиям могли бы способствовать существенному снижению уровня коррупции в нашей стране.
Южная Корея
В 1999 году разработанная и принятая в Сеуле по воле его мэра Гох Куна антикоррупционная программа «OPEN» позволила гражданам реально контролировать работу государственных чиновников . Они и сейчас могут в любое время, в частности, проследить ход рассмотрения документов по своему обращению через Интернет. Это позволяет гражданам следить за тем, как решаются вопросы о выдаче разрешений или санкций по тому или иному делу в случаях, когда наиболее вероятно проявление коррупции, и протестовать, если ими замечены какие-либо нарушения.
На первом этапе мэр Сеула предложил всем жителям города писать ему лично открытки с указанием того, что им не нравится. И он сам лично все эти открытки читал. Отдельно он следил за открытками предпринимателей. Всем служащим мэрии он включил в тексты контрактов положения о том, что каждый из них будет уволен без объяснения причин при малейшем подозрении от предпринимателя, который с ним контактировал, о затягивании решения его проблемы или о требовании взятки за такое решение. Кто из чиновников был не согласен с таким положением в новом контракте, с тем он вообще не подписывался, а чиновник увольнялся с должности.
Строгое соблюдение мэром этих принципов, как и прозрачности деятельности администрации города, привели к тому, что в течение нескольких лет коррупция во взаимодействиях частного бизнеса и муниципальных органов власти исчезла практически полностью. А антикоррупционная программа «OPEN» стала своеобразным эталоном отношения к работе в органах власти, как к служению интересам граждан и страны. Необходимо только учитывать, что копировать в нашей стране даже такой очень успешный опыт нельзя, его обязательно необходимо адаптировать к российским условиям.
Китай
В современном Китае частная собственность защищается органами власти . Любое преступное посягательство на собственность легального предпринимателя рассматривается в этой стране как тягчайшее государственное преступление. И любое замедленное реагирование на факты такого посягательства со стороны полиции и других органов власти расценивается как прямое пособничество этому тягчайшему преступлению.
Права частной собственности защищаются также с помощью неизменности норм и сроков действия договоров между частными лицами и государством. Органы государственной власти никогда не меняют условия таких договоров, даже при изменении со временем тех или иных условий экономической деятельности или политической ситуации. В Китае все договоры, в том числе, и долгосрочные всегда строго соблюдаются органами власти.
Такая реальная защищенность частной собственности и предпринимательства хорошо чувствуется в обществе. Китайцы охотно идут в предприниматели, в страну приезжает много зарубежных частных инвесторов, не обязательно связанных с мощными корпорациями, но доверяющих органам власти страны. И всё это, несомненно, способствует быстрому экономическому росту Китая.
На протяжении многих веков и даже тысячелетий китайская бюрократия являлась особой кастой в стране и главным получателем общественных благ . Именно из-за её стремления к стабильности своего социального положения Китай долгое время оставался косной, остановившейся в своем развитии страной. Именно бюрократия сыграла роковую роль в падении величия Китая в XVIII–XIX веках, в превращении страны в полуколониальный, зависимый, полуоккупированный иностранными державами анклав. После становления в Китае социализма в 1949 году роль бюрократии осталась чрезвычайно значимой. Статус кадрового работника (ганьбу) выделял его из общества, обеспечивал более высокий, чем у других, уровень жизни. Правда при социализме, кроме привилегий в виде персональной машины, улучшенного пайка и пары ведер с цементом для постройки сарая в своем родовом селе, ганьбу ничего получить от государства не могли ни легально, ни нелегально. Но с началом развития в Китае рыночной экономики, бюрократы, находясь на ответственных должностях, могли курировать целые отрасли промышленности, получали права распределять государственные ресурсы и давать разрешения на деятельность бизнесменам. Эти возможности провоцировали многих китайских чиновников на совершение коррупционных действий, на нелегальное обогащение за счёт государства и частного бизнеса.
