Адвокат относится к полиции

Рубрики Процессы

Полицейские могут безнаказанно не отвечать на запросы адвокатов?

23 апреля адвокат АП г. Москвы Мария Серновец получила ответ прокуратуры г. Москвы на ее обращение в связи с отказом сотрудников полиции дать ответ на ее адвокатский запрос.

Действуя в интересах своего доверителя, Мария Серновец обратилась к руководству Главного Управления МВД России по г. Москве, так как она имела вопросы по проведенному сотрудниками полиции ОРМ, в ходе которого они, в частности, отказались представиться и назвать свои должности. Обращаясь в ведомство, адвокат представила фотографии этих сотрудников, просила провести служебную проверку и сообщить ей результаты.

Однако руководство ГУ МВД РФ по г. Москве отказалось отвечать на адвокатский запрос, сославшись на Закон о персональных данных и указав, что имена сотрудников не подлежат разглашению. После этого Мария Серновец обратилась за разъяснением ситуации в прокуратуру.

Согласно ответу московской прокуратуры, сотрудники органов внутренних дел в соответствии с ч. 1 ст. 2.5 КоАП РФ за административные правонарушения, за исключением административных правонарушений, предусмотренных ч. 2 данной статьи, несут дисциплинарную ответственность. Но при этом далее в ответе указано: «Поскольку ст. 5.39 КоАП РФ отсутствует в перечне, содержащемся в ч. 2 ст. 2.5 КоАП РФ, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ оснований для привлечения сотрудников к административной ответственности не имеется».

Мария Серновец прокомментировала «АГ» данный ответ, указав на его неоднозначность. «Дело в том, что формально ответ прокуратуры соответствует закону, ведь, действительно, сотрудники силовых ведомств и ряд других сотрудников входят в число субъектов, исключенных из состава ст. 5.39 КоАП РФ. Это значит, что если сотрудники полиции, ФСБ и других силовых структур не отвечают на адвокатский запрос или игнорируют его, то они не подлежат административной ответственности. Думаю, что коллеги со мной согласятся, что такая ситуация не должна иметь место, потому что такие исключения, содержащиеся в нормах административного права, дают возможность пренебрежительно относиться к профессиональной деятельности адвоката и, что является еще более важным, игнорировать факты нарушения гражданских прав и свобод», – пояснила она.

Адвокат подчеркнула необходимость внесения изменений в существующее законодательство: «Мы должны консолидировать свои силы для того, чтобы пролоббировать принятие закона об уголовной ответственности за воспрепятствование законной деятельности адвоката».

Мария Серновец напомнила, что такой законопроект уже существует. Он был подготовлен при участии советника ФПА РФ, члена Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Юрия Костанова, но вот уже несколько лет документ лежит без движения в нескольких органах и организациях, которые могли бы способствовать его принятию.

«Это уникальная ситуация, она меня очень заинтересовала. Надо разрешить эти несоответствия в законодательстве между положениями Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре и административного законодательства», – констатировала адвокат.

Сейчас Мария Серновец рассматривает возможности обращения в Конституционный Суд РФ, поскольку, по ее мнению, обжалование ответа московской прокуратуры за собой ничего не повлечет, кроме решения суда о том, что все законно и обоснованно. «Поэтому я пойду по иному пути: буду обжаловать самостоятельный ответ должностных лиц ГУ МВД России по г. Москве в Тверском районном суде. Думаю, что разбирательство впоследствии даст возможность для обжалования в Конституционном Суде», – рассказала она.

В связи с этим адвокат призывает коллег сформировать позицию для Конституционного Суда относительно уже существующей нормы КоАП, которая подтвердила бы дискриминацию по отношению к адвокатам. Она подчеркнула, что необходимо указать на невозможность каких-либо преференций к сотрудникам правоохранительных органов, исключающих их административную ответственность: «Ведь очевидно, что никаких дисциплинарных расследований, направленных в том числе на установление и привлечение к ответственности вот таких, с замашками посягателей на закон, сотрудников полиции на сегодняшний день не существует», – заключила Мария Серновец.