В современном Китае, тем не менее, не ощущается давления органов власти и чиновников на частный бизнес. Это было достигнуто тем, что при расследованиях и судебных разбирательствах дел о взятках виновным всегда считается чиновник. Суровость китайского антикоррупционного законодательства, а особенно суровость практики его применения определяется тем, что именно в чиновничьем произволе китайское руководство видит самую серьезную угрозу экономического развития страны. У китайского руководства нет сомнений, что именно чиновники являются источником коррупции и мздоимства. Поэтому именно на чиновников необходимо осуществлять постоянное давление посредством суровых наказаний за совершение коррупционных действий. Реализация этого принципа борьбы с коррупцией даёт много больше эффекта в противодействии коррупции, чем распространённые в современной России призывы к гражданам и бизнесменам не давать взя-ток чиновникам.
Ещё одним значимым фактором защиты бизнеса от произвола государства в Китае является строго соблюдаемый принцип органами власти адекватной ответственности за причинение ущерба из-за неправомерных действий чиновников. Если, например, действия чиновника из контролирующей инстанции были неправомерны и нанесли ущерб частному бизнесу, то государство возмещает ему полный ущерб от этих действий своего чиновника, а затем взыскивает эти расходы с семьи этого чиновника в широком смысле этого слова, т.е. со всех его родственников, а семьи в Китае очень большие. Аналогично поступает государство и с чиновниками таможенной службы.
Государство при этом не снимает со своих чиновников ответственности ни за противопожарную безопасность, ни за санитарный контроль, ни за контроль провоза товаров через таможни, ни за осуществление других контролирующих государственных функций. В такой ситуации чиновникам из контролирующих органов нередко проще самим обеспечить выполнение соответствующих требований, которые не удалось убедить выполнить частных предпринимателей. Так чиновнику из противопожарной инспекции, если он считает, что надо усилить меры борьбы с возможными возгораниями, иногда лучше самому сбегать купить противопожарное ведро, насыпать ящик песка, попросить у «лаобаня» (владельца бизнеса) разрешения на покупку лопаты и топора и лично оформить для его организации противопожарный стенд. Дело в том, что при возникновении возгорания в организации, которую этот чиновник инспектировал, он неизбежно будет признан виновным в такой ситуации и понесёт суровое наказание. А у такого бизнесмена могут найтись оправдывающие его обстоятельства.
Система показателей работы государственного аппарата в Китае, оценка эффективности деятельности чиновников жестко связана с показателями развития территорий и отраслей, которые они регулируют или контролируют, например, с показателями экономического роста, уровня привлечения инвестиций, объема экспорта и другими. При этом не предусмотрено никаких значимых поощрений за объёмы выполненных ими работ, например, за число выписанных штрафов, за дополнительный объём налоговых поступлений в бюджет, за число раскрытых преступлений и т.п. С другой стороны, честно работающие чиновники, имеют много льгот и пользуются уважением общества. У них приличный уровень жизни, мало отличающийся от уровня жизни бизнесменов, с которыми они постоянно взаимодействуют на своей службе, у них неплохое социальное обеспечение, включая квартиру, достойная пенсия по старости, бесплатное образование детям, что в Китае очень ценится, и хорошее медицинское обслуживание. Поэтому все китайские чиновники заинтересованы в росте экономики и строгом выполнении стратегий экономической деятельности, разработанных руководством страны. В результате, хотя коррупция в экономической сфере в Китае является весьма распространённой, но она существенно меньше препятствует экономическому росту и развитию страны, чем в России.
Для обеспечения экономического роста Китаю пришлось создать конкурентную среду для частного бизнеса, в которой преимущества должны были получать эффективные производства, обеспечивающие снижение затрат и инновации, а в коммерции – организации, пользующиеся доверием потребителей. Для создания такой конкурентной среды Китай почти полностью заимствовал законодательство в этой области у западных стран, которое прошло проверку временем и доказало свою эффективность и прозрачность. Также была полностью пересмотрена система бухгалтерской отчетности. За основу был взят американский стандарт US GAAP, который был адаптирован к китайским условиям некоторыми несущественными поправками и стал называться China GAAP. Все это позволило очень быстро создать в Китае юридическую среду для предприятий и других хозяйствующих субъектов, сопоставимую по своей эффективности с подобной средой в развитых странах мира. Такая конкурентная среда существенно снижает угрозу применения органами власти и частными бизнесами внеэкономических методов осуществления конкуренции и риски проявлений ими коррупции, связанной с экономикой и финанса-ми.
Выполнение норм законодательства в сфере обеспечения реальной конкуренции в Китае строго контролируется. Партийным и государственным органом поставлены конкретные задачи по обеспечению «уровня конкуренции». Если где-нибудь намечалась тенденция к сокращению конкурентности в экономике в угоду ассоциированным компаниям, то чиновники могут понести суровые наказания. Например, бывшему мэру Пекина привлечение к работам компании, где владельцем был его шурин, стоило не только свободы, но и жизни. И было даже не принято во внимание, что компания его родственника выполнила свою работу экономнее и качественнее, чем были способны выполнить другие подрядчики.
Китайское руководство стимулирует распространение сведений о том, каких успехов достигли владельцы производственного бизнеса средствами честной рыночной конкуренции, а не с помощью связей в органах власти. Это серьезно мотивирует молодое поколение на стремление к знаниям, которые помогут и им самим достичь успеха своим интеллектом и честным предпринимательством, ориентированным на конкурентоспособные продажи товаров и предоставление услуг потребителям. И они видят, что прорыв в создании требуемого рынком товара может принести им богатство и почет в обществе. И что никто не отберет у них успешный бизнес: ни рэкетир, ни чиновник, ни оба вместе.
В Китае органы власти строго следят за тем, чтобы в обществе не распространялись практики мошенничеств . Китайский опыт строгих наказаний коррупционеров показал, что в некоторых случаях такие наказания являются эффективными в противодействии коррупции.
Например, в период 1992-1996 годов в Китае появился инвестиционной фонд, взявшийся привлекать средства для налаживания производства одноразовых шприцев. Учредители пообещали вкладчикам по шесть процентов от внесенной суммы за месяц. Первыми сообразили, что это открывает путь к обогащению за счет «прокру-чивания» бюджетных денег, чиновники. Скажем, директор госпредприятия или руководитель главка на месяц задерживали зарплату сотрудникам и вкладывали эти деньги в инвестиционный фонд. И поскольку шесть процентов от каждого миллиона – это 60 тысяч юаней, то такого рода ежемесячный нелегальный доход этих чиновников выражался шестизначными цифрами.
К чести китайских контрольных органов, не прошло и года, как учредители этого фонда были арестованы и отданы под суд. По его приговору трое мужчин и одна женщина были поставлены на колени перед толпой и публично расстреляны на площади. В результате таких действий органов власти число пострадавших от финансовых пирамид в Китае не превысило тысячи человек, а от аналогичных мошенничеств, сопряжённых с коррупцией, в России примерно в тот же период пострадали несколько миллионов наших граждан, потому что российские органы власти не применяли против мошенников эффек-тивных мер противодействия.
С другой стороны, жёсткие меры уголовного преследования за взяточничество и другие виды коррупции в Китае, которыми являются длительные сроки лишения свободы, конфискация собственности и даже расстрелы, не привели к искоренению коррупции среди высокопоставленных должностных лиц.
Негативным побочным последствием экономических реформ в Ки-тае стал процесс капитализации власти, то есть превращения служебного положения в капитал, приносящий прибыль. Чиновники сохранили контроль за госимуществом и природными ресурсами. Это позволяет им использовать свою власть, чтобы превращать общественное богатство в личное. Такие злоупотребления обрели самые разные формы от торговли квотами и лицензиями до фиктивного банкротства госпредприятий с целью последующей передачи их за бесценок в частные руки.
В Верховной прокуратуре КНР было специально создано Управление по борьбе с коррупцией. Однако вскоре его руководителей пришлось сместить, а более 70 инспекторов привлечь к уголовной ответственности. Не меньше злоупотреблений и коррупции в других органах партии и госаппарата. Единственным утешением в китайском руководстве считают то, что хотя служебное положение в Китае нередко приносит материальное благосостояние, власть в стране не может быть товаром, то есть ее нельзя купить.