Адвокаты сцепились с полицейскими

Дагестанские защитники, отстаивая свое право на ношение мобильника, рассказали в суде, как их унижали силовики

Адвокат Мадина Алиева безуспешно попыталась оспорить в суде действия полицейских Советского РОВД, которые не пустили ее в отдел с мобильником. Силовики тогда ссылались на некий приказ МВД, в соответствии с которым имеют право изымать у всех телефоны при входе.

В иске юрист просила признать «приказ МВД в части ограничения прав адвоката на свободный доступ в здание отдела полиции со смартфоном незаконным».

На заседании Алиева рассказала, что впервые с новыми правилами столкнулась в октябре 2016 года. Адвокат пояснила, что указывала силовикам на то, что телефон – это ее частная собственность. «К тому же смартфон необходим мне для осуществления обязанностей защитника, — говорила она. – В нем хранятся нужные заметки, программа, обеспечивающая доступ к уголовному кодексу, могу им фотографировать материалы дела».

По ее словам, полицейские отказались предъявить сам приказ. Вместо этого дежурный ткнул пальцем в объявление, которое висело у входа. В нем содержался запрет на пронос любых устройств, содержащих функции фото- и видеофиксации.

Юрист особенно подчеркнула, что отделение полиции не является режимным объектом.

По ее ходатайству, суд опросил в качестве свидетелей адвокатов, которые подтвердили, что сталкивались с аналогичной проблемой – не только в обсуждаемом Советском РОВД, но и в Ленинском, Кировском, а также в ГОВД Каспийска и Хасавюрта.

Например, адвокат Аида Касимова вспомнила, как поскандалила с дежурным в Советском РОВД, а проходивший начальник отдела даже не отреагировал на происходящее. «Когда пыталась узнать в Ленинском, Советском, Каспийском РОВД, чем мотивированы их действия, они просто тыкали пальцем на стол, куда должна была положить свой телефон!» — пожаловалась она, заметив, что однажды даже ушла из отделения, не сумев договориться с дежурным («были сорваны следственные мероприятия»).

А адвокату Ринату Бабаханову за его попытку отстоять телефон сотрудники Советского РОВД даже слегка напакостили. Его мобильник запечатали в конверт, а когда он попытался выйти из отделения (после следственных мероприятий), его отказались выпускать, заявив, что он, возможно, преступник. И говорили, что для того, чтобы покинуть участок, нужно разрешение следователя. «А связаться со следователем не мог, так как мой смартфон был запечатан. Сами ему звонить отказались, мол, у них сломался телефон», — возмущался защитник.

По его словам, поблизости стояли оперативники и хохотали, показывая на него, дескать, вон тот самый адвокат, который «умничал и права качал».

Представители МВД заявили, что права Алиевой нарушены не были, поскольку руководство Советского РОВД не давало указаний на изъятие телефона у гражданских лиц. Силовики настаивают, что обжалуемое ею распоряжение МВД по РД не относится к гражданским лицам, а касается только полицейских.

Они также объявили, что приложенное к иску объявление из РОВД Алиева напечатала сама. По мнению силовиков, показания адвокатов «не выдерживают никакой критики».

Представители МВД добавили, что у них есть приказ по Дагестану, в котором прописано, кого можно пускать в отделения, а кого – нет («в рамках антитеррористической защищенности»). «Но он имеет гриф «Секретно». Мы готовы его предоставить в Верховный суд Дагестана», — подчеркнули они.

Судья встал на сторону силовиков и в удовлетворении иска отказал, однако Алиева намерена обжаловать решение.

НУЖЕН ЛИ СОТРУДНИКАМ АДВОКАТ ПРИ ДАЧЕ ИМИ ОБЪЯСНЕНИЙ В УСБ, ИЛС?

вкл. 12 февраля 2016 . . Просмотров: 5161

За время прохождения службы в Органах внутренних дел РФ многие сотрудники сталкивались с ситуацией, когда им делается предложение, от которого невозможно отказаться.

Например, на разводе к Вам подходит Ваш руководитель и доводит до Вас информацию о необходимости и, как правило, самым срочным образом прибыть для дачи письменных объяснений в УСБ, инспекцию по личному составу или, в самом плохом варианте, в следственный комитет.

Либо другой вариант. На Ваш мобильный телефон поступает звонок с неопределившимся номером, на который Вы решаете ответить, несмотря на стойкий условный рефлекс – такие звонки не принимать. На Ваше «Да» в ответ раздается приглашение посетить, в самое ближайшее время (в идеале – еще вчера) вышеуказанные органы. При этом, голос приглашающего может иметь оттенки от угрожающего, с лязганием металла, до задушевного, в зависимости от личностных характеристик Вам звонящего и цели, которой позвонив Вам, хотят добиться. На Ваш вопрос о сути визита в эти, без сомнения уважаемые организации, сотрудник УСБ, ИЛС или СК, которому до «зарезу» необходимо Вас опросить (обычно истекают сроки проведения проверки), начинает напускать туману и всячески уходить от прямого ответа, либо опускается до прямых угроз (но это уже зависит от личных профессиональных качеств и воспитания звонящего).

Тем не менее, на Ваш вопрос о том «…нужен ли Вам адвокат…», Вас начинают заверять, что адвокат не нужен, ведь Вас всего лишь приглашают на доверительную беседу, либо всего лишь для дачи ничего не значащих, по крайней мере для Вас, письменных объяснений, ведь Вы, например, «…всего лишь свидетель…».

Не приходится говорить, все это и так прекрасно знают по личному опыту, либо со слов попадавших в подобные ситуации коллег, чем очень часто заканчиваются подобные визиты в эти уважаемые организации. Если к Вам имеются серьезные претензии, то высока вероятность, что начав утром с «безобидных» объяснений, например по факту доставления Вами задержанного в Дежурную часть отдела, все может закончится глубокой ночью сменой процессуального статуса со свидетеля, для начала на подозреваемого и предъявлением Вам обвинения в превышении должностных полномочий (задержанный Вами бандит пожаловался на «сломанную» Вами руку и т.д.), либо, в зависимости от складывающейся политической конъюнктуры в отдельном взятом округе, Вам могут предъявить обвинение в получении взятки или мошенничестве.

Следует отметить, что когда начнется прессинг в виде допроса Вас в качестве подозреваемого, то для соблюдения видимости законности следователем Вам будет предоставлен бесплатный защитник (адвокат). И пусть в душе он будет прекрасным человеком и, на самом деле, разбирающимся в уголовно — процессуальных аспектах профессионалом, но Вы должны не обольщаться и отдавать себе отчет в том, что – ЭТОТ АДВОКАТ НЕ ВАШ, А ВАШИХ ПРОТИВНИКОВ! И соответственно интересы у Вас с таким защитником диаметрально противоположные.

Лучшее, что он Вам может посоветовать – это, как сказала одна героиня в известном комедийном фильме: «…Покайся, тебе скидка выйдет. ».

А между тем, согласно Постановлению Пленума ВС РФ «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном производстве» от 30 июня 2015 года за № 29, теперь правом на защиту пользуются граждане, в отношении которых ведутся доследственные проверки. Это означает, что ни прокурор, ни следователь, ни сотрудник ОСБ или ИЛС не вправе закрыть перед адвокатом дверь на том основании, что формально его доверителя никто ни в чем не обвиняет. Эта позиция Верховного суда РФ в полной мере относится и к сотрудникам Органов внутренних дел РФ, бесспорно являющихся гражданами Российской Федерации.