В последние годы китайское руководство активно осуществляет меры по противодействию коррупции не только в исполнительной, но и в законодательной и судебной властях . В Китае для контроля чиновников помимо Центральной комиссии по проверке дисциплины ЦК КПК и Министерства контроля было образовано централизованное ведомство по противодействию коррупции, которое так и называется – Государственное управление по противодействию коррупции. В соответствии с принципами кадровой политики ЦК КПК во всех органах власти КНР постоянно проводится ротация кадров, которая не дает возможности чиновникам использовать уже сложившиеся служебные, родственные, дружеские и иные связи для совершения незаконных действий, а потому является антикоррупционной мерой. Большое значение в Китае уделяется формированию у государственных служащих высоких моральных и нравственных принципов, а также повышению у них чувства долга и ответственности за свою деятельность. Для этой цели используется разработанный Ху Цзиньтао «моральный кодекс из восьми принципов» поведения для граждан Китая. Это следствие того, что в Китае традиционно считают: общество должно управляться не только властью закона, но и нормами, правилами поведения, нравственными убеждениями, силой примера.
Коррумпированные чиновники в современном Китае сурово наказываются, независимо от занимаемых ими должностей. В частности, судебный процесс над министром по продовольствию и лекарствам КНР Чжэнь Сяоюем завершился смертным приговором. Непосредственно перед исполнением приговора в официальном китайском печатном издании China Daily было опубликовано последнее обращение Чжэнь Сяоюя к гражданам КНР под названием «Письмо раскаяния». В своем письме министр утверждал, что из корыстных побуждений лучше не стремиться к большой власти. Потому что это не тот случай, когда «чем больше, тем лучше». Он советовал любому чиновнику не гнаться за высокими постами, а, если кто-то решит стать руководителем высокого ранга, то он должен воспитывать в себе чувство ответственности, чтобы его не постигла судьба самого Чжэнь Сяоюя. Ведь ещё Конфуций указывал: «Не беспокойся о том, что у тебя нет высокого чина. Беспокойся о том, достоин ли ты его».
Проведенные в Китае за последние несколько лет реформы в административной, судебной, финансовой системах и в органах юстиции не только дали ощутимый результат в противодействии коррупции, но, что очень важно, получили поддержку общества, повысили доверие граждан к государственной власти, партии КПК и общественным ин-ститутам.
Гонконг
Как известно, Гонко́нг – специальный административный район Китайской Народной Республики, ныне один из ведущих финансовых центров Азии и мира. Гонконг расположен на Коулунском полуострове, с запада, юга и востока омываемом Южно-Китайским морем, а также на более чем 260 островах. На севере Гонконг граничит с особой экономической зоной Шэньчжэнь в составе китайской провинции Гуандун. Гонконг принято делить на три части: собственно остров Гонконг, Коулун и Новые Территории. Гонконг входит в регион дельты реки Чжуцзян, располагаясь на левом берегу её устья.
В 1842 году Гонконг был захвачен Великобританией и оставался её колонией до 1997 года, когда Китайская Народная Республика установила суверенитет над этой территорией. Согласно совместной китайско-британской декларации и Основному закону Гонконга, территории предоставлена широкая автономия как минимум до 2047 года, то есть в течение 50 лет после передачи суверенитета. В рамках курса «Одна страна — две системы» в течение этого периода Центральное народное правительство КНР берёт на себя вопросы обороны и внешней политики территории, в то время как Гонконг оставляет за собой контроль над законодательством, полицейскими силами, денежной системой, пошлинами и иммиграционной политикой, а также сохраняет представительство в международных организациях и мероприятиях.
Ещё с конца 1970-х годов в Гонконге быстро росли текстильное производство и другие отрасли промышленности, а экономика станови-лась всё более ориентированной на экспорт. Благодаря росту промышленного производства стабильно повышался уровень жизни. При этом текстильная и производственная составляющая в экономике Гонконга постепенно уменьшалась, отдавая первенство финансам и банковскому сектору. А после начала реформ в Китае в 1978 году Гонконг стал основным источником иностранных инвестиций в Китай .
В Гонконге в течение столетий взяточничество было традицией, и казалось, что чиновников и жителей этого города-государства невозможно отучить брать и давать взятки. Но это удалось сделать .