Иными словами, для приглашения адвоката для оказания юридической помощи сотруднику Органов внутренних дел РФ при даче им каких – либо письменных объяснений в ОСБ, ИЛС или СК, совершенно необязательно иметь какой-либо процессуальный статус, то есть официально быть свидетелем, подозреваемым или обвиняемым. Достаточно уже того, что у УСБ, ИЛС или СК возникли к нему какие-то вопросы. И даже если дело еще не возбуждено и находится на стадии доследственной проверки, либо вообще пока еще идет процедура проведения служебной проверки, сотрудник вправе прибыть в вышеуказанные правоохранительные органы вместе с адвокатом.

Как сказал один философ: «Нет пророка в своем отечестве!», поэтому многие сотрудники могут отнестись скептически к вопросу о походе с адвокатом в ИЛС или УСБ, но тем не менее, за последний год, благодаря своевременному вмешательству наших адвокатов в этот, по своей сути ни кем не контролируемый процесс превращения сотрудника полиции в безответного ЗэКа, Профсоюзу удалось в корне изменить такое положение дел, когда сотрудника, еще на стадии служебной проверки, по сути лишают шансов на сохранении свободы и своего честного имени.

Кстати, по нашим данным, осенью прошлого года, начальник Главка на селекторе распекал сотрудников УСБ за то, что они довели дело до того, что сотрудник полиции, задержавший правонарушителя, который оказывал сопротивление, при задержании сломал тому руку, а сотрудники УСБ, вместо того, чтобы подойти к данному факту независимо, сделали все, чтобы сотрудника СК арестовал. Вот в этой ситуации сотруднику и нужен был адвокат, но его -то и не было!

Ваши права на допросе в полиции

Часто встречается ситауация, когда человек получает повестку в полицию и мучительно пытается вспомнить что общего между ним и полицией. Придя к выводу, что это, видимо, ошибка, спокойно ложится спать. На утро, переступив порог кабинета следователя, он узнает, что несколько лет назад на одном из предыдущих мест его работы была совершена кража денег и его хотят допросить в качестве подозреваемого в совершении этой кражи.

Человек уже смутно помнит это место работы, не знает ни о каких деньгах, а происходящее кажется ему фантасмагорией. Человек растерян и от нелепости ситуации, и еще более, от незнания своих прав.

Каковы же права допрашиваемого?

Допросы делятся на две группы: допрос подозреваемого и допрос свидетеля.

Допрос в качестве подозреваемого.

При проведении допроса в качестве подозреваемого в самом начале допроса следователь обязан предупредить вас, в чем вы подозреваетесь и объяснить ваши права. Речь идет о праве на хранение молчания. Каждый человек имеет право не отвечать на вопросы, ответы на которые могут быть использованы против него самого. На практике подозреваемый может, используя свое право, не отвечать на какие-то конкретные вопросы или отказаться вообще давать показания.

Зачастую следователь начинает отеческим голосом проникновенно убеждать, что, хотя такое право у вас есть, лучше им не воспользоваться, т.к. косвенным образом молчание свидетельствует против вас.

По закону лишь использование права на молчание в судебном заседании может быть истолковано против вас. Последнее время существует несколько судебных решений, которые не приняли использование право обвиняемого на молчание в суде в качестве фактора влияющего на доказательство его вины.

Далее следователь обязан сообщить, что все вами сказанное будет записано и использовано против вас в суде. Чистейшая правда. Пословица: «Что написано пером…» явно придумана в Израиле. На практике чрезвычайно трудно, а порой и невозможно убедить суд не брать в расчет признание, данное на следствии.

После этого следователь должен, но не обязан, сказать вам, что у вас есть право посоветоваться с адвокатом. Это право не закреплено в законе, а появилось в результате судебного решения принятого в последнее время. Если следователь не поставит вас в известность о наличии такого права, то советую полюбопытствовать по этому поводу. Если ответ будет отрицательный, то попросите внести его в протокол.

После того как вас уведомили о праве посоветоваться с адвокатом, вы можете попросить прервать допрос для того, чтобы воспользоваться этим правом. Понятно, что, если речь идет о длительном перерыве, то ваша просьба вряд ли будет удовлетворена. Если «случайно» адвокат оказался рядом, то, думаю, что вам не откажут. Если откажут, то попросите занести это в протокол.

По Израильскому закону у адвоката нет таких прав на предварительном следствии как у его американского коллеги. Адвокат не может находится с вами у следователя и на месте консультировать вас, на что и как отвечать. Но, тем не менее, беседа с адвокатом, особенно после того как вам будет известно в чем вы подозреваетесь, может оказаться небезинтересной.

После этого вам предлагают расписаться в том, что вы поняли свои права. Затем следует сам допрос.

Если у вас трудности с ивритом, то вы можете попросить, чтобы допрос велся на понятном вам языке. Если вы не уверены, что справитесь с лингвистикой, то не советую даже начинать пробовать. Вы можете попросить, чтобы протокол тоже писался на русском языке. В случае отказа просите внести это в протокол.

По окончанию допроса вам предлагают расписаться за правильность всего вами сказанного. Росписи ставятся на странице на месте окончания протокола и в конце каждой страницы. Если вдруг вам предлагают расписаться в начале первого титульного листа, будьте внимательны — возможно вас не предупредили о ваших правах, а теперь хотят чтобы вы автоматически расписались в том,что знаете о них. Если это так, то потребуйте внести этот факт в протокол. Вы имеете право собственноручно вносить в протокол ваши замечания и дополнения даже на русском языке.

Очень часто допрос в качестве подозреваемого заканчивается тем, что вам предлагают дать отпечаток пальца. Воздерживаюсь от поздравлений, так как это признак того, что вы занесены в полицейский компьютер в качестве подозреваемого по этому уголовному делу.

Вторым видом допроса является допрос в качестве свидетеля. К этой категории относится и допрос потерпевшего.

Человек, допрашиваемый в качестве свидетеля, обязан ответить на все вопросы следователя за исключением, конечно, тех вопросов, ответы на которые могут быть использованы против него.

В Киеве нацисты С14* избили адвоката в зале суда при попустительстве полиции

Во вторник, 7 августа, в Апелляционном суде Киева нацисты из группировки С14* избили адвоката Поваляева. После замечаний юриста о недопустимости провокационного поведения в суде двое из них схватили адвоката, а третий ударил в лицо. Об этом сообщила пресс-служба Национальной ассоциации адвокатов Украины.

Поваляев участвовал в судебном заседании, на котором также находились несколько человек с символикой одной из праворадикальных организаций, вели себя откровенно провокационно, демонстрируя полное пренебрежение к участникам судебного процесса и пытались сорвать судебное заседание. Юрист сделал им замечание, после чего подвергся избиению.

После объявления перерыва в судебном заседании адвокат на выходе из зала суда столкнулся с группой, приблизительно из 30 человек. Они, выкрикивая оскорбления и нецензурную брань, начали угрожать ему физической расправой в связи с тем, что адвокат по их мнению, защищает ни того, кого «надо».

Со стороны полиции, присутствовавшей при происходящем, не было никакой реакции. По информации Ассоциации, со стороны полицейских имело место попустительство нацистам в совершении преступления.

«Мы видим еще один прецедент, когда неизвестные лица в понятный им «способ» указывают адвокату, кто имеет право на юридическую помощь, а кто нет. Хотя Конституция дает такое право каждому, очевидно, члены этой организации не знают о предписаниях Основного закона, а полиция, хоть и знает, однако безразлично относится к нарушениям профессиональных прав адвокатов и конституционных прав граждан», — заявила Председатель Комитета защиты прав адвокатов Боряк.

Группировка С14* известна своими провокационными акциями. В частности, 9 мая в Киеве нацисты C14* напали на главу Россотрудничества.

Добавим, что украинская власть, всячески отрицая потакание нацистской идеологии на Украине, накануне, 7 августа, поручила узаконить в армии бандеровский лозунг «Слава Украине, героям слава».

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!