Для достижения этого результата власти города продемонстрировали волю, решимость и последовательность в реализации антикоррупционных мер, причем, не взирая на лица и должности. Эти антикоррупционные меры Гонконг начал реализовывать в 1974 году, когда коррупцией было пронизано 94% всего государственного сектора. И таких мер было всего три.
Мера первая: отмена презумпции невиновности для чиновников. Вместо него применяется принцип «докажи, что купил имущество не на взятки». В этом принципе есть что-то общее с принципом конфискации имущества «in rem», который используется в некоторых странах Запада. В соответствии с нормами законодательства Гонконга, определяющими отказ от презумпции невиновности для чиновников, если чиновник не в состоянии доказать, что законным путем получил средства, которые лежат на его заграничных счетах или на которые приобретена его недвижимость и дорогостоящее имущество, то он будет осуждён на тюремное заключение на срок до 15 лет лишения свободы. Эту норму законодательства органы власти стали последовательно и четко реализовывать. Сразу же после отмены презумпции невиновности несколько крупных чиновников Гонконга оказались за решеткой.
Мера вторая: в 1974 году была создана независимая комиссия по борьбе с коррупцией (НКБК). Подчиняется она непосредственно генерал-губернатору Гонконга, ни МВД, ни органы госбезопасности влиять на деятельность НКБК не могут. У сотрудников НКБК высокие оклады, они на 20-30% выше, чем у работников силовых ведомств.
Эта комиссия не только выявляет взяточников, но и занимается профилактикой, т.е. предотвращением взяток в сферах, наиболее подверженных коррупции, например, в службах, выдающих различные разрешения на ведение бизнеса или каких-либо работ, в дорожной полиции, в следственных органах и судах. НКБК постоянно анализирует, применяют ли взяточники новые схемы для своих коррупционных действий. Комиссия вправе провести проверку в любом ведомстве и министерстве, если есть хотя бы малейшее подозрение на взяточничество.
За первый год работы НКБК были пойманы и осуждены 220 чиновников-взяточников. Среди них оказался и шеф полиции Гонконга. Против него возбудили уголовное дело, но он успел выехать в Лондон. Тем не менее, генерал-губернатор Гонконга смог добиться его выдачи, экстрадиции в Гонконг, где и состоялся суд над этим коррупционером.
Для того чтобы у самих специалистов НКБК, обладающих большими полномочиями и подчиняющихся напрямую генерал-губернатору, не возникало соблазнов обогащаться на взятках, работу этой комиссии постоянно контролируют общественные организации, созданные из представителей интеллигенции и частного бизнеса. Если эти общественные контролёры получат какие-то документальные свидетельства того, что кто-то из специалистов НКБК участвовал в коррупции, этот специалист будет уволен со службы и будет проведено расследование его деятельности.
США
Опыт США в противодействии коррупции разнообразен и обширен. Большой интерес для России представляет опыт этой страны в защите свидетелей о коррупции.
Именно в США впервые в мире появился федеральный закон, содержащий нормы о защите свидетелей. Это был Закон о контроле над организованной преступностью, принятый в 1970 году. Многие штаты этой страны имеют собственные программы защиты свидетелей, которые обеспечивают, как правило, меньшую защиту, чем федеральная программа .
В 1982 году Конгресс США принял федеральный закон «О защите жертв преступлений и свидетелей», в преамбуле которого указано, что нормальное функционирование системы уголовной юстиции невозможно без «кооперации» с жертвами и свидетелями преступлений. Другой федеральный закон США 1984 года «О контроле за преступностью» отменил Титул Y федерального закона 1970 года, существенно расширив круг лиц, подлежащих государственной защите. Законодательством всех штатов предусмотрена защита некоторых «специальных категорий» жертв преступлений .
В соответствии с законодательством США Генеральный прокурор может переселить на новое место жительства свидетеля и обеспечить его другими средствами защиты, если речь идет о показаниях этого свидетеля в пользу Федерального правительства или Правительства штата в ходе официального судебного разбирательства, касающегося организованной преступности или другого серьезного преступления, и если Генеральный прокурор определяет, что против свидетеля по этому разбирательству может быть совершено правонарушение, подразумевающее преступление с применением силы. Генеральный прокурор может также переселить на новое место жительства и обеспечить другими средствами защиты членов семьи такого свидетеля, либо человека, близко с ним связанного, если указанные лица могут подвергнуться опасности в связи с участием свидетеля в судебном разбирательстве . По решению Генерального прокурора такому свидетелю могут быть выданы также новые документы, выплачены средства на жизненно необходимые расходы, в том числе связанные с изменением места жительства, оказана помощь в трудоустройстве, применены иные меры физической и социальной защиты, в том числе запрет на разглашение информации о данном лице и его месте жительства .
Одним из важных аспектов защиты свидетелей является действие в Нью-Йорке специальной телефонной линии связи для жертв преступле-ний, позвонив на которую, лица, подвергшиеся нападению преступников, могут выяснить, где они отбывают наказание, а также срок их освобождения. Этой телефонной линией могут пользоваться также адвокаты и свидетели, участвовавшие в судебных процессах. Любой клиент этой телефонной службы оповещения может зарегистрировать специальный пароль, и тогда компьютерная система свяжется с ним по телефону через 10 минут после освобождения заключенного из тюрьмы. Если абонент не ответит, компьютер будет названивать ему каждые полчаса в течение суток. Если свидетелю или потерпевшему грозит реальная опасность, то применяется весь комплекс мер по защите, включая его переселение, смену работы и даже изменение внешности .
В настоящий период программа защиты свидетелей осуществляется специальной Службой маршалов США, у которой есть штаб-квартира, региональные представительства и офис в полиции каждого города, в котором работает инспектор по вопросам защиты свидетелей. Аналогичный департамент действует и в составе ФБР. В каждом отдельном случае окончательное решение об участии гражданина в программе защиты свидетелей принимает министр юстиции США на основании рекомендаций и запросов прокуроров штатов. После одобрения кандидатуры представители Службы марша-лов заключают соглашение со свидетелем и приступают к осуществлению его защиты. Для этих целей могут применяться: перемещение участника программы и его близких родственников в безопасное место, предоставление всем перемещенным лицам удостоверений личности с новыми личными данными, медицинское страхование, помощь в трудоустройстве и выделение необходимых средств на время трудоустройства, а также круглосуточная охрана в ходе судебного процесса. На каждое защищаемое лицо в среднем выделяется 40 тысяч долларов США, которые расходуются на личную охрану, смену адреса проживания, трудоустройство и денежное пособие на срок адаптации, который для большинства защищаемых лиц составляет около полутора лет. Меры по защите свидетелей и потерпевших, предполагающие серьезные изменения в жизни защищаемого лица (полная замена биографии, пластическая операция), применяются преимущественно по отношению к тем лицам, которым требуется защита за пределами продолжительности рассмотрения уголовного дела, и лишь в тех случаях, когда применение прочих средств защиты является неэффективным или недостаточным .
Заключение
Универсальных методов противодействия коррупции не существует, поэтому каждая страна мира, исходя из своих внутренних реалий, выбирает собственную стратегию и систему антикоррупционных мер. Однако положительный опыт разработки и целенаправленной реализации зарубежных стратегий противодействия коррупции необходимо изучать. Этот опыт невозможно и даже опасно копировать в нашей стране, потому что антикоррупционные стратегии всегда реализуются в условиях действия многих разнообразных факторов развития тех или иных стран, которые в других странах могут действовать иначе или не действовать совсем. Но успешный антикоррупционный опыт зарубежных стран показывает, какие ошибки не следует совершать и в каких условиях какие антикоррупционные меры становятся более эффективными. Учёт такого зарубежного опыта, включая и рекомендации ГРЕКО, может позволить нашей стране существенно снизить уровень коррупции во всех сферах деятельности за исторически короткий период времени. Но для этого необходима не только, как принято утверждать в нашей стране политическая воля, но и целенаправленная, долгосрочная совместная работа коалиции органов власти, частного бизнеса, некоммерческих организаций и граждан. От этой коалиции, как показывает мировой опыт, будут требоваться постоянные усилия по мониторингу модификаций коррупции и на его основе столь же постоянные усилия по решению этой сложной и самовоспроизводящейся социальной проблемы